Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-9333

Share with friends in SM

И. ВАЛЛЕРСТАЙН, главный научный сотрудник факультета социологии Йельского университета (США)

Следует признать, что рациональность наших действий зачастую можно оценить лишь со стороны. М. Вебер называл "формальной рациональностью" выбор оптимальных средств для достижения какой-либо (любой) цели, а "субстантивной рациональностью" (Rationalitat materiell) - оценку самой цели относительно ее альтернатив. Нам представляется, что подобное методологическое разграничение при анализе соотношения экономических и экологических проблем весьма плодотворно.

Помимо этого важно отметить, что ученые при исследовании какого-либо феномена обычно решают несколько задач: пытаются очертить контуры изучаемого явления, найти его истоки, связи с другими явлениями, проследить траекторию его исторической эволюции и оценить развитие событий в будущем. В современном мире именно ученые считаются специалистами в решении подобных задач. Именно они регулярно исследуют различные феномены, разрабатывают объяснительные схемы, в меру своих возможностей верифицируют их и сообщают о результатах своей работы более широкому кругу ученых, а порой и обществу в целом.

Однако предположив, что эта задача в целом решена хорошо, мы еще не исчерпали список необходимых здесь интеллектуальных усилий. Нужна и нравственная оценка тех или иных явлений. Помогли ли нам итоги прошлого развития достичь тех целей, которые мы можем считать приемлемыми с этической точки зрения? Каким был характер исследуемого явления: прогрессивным, регрессивным или нейтральным? Какие из существовавших в прошлом альтернатив могли бы оказаться более рациональными (а если они существовали, почему мы не избрали именно те, иные пути)? И, наконец, самое главное: в каком направлении нам следует двигаться теперь, исходя из нынешних условий? Защитники ценностно нейтральной объективности всегда настаивали на том, что подобная нравственная оценка находится за пределами компетенции ученого. Однако не все с этим согласились. Так, выдающийся экономист Г. Мюрдаль в своих работах придавал большое значение "ценностям в социальной

стр. 95


теории" и отказывался отделять подобную нравственную задачу от более общего научного анализа1.

Наконец, даже если нам кажется, что мы сделали все возможное в сфере интеллектуальной и нравственной оценки того или иного явления, совершенно очевидно, что на повестке дня остаются политические проблемы. Каким образом в свете нашего интеллектуального анализа можно будет сегодня продвигаться к достижению указанных нами нравственных целей? Перед каким историческим выбором мы стоим? Какого рода долгосрочная стратегия и краткосрочная тактика вероятнее всего поведут нас в том направлении, в котором, по нашему мнению, должен двигаться весь мир? Ученых постоянно призывают не заниматься подобными вопросами, оставив их другим - политикам, экспертам, просто гражданам той или иной страны. Однако мы все - граждане, и каждый из нас на самом деле эксперт в каком-либо вопросе. Перекладывая принятие решений на других, мы де-факто одобряем их действия, даже если полагаем, что на самом деле они ошибочны.

В обширной литературе, посвященной глобальным изменениям климата, мы обнаруживаем путаницу при различении указанных трех задач. Хотя никакая научная деятельность не поможет разграничить интеллектуальные, нравственные и политические цели, все же нельзя считать, что эти цели тождественны. А если мы не уверены, на какой "почве" стоим, какую, собственно, задачу решаем в каждый данный момент, то вероятность ошибочных суждений с нашей стороны увеличивается. Поэтому мне хотелось бы кратко обсудить те проблемы, которые, на мой взгляд, являлись и должны являться для нас насущными применительно к явлению глобальных изменений климата в интеллектуальном, нравственном и политическом контекстах.

Никто не станет спорить, что глобальные климатические изменения в истории Земли происходили постоянно и, по-видимому, предшествовали появлению человечества. Мы согласны и с тем, что человек постоянно и очень серьезно влиял на экологическую обстановку в мире2. Люди в своих действиях, несомненно, руководствовались мотивами выживания и достижения благополучия, и всемирную историю можно рассматривать как историю выдвижения на первый план в животном мире homo sapiens. Проблема в том, что, поднимаясь таким образом на вершину животного мира, человек разрушал "условия производства", причем делал это так, что теперь способность людей и других живых существ к выживанию на Земле можно поставить под сомнение.

Некоторые историки анализируют эти симбиотические и вместе с тем враждебные взаимоотношения между людьми и окружающей их средой (особенно это относится к почве, к тому, что растет на ней и что скрывается в ее недрах) в качестве особой исторической реальности; другие исследователи считают резкое ухудшение этих отношений вкупе


1 См.: Myrdal G. Value in Social Theory. NY.: Harper, 1958; Wallerstein I. The Myrdal Legacy: Racism and Underdevelopment as Dilemmas // Wallerstein I. Unthinking Social Science. Philadelphia: Temple University Press, 2001. P. 80 - 103.

2 Краткое, но содержательное обсуждение экологических трансформаций на раннем этапе истории человечества см. в: McNeill J. R., McNeill W. H. The Human Web: A Bird's-Eye View of World History. NY: Norton, 2003. Ch. I, II.

стр. 96


с наступлением капиталистической эпохи ключевым, определяющим феноменом современного мира. Эти темы развивают, опираясь, в частности, на работы К. Маркса, Дж. Б. Фостер3, а также Дж. О'Коннор, обсуждающий "второе противоречие капитализма"4.

Основным отличием капитализма от других экономических систем, его определяющей чертой является сведение к минимуму эффективных ограничений, налагаемых на бесконечное накопление капитала. Вот почему можно сказать, что капитализм создал "новую, беспрецедентную с исторической точки зрения структуру отношений ... между экономическим процессом и природой"5. В условиях капитализма погоня за прибылью с необходимостью вынуждает производителей экономить на своих издержках в двух ключевых биоэкономических аспектах: извлечение ископаемых материалов и удаление отходов производственного процесса6. Если следовать принципам поведения, согласно которым максимизируется прибыль производителя, то ничего не нужно платить за обновление природных ресурсов и почти ничего - за переработку отходов. Так называемая экстернализация издержек взваливает финансовое бремя на всех остальных. Реально большую часть расходов не оплачивал никто. Следуя за Дж. Р. Макнейлом, мы можем сказать, что "наиболее серьезная эксплуатация" природы касалась именно этого: не строились сооружения для переработки отходов и нещадно эксплуатировались биологические ресурсы.

После пятисот лет масштабных злоупотреблений природным изобилием мы живем с огромным "грузом прошлого"7, и вопрос состоит в том, сможем ли мы каким-то образом сбросить это бремя. Обычно


3 Фостер в своей книге (Foster J. B. Marx's Ecology: Materialism and Nature. NY.: Monthly Review Press, 2000. P. 156) цитирует Маркса: "...всякий прогресс капиталистического земледелия есть не только прогресс в искусстве грабить рабочего, но и в искусстве грабить почву... Капиталистическое производство, следовательно, развивает технику и комбинацию общественного процесса производства лишь таким путем, что оно подрывает в то же самое время источники всякого богатства: землю и рабочего" (здесь цит. по: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 515).

4 Так, О'Коннор пишет: "Основной причиной возникновения второго противоречия является присвоение и использование капиталистами рабочей силы, городской инфраструктуры и окружающей природной среды, которые экономически разрушительны, ибо затраты на здравоохранение и образование, городской транспорт, аренду, а также на выделение элементов капитала из природной среды будут повышаться по мере превращения частных издержек в общественные" (O'Connor J. The Second Contradiction of Capitalism // O'Connor J. Natural Causes: Essays in Ecological Marxism. NY.: Guilford, 1988. P. 158 - 177).

5 Deleage J. -P. Eco-Marxist Critique of Political Economy // O'Connor M. (ed.) Is Capitalism Sustainable? NY.: Guilford Press, 1994. P. 38.

6 Конечно, речь не идет о том, что такая деятельность вообще ничем не сдерживается. Р. Гроув описывает, как правительства колониальных государств принимали регулирующие меры в сфере защиты окружающей среды. Он даже считает их пионерами движения за охрану природы. (См.: Grove R. H. Green Imperialism: Colonial Expansion, Tropical Island Edens and the Origins of Environmentalism, 1600 - 1860. Cambridge: Cambridge University Press, 1995). Гроув, несомненно, прав, говоря об этой их роли, что, однако, не противоречит моей позиции. Государственная власть нередко представляла среднесрочные интересы накопления капитала, а не краткосрочные интересы большинства индивидуальных предпринимателей.

7 Ponting C. The Burden of the Past // Global Dialogue. 2002. Vol. IV, No 1. P. 1 - 10.

стр. 97


при обсуждении данной темы используется понятие устойчивого развития, которое было определено Комиссией Брандтлэнда как такое развитие, когда "потребности современной эпохи удовлетворяются, но при этом возможность будущих поколений удовлетворять их потребности не подвергается риску"8. Сейчас на первый план выдвигается вопрос о том, возможно ли все еще такое развитие с экологической точки зрения. На мой взгляд, пока на него следует ответить утвердительно, хотя, например, Дж. Р. Макнейл в этом сомневается, цитируя в начале одного из разделов своей книги, носящего название: "Эпилог. Что дальше?", слова Н. Макиавелли о том, что болезни в начале легко вылечить и трудно распознать, а впоследствии легко распознать, но трудно вылечить9.

Однако подлинная проблема носит не экологический, а политический характер. Возможно ли устойчивое развитие в рамках капиталистической социальной системы? Как я уже писал, если мы остаемся в условиях капитализма, выхода у нас нет10. С другой стороны, мне не кажется, что наше общественное устройство столь долговечно. В настоящее время оно охвачено структурным кризисом, происходит хаотическая трансформация, переход к некоторой иной системе (или системам), который продлится не более 25 - 50 лет. Поэтому я полагаю, что есть возможность изменить направление мирового развития, разработать альтернативные пути социальной эволюции, при которых общество не будет уничтожать само себя в процессе глобальных климатических изменений. Впрочем, я твердо убежден, что результат такого перехода по сути своей является неопределенным и непредсказуемым11.

Поскольку миро-система находится в процессе кризиса и трансформации, нам не избежать и решения нравственных проблем. Следует понять, в каком направлении мы хотели бы двигаться. По моим наблюдениям, большинство исследователей, занимающихся изучением глобальных климатических изменений, также чувствуют правомерность такой постановки вопроса. Но в чем, собственно, состоят эти нравственные проблемы? Прежде всего, речь идет о компенсации. Как известно, ущерб, причиняемый окружающей среде, потенциально затрагивает все человечество, однако не в равной мере. Даже если этот ущерб распространяется на многие территории, некоторых его последствий можно избежать, заплатив деньги. Еще большее значение имеют географические различия, которые тесно связаны с осевым разделением труда между "ядром" и "периферией" миро-системы. Вот почему Мартинес-Алье говорит об "экологической задолженнос-


8 Our Common Future / World Commission on Environment and Development. Oxford: Oxford University Press, 1987. P. 2.

9 McNeill J. R. Something New Under the Sun: An Environmental History of the Twentieth-Century World. NY: Norton, 2000. Ch. 12. P. 357.

10 Wallerstein I. Ecology and Capitalist Costs of Production: No Exit // Wallerstein I. The End of the World As We Know It: Social Science for the Twenty-first Century. Minneapolis: University of Minnesota Press, 1999. P. 76 - 86.

11 Эта точка зрения была развита мною в работе: Wallerstein I. Utopistics, or Historical Choices of the Twenty-first Century. NY.: New Press, 1998. См. также: Prigogine I. La fin des certitudes. Paris: Odile Jacob, 1996.

стр. 98


ти"12, происхождение которой следует искать не только в негативных экстерналиях по отношению к странам, экспортирующим природные ресурсы, но и в использовании развитыми государствами территории бедных стран, к примеру, для выбросов углекислого газа.

Разумеется, такое положение дел нельзя считать какой-то досадной оплошностью или случайностью. Оно с самого начала было органическим элементом структуры капитализма. Дж. У. Мур удачно выразил это обстоятельство, написав: ""Локальные" экологические трансформации, ускоренные расширением границ Европы, были не просто последствиями европейской экспансии; они в равной мере являлись конститутивным элементом такой экспансии, ее необходимым условием. Деградация и относительное оскудение одного региона вслед за другим сопутствовали постоянно возникавшим волнам глобальной экспансии, целью которой было обеспечение притока ресурсов - земли и рабочей силы, а значит - обновленным и расширяющимся циклам неустойчивого развития в масштабе всего мира"13. Р. Гуа, обсуждая ту же тему, задает вопрос: "Сколько должен потреблять человек?"14 Предполагается, что кто-то потребляет слишком много (здесь перед нами феномен алчности), в результате чего остальные потребляют слишком мало (что несправедливо). Гуа удручает то обстоятельство, что проблема несбалансированного потребления почти не обсуждается. И, рассуждая о том, почему так происходит, он цитирует К. Сауэра, который приписывает западной культуре, одержимой "безрассудным оптимизмом", неспособность постичь "различие между плодами труда и награбленным добром"15. Однако это проблема не столько западной, сколько капиталистической культуры. Различие же между доходом, то есть плодами труда, и награбленной добычей - это различие между среднесрочной и краткосрочной прибылью. И никакое морализаторство не поможет нам ответить на такие нравственные вопросы.

В этой критической ситуации не может стать решением (ни аналитически, ни нравственно адекватным) и "этика спасательной шлюпки"16, предложенная Г. Хардином17. Прежде всего, Хардин упускает одну фундаментальную проблему. Даже если каким-то чудесным образом нам удалось бы уменьшить мировое население вдвое за одну ночь, это не предотвратило бы кризиса, а просто отдалило бы момент тотального системного сбоя, носящего глобальный характер. Более того, очевидно,


12 См.: Martinez-Alier J. The Environmentalism of the Poor: A Study of Ecological Conflicts and Valuation. Cheltenham: Edward Elgar, 2002. Ch. 10.

13 Moore J. W. The Modern World-System as Environmental History? Ecology and the Rise of Capitalism // Theory and Society. Vol. 22, No 3. P. 309.

14 Guha R. How Much Should a Person Consume? // Global Dialogue. 2002. Vol. 4, No 1. P. 49 - 62.

15 Ibid. P. 50.

16 "Этика спасательной шлюпки" - метафора, лежащая в основе широко известного учения эколога Г. Хардина (1915 - 2003). Пусть в спасательной шлюпке плывут 50 человек, там есть место еще для 10, а вокруг в океане плавает 100 утопающих. Хардин предлагает считать развитые страны капитанами шлюпки, а бедные государства - утопающими. Таким образом, развитые страны стоят перед нравственным выбором: брать или не брать "на борт" людей. - Примеч. ред.

17 Hardin G. Lifeboat Ethics // Vandeveer C., Pierce C. (eds.) The Environmental Ethics and Policy Book. Belmont, CA: Wadsworth, 1998. P. 393 - 399.

стр. 99


что с политической точки зрения подобное решение непрактично. Потребовались бы масштабные боевые действия, которые принесли бы одинаково ощутимый вред как тем, кто хотел бы остаться в "спасательной шлюпке", так и тем, кого они хотели бы удалить оттуда или кому они не давали бы туда попасть. Что касается нравственной стороны этого учения, то оно представляет собой не что иное, как вариант так называемой "философии головастиков", как окрестил ее Р. Тони18. Говоря о способности некоторых людей многого достичь внутри капиталистической системы, он отмечает, что происходит это так, как будто возможно некоторое смягчение недостатков общества за счет того, что "люди исключительных способностей могут успешно избежать их". Наиболее благородный способ применения их талантов в таком случае - это "рваться к берегу, отметая мысли о том, что твои собратья потонут".

Однако суждения о прошлом - не главное. Настоящей проблемой сегодня является поиск более приемлемого с нравственной точки зрения пути глобальных климатических изменений. Я предполагаю, что изменения эти неизбежны, однако существуют способы их регуляции, ограничения, призванные сделать их исход более благоприятным. Здесь мы подходим к другому вопросу, суть которого была весьма четко обозначена в работе Дж. Мартинес-Алье: "Критика мейнстрима в экономической теории с точки зрения экологических проблем основана на том, что будущие предпочтения агентов неизвестны, и на сегодняшний день они не могут быть выявлены рынком, а следовательно, та стоимость, которая сегодня приписывается запасам исчерпаемых ресурсов, а также будущим общественным издержкам и издержкам, связанным с загрязнением окружающей среды, определяется произвольным образом... Таким образом, в рамках экологической критики указывается на то, что в силу временного характера материальной жизни экономическая система перераспределяет убытки и истощенные ресурсы, делая их достоянием будущих поколений"19. Мы не обсуждаем здесь взаимоотношения между богатыми и бедными, ядром и периферией, - мы обсуждаем жизненные проблемы наших потомков.

Отношения между поколениями - это более важный вопрос, чем наши проблемы и трудности наших детей, взятые сами по себе. Можно сказать, что в каждый момент времени существуют четыре поколения, претендующие на ресурсы: молодежь, зрелые люди, пожилые и те, кто еще не родился. Предметом современной политики, причем не только в области защиты окружающей среды, в значительной степени являются эти проблемы перераспределения между поколениями.

В качестве примера рассмотрим область здравоохранения. Предположив, что у нас имеется некий объем ресурсов, предназначенных для инвестиций в систему здравоохранения, зададимся вопросом: каковы доли ресурсов, которые должны направляться детям, взрослым и пожилому населению? Если мы станем решать, каков должен быть объем долгосрочных инвестиций в медицинские исследования, результаты которых могут быть реализованы разве что через 25 - 50 лет, то нужно


18 Tawney R. Equality. L.: Allen & Unwin, 1952. P. 109.

19 Martinez-Alier J. Ecological Economics and Ecosocialism // O'Connor M. (ed.) Is Capitalism Sustainable? NY.: Guilford Press, 1994. P. 23 - 36.

стр. 100


будет включить в исследование и поколение еще не родившихся. Точно такие же вопросы могут быть заданы по поводу затрат на образование. И, разумеется, они должны находиться в центре внимания, если мы обсуждаем оптимальное биоэкономическое размещение ресурсов, тесно связанное с принятием экологических решений.

Не существует простого и самоочевидного способа, с помощью которого можно было бы правильно распределить блага между указанными четырьмя поколениями. В капиталистической системе подобные решения принимаются прежде всего взрослым населением, исходя из его собственных предпочтений, что, в сущности, соответствует "этике спасательной шлюпки". И лишь когда мы пытаемся отыскать альтернативный нравственный путь в распределении ресурсов, мы видим трудности, возникающие в ходе применения понятия субстантивной рациональности. И именно тогда мы видим всю мудрость, заключенную в длинных философских спорах, в которые были постоянно вовлечены люди в древних обществах, пытаясь в точности определить структуру этого распределения между поколениями и моральный статус такой структуры. У меня нет готовой формулы, которую я мог бы предложить в этом случае. Однако я считаю, что мы обязаны обсуждать подобные проблемы, причем делать это часто, публично и на высоком политическом уровне, чтобы совместно искать оптимальные решения проблем, оставляя возможность постоянно оспаривать нашу точку зрения, вести дискуссии и принимать новые решения по распределению ресурсов. На сегодняшний день модели подобного коллективного принятия решений не существует.

Таким образом, мы подошли к политическим проблемам. Можем ли мы выработать подобный коллективный способ обсуждения и принятия решений по поводу перераспределения ресурсов между поколениями? И если можем, то каков этот способ, хотя бы в общих чертах? Заметим, речь идет о перераспределении ресурсов между поколениями, а не классами, расами, полами. Однако очевидно: до тех пор, пока классовая, половая и расовая принадлежность порождает глубокое неравенство в социальной жизни, надежды на достижение разумных решений по вопросу о распределении ресурсов между поколениями нет. Следовательно, необходимым предварительным условием рационального выбора в отношении распределения между поколениями является преодоление неравенства среди полов, классов и рас, с тем чтобы те виды неравенства, которые еще присутствуют в капиталистической системе, были бы перенесены на низовой структурный уровень этой системы.

До тех пор, пока мы находимся внутри капиталистической миросистемы, этого никогда не произойдет. Впрочем, я полагаю, что продлится такое состояние, к счастью, недолго. Я не могу подробно останавливаться на соответствующей аргументации - она была изложена в другом месте20. Как уже было отмечено выше, мы находимся в процессе перехода, результат которого, однако, по сути своей не определен. Иными словами, вполне возможно, что в 2050 г., когда капитализма уже не будет, мы будем жить в более иерархичной и менее справедливой социальной системе, чем нынешняя. Однако возможно и обратное.


20 См.: Wallerstein I. Utopistics, or Historical Choices of the Twenty-first Century.

стр. 101


Окончательный исход определится политической деятельностью каждого из нас сегодня и в ближайшие 25 - 50 лет. Чтобы победить на арене политической борьбы, конечно же, необходимо иметь глубокие аналитические представления об альтернативах исторического развития, а также обладать твердыми нравственными убеждениями.

Важнейшей чертой современной мировой политики в ближайшие 50 лет является борьба за первенство между тремя ведущими регионами, в которых осуществляется накопление капитала (США, Западная Европа и Япония/Юго-Восточная Азия). Эта борьба за гегемонию не прекращается ни на минуту и оказывается некоторой "константой", постоянной величиной, свойственной современной системе, а теперь, с упадком влияния США, она обретает новую значимость. Кроме того, ведется геополитическая борьба между Севером и Югом, что также изначально заложено во все более поляризующейся структуре капиталистической миро-экономики. Наконец, существует борьба между силами, которые я метафорически называю "давосским лагерем" и "лагерем Порто Алегре"21. В то время как первые два противостояния, несомненно, играют важнейшую роль для подавляющего большинства политически активных людей и представляют собой логическое продолжение длительной эволюции мировой системы международных отношений, третье появилось недавно. Оно представляет собой результат структурного кризиса миросистемы. Эти два лагеря борются не за нынешнюю систему, а за то, что придет ей на смену. Постараемся понять: представители давосского лагеря, даже если они молчат об этом (а многие, возможно большинство из них, этого не понимают), борются не за сохранение капиталистического строя, а за то, чтобы заменить его какой-то иной системой, в рамках которой они сохранят свои привилегии и свою власть.

Всемирный социальный форум (ВСФ), первые встречи которого проходили в Порто Алегре, считает себя "движением движений". Его основной лозунг таков: "Иной мир возможен". И это не просто слоган. Проведение форумов в Порто Алегре характеризует новый этап в истории антисистемных движений. Они не ищут власти внутри современной миросистемы, а прилагают усилия к тому, чтобы в результате тех неопределенных трансформаций, через которые все мы проходим, мир стал более демократичным и эгалитарным.

Сама структура ВСФ связана с отказом от основной стратегии прежних антисистемных движений, так называемых "старых левых". Старые левые были ориентированы на постепенное обретение государственной власти во всех странах мира. Поэтому считалось, что их организации должны быть объединены, централизованы и более или менее жестко структурированы. ВСФ, напротив, собирает различные движения, будучи лишен какой-либо центральной структуры и, разумеется, всякой дисциплины. Это движения различного масштаба и уровня - локальные, национальные, региональные, всемирные, которые ставят перед собой различные задачи, связанные с тендерной или расовой дискриминацией, защитой окружающей среды, защитой труда, земельными реформами и т. д. Представители этих движений обязались слушать друг друга, учиться друг у друга и сотрудничать, не осуждая коллег за прежние просчеты и ошибки. К тому же ВСФ является важным средством урегулирования конфликтов между Севером и Югом.


21 Wallerstein I. Entering Global Anarchy // New Left Review. 2003. No 22. P. 27 - 35.

стр. 102


В первые годы своего существования ВСФ удалось достичь небывалых успехов. Он поместил себя в центр мировой политической арены и заставил власть предержащих считаться с собой, способствуя возникновению новых политических движений по всему миру, вселяя в людей оптимизм и наделяя их творческой энергией. Однако сейчас эта организация в опасности. Главная проблема ВСФ сегодня состоит в том, что до сих пор он оставался движением, пытавшимся вставлять палки в колеса сильным мира сего, предотвращать принятие вопиющих решений, предложения по которым выдвигались в рамках ВТО, противостоять высокомерному диктату МВФ, поддерживать локальные движения в их сиюминутной борьбе с диктаторскими режимами. Это задачи, которые нужно решать, однако они носят негативный характер, и ВСР просто уберегает нас от худшего.

Всемирное движение, тем более "движение движений", на такой "негативной диете" долго не протянет. Необходимо увидеть альтернативу в действии - как на краткосрочном, так и на среднесрочном уровне, что, в свою очередь, может предвещать в долгосрочном периоде создание иной исторической системы. Это будет нелегким делом. Сама структура ВСФ ограничивает возможности участия в коллективном обсуждении и принятии решений по поводу позитивной программы действий. Кажется, что все нужно начинать с нуля. И хотя с организационной точки зрения задача выполнима, все же избранный нами путь самым быстрым не назовешь.

Мы говорили о рациональности. Структура ВСФ не является рациональной с формальной точки зрения. Однако она отражает особую субстантивную рациональность, которую участники ВСФ надеются претворить в жизнь. Что же касается глобальных климатических изменений, то они, конечно, будут продолжаться. Но вопрос о субстантивной рациональности тех или иных решений по поводу данных изменений носит уже политический характер. И движения за охрану окружающей среды, в сущности, никуда не продвинутся в течение ближайших 25 - 50 лет, если не объединятся со всеми другими антисистемными движениями.

Говоря о "давосском лагере", следует упомянуть, что и он отнюдь не является единой и однородной группой, а поделен между меньшинством интеллектуалов, которые обычно принимают решения, и более крупными группировками, чья тактика узколоба и агрессивна. Последние хотят уничтожить лагерь в Порто Алегре. Цель первых - очистить, выхолостить его, интегрировать и адаптировать его задачи к своим потребностям. Они хотят совратить своих противников. Однако в том мире, который они в конечном счете хотят построить, все же не будет равенства и демократии.

Позиция интеллектуального меньшинства власть предержащих может выглядеть чрезвычайно убедительно, они могут совмещать разумные аргументы с серьезными по видимости уступками и новой риторикой. К тому же у них, конечно, есть деньги и оружие. Лагерь Порто Алегре может сотрудничать с ними, чтобы противостоять наиболее разрушительным выпадам крайне правых сил. Но если мы хотим, чтобы система мироустройства была рациональна с субстантивной точки зрения, сотрудничать с этим интеллектуальным меньшинством при ее создании нельзя.

Таким образом, нам следует идти политическим путем. Для этого требуется не только приверженность принципам нравственности, но и острота интеллекта. Современная история движений за охрану окружающей среды прекрасно демонстрирует все те политические ловушки, которые подстерегают нас на этом пути.

Перевод с английского И. Болдырева

 

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЭКОЛОГИЯ-И-ЭКОНОМИКА-В-ГЛОБАЛЬНОМ-КОНТЕКСТЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Elena CheremushkinaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Cheremushkina

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. ВАЛЛЕРСТАЙН, ЭКОЛОГИЯ И ЭКОНОМИКА В ГЛОБАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЭКОЛОГИЯ-И-ЭКОНОМИКА-В-ГЛОБАЛЬНОМ-КОНТЕКСТЕ (date of access: 10.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. ВАЛЛЕРСТАЙН:

И. ВАЛЛЕРСТАЙН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Elena Cheremushkina
Актобэ, Kazakhstan
1757 views rating
17.09.2015 (1545 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Гравитация, как, свойство материи является постоянной проблемой во все времена во всём многообразии. Со времён Ньютона гравитация, так и остаётся сущностью притяжения. Как бы не были изобретательны мыслители в двадцатых годов двадцатого века, основывали свои мышления на замкнутой системе - звёзды, солнце, планеты, Земля. Галактики, расширение Вселенной, появились чуть позже.
Catalog: Физика 
8 hours ago · From Владимир Груздов
1600 ЛЕТ АРМЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ
Yesterday · From Россия Онлайн
К ПРОБЛЕМЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТАТАРСКОГО АЛФАВИТА НА ОСНОВЕ ЛАТИНСКОЙ ГРАФИКИ
Yesterday · From Россия Онлайн
ЛОКАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЯН (ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ПЕРЕСЛАВЛЯ-ЗАЛЕССКОГО)
Yesterday · From Россия Онлайн
Медаль была учреждена Декретом № 30 Республики Куба от 10 декабря 1979 года. Она выполняется в металле с различными слоями на поверхности: со слоем золота — I степень, со слоем серебра — II. Награждение ею производится указом Государственного совета Республики Куба за соответствующие боевые заслуги. Медалью «Воин-интернационалист» I степени награждаются «военнослужащие Революционных вооруженных сил, находящиеся как на действительной службе, так и в запасе и на пенсии, которые отличились в высшей степени в совершении боевых действий во время выполнения интернациональных миссий».
Учебное пособие составлено автором из отдельных глав и лекций, предварительно опубликованных онлайн в 2018-2019 гг. В пособии рассматриваются физические основания ряда применяемых моделей; некоторые аспекты нерелятивистского формализма в неупругом рассеянии протонов; взаимодействие нуклонов в свободном пространстве; метод связанных каналов; нерелятивистские и релятивистские подходы в изучении процессов рассеяния и ядерной структуры; релятивистские и нерелятивистские эффекты в рассеянии протонов; деформационная модель в методе искаженных волн, практическое применение деформационных моделей к неупругому рассеянию протонов. оптическая модель ядра в неупругом рассеянии протонов; применение некоторых элементов формализма для анализа экспериментальных данных по неупругому рассеянию протонов.
Catalog: Физика 
4 days ago · From Анатолий Плавко
В 2019 году Российская Федерация и Вьетнам проводят «Перекрёстный год Вьетнама и России», посвященный 25-й годовщине подписания Договора об основах дружественных отношений и приуроченный к 70-летию установления дипломатических отношений между Вьетнамом и Россией (30/01/1950-30/01/2020). Участвуя в мероприятиях в рамках Перекрёстного года, парламенты двух стран играют важную роль в развитии российско-вьетнамского сотрудничества, а также в углублении всеобъемлющего стратегического партнерства между двумя странами.
Рецензии. РЕЦ. НА: Н. Ф. МОКШИН. МИФОЛОГИЯ МОРДВЫ: ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
9 days ago · From Россия Онлайн
ВЫДАЮЩИЙСЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ СЕВЕРНЫХ НАРОДОВ (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ В. И. ИОХЕЛЬСОНА)
9 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЭКОЛОГИЯ И ЭКОНОМИКА В ГЛОБАЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones