Libmonster ID: RU-9434

И. БАШМАКОВ, кандидат экономических наук, исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии

По мере поддержания высоких темпов роста на фоне замедления снижения энергоемкости российская экономика сталкивается с обостряющимся дефицитом энергии. Темп снижения электроемкости ВВП упал с 4,2 - 4,5% в 2002 - 2003 гг. до 2,4% в 2006 г., а при расчете по полезно потребленной электроэнергии - до 1,3%. Примерно половина этого падения объясняется ростом доли энергоемкой продукции в выпуске промышленности.

В последние годы резко изменилась модель экономического роста в России: экономика перешла от наращивания производства за счет повышения загрузки производственных мощностей, введенных еще в советские годы (восстановительный рост), к развитию на основе масштабного строительства новых мощностей (инвестиционный рост). Даже в условиях восстановительного роста в 1999 - 2005 гг. снижение энергоемкости ВВП в среднем на 4,6% в год не привело к ограничению спроса на энергию, который резко ускорился при переходе к модели инвестиционного роста. Важным свойством последней является замедление (в 2 - 3 раза) снижения энергоемкости и электроемкости ВВП из-за исчерпания возможностей экономии на масштабах производства при увеличении загрузки имеющихся мощностей. Развитие по модели инвестиционного роста характеризуется не только ускорением процессов накопления капитала и повышением роли внутренних факторов роста, но и активизацией спроса на энергию, поскольку опережающая динамика инвестиций по сравнению с ВВП определяет более быстрое развитие энергоемких отраслей обрабатывающей промышленности.

Другой особенностью новой модели экономического роста в России стало четкое деление экономики на два сектора: нефтегазовый и ненефтегазовый, которые характеризуются разными параметрами воспроизводственной динамики. Даже при замедлении роста ВВП в целом за счет снижения или стабилизации добычи нефти и газа ненефтегазовый ВВП продолжает устойчиво расти, что и порождает более высокий спрос на электроэнергию, тепло и газ.

стр. 104

Дефицит энергетических мощностей и природного газа уже стал тормозом экономического роста в России. Энергетики и газовики с изумлением обнаружили, что спрос на их продукцию растет гораздо быстрее, чем предполагалось в соответствии с "Энергетической стратегией", а резервов для наращивания производства катастрофически не хватает. Среди причин возникновения этой проблемы не последнюю роль играют как отсутствие надежных прогнозов роста потребления энергоресурсов, так и недостаток культуры принятия упреждающих экономических решений. Действующая система настроена на решение только критически обострившихся проблем ("пока гром не грянет...") при очень низком доверии к любым, даже качественным, прогнозам, которых к тому же практически нет.

Нужна ли нам вообще "Энергетическая стратегия"? Если ее цель - очертить спектр возможных траекторий развития энергетики страны в будущем, то необходимо наладить соответствующую систему прогнозирования.

Например, американское правительство ежегодно публикует прогноз до 2030 г. в трех вариантах. Как известно, путь в будущее усеян руинами прогнозов. Вчерашний здравый смысл сегодня часто кажется наивным. Поэтому по мере изменения ситуации эти прогнозы ежегодно корректируются. В США есть несколько групп экспертов, которые специализируются на таком прогнозировании. Правительство тщательно анализирует все имеющиеся прогнозы и вырабатывает собственный. Этот прогноз совершенно прозрачен. Все допущения, при которых он сделан, равно как и использованные математические модели, доступны общественности. Компании энергетического сектора используют правительственные прогнозы при обосновании своих бизнес-стратегий. Подобный подход применяется и Международным энергетическим агентством (МЭА).

В России все иначе. Системными прогнозами развития всего ТЭК страны занимаются немногочисленные группы экспертов, а используемые ими модели и допущения часто непрозрачны, что превращает прогнозы в "черный ящик" даже для их основных потребителей - правительства и крупнейших энергетических компаний, не говоря уже о сторонних экспертах. Особенно плохо обстоит дело с прогнозированием спроса на энергоносители: в представленной "Газпромом" в мае 2007 г. "Генеральной схеме развития газовой отрасли до 2030 года" правительство не обнаружило прогнозов потребления газа в России1.

Логика и инструменты анализа

В данной работе для реализации сценариев развития российской энергетики использовались две имитационные модели: модель прогноза развития экономики России - RUS-DVA-ECON-2020 и модель прогноза энергетического баланса - RUS-ENBAL-2020. В первой модели базой анализа выступает деление экономики России на два основных сектора: нефтегазовый и ненефтегазовый2. Модель состоит из

1 Коммерсантъ. 2007. 17 мая. С. 14.

2 О важности такого деления см. подробнее в: Башмаков И. Ненефтегазовый ВВП как индикатор динамики российской экономики // Вопросы экономики. 2006. N 5; Кудрин А. Механизмы формирования ненефтегазового баланса бюджета России // Вопросы экономики. 2006. N 8; Березинская О., Миронов В. Отечественный нефтегазовый комплекс: динамика конкурентоспособности и перспективы финансирования // Вопросы экономики. 2006. N 8.

стр. 105

нескольких блоков: совокупного спроса; динамики основного капитала; внешней торговли; консолидированного бюджета; динамики цен и курса доллара; параметров активности в секторах конечного энергопотребления (индексы производства по основным отраслям промышленности, транспортная работа по видам транспорта, площадь жилищного фонда и фонда зданий сферы услуг).

Модель RUS-ENBAL-2020 построена на базе оценки структуры энергобаланса России, приведенной в материалах МЭА3. Дело в том, что энергетический баланс, публикуемый Росстатом, предельно упрощен и по этой причине не пригоден ни для анализа, ни для прогноза. Разговоры о необходимости разработки информационно емкого единого топливно-энергетического баланса (ЕТЭБ) страны ведутся еще с конца 1930-х годов. Спустя 70 лет они так и не воплотились в реальные действия4. МЭА сумело намного быстрее справиться с решением этой задачи и проанализировать состояние российской энергетики и российского ЕТЭБ5. Возможна переработка форм статистической отчетности в форматы ЕТЭБ по России, близкие МЭА, но эти данные еще рано считать пригодными для использования в качестве статистической базы формирования прогнозов6. Данные МЭА имеют погрешности, но в последние годы методика оценки российских энергетических балансов стабилизировалась, и их можно считать сравнительно надежными.

Единый топливно-энергетический баланс состоит из трех частей: ресурсы, преобразование ресурсов и конечное потребление энергии. Блок ресурсов включает производство первичных энергоресурсов, экспорт, импорт и изменение запасов (для топлива). Блок преобразования охватывает ТЭЦ, прочие электростанции, крупные котельные, нефтепереработку, переработку и обогащение угля и газа, собственные нужды ТЭК и потери. Блок конечного потребления включает черную и цветную металлургию, химическую промышленность, машиностроение, производство строительных материалов, прочую промышленность и строительство, авиационный, автомобильный, железнодорожный, водный и трубопроводный транспорт, сельское хозяйство, сферу услуг, жилищное хозяйство, прочие сектора экономики и неэнергетическое использование энергетических ресурсов (сырье). Итого 16 секторов конечного потребления. Мелкие котельные попадают в сектора потребления в зависимости от принадлежности: промышленность, сфера услуг и жилой сектор. Это явный недостаток схемы баланса МЭА.

Для каждого сектора строится функция спроса на энергию в зависимости от параметров экономической активности, средней реальной (скорректированной на инфляцию в каждом секторе) цены на энергоносители и характеристик прогресса в повышении эффективности использования энергии. Потребление энергии в каждом секторе распределяется по семи энергоносителям: уголь; прочие виды твердого топлива (торф, дрова, отходы и др.); сырая нефть; нефтепродукты; природный газ; электроэнергия; тепло. Прогноз изменения долей отдельных энергоносителей в энергобалансе каждого сектора определяется в модели как параметрами ценовой конкуренции (динамика относительной цены энергоносителя к средней цене по данной группе потребителей), так и качественными параметрами (повышение доли более качественных энергоносителей - электроэнергии, тепла и природного газа - по мере роста дохода на душу населения). Калибровка всех параметров модели проводилась на данных за 1990 - 2005 гг. и предварительных оценках отдельных показателей за 2006 г.

3 Energy Balances of Non-OECD Countries / OECD, IEA. Paris, [за разные годы].

4 См.: Вейц В. И., Пробст А. Е., Русаковский Е. А. Проблема единого энергетического баланса народного хозяйства в третьем пятилетии // Плановое хозяйство. 1937. N 9 - 10. См. также материалы современной дискуссия о едином энергетическом балансе в: Тарифное регулирование и экспертиза. 2005. N 2.

5 Энергетическая политика России: Обзор 2002 / ОЭСР, МЭА. Париж, 2002. Оценки делаются на основе информации Росстата и других российских источников.

6 Автор разработал ЕТЭБ для нескольких российских регионов. Наиболее подробные балансы подготовлены в 2006 - 2007 гг. для Калининградской, Архангельской и Астраханской областей. Эти расчеты практически полностью опираются на данные нескольких регулярных статистических форм (см.: Башмаков И. Топливно-энергетический баланс как инструмент анализа, прогноза и индикативного планирования развития энергетики // Энергетическая политика. 2007. Вып. 2).

стр. 106

Логика прогноза организована по схеме "снизу-вверх". После того как проведена оценка конечного потребления энергии, проводятся расчеты в блоке баланса по преобразованию энергоресурсов. Оцениваются потери в электрических, тепловых и газовых сетях и собственные нужды электростанций, рассчитывается суммарная потребность в производстве электроэнергии и тепла, а затем определяется топливный баланс электро- и теплоэнергетики на основе параметров ценовой и качественной конкуренции видов топлива.

Гипотезы об объемах производства угля, нефти, газа, электроэнергии на АЭС, ГЭС и с использованием нетрадиционных возобновляемых источников энергии (НВИЭ) задаются на базе критической оценки имеющихся прогнозов развития этих отраслей энергетики. С учетом оценки внутреннего потребления это позволяет определить чистое сальдо внешней торговли энергоресурсами. Всего моделируется потребление энергии в 23 секторах экономики и энергетики. В модели используется семь первичных энергоресурсов: уголь, прочие виды твердого топлива, сырая нефть, природный газ, возобновляемые источники энергии, атомная энергия, гидроэнергия.

Модели RUS-DVA-ECON-2020 и RUS-ENBAL-2020 связаны входами и выходами: из первой модели во вторую подается информация о масштабах экономической активности в каждом секторе, динамике численности населения, параметрах инфляции и ценах на энергоносители. В обратном направлении передается информация об экспорте нефти и газа, а также о потребностях в капитальных вложениях в энергетику, влияющих на темпы экономического роста. Предложенный подход основан на детальном структурировании информации об энергопотреблении, имеет большое число обратных связей и, как показал опыт эксплуатации подобных моделей, дает довольно надежные оценки перспективной динамики спроса на энергоносители7.

Прогнозы динамики численности населения и развития экономики

Одним из важнейших параметров прогноза является динамика численности и возрастной структуры населения. Она определяет как характеристики потребителей энергии, так и динамику рабочей силы и соответственно - ненефтегазового ВВП и производственного использования энергии. Главная причина снижения численности населения в России - высокая смертность (в два раза выше, чем в развитых странах), которая является следствием низкого уровня жизни российских пенсионеров.

Неясно, насколько значительным будет эффект от принятых правительством мер по стимулированию рождаемости. Повышение уровня материального благополучия в целом сопровождается снижением рождаемости, а не ее ростом. Рост цен на жилищную недвижимость затрудняет улучшение жилищных условий для рождения второго и третьего ребенка. Предложенные меры не сказываются на материальном положении отцов, да и сам размер помощи с учетом инфляции может оказаться недостаточным для существенного повышения рождаемости.

Вопрос: как быстро будет сокращаться численность населения? Ответ на него можно найти в ряде демографических прогнозов8.

7 См.: Энергетика мира: уроки будущего / Под ред. И. Башмакова. МТЭА, ИНЭИ РАН. М., 1992; Башмаков И. Можно ли учить уроки будущего? // Вестник ФЭК России. 2003. N 4.

8 Население и общество: бюллетень [электронная версия] / Центр демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН (ЦД). 2006. 4 апр.; Вишневский А. Демографические альтернативы для России // Стратегия и конкурентоспособность. 2006. N 1.

стр. 107

МЭРТ ожидает снижение численности населения до 140 - 142 млн. человек к 2010 г. Возможно дальнейшее ее снижение до 123 - 134 млн. человек в 2020 г. Население будет стареть. К 2020 г. 27 - 28% жителей России станут пенсионерами. Динамику численности населения в основном будут определять не рождаемость, а миграция и смертность. При нулевом сальдо миграции население России в 2020 г. может составить только 120 млн, а при снижении смертности на 25% и при отсутствии миграции - 127 млн. человек (31% пенсионеров). МЭРТ отмечает, что численность населения трудоспособного возраста к 2015 г. может сократиться на 10,6% (9,5 млн. человек), что будет означать утрату 1,5 - 2-летнего экономического роста9.

Спрос на энергию на внутреннем рынке генерируется развитием именно ненефтегазового сектора экономики. Ожидается его рост на 4 - 7% в год, то есть до 2020 г. он вырастет в 1,7 - 2,6 раза. Замедление роста добычи нефти и газа ограничивает динамику нефтегазового сектора экономики (на долю которого в 2006 г. пришлось без малого 30% российского ВВП)10 уровнем 1 - 2% в год. В итоге устойчивые темпы роста всего ВВП до 2020 г. могут составить 4 - 7% в год. Есть и более оптимистические оценки - до 8%11. Однако надо иметь в виду что стремление ускорить экономический рост за счет повышения инвестиционных расходов за пределы абсорбционной способности экономики ведет к росту цен инвестиционных товаров, ускорению развития энергоемких и капиталоемких отраслей и снижению капиталоотдачи, практически не увеличивая темпов экономического роста12. Конечно, важно знать не только темпы роста, но и его качественные аспекты13.

Динамика ВВП не задается, а оценивается на модели RUS-DVA-ECON-2020. Потенциальный рост (обеспеченный ростом основного капитала) в ненефтегазовом секторе уточняется с учетом дефицита рабочей силы и может корректироваться на рост доли инвестиций, направляемых в капиталоемкий топливно-энергетический комплекс экономики. Оба фактора ведут к снижению общей капиталоотдачи.

Прогнозы наращивания производства первичных энергоресурсов

В модели RUS-ENBAL-2020 производство первичных энергоресурсов задается экзогенно. Для этого был проведен критический анализ имеющихся прогнозных оценок. Накануне и после саммита "большой

9 Долгосрочный прогноз роста российской экономики / МЭРТ. М., 2006.

10 21% по оценке Минфина (www.minfin.ru).

11 Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007 - 2030 гг. (по вариантам) / Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. М., 2007.

12 Башмаков И. Ненефтегазовый ВВП как индикатор динамики российской экономики.

13 Сравнительно недавно в научных кругах развернулась активная дискуссия по этому поводу. Одной из лучших последних публикаций на данную тему стала статья Е. Ясина "Модернизация и общество" (Вопросы экономики. 2007. N 5). См. также: К концепции и программе социально-экономического развития России до 2015 г.: [резюме научного доклада] / РАН. М., 2007; Григорьев Л., Аузан А., Афонцев С. и др. Коалиции для будущего: Стратегия развития России в 2008 - 2016 гг. М., 2007; Дискин И. Альтернативы российской модернизации / Совет по национальной стратегии. М., 2007.

стр. 108

восьмерки" в 2006 г. их "популяция" заметно пополнилась, что позволяет сформировать сравнительно сбалансированное видение возможностей и противоречий наращивания производства первичных энергоресурсов. Добыча нефти. Ресурсы нефти в России оцениваются в 44 млрд. т., а ее достоверные запасы - в 10 - 25 млрд. т.14. За последние 15 лет они снизились на 4 млрд. т. По прогнозу МЭРТ, это сокращение до 2010 г. может составить еще 0,5 млрд. т. В начале 2004 г. оптимистические оценки прогнозов добычи нефти в России предполагали возможность дальнейшего наращивания ее объемов до уровня 480 - 500 млн. т. в 2006 - 2007 гг. и 575 млн. т. - к 2012 г.15 В числе оптимистов остался ИНП РАН, полагающий возможным наращивание добычи нефти и газового конденсата до 580 млн. т. к 2020 г.16 Однако действия российских властей серьезно подорвали основу для принятия стратегических инвестиционных решений по дальнейшему развитию нефтедобычи. Государство вернуло себе контроль над нефтедобывающей отраслью, но не демонстрирует способности обеспечить прирост добычи. В итоге, по мнению отдельных экспертов, Россия близка к выходу на верхнюю планку добычи нефти17. Оценки МЭРТ (апрель 2007 г.) на 2010 г. снижены до 492 - 514 млн. т. Производство и экспорт нефти могут начать сокращаться в 2010 - 2015 гг. по следующим причинам:

- рост издержек добычи нефти на новых месторождениях, которые достигли в Восточной Сибири и на шельфе 15 долл./барр., при этом возможно существенное снижение мировых цен на нефть в 2009 - 2015 гг.18;

- ухудшение качества запасов нефти, снижение объемов разведочного и эксплуатационного бурения и уменьшение прироста запасов нефти. Положение настолько серьезно, что государство пригрозило возможным повышением экспортных пошлин на нефть, если нефтяные компании не увеличат инвестиции в геологоразведку;

- простой большого фонда скважин. Эксплуатируются преимущественно ресурсы наиболее продуктивных зон месторождений, разведанные 30 - 40 лет назад. Проектный коэффициент нефтеотдачи снизился до 25%;

- высокая капиталоемкость поддержания и наращивания добычи, при том что налоговая система изымает значительную часть прибыли от повышения цен на нефть, а частный бизнес не имеет ясных инвестиционных перспектив, приток частного капитала из-за границы в нефтяную отрасль ограничен и жестко контролируется государством;

14 Низкая оценка дана компанией ВР. См.: Quantifying Energy // BP Statistical Review of World Energy. June 2006.

15 Новая структура российского нефтяного сектора: некоторые итоги [дискуссионная аналитическая записка] / Институт энергетической политики. М., 2004.

16 Долгосрочный прогноз развития экономики России на 2007 - 2030 гг. (по вариантам).

17 Долгосрочный прогноз роста российской экономики / МЭРТ; Россия в энергетической сфере / Инновационное бюро "Эксперт". М., 2006; Милое В., Селивахин И. Энергетическая политика в России // Тарифное регулирование и экспертиза. 2006. N 3; Макаров А. Как сделать Россию энергетической сверхдержавой / Презентация на конференции Общественной палаты РФ "Россия - энергетическая сверхдержава". М., 2006, 26 мая; Жданов С. А. Проблемы и перспективы повышения эффективности разработки нефтяных месторождений / Конференция Общественной палаты РФ "Россия - энергетическая сверхдержава".

18 Башмаков И. Спад после всплеска // Мировая энергетика. 2006. N 7.

стр. 109

- отсутствие законодательной гарантии разработки месторождений теми, кто их разведал, и эффективной дифференциации НДПИ в зависимости от условий добычи нефти.

Добыча природного газа. Прогнозные запасы природного газа в России оцениваются в 236 трлн. куб. м., а достоверные - в 29 - 48 трлн куб. м., или 27% всех мировых запасов. Эти цифры гипнотизируют многих. Однако запасы из недр еще нужно извлечь и транспортировать до потребителей. И то и другое требует огромных вложений в газовую инфраструктуру. В оценках перспектив добычи газа согласия намного меньше, чем в отношении нефти19. Прогнозы различаются от сохранения нынешнего уровня добычи до увеличения ее до 702 - 722 млрд. куб. м. в 2010 г. и 720 - 780 млрд. куб. м. - в 2020 г. За пределами 2020 г. диапазон неопределенности расширяется. Целый ряд факторов заставляет усомниться в возможности существенного превышения отметки 700 млрд. куб. м. до 2020 г.

1. Медленный рост добычи природного газа в 2000 - 2006 гг. - не более чем на 2% в год. "Газпром" планирует увеличить добычу с 556 млрд. до 670 млрд. куб. м. в 2006 - 2020 гг., или только на 1,5% в год (включая прирост добычи за счет передачи ему сахалинских месторождений и Ковыкты).

2. После 1993 г. только в 2005 - 2006 гг. прирост запасов газа превысил (очень незначительно) его добычу. До 2010 г. ожидается, что он будет лишь компенсировать рост последней, в то время как для сохранения нынешнего уровня и наращивания добычи до 2020 г. прирост запасов газа должен вдвое превышать ее годовой объем.

3. "Газпром" как сознательно, так и вынужденно (за счет ограниченности пропускной способности изношенной газотранспортной системы) блокирует потенциал увеличения добычи газа независимыми производителями.

4. Наращивание добычи газа не является приоритетом бизнес-стратегии "Газпрома": в его инвестпрограмме на 2007 г. только 42% средств направляется на проекты в газовой отрасли. В 2006 г. доля "Газпрома" в добыче газа снизилась на 2% (до 84%).

5. Условия добычи газа ухудшаются. Почти все новые месторождения расположены за Полярным кругом, где издержки добычи в два раза выше, чем на ныне разрабатываемых месторождениях. Поставки газа из Заполярья могут быть организованы при его сжижении. Однако опыта производства СПГ и добычи газа на шельфе в России нет, в то же время приток западного капитала, а вместе с ним и опыта, затруднен.

6. Газопроводы работают на пределе пропускной способности. Средний возраст российских газопроводов достиг нормативного срока их эксплуатации - 25 лет. Пропускная способность снижается, а аварийность растет. Только один этот фактор ограничивает возможности

19 Энергетическая стратегия России на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ N 1234-р от 28.08.2003; Долгосрочный прогноз роста российской экономики / МЭРТ; Елисеева О., Малахов В., Макаров А., Шапот Д. Обоснование основных параметров конкурентного сектора российского рынка газа // Газовый бизнес. 2006. Март-апрель; Сафонов В. Проблемы обеспечения устойчивости ЕСГ России в условиях возрастающих рисков // Газовый бизнес. 2006. Март-апрель; Макаров А. Указ. соч.; Реусс А. Выступление на конференции Общественной палаты РФ "Россия - энергетическая сверхдержава".

стр. 110

наращивания добычи газа более чем на 1,5% а год. Кроме того, увеличивается загрузка российских газопроводов среднеазиатским газом, импорт которого для реэкспорта может возрасти до 80 млрд. куб. м. уже к 2010 г.

7. Цены на газ на внешних рыках могут существенно снизиться в 2009 - 2012 гг., что осложнит привлечение инвестиций в дальнейшее развитие газовой промышленности России20.

Перспективы преодоления кризисной ситуации в газодобыче в значительной мере зависят от сроков освоения газовых месторождений Ямала, Штокманского месторождения и др. Однако не только их освоение, но и подготовка обоснований инвестиций заметно отстают от ранее утвержденных графиков.

Добыча угля. Возможности наращивания добычи угля значительны, но его темпы ограничены. В этой отрасли работают преимущественно частные компании, способные увеличивать добычу вслед за ростом спроса на уголь. Проблемы развития угольной отрасли в основном связаны с низким спросом, обостряющейся нехваткой кадров и ростом числа аварий. Доля угля в потреблении первичной энергии в 1990 - 2005 гг. снизилась с 21 до 14%, а в выработке электроэнергии - с 66% в 1955 г. до 25% в 2005 г. Российские тепловые электростанции рассчитаны на определенные марки низкосортного угля, лишь небольшая часть угля обогащается. Это затрудняет расширение его использования в электроэнергетике. Угольные электростанции имеют сравнительно низкий кпд. Электростанций, способных использовать уголь в качестве резервного или второго вида топлива, мало. Стоимость его транспортировки на длинные дистанции велика. Чистых угольных технологий на российском рынке практически нет: только одна ТЭЦ (Барнаульская) сжигает уголь в кипящем слое, водоугольные суспензии используются в очень ограниченных масштабах. Возможности обратного перевода станций с газа на уголь не превышают 7 млрд. куб. м. Добыча угля растет (в 2006 г. на 3,6% - до 309 млн. т.). По перечисленным причинам ожидается умеренный рост добычи до 328 - 343 млн. т. в 2010 г. На перспективу до 2020 г. предполагается, что добыча угля будет определяться спросом.

Производство электроэнергии на АЭС, ГЭС и нетрадиционные возобновляемые источники энергии. Оценки перспектив атомной энергетики даже в краткосрочном периоде существенно расходятся21. Решение развивать атомную энергетику ускоренными темпами вызывает оптимизм у специалистов отрасти, но скептицизм - у ряда аналитиков22. До 2020 г. показатели атомной энергетики будут скорее всего постепенно приближаться к нижней оценке "Энергетической стратегии

20 Башмаков И. Спад после всплеска.

21 Энергетическая стратегия России на период до 2020 года; Воропай Н., Сеннова Е., Стенников В., Труфанов В. Удвоение с утроением // Мировая энергетика. 2006. N 4; СтарковИ. "25+25" против "5+5" // Мировая энергетика. 2006. N 6; Пономарев-Степной Н., Цидульский В. Атом обезопасит энергетику // Мировая энергетика. 2006. N 7; Щедровицкий П. Энергетика: структурный вызов развития / Презентация на конференции Общественной палаты РФ "Россия - энергетическая сверхдержава".

22 Россия в энергетической сфере / Инновационное бюро "Эксперт"; Куниловский А. Пробиться и построить // Мировая энергетика. 2006. N 6.

стр. 111

России на период до 2020 года". Маловероятно превышение ими уровней ее верхней оценки, поскольку Россия никак не может закончить строительство двух блоков Тяньванской АЭС в Китае и Бушерской АЭС в Иране. При заявленных намерениях строить по 2 - 4 ГВт ежегодно в самой России и желании сохранить за собой рынок строительства АЭС за рубежом в стране просто не хватит квалифицированных кадров проектировщиков, оборудования (новые реакторы изготавливаются в течение 3 - 4 лет) и эксплуатационного персонала. Есть проблемы с мощностями по добыче урана. С учетом того, что в последние пять лет достроено всего два энергоблока, очевидно: отрасль не готова к инвестиционному рывку. Даже если удастся мобилизовать до 2010 г. 20 млрд. долл. на строительство новых АЭС, прочие ограничения не позволят развивать атомную энергетику так быстро, как этого хотелось бы специалистам отрасли. Потребуется не менее 5 - 7 лет на ликвидацию сформировавшихся "узких мест", и лишь после этого появится возможность приблизиться к параметрам развития АЭС, определенным в "Энергетической стратегии". МЭРТ ожидает рост производства электроэнергии на АЭС в 2006 - 2010 гг. только на 7%.

Производство электроэнергии на ГЭС к 2010 г. может вырасти на 3 - 5%. До 2020 г. неопределенность в его отношении сравнительно невелика23. ОАО "ГидроОГК" намерено инвестировать в строительство ГЭС более 3 млрд. долл. до 2012 г. До 2020 г. гидроэнергетика будет развиваться в диапазоне оценки ОАО "ГидроОГК" и верхней оценки "Энергетической стратегии".

На основе НВИЭ в России в 2004 г. было выработано 8,4 млрд. кВт ч электрической энергии (0,9% всей выработки) и 72 млн. Гкал тепловой энергии (3,4% всей выработки)24. К 2010 г. предполагается довести долю НВИЭ в выработке электроэнергии до 1%, а в 2020 г. - до 2%. В последних прогнозах на НВИЭ приходится менее 20 млрд. кВт ч выработки электроэнергии вплоть до 2030 г.25

Потенциал повышения энергоэффективности. Россия располагает масштабным недооцененным энергетическим ресурсом - потенциалом повышения энергоэффективности, который по своей способности обеспечить экономический рост энергетическими услугами многократно превышает ожидаемый прирост производства всех первичных энергоресурсов, вместе взятых. Согласно выполненной автором в 2006 г. по заказу МЭРТ экспресс-оценке, указанный потенциал в стране составляет не менее 38 - 40% от уровня потребления, или 260 - 275 млн. т. у. т., в том числе потенциал снижения потребления природного газа равен 172 - 177 млрд. куб. м., или также около 40% его внутреннего потребления. Наибольшим потенциалом повышения энергоэффективности располагают жилые и общественные здания, за ними следуют промышленность и системы теплоснабжения и, наконец, электроэнерге-

23 Энергетическая стратегия России на период до 2020 года; Воропай Н., Сеннова Е., Стенников В., Труфанов В. Указ. соч.; Щедровицкий П. Указ. соч.; Макаров А. Указ. соч.; Павленко С. А. Перспективы развития российской гидроэнергетики / Презентация на конференции Общественной палаты РФ "Россия - энергетическая сверхдержава".

24 Безруких П. Держать нос по ветру // Мировая энергетика. 2006. N 6.

25 Макаров А. Как сделать Россию энергетической сверхдержавой?

стр. 112

тика. Степень использования этого ресурса зависит от эффективности политики энергосбережения, которая сегодня на федеральном уровне полностью отсутствует.

Сценарии развития российской энергетики

1. "Стратегия инерции"

Данный сценарий является экстраполяционным и переносит в будущее сложившиеся тенденции развития энергетики и экономики России с учетом роста износа производственного оборудования, повышения техногенных рисков, отсутствия четкой политики и стратегии в энергетическом секторе, низкой активности в сфере энергосбережения и др. В расчетах по этому сценарию были приняты следующие допущения.

Численность населения постепенно снижается до 134 млн. человек в 2020 г. Добыча нефти стабилизируется на уровне 500 млн. т до 2020 г. Добыча природного газа постепенно увеличивается до 700 млрд. куб. м. в 2020 г. Производство электроэнергии на АЭС возрастает до 230 млрд. кВт ч в 2020 г., а на ГЭС - до 190 млрд. кВт ч. Экспортная цена нефти (Юралс) снижается до 39 долл./барр. в 2010 - 2012 гг., а затем постепенно повышается до 53 долл./барр. к 2020 г. Внутренняя цена газа для конечных потребителей повышается в 2006 - 2010 гг. в 2,34 раза и затем растет на 2% быстрее дефлятора ненефтегазового ВВП до 2020 г. Государство осуществляет недостаточно жесткую политику ограничения бюджетных расходов (расходы в реальном исчислении растут на 8% в год). Оно не проводит специальной политики, направленной на повышение энергоэффективности. Энергоемкость в основных секторах экономики (кроме транспорта и зданий) по мере замены оборудования будет снижаться только на 1% в год (автономный технический прогресс, связанный с заменой старых технологий на новые, более энергоэффективные).

По этому сценарию Россия "проедает" свой Стабилизационный фонд уже к 2017 г. и затем будет вынуждена начать заимствования на внешних финансовых рынках. Курс рубля к доллару снижается до 47 руб. за 1 долл. в 2020 г. Среднегодовые темпы роста ВВП в 2005 - 2020 гг. составляют 5,4%, в том числе нефтегазового - 0,7, а ненефтегазового - 6,5%. После 2008 г. существенно замедляются темпы инфляции. Добавленная стоимость в промышленности растет на 6,6% в год, реальные доходы на душу населения - на 7,2% в год, объемы жилищного строительства увеличиваются до 88 млн. кв. м. в год в 2020 г., а обеспеченность жильем на одного человека повышается с 20 до 28 кв. м.

Потребление первичных энергоресурсов в 2005 - 2020 гг. растет на 53% до 1007 млн. тнэ. В структуре потребления природный газ сохраняет доминирующие позиции: на его долю приходится 45,4 против 53% в 2005 г. (см. рис. 1). Таким образом, стратегию замещения природного газа удается реализовать только отчасти за счет его замены на электростанциях и промышленных котельных.

Рост энергопотребления происходит на фоне снижения энергоемкости ВВП на 31% в 2005 - 2020 гг., или в среднем на 2,5% в год, что существенно медленнее, чем в 2000 - 2005 гг. (см. рис. 2). Это

стр. 113

Прогноз роста потребления первичных энергоносителей по сценарию "Стратегия инерции" (млн. тнэ)

Рис. 1

Прогноз динамики энергоемкости ВВП по сценарию "Стратегия инерции" (2005 г. = 100%)

Рис. 2

означает, что структурные факторы инвестиционного роста и фактор повышения цен на энергоносители позволяют добавить к автономному техническому прогрессу в сфере повышения энергоэффективности только 1,5% против 3 - 3,5% в процессе восстановительного роста.

Рост внутреннего потребления природного газа на 139 млрд. куб. м. в 2005 - 2020 гг. приходится в основном на электроэнергетику (66% прироста), крупные котельные (16%) и промышленность (16%).

Рост потребления газа на фоне медленного повышения добычи приводит к снижению объема его чистого экспорта до 131 млрд. куб. м. (см. рис. 3). Конкуренция внутренних и зарубежных потребителей за доступ к ресурсам газа резко обостряется26. Более чем двукратный рост внутренних цен на газ до 2010 г. делает внутренних потребителей такими же привлекательными, как и внешних. Только сохранение возможности использовать газ в качестве инструмента внешней политики может быть аргументом в пользу сдвига в сторону угля именно в России, а не в Западной Европе.

26 Башмаков И. Энергетическая эффективность в России и перспективы экспорта российского газа // Газовый бизнес. 2005. Нояб. - дек.

стр. 114

Прогноз производства и использования природного газа по сценарию "Стратегия инерции" (млрд. куб. м.)

Рис. 3

Потребление электроэнергии в 2020 гг. увеличивается до 1845 млрд. кВт ч в основном за счет промышленности, а ее производство - главным образом за счет использования органического топлива (см. рис. 4 и 5). Большая часть прогнозов потребления электроэнергии на 2020 г., сделанных до 2005 г., лежала в диапазоне 1067 - 1365 млрд. кВт ч ("Энергетическая стратегия - 2003 г.", прогноз МЭА27 и др.), а подготовленных после 2005 г., - в диапазоне 1480 - 2075 млрд. кВт ч. То есть, согласно сценарию "Стратегия инерции", при росте ВВП на 5,4% в год потребление электроэнергии оказывается в зоне самых смелых прогнозов.

Потребление тепловой энергии от крупных централизованных источников будет расти медленно - до 1788 млн. Гкал (см. рис. 6), что ближе к оценкам "Энергетической стратегии" (1710 - 1790 млн. Гкал), чем к прогнозу ИНП РАН (2285 - 2730 млн. Гкал).

Структура потребления электроэнергии по сценарию "Стратегия инерции" (млрд. кВт ч)

Рис. 4

27 World Energy Outlook 2006 / IEA, OECD. Paris, 2006. P. 498 - 499, 546 - 547.

стр. 115

Структура производства электроэнергии по сценарию "Стратегия инерции" (млрд. кВт ч)

Рис. 5

Структура потребления тепловой энергии от крупных источников по сценарию "Стратегия инерции" (млн. Гкал)

Рис. 6

В этом сценарии инвестиции в нефтегазовый сектор в 2006 - 2020 гг. составляют 645 млрд. долл., или 14 - 17% от ежегодных валовых вложений в основной капитал России. К этому следует добавить около 20 млрд. долл. инвестиций в угольную промышленность. Инвестиции, требуемые для развития электрогенерации и электросетевого хозяйства до 2020 г. (с учетом компенсации выбывающих мощностей), составляют еще 457 млрд. долл. в ценах 2005 г. (420 млрд. долл., по оценкам Минпромэнерго). Таким образом, суммарно требуемые капитальные вложения в отечественный ТЭК в 2006 - 2020 гг. могут превысить 1 трлн долл.

Способность ТЭК мобилизовать подобные средства далеко не очевидна, особенно если иметь в виду возможное снижение цен на нефть и газ на мировых рынках и вероятность прихода частных инвесторов в электроэнергетику. В случае неудачи, например в электроэнергетике, "энергетический голод" будет обостряться, а темпы экономического роста замедлятся. Но даже успешная мобилизация таких огромных средств частично за счет отвлечения их из менее капиталоемких секторов экономики приведет к снижению темпов экономического роста и усилению перегрузки инвестиционного комплекса экономики, который ответит (и уже отвечает) удорожанием строительства единичной мощности.

стр. 116

Сделанные выше расчеты темпов роста ВВП не учитывали тормозящего эффекта отвлечения средств в капиталоемкую электроэнергетику на экономический рост. При учете этого фактора ежегодный темп роста ненефтегазового ВВП замедляется. То же происходит, если в электроэнергетике удельные капитальные затраты на строительство 1 кВт мощности (с учетом замены и развития сетей) повысятся с 2 тыс. до 3 тыс. долл. Потери экономического роста за счет отвлечения капитальных ресурсов в электроэнергетику составят 0,5 - 0,7% в год. По этой причине в "Стратегии инерции" на уровне 2020 г. может быть недополучено 5 - 9% ВВП.

Такое замедление экономического роста приводит к снижению потребности в первичных энергоресурсах с 1007 млн. до 875 млн. тнэ в 2020 г., потребность в электроэнергии снижается с 1845 млрд. до 1526 млрд. вКт ч. Этот же тормозящий эффект замедляет рост внутреннего потребления газа и изменяет газовый баланс в пользу экспорта. В итоге экспорт газа снижается не до 132 млрд., а до 190 млрд. куб. м. Строительство угольных станций обходится дороже газовых на 50 - 80% на 1 кВт установленной мощности. При переходе на уголь указанный фактор обусловливает удорожание единичной мощности, а значит, ресурсы газа на экспорт высвобождаются за счет перехода на уголь на новых станциях и замедления экономического роста из-за увеличения капиталоемкости энергетического строительства.

"Стратегия инерции" - это стратегия торможения. Экономика "утяжеляется" за счет больших вводов мощностей в ТЭК, что перегружает инвестиционный комплекс и не позволяет реализовать потенциал экономического роста, ограничивая устойчивый рост ВВП 4 - 5% в год.

2. "Энергоцентризм"

Данный сценарий предполагает акцент на развитии централизованных систем топливо- и энергоснабжения, включая газовую промышленность и атомную энергетику, при ограниченной способности реформированных электроснабжающих компаний мобилизовать значительные частные инвестиции в электроэнергетику, а значит, при существенных вливаниях бюджетных средств в строительство крупных мощностей в ТЭК. В расчетах по этому сценарию по сравнению со сценарием "Стратегия инерции" некоторые допущения были изменены.

Добыча нефти растет до 530 млн. т к 2020 г. Добыча природного газа увеличивается до 780 млрд. куб. м. в 2020 г., что позволяет сохранять его экспорт на уровне не ниже 200 млрд. куб. м. Производство электроэнергии на АЭС повышается до 322 млрд. кВт ч в 2020 г., а на ГЭС - до 220 млрд. кВт ч.

Если для финансирования масштабных программ развития ТЭК придется ускорить рост реальных расходов консолидированного бюджета хотя бы на 1% (до 8% в год), то дефицит бюджета появится уже в 2010 г., а к 2015 г. исчезнет Стабилизационный

стр. 117

фонд. Несмотря на существенное увеличение добычи и производства энергоносителей в этом сценарии, среднегодовые темпы роста ВВП в 2005 - 2020 гг. остаются равными 5,4% (без коррекции на тормозящую роль повышения доли вложений в капиталоемкий ТЭК), при этом для нефтегазового ВВП они повышаются на 0,1% - до 0,8%, а для ненефтегазового - сохраняются на уровне 6,5% (снижаются на одну сотую процента). Наращивание добычи нефти и газа не дает дополнительного импульса росту ненефтегазового ВВП. Мало меняются и другие макроэкономические параметры.

Вывод: увеличение добычи нефти и газа, а также производства электроэнергии на АЭС и ГЭС при сохранении умеренных темпов снижения энергоемкости ВВП требует существенных инвестиций, которые отвлекаются от вложения в другие, менее капиталоемкие отрасли экономики, не позволяя, таким образом, ускорить рост ненефтегазового ВВП. Потребление первичных энергоносителей в 2020 г. оказывается на 1,3% выше уровня сценария "Стратегия инерции". Чистый экспорт природного газа в 2006 - 2020 гг. остается в диапазоне 200 - 230 млрд. куб. м. (см. рис. 7). Дополнительные доходы от экспорта газа преимущественно реинвестируются на развитие самой же газовой промышленности ("самоедская" экономика). Прирост потребления природного газа в электроэнергетике снижается за счет ускоренного развития атомной и гидроэлектроэнергетики, что отчасти компенсируется ростом потребления газа на его же транспорт и на собственные нужды газовой промышленности. Объемы потребления электро- и теплоэнергии практически такие же, как и в предыдущем сценарии.

Прогноз производства и использования природного газа по сценарию "Энергоцентризм" (млрд. куб. м.)

Рис. 7

Главный вывод: за наращивание производства нефти и газа приходится платить отвлечением от развития ненефтегазового сектора экономики дополнительных ресурсов, что полностью перекрывает положительный эффект увеличения объемов добычи.

стр. 118

3. Сценарий "Четыре И" - интегральные, инновационные, интеллектуальные, индивидуально ориентированные системы энергоснабжения

Согласно третьему сценарию, в качестве компенсации недостаточной способности крупных энергетических компаний мобилизовать капитальные вложения на модернизацию и развитие мощностей по добыче и транспорту топлива и производству электроэнергии предполагаются либерализация энергетического сектора и существенное расширение рыночной ниши для независимых производителей нефти, газа, электроэнергии и тепла (распределенная энергетика).

В расчетах по этому сценарию в отличие от сценария "Стратегия инерции" было принято следующее допущение: государство проводит активную политику, направленную на повышение энергоэффективности, включая программы управления спросом и интегрированного энергетического планирования. Это позволяет утроить вклад автономного технического прогресса в снижение энергоемкости. То есть снижение энергоемкости в процессе замены оборудования у конечных потребителей энергии составит не 1, а 3% в год и дополнится структурными эффектами и эффектами от роста цен на энергоносители.

Энергетические характеристики сценария "Четыре И" разительно отличаются от двух предыдущих при сходных макроэкономических условиях. За счет активной политики повышения энергоэффективности энергоемкость ВВП снижается на 48%, или на 4,3% в год, и существующий сегодня разрыв в данной области со среднемировыми показателями практически исчезает. Потребление первичных энергоресурсов в 2005 - 2020 гг. растет только до 762 млн. тнэ (см. рис. 8). После 2010 г. Россия может динамично развивать экономику за счет использования ресурса повышения энергоэффективности, не увеличивая заметно потребления первичных энергоресурсов.

Внутреннее потребление природного газа к 2020 г. сокращается на 6 млрд. куб. м. в основном за счет уменьшения его потребления при

Прогноз роста потребления первичных энергоносителей по сценарию "Четыре И" (млн. тнэ)

Рис. 8

стр. 119

Прогноз производства и использования природного газа по сценарию "Четыре И" (млрд. куб. м.)

Рис. 9

транспорте, а также на малых котельных благодаря снижению потерь топлива в них и тепла в тепловых сетях, в том числе с учетом частичной децентрализации теплоснабжения (см. рис. 9). В электроэнергетике потребление газа увеличивается только на 15 млрд. куб. м. Даже при медленном наращивании производства газа его чистый экспорт повышается до 276 млрд. куб. м., что обеспечивает надежный источник финансирования сбалансированного экономического роста. Экспорт газа в 2020 г. в этом сценарии на 57 млрд. куб. м. больше, чем в сценарии "Энергоцентризм", где добыча газа выше на 80 млрд. куб. м.

Потребление электроэнергии увеличивается до 1400 млрд. кВт ч в основном также за счет промышленности (см. рис. 10), однако в существенно меньшей степени, чем в предыдущих сценариях. Потребление электроэнергии на одного жителя повышается с 6561 кВт ч в 2005 г. до 10439 кВт ч в 2020 г. (в жилом секторе в течение всего периода оно остается на уровне немногим более 1000 кВт ч/чел.). Доля электро-

Структура потребления электроэнергии по сценарию "Четыре И" (млрд. кВт ч)

Рис. 10

стр. 120

энергии в конечном потреблении энергии возрастает с 14 до 18%, в промышленности - с 20 до 28%, а в жилом секторе - с 9,6 до 11%. Таким образом, процессы электрификации протекают сравнительно динамично при умеренных темпах роста потребления энергоносителей.

Потребление тепловой энергии от крупных централизованных источников снижается до 1346 млн. Гкал за счет частичной децентрализации теплоснабжения и перехода ряда потребителей на газ, кардинального снижения потерь в тепловых сетях и развития энергоэффективного жилищного строительства.

В этом сценарии инвестиции в электроэнергетику до 2020 г. составляют 298 млрд. долл., что на 157 млрд. долл. меньше, чем в сценарии "Стратегия инерции". Поддержание объемов экспорта нефти и газа вплоть до 2020 г. на уровне 2006 г. не в ущерб российским потребителям возможно без дальнейшего увеличения их добычи. Инвестиционная нагрузка на экономику со стороны ТЭК существенно снижается, а способность нефтегазовых и угольных компаний, а также структур РАО "ЕЭС России" и "Росэнергоатома" мобилизовать необходимые инвестиционные средства приходит в большее соответствие с потребностью в них. Заметим, что этот вариант предполагает эффективное партнерство централизованных структур с независимыми производителями электроэнергии и тепла.

* * *

Основные результаты сравнения трех сценариев показаны на рисунках 11 - 12. Сценарии "Стратегия инерции" и "Энергоцентризм" по многим параметрам мало отличаются. Это значит, что в силу сложившейся инерции наша страна движется в направлении доминирования интересов огосударствленного нефтегазового и энергетического бизнеса.

Ресурс повышения энергоэффективности позволяет существенно ограничить наращивание производства первичных энергоносителей и электроэнергии, высвободить на экспорт 145 млрд. куб. м. газа по сравнению с инерционным вариантом. Напряженность баланса природного газа может быть заметно ослаблена только при резкой активизации государственной политики повышения энергоэффективности. Лишь в этом случае независимые производители электроэнергии и тепла смогут получить доступ к ресурсам природного газа.

Кардинально снижается потребность в строительстве новых электрических мощностей, в том числе централизованных. Повышается роль распределенного производства электрической энергии и тепла при большей приближенности к местам их потребления и при максимальном использовании интеллектуальных систем для обеспечения баланса спроса и предложения и учета индивидуальных особенностей потребителей.

На самом деле, если учитывать тормозящий эффект инвестиционной перегрузки экономики за счет отвлечения капитальных вложений в ТЭК, то потребление первичных энергоресурсов к 2020 г. может составить только 875 млн. тнэ из-за замедления роста ВВП до 4,4% в год

стр. 121

Сравнение динамики чистого экспорта газа

Рис. 11

Динамика потребности в электрической мощности на фоне выбытия действующих мощностей (млн. кВт ч)

Рис. 12

в сценарии "Стратегия инерции" или 762 млн. тнэ при росте ВВП на 5,4% в год по сценарию "Четыре И".

Ресурс повышения энергоэффективности до 2020 г. в 2 - 4 раза превышает потенциал наращивания производства всех первичных энергоресурсов (природного газа, нефти, угля, электроэнергии на АЭС и ГЭС). При этом суммарные капитальные вложения на его мобилизацию в 4 - 5 раз меньше ожидаемых капитальных вложений в ТЭК. В расчете на единицу дополнительного энергетического ресурса для экономического роста повышение энергоэффективности требует как минимум в 10 раз меньше инвестиций, чем наращивание производства энергоресурсов.

Одни только рыночные силы без развития инфраструктуры и формирования культуры принятия энергоэффективных решений позволят снижать энергоемкость ВВП не более чем на 1,5 - 2% в год. Государство должно "включить" в энергобаланс этот самый большой и равномерно распределенный энергетический ресурс и помочь становлению и развитию новой отрасли - рынка оборудования и услуг по повышению энергоэффективности. Соответствующая задача должна стать реальным приоритетом российской энергетической политики.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ЭНЕРГЕТИКА-РОССИИ-СТРАТЕГИЯ-ИНЕРЦИИ-ИЛИ-СТРАТЕГИЯ-ЭФФЕКТИВНОСТИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Marta KazakovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kazakova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. БАШМАКОВ, ЭНЕРГЕТИКА РОССИИ: СТРАТЕГИЯ ИНЕРЦИИ ИЛИ СТРАТЕГИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ? // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЭНЕРГЕТИКА-РОССИИ-СТРАТЕГИЯ-ИНЕРЦИИ-ИЛИ-СТРАТЕГИЯ-ЭФФЕКТИВНОСТИ (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. БАШМАКОВ:

И. БАШМАКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Marta Kazakova
Улан-Удэ, Russia
1083 views rating
17.09.2015 (2144 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЭНЕРГЕТИКА РОССИИ: СТРАТЕГИЯ ИНЕРЦИИ ИЛИ СТРАТЕГИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ?
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones