Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-9000
Автор(ы) публикации: Я. Ю. ВАСИЛЬЕВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Эффект Эдипа можно отнести к так называемым парадоксам времени. Он стал широко известен после того, как К. Поппер привел его в качестве аргумента против попыток создания методологии социального прогнозирования [4], хотя советский мыслитель А. Богданов задолго до Поппера еще в 20-е годы пришел к пониманию этого парадокса. В его формулировке это звучало как принципиальная невозможность предсказания управляемых явлений [8. С. 611].

Прежде всего надо сказать о самих парадоксах времени. В философском и научном обороте известны парадоксы, относящиеся как к прошлому, так и к будущему. К прошлому относится группа парадоксов "машины времени", так называемых хроноклазмов, а к будущему - "парадокс близнецов" и "эффект Эдипа".

Парадокс близнецов описывает следствия теории относительности и носит чисто физический характер. А вот хроноклазмы и эффект Эдипа связаны со свободой воли человека и его деятельностной активностью, это парадоксы, вытекающие из классической теории познания, так как они являются следствием очевидного субъектоцентризма. Именно человек как познающий и действующий субъект становится причиной парадоксов времени. Его активность, его вмешательство в прошлое или будущее являются единственным источником этих парадоксов.

Хроноклазмы (гипотетические парадоксы, возникающие при допущении возможности путешествия во времени) показывают возможные следствия вмешательства в прошлое, а эффект Эдипа - следствия познания будущего. Уже при сравнении этих парадоксов выявляется их системная взаимосвязь, оба они возможны при совершенно определенной концепции времени: прошлое мы знаем, но

стр. 127


не можем изменить, а будущее мы можем "изменить", но не знаем его. Такая гармоничная симметрия, безусловно, отражает некую важную часть нашего понимания бытия. К. Поппер [4. С. 193] и один из основателей синергетики И. Пригожий [6] полагают, что способность будущего изменяться - это условие, условие и эволюции, и порождения нового, и самой человеческой свободы.

В гносеологическом плане проблемы с предвидением будущего известны еще с древности. Если совместить этическую гносеологию Сократа "знание = истина = благо" с характеристиками известного нам временного порядка "прошлое → настоящее → будущее", то можно увидеть определенную зависимость. Знание скорее соответствует прошлому. Прошлое известно, оно одно и не может быть изменено, следовательно, и остальные элементы сократической формулы "истина" и "благо" можно отождествить с прошлым. В рамках этой формулы нет места свободе выбора (хотя это более жесткая платоновская трактовка, у Сократа она компенсирована утверждением об относительности всякого знания). Будущее дает свободу выбора, но оно непознаваемо. Видна даже некоторая симметрия. Знание - истина: нет вариантов выбора и нет деятельности (прошлое). Нет знания - есть свобода выбора, есть поле для деятельности (будущее).

Как мы уже сказали, хроноклазмы возникают при гипотетическом допущении возможности вмешательства в прошлое. Авторы многочисленных фантастических произведений, наделяя своих героев возможностью изменять прошлое, тем самым наделяют прошлое свойствами настоящего (изменчивостью), а настоящее они вынуждены наделять свойствами будущего (неизвестностью). Самым известным примером, пожалуй, является рассказ Р. Бредбери "И грянул гром". Главный герой, отправившись в далекое прошлое, случайно раздавил бабочку, а при возвращении в свое время обнаружил, что на выборах президента США победил другой человек - диктатор. На этом рассказ заканчивается. Другие писатели пошли гораздо дальше Бредбери. Если есть возможность отправиться в прошлое один раз, можно съездить туда и еще, и еще, пока не появится вариант реальности, полностью устраивающий главного героя. При таком допущении приходится устранять разрушительные противоречия, придумывая модель более высокого порядка. В частности, в фантастике широко эксплуатируется модель равноправного сосуществования альтернативных вариантов реальности. Получив возможность вмешаться в прошлое, герои разрушают всю причинно-следственную цепочку и соответственно изве-

стр. 128


стную картину настоящего, но предсказать, что получится в результате их вмешательства, каков будет новый облик реальности, они не могут.

Очевидно, что все эти вольные манипуляции со временем никак не затрагивают сущности ЭЭ (здесь и далее эффект Эдипа). Вот типичный хроноклазм. Герой отправляется в прошлое и убивает своего еще юного дедушку, а значит, не рождаются его родители, не рождается он сам, не отправляется в прошлое, никто никого не убивает, а значит, дедушка и родители живы, он рождается, вырастает, отправляется в прошлое и т.д. Ясно, что данный парадокс ничего не дает нам для понимания ЭЭ. Фантасты описали множество таких парадоксов, связанных с появлением взаимоисключающих противоречий при допущении возможности изменения прошлого. Но все они лежат в несколько иной плоскости. Единственная их связь с эффектом Эдипа - это общая концепция времени, в которой они существуют.

Эффект Эдипа - это вполне реальная проблема. Прогнозирование, несмотря на теоретическую и методологическую слабость [10], - чрезвычайно востребованная область деятельности. И проблема самоосуществления или саморазрушения прогнозов является одним из серьезных препятствий на пути построения надежных прогностических методик, на пути дальнейшего постижения сущности времени, на пути расширения горизонта нашего предвидения.

В социальных науках ЭЭ известен довольно широко. При сравнении социальных и естественных наук он трактуется по-разному: и как аналог принципа неопределенности (отсутствие границы между предметом исследования и актом мышления (наблюдения), делающий схожими ситуации в квантовой физике и в социологии) [7], и как признание невозможности сформулировать социальные законы (Хаек). ЭЭ иллюстрирует и специфику социального взаимодействия, и свободу воли человека. Проективная деятельность людей иногда даже абсолютизируется и объявляется основным механизмом социальных изменений (эту позицию мы можем встретить у Мертона).

Марксистский подход к этой проблеме, на наш взгляд, хорошо раскрыт в работе А. М. Гендина [1]. Он выделяет несколько разновидностей ЭЭ. В стихийных социальных процессах ЭЭ может выполнять роль механизма положительной обратной связи. Самоосуществление прогноза происходит потому, что "предсказание желаемого будущего соответствует интересам социальных групп и

стр. 129


стимулирует их на действия в указанном направлении" [1. С. 83]. ЭЭ выступает в таком ракурсе как проявление глубинных социальных процессов (законов). Если же нет объективных предпосылок для реализации прогноза, то и самоосуществления этого прогноза не произойдет. В регулируемых процессах он различает "ненаучную" и "научную" формы ЭЭ. Если прогноз базировался на частных устремлениях и ожиданиях, он не может быть научным, даже если подтвердился на практике. Тут Гендин делает важное замечание: "Дело в том, что сам по себе факт подтверждения эмпирией, как известно, не всегда может рассматриваться как свидетельство истинности научной теории вообще и предвидения в частности" [1. С. 85].

Также следует отметить, что ЭЭ - результат линейных, экстраполяционных методик познания будущего. Он выступает как линейный вектор, сужающий варианты будущего до состояния одной альтернативы. В таком случае его можно трактовать как гносеологический предел, показывающий границу применимости традиционных методов прогнозирования.

Хотелось бы сразу отметить, что данная работа не претендует на прорыв в этой области. Скорее это попытка проанализировать эффект Эдипа на предмет слабых мест, дающих не возможность его устранения, а, скорее, намек на пути его обхода с помощью определенных методологических уловок.

Прежде всего стоит поставить вопрос о границах понятия ЭЭ. Прогнозирование - это преимущественно сфера будущего, т. е. действие и оценка ситуации в рамках текущего момента не воспринимается как прогнозирование. Отец говорит маленькому ребенку, который изучает розетку: "Тебя ударит током". Можно ли считать эту фразу прогнозом? Допустим, что да, в таком случае эффект Эдипа привел к саморазрушающемуся прогнозу. Или такой вариант: "Завтра ты провалишься на экзамене". Или, допустим: "Через 200 лет на землю упадет астероид".

Все эти варианты отличает разница во времени, причем начальной точкой отсчета является текущий момент. Видно, что ЭЭ можно обнаружить и в малых локальных ситуациях, временной интервал которых мы воспринимаем на уровне текущего момента - настоящего, и в событиях будущего отдаленного, повлиять на которые, люди получившие такую информацию, не могут. Так где же границы ЭЭ? На наш взгляд, эффект проявляется практически сразу, как только между осмыслением ситуации и самой ситуацией появляется временной разрыв, который может вместить в себя

стр. 130


другую мысль. Это как с релятивистским эффектом: на уровне механического движения он пренебрежительно мал, но с приближением скорости движения к скорости света он уже дает о себе знать. Таким образом, появление ЭЭ может служить границей между настоящим и будущим. Это, конечно, нижняя граница ЭЭ, а верхней можно назвать момент, определяемый содержанием прогноза. Естественно, что этот момент находится на том отрезке времени, на котором субъект прогноза существует и может действовать.

При первой оценке эффекта Эдипа можно указать на возможности его узкого и расширенного толкования, что само по себе дает некоторую возможность для маневра. Все многочисленные мифы, легенды и притчи, посвященные предсказанию будущего, такие, как миф об Эдипе, о Елене Троянской, песнь о Вещем Олеге и другие, построены по одной схеме: герой узнает будущее, пытается его изменить, но от его действий ничего не меняется, и часто он сам приходит к результату, которого хотел избежать. Все эти мифы призваны иллюстрировать неотвратимость судьбы. Именно в этом контексте происходит самоосуществление прогнозов. Это значит, что эффект Эдипа первоначально отражал совершенно четкую модель времени и концепцию будущего. Эта модель характеризуется следующими положениями:

1) Жесткий детерминизм (свобода воли (выбора) отсутствует).

2) Будущее существует реально (обладает полноценным бытием).

3) Будущее неизменно (закрыто).

Поппер расширил трактовку эффекта Эдипа, добавив к возможности самоосуществления еще и возможность саморазрушения прогнозов. В общем виде этот феномен получил у него следующее определение: эффект Эдипа - это возможность информации влиять на ситуацию, к которой эта информация относится [5. С. 57]. Соответственно теория или концепция, допускающая обе возможности (и самоосуществления, и саморазрушения) богаче узкой трактовки, иллюстрируемой мифами. Теория, на которой базируется расширенная трактовка эффекта Эдипа, характеризуется следующими положениями:

1) Индетерминизм (так как признает возможность выбора (бифуркации)).

2) Будущее не существует реально (а возможно только потенциально).

3) Будущее изменяемо (открыто).

В этом и кроется противоречие. Более общая теория должна

стр. 131


включать в себя элементы более частной теории, а не исключать ее. Перспективной возможностью было бы признание правоты обоих подходов. Но из этого следует, что само время может менять свои характеристики, т. е. будущее при определенных условиях существует реально (на это косвенно указывают случаи с пассажирами самолетов, отказавшихся садиться на обреченный рейс), а при определенных условиях будущего не существует, и его можно конструировать самостоятельно.

Опираясь на такую трактовку, можно даже наметить контуры следующей онтологии. Бытие, постоянно изменяясь во времени, должно сохранять стабильность не только на уровне фундаментальных законов и принципов, но и на уровне конкретных событий и явлений. В определенной степени это достигается благодаря различной скорости протекания процессов (короткие и длинные циклы, внутреннее время различных систем и т.д.). Однако по всей видимости существует и еще один механизм, благодаря которому желательные или необходимые изменения бытия, свершившись, сохраняются и не подвергаются угрозе дальнейшей изменчивости - это детерминизм. Бытие (сущее) как бы выстреливает в будущее якорями (ситуациями, которые не должны больше изменяться), и именно они удерживают нашу действительность от хаоса и распада и притягивают в будущее всю действительность. Уже в рамках этого образа можно найти способы преодоления ЭЭ. Детерминированные элементы действительности не подлежат изменению, а значит, прогнозируемы независимо от вмешательства человека. Как их определить? Прежде всего в нашем наблюдаемом настоящем то, что в будущем сохранится (события, ситуации), должно отличаться от событий и ситуаций, которые будут принесены в жертву изменчивости и станут просто строительным материалом.

Таким образом, мы предполагаем двойственную природу будущего. В некоторых отношениях будущее существует реально, оно неизменно и его можно трактовать как элемент уже сформированной действительности. И эти области будущего должны поддаваться надежному прогнозированию. С другой стороны, в будущем, несомненно, есть области, открытые для изменения, и будущее в этом ракурсе выступает как свободное поле для строительства рождающегося бытия.

Поиск критериев, разделяющих области уже сформированного будущего и области будущего открытого, - это отдельная и большая работа. Однако при допущении такой модели и выработке

стр. 132


четких критериев, разделяющих открытое и закрытое будущее, эффект Эдипа предстанет частным случаем работы с открытым будущим. Однако отметим, что эти вольные рассуждения находятся даже не на уровне гипотезы, а скорее на уровне образов и идей. Практические шаги по поискам возможностей преодоления ЭЭ должны базироваться на устойчивых и признанных концепциях.

По сути, этих концепций, как мы уже указывали, две. Но в чистом виде они невозможны. Признание детерминированной реальности, судьбы, закрытого и четко определенного будущего приводит к отказу от принципа свободы воли, отрицанию понятия нового. Отказ от признания существования будущего влечет за собой отрицание каких-либо закономерностей и приводит к юмовской трактовке действительности. Это значит, что отрицание каких-либо детерминант, причинно-следственных отношений сводит все попытки познания и теоретического осмысления действительности к нулю. В таком случае остается лишь констатировать, что мир непознаваем и ситуативен, а следовательно, построение каких-либо наукообразных моделей и теорий, описывающих какие-либо явления, невозможно. Эту теорию можно попробовать опровергнуть. Так, ЭЭ сам по себе может трактоваться как неизбежный закон, определяющий рамки познавательной активности человека, т.е. причинно-следственная связь между информацией и прогнозируемой ситуацией все-таки присутствует.

Культурологическая трактовка социальной реальности (указывающая зависимость социальных законов от конкретных форм общественного сознания, которые только и наполняют их смыслом), также не выходит за рамки современной научной парадигмы. Внутри системы ценностей все равно существуют причинно-следственные связи. Так, европейская секуляризация сознания неизбежно приводит к страху смерти, попыткам продления индивидуального комфортабельного существования. А религиозное сознание таким страхом не обладает и соответственно легче жертвует жизнью.

Наиболее ярко выражена эта ситуация в экономике, где уже выявлено огромное количество детерминированных зависимостей, однако строгость математических выкладок сопровождается "алхимией", т.е. субъективным и волюнтаристским манипулированием известными закономерностями.

Все это говорит о том, что не надо абсолютизировать соотношение прогнозирования и планирования, при определенных обстоятельствах прогнозирование вполне возможно. Прогноз работо-

стр. 133


способен и вполне приемлем при отсутствии деятельностной активности тех, кого он затрагивает. Именно деятельность, порожденная прогностической информацией, приводит в действие ЭЭ. Прогнозирование и планирование взаимоисключают и одновременно взаимодополняют друг друга. Можно сказать, что они выступают как диалектическая категориальная пара. Прежде всего надо ввести четкое методологическое различие между такими понятиями, как прогнозирование и планирование. Планирование, по существу, - это выработка комплекса мероприятий для достижения поставленной цели. Цель всегда конкретна и находится в будущем. Прогноз не имеет цели конструировать будущее, цель прогноза - отразить будущее в настоящем. Если выразиться кратко, то прогнозирование - это попытка узнать, как будущее повлияет на нас, а планирование - это наша попытка повлиять на будущее. Таким образом, эффект Эдипа в этом аспекте проявляется как методологическое противоречие. Дело в том, что фиксация информации в любом виде - это передача ее в будущее. А любая передача информации в будущее изменяет это будущее не только через деятельностную активность субъекта, распоряжающегося этой информацией, но и самим фактом своего существования. Только содержание отличает прогностическую информации от любой другой.

Таким образом, информация наравне с материей и энергией - сама по себе полноценный элемент бытия. И естественно, что, манипулируя этой информацией, можно изменять само бытие.

Если прогнозирование возможно только при допущении того, что будущее существует независимо от нашей воли, то планирование возможно при условии, что будущего нет и его можно создать. При переходе прогнозирования в планирование как только появляется цель на основании данных прогноза (т.е. отраженного будущего) это будущее становится объектом конструирования.

Методологически планирование базируется на позитивистской установке, призывающей описывать явления, не пытаясь понять их назначение и смысл. Основатель позитивизма О. Конт выразил эту установку призывом не отвечать на вопрос "почему?", а отвечать на вопрос "как?". Прогнозирование - это скорее "эссенциалистская" аристотелевская установка, призванная не столько описывать явления, сколько раскрывать их потенциальные сущности. В соотношении прогнозирования и планирования прогноз становится составной частью системы планирования, он выполняет корректирующую роль на разных этапах реализации плана.

Теперь мы попытаемся указать ряд направлений, по которым,

стр. 134


возможно, удастся преодолеть противоречия между прогнозированием и планированием. Следует сказать, что практически все способы преодоления ЭЭ основываются на включении его самого или в прогнозируемую ситуацию, или в сам прогноз.

Первой возможностью является комплекс мероприятий, направленных на защиту прогноза от попыток его изменить. Задуманное как потенция может реализоваться или в мире языка (информации), или в мире практики. Заведомо ясно, что мысль с огромной легкостью реализуется в виде речи (набора звуков) и с огромной трудностью в виде результатов материальной деятельности. Для прогнозирования эта взаимосвязь выступает как общее правило. Эффект Эдипа реализуется только при условии вербальной передачи информации заинтересованным лицам. Действительно, этого эффекта можно избежать, соблюдая тайну. Естественно, при условии совпадения содержания прогноза и целей субъекта. Однако есть еще один аспект. Как правило, целостная прогностическая модель не воплощается в реальность. Кроме традиционного объяснения, что это следствие ЭЭ, можно предположить и другое. Так, писатель-футуролог С. Переслегин отмечает, что реальное будущее никогда не становится объектом интереса. Всех интересует проекция настоящего [3. С. 531].

Вторая возможность - это предельная схематизация ЭЭ, т.е. формальное включение ЭЭ в сам прогноз. Тут также есть две возможности. Первая - это сведение ЭЭ к двум равнозначным альтернативам. Так, кандидат на выборную должность, получив прогноз о неблагоприятном исходе выборов, будет предпринимать максимум усилий для изменения этой ситуации (классический пример саморазрушения прогноза), но если включить в прогноз и его деятельность по выправлению ситуации, то мы получим картину "витязь на распутье": направо пойдешь - будет такой результат, налево пойдешь - будет другой результат. Возможность выбора, заложенная в сам прогноз, дает человеку и свободу маневра, и оставляет человека в рамках прогнозируемой ситуации. Это возможно благодаря тому, что информация и вероятность связаны обратным соотношением. Чем больше альтернатив допускает высказывание, тем оно более вероятно и менее информативно и наоборот [9. С. 291].

Из этого следует, что информация - это структурообразующая сила нашей действительности. Информация изменяет действительность. При полном принятии этого тезиса мы приходим к модели "шахматного будущего" - будущего, представляющего со-

стр. 135


бой набор конечных просчитываемых вариантов. Эффект Эдипа в рамках этой модели как парадокс не существует.

Одним из вариантов включения ЭЭ в прогноз является модель, предложенная Гендиным. Процедура должна быть разбита на несколько этапов.

* Составляется прогноз без учета возможных воздействий на ход событий. По сути, производится экстраполяция известных тенденций в будущее (прогноз "А").

* На основании этого прогноза намечаются мероприятия по изменению нежелательных следствий и по укреплению следствий благоприятных. На данном этапе проявляет себя ЭЭ, так как прогноз "А" выступил в качестве и саморазрушившегося, и самоосуществившегося.

* В прогноз "А" вносятся коррективы, экстраполируемые параметры изменяются с учетом запланированных мероприятий. Деятельностная активность в этой коррекции выступает как одна из экстраполируемых тенденций. Появляется прогноз "Б".

По мнению автора, включение в прогноз мероприятий по его изменению только увеличивает его достоверность [1. С. 88]. По вопросу впадения в "дурную бесконечность" (ведь можно составить и прогноз "В", и прогноз "Г", и прогноз "Д" и т. д.) автор указывает, что детализирующая точность не требуется. Следует добавить, что прикладное прогнозирование идет именно по этому пути, реализуя на практике спинозовско-энгельсовский тезис о том, что свобода - это осознанная необходимость или, другими словами, возможность рационального свободного выбора между разными несвободами. Также необходимо отметить, что такой способ чреват своими сложностями. Речь идет об аналогии с игрой "чет-нечет" или потере содержания в эхо-отражениях - "я знаю, что ты знаешь, что я знаю...". Но тут мы солидарны с Гендиным: при сколь угодно многой повторяемости содержательная часть прогноза практически не затрагивается, и уже по этому смысловые наслоения третьего порядка (вторым порядком можно назвать включение ЭЭ в прогноз) практически никак не влияют на существо вопроса. Так, при угадывании, в какой руке зажата монетка, можно сколь угодно долго просчитывать варианты, но все они, по сути, будут повторением одного алгоритма.

В качестве другой возможности формализации ЭЭ для примера можно привести модель Дж. Сороса, которую он достаточно эффективно применял при анализе биржевой игры. Известный финансовый спекулянт, филантроп и политический деятель Дж. Со-

стр. 136


рос достиг больших успехов, опираясь на разработанный им вариант теории рефлексивности. Эта теория достаточно популярна, о рефлексивности также хорошо писали Лефевр, Липский и другие. Сорос применил к сфере финансов эту, по сути, философскую концепцию и, надо признать, достиг определенных успехов.

Наличие свободной воли и рациональности приводит к тому, что вместо естественной причинности, когда одни условия сменяют другие, мы имеем постоянные переходы от объективных наблюдаемых условий к наблюдениям участников и наоборот. Участники принимают решения, опираясь не на объективные условия, а на свою интерпретацию этих условий, т. е. причинная связь проходит путь не напрямую от факта к факту, а от факта к восприятию и от восприятия к факту. Однако восприятия участников соотносятся не с фактами, а с ситуацией, которая зависит от их восприятий и, следовательно, не может трактоваться как факт. Это обстоятельство вводит элемент неопределенности, затрудняющий предсказания обобщения и объяснения. Большинство наук (в том числе и экономическая наука) игнорирует это обстоятельство. Сорос попытался выработать альтернативный подход, который в качестве исходной точки берет не объективную реальность (факты), а предпочтения участников. Предпочтения чаще всего считаются заданными, и элемент неопределенности крайне незначителен. Однако существуют случаи, когда предпочтения влияют на фундаментальные условия.

Итак, первое условие теории рефлексивности - отличие гуманитарных наук от естественных - заключается в следующем:

1) Естественные науки изучают события как последовательности фактов: факт 1 → факт 2.

2) События в социальной сфере протекают по иному: факт 1 → субъективное восприятие → факт 2.

Важнейшим обстоятельством этой схемы является несоответствие фактов и восприятий. Эквивалентность между фактами и восприятием отсутствует главным образом потому, что люди ошибаются. Ошибки людей в оценке ситуации или факта - это следствие несовершенства восприятия. Люди несовершенны в своих восприятиях, они всегда ошибаются. Несовершенное восприятие - это свойство человеческой природы. Очевидно, что Сорос опирается в данном случае на трактуемую особым образом теорию отражения. Однако это не классическое отражение как появление идеального образа реального предмета. Сорос глубоко убежден в несоответствии предмета и образа: образ, во-первых, неполноценен и не

стр. 137


может уловить существенные качества объекта, а во-вторых, образ искажен субъективной оценкой или трактовкой самого человека (в терминах Сороса предпочтениями).

По своей природе восприятия уже содержат ошибку, появляется двусторонняя связь между ошибочным восприятием и реальным ходом событий, результатом этой связи выступает отсутствие соответствия между ними. Именно эта связь, расширяющая, так сказать, пропасть между субъективным и объективным, и названа Соросом рефлексивностью. Сама по себе формулировка концепции рефлексивности сопряжена с огромными трудностями. Чтобы определить степень ошибки при оценке ситуации, необходимо знать, какой была бы ситуация без восприятия участников. А это невозможно, так как мышление участников является неотъемлемой частью ситуации, о которой они размышляют. Механизм двусторонней обратной связи может вступить в действие в любое время, но не может считаться действующим постоянно.

Проще говоря, Сорос нашел способ определения ситуаций, в которых события будут совершенно противоположны тем, которые ожидаются. Ошибочные оценки и соответственно действия так влияют на ситуацию, что она в конце концов абсолютно расходится с тем, как ее отражают люди в своих интерпретациях.

В действительности в большинстве ситуаций этот разрыв является настолько слабым, что его без опасений можно игнорировать. Близкие к равновесным условия имеют определенные корректирующие механизмы, предотвращающие сильное расхождение между восприятием и реальностью; в неравновесных условиях действует механизм двойной обратной связи, восприятие и реальность не сближаются, если не происходит изменений существующих условий. Однако теория рефлексивности не может объяснять и предсказывать события так, как в естественных науках, ибо симметрия между объяснением и предсказанием недостижима.

Сорос не скрывает связи между своей концепцией и диалектикой. Но теория несовершенного понимания прямо противоречит теории тождества бытия и мышления в гегелевском понимании. Речь идет скорее о принятии метода. Другим важным аспектом концепции Сороса можно назвать роль взаимодействия в функционировании субъектов восприятия. Первое: можно выделить взаимодействие субъекта со средой. Оно имеет характер неадекватности, субъект априорно неверно оценивает реальность. Взаимодействие в этом ракурсе имеет вид искаженного отражения.Второе: именно несовершенный образ является руководством к действию,

стр. 138


т.е. ошибки в восприятии проецируются на действия субъекта и соответственно на реальность, изменяемую им. Таким образом, реальность совмещает в себе и свою настоящую сущность, и ошибочную интерпретацию самой себя. В этом аспекте противоречие становится действительным атрибутом реальности. В рамках этой модели человек несет в себе некое индетерминистское начало. Именно человек своей деятельностью привносит в окружающий мир элементы беспорядка, искусственно нагружая действительность собственными интерпретациями.Любопытный парадокс. Бытие и мышление не тождественны, но своим мышлением, пониманием и деятельностью человек втягивает реальность в рамки собственной интерпретации, получая в результате нечто третье. Это уже не чистая реальность, это не первоначальная ошибочная трактовка, это смесь реальности и трактовки, нечто третье, которое в свою очередь не тождественно ни чистой реальности, ни ошибочной интерпретации. Сразу видна классическая гегелевская схема: тезис - антитезис - синтез.

Таким образом, если учесть в прогнозе сам факт ошибочной интерпретации будущего, то при определенных условиях прогноз будет прямо противоположен ситуации, на описание которой он направлен.

В заключение хотелось бы отметить несколько перспективных направлений. Их разработка требует очень внимательного и кропотливого отношения. Эти направления уже широко эксплуатируются в философии, но их применение в прогнозировании еще ждет своего часа. Именно поэтому, признавая слабую методологическую разработанность этой сферы, мы вынуждены прибегать к образным метафорам. В частности, сложность заключается в том, что нет понятийного аппарата, способного адекватно привязать неклассическую философскую практику к области прогнозирования.

Начать следует, пожалуй, с даосской философии. В ней, как известно, деятельностный акт рассматривается как процесс спонтанного изменения предмета, причем субъект считается уже имманентно включенным в него. Это философия недеяния, невмешательства. На первый взгляд, такая интерпретация отношения к миру возвращает нас к первоначальной трактовке ЭЭ как неизбежности судьбы, но это не так. Речь скорее идет о возможности переноса деятельностной активности по коррекции прогноза в другую плоскость. Однако это очень сложная проблема, и она требует особого изучения. В прогнозировании применение практических эле-

стр. 139


ментов даосизма, возможно, позволит устранить проблему активного вмешательства в будущее.

Принятие феноменологического принципа интенциональности также позволяет выстроить довольно своеобразную онтологию. В качестве иллюстративного образа можно представить автомобиль, мчащийся ночью по пересеченной местности. Автомобиль - это настоящее, скорость и направление движения - время, свет передних фар - это прогноз, окружающее пространство - это бытие. Бытие неизменное, детерминированное, вечное. Фары высвечивают препятствие (содержание прогноза), автомобиль совершает маневр (деятельность), и фары высвечивают другую область действительности, более благоприятную. Такая картина в чем-то близка парменидо-платоновской вселенной. Будущее в таком контексте не потенция, спящая внутри системы, а реально существующая вне объекта совокупность всех возможностей, актуализирующихся под воздействием интенции. Другие возможности не разрушаются, не исчезают, они просто существуют вне сферы субъектных направленностей и целей.

Если отказать будущему в существовании, то прогноз есть только продукт работы ума, некоторым образом - симулякр, и здесь мы переходим в плоскость постмодернистской философии. В ее рамках прогнозирование - это игра пустыми смыслами, никак не относящимися к реальности. Игра как строительство умом собственного бытия. В этом ключе ЭЭ как гносеологическая проблема не существует.

Таким образом, можно подвести некоторые итоги. Эффект Эдипа как парадокс, возникающий при познании будущего, можно трактовать двояко. Во-первых, как доказательство детерминированного мира и закрытого будущего. Во-вторых, как аргумент в пользу будущего открытого и свободного мира, в котором может рождаться новое. Категоричный выбор одного из подходов непродуктивен, для допущения относительной достоверности обеих позиций можно принять концепцию двойственного будущего, которое может быть и закрытым (детерминированным), и открытым (недетерминированным).

В гносеологическом отношении ЭЭ выступает как противоречие между прогнозированием и планированием. Источником этого противоречия является специфическая природа информации. ЭЭ - это частный случай движения информации во времени. Любая информация самим фактом своего существования изменяет будущее.

стр. 140


Все эти обстоятельства значительно осложняют любые попытки построения содержательных прогнозов. Однако потребность в развитии прогнозирования довольно высока. Одним из направлений улучшения качества прогнозов может служить поиск способов нейтрализации ЭЭ.

Мы выделили несколько вариантов, в рамках которых возможно найти способы обхода ЭЭ и построения надежных прогнозов. Самым простым, можно сказать, примитивным, способом является комплекс мероприятий, направленных на защиту прогноза, прежде всего в информационном отношении. Другим способом является включение ЭЭ в сам прогноз. Можно свести ЭЭ к двум равноправным альтернативам, можно разбить процедуру составления прогноза на несколько этапов и на одном из них просто включить ЭЭ в содержание прогноза. Сорос нашел частный случай, при котором прогноз и прогнозируемая реальность будут противоположны друг другу. Это само по себе уже некоторая основа для выстраивания прогноза. Можно попробовать применить для анализа ЭЭ неклассические философские подходы. Эти направления, несомненно, заслуживают самого внимательного изучения.

В целом следует отметить, что проблема, несмотря на свою кажущуюся принципиальную неразрешимость, видимо, поддается исследованию, поэтому негативного воздействия ЭЭ на прогноз можно избежать.

Эффект Эдипа - это диалог между человеком и будущим, поиск компромисса между равноправными партнерами. Будущее показывает нам нас самих, кто мы, чего мы хотим, что мы можем. Будущее направляет нас, указывает нам дорогу. Видение будущее - ключ бытия, и эффект Эдипа помогает в этом.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гендин А. М. "Эффект Эдипа" и методологические проблемы социального прогнозирования // Вопросы философии. 1970. N 4.

2. Доброхотов А. Л. Категория бытия в классической западноевропейской философии. М., 1986.

3. Переслегин С. Из дебюта в миттельшпиль // Фантастика 2000. М., 2000.

4. Поппер К. Мир предрасположенностей два новых взгляда на причинность // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук. Карл Поппер и его критики. М., 2000.

5. Поппер К. Нищета историцизма // Вопросы философии. 1992. N 8.

стр. 141


6. Пригожин И. Определено ли будущее? М., 2005.

7. Сорос Дж. Алхимия финансов. М., 1999.

8. Социология в России. М., 1997.

9. Хинтикка Я. О подобающих (попперовских?) и неподобающих способах употребления понятия информации в эпистемологии // Эволюционная эпистемология и логика социальных наук. Карл Поппер и его критики. М., 2000.

10. Лем С. Фантастика и футурология. Т. 1. М., 2004.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ЭФФЕКТ-ЭДИПА-И-ЕГО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ-АНАЛИЗ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Galina SivkoКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://libmonster.ru/Sivko

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Я. Ю. ВАСИЛЬЕВ, ЭФФЕКТ ЭДИПА И ЕГО ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 14.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ЭФФЕКТ-ЭДИПА-И-ЕГО-ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ-АНАЛИЗ (дата обращения: 15.12.2018).

Автор(ы) публикации - Я. Ю. ВАСИЛЬЕВ:

Я. Ю. ВАСИЛЬЕВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Похожие темы
Публикатор
Galina Sivko
Краснодар, Россия
2533 просмотров рейтинг
14.09.2015 (1188 дней(я) назад)
0 подписчиков

Рейтинг
0 голос(а,ов)
Похожие статьи
К познанью Мира хватит нам Луны одной: Мир ведать — знать ее.
Каталог: Философия 
20 часов(а) назад · от Олег Ермаков
Событие №-66 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над Тамбовом необычного лица человека,похожее на Волан-де-Морта.(Россия.2018 г.) Событие №-67 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над городом Анна в штате Иллинойс гигантских облаков,напоминающих цунами.(США.2018 г.) Событие №-68 --- Знаковое событие небесно-информационного характера нашего времени - это появление в небе над городом Гэллапом в штате Нью-Мексико необычно кровавого облака.(США.2018 г.)
Каталог: Философия 
2 дней(я) назад · от Ваха Дизигов
В данной статье на фактическом материале кратко изложены принципиальные моменты создания и организации государственной ветеринарной службы на протяжении 150-летнего периода. Автором высказана личная позиция, и не ставилась цель поиска виновных в просчетах, допущенных при реформировании службы. Хотелось бы напомнить всем, кто посвятил себя ветеринарии, что 2 декабря 2018 года – юбилейная дата – 150-летие создания государственной ветеринарной службы России, внесшей значительный вклад в развитие животноводства и обеспечение ветеринарной и продовольственной безопасности страны.
Каталог: Ветеринария 
3 дней(я) назад · от Виталий Петрович Ветров
С политическими ток-шоу, изначально направленными на оболванивание россиян всё ясно. Их антинародный характер, более менее пока ещё считывается российским народом. Пока ещё, ибо в числе причин из-за которых его постигнет участь советского народа – немочь политических ток-шоу по отстаиванию интересов россиян.
Каталог: Политология 
4 дней(я) назад · от Виктор Кирсанов
Освоить Луну — чтить хозяев ее. To master the Moon is to honor its owners.
Каталог: Философия 
10 дней(я) назад · от Олег Ермаков
Россия, как одно из высокоразвитых государств современности и крупнейший международный актор в политике и экономике, стремится к признанию отечественного специалиста на мировом рынке. В эпоху государственного и духовного возрождения нашего государства приоритетная роль, безусловно, принадлежит высокообразованным людям. Отсюда проблема подготовки современного профессионально компетентного специалиста все все больше становится актуальной, ведь «профессиональная компетентность» предполагает высокий уровень профессионального образования, творческого потенциала, умение взаимодействовать.
14 дней(я) назад · от Россия Онлайн
Лудомания в Украине: подпольные казино конкурируют с лотереями и агрегаторами "Вулкан" в Интернете
19 дней(я) назад · от Россия Онлайн
В картине Вселенной дней наших отсутствует Сердце — Луна. Нет его — нет Вселенной в очах.
Каталог: Философия 
22 дней(я) назад · от Олег Ермаков
ПОСЛЕДНИЙ ВОЖДЬ ГОТТЕНТОТОВ
24 дней(я) назад · от Россия Онлайн
КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ФАШИЗМ (1930 - 1933 ГГ.)
Каталог: Религиоведение 
24 дней(я) назад · от Россия Онлайн

Либмонстр, международная сеть:

Актуальные публикации:

Загрузка...
ПОСЛЕДНИЕ ЗАГРУЖЕННЫЕ ФАЙЛЫ ЕСТЬ СВЕЖИЕ ЗАГРУЗКИ!
 

Актуальные публикации:

Загрузка...

Россия, последние СТАТЬИ:

Россия, последние КНИГИ:

Актуальные публикации:

Загрузка...

Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!
ЭФФЕКТ ЭДИПА И ЕГО ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2018, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


СЕТЬ ЛИБМОНСТР ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА

Россия Беларусь Украина Казахстан Молдова Таджикистан Узбекистан Эстония Россия-2 Беларусь-2
США-Великобритания Германия Китай Индия Швеция Португалия Сербия

Создавайте и храните на Либмонстре свою авторскую коллекцию: статьи, книги, исследования. Либмонстр распространит Ваши труды по всему миру (через сеть филиалов, библиотеки-партнеры, поисковики, соцсети). Вы сможете делиться ссылкой на свой профиль с коллегами, учениками, читателями и другими заинтересованными лицами, чтобы ознакомить их со своим авторским наследием. После регистрации в Вашем распоряжении - более 100 инструментов для создания собственной авторской коллекции. Это бесплатно: так было, так есть и так будет всегда.

Скачать приложение для смартфонов