Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16075

Share with friends in SM

В истории тюрко-татарских государственных образований позднего средневековья остаются малоизученными вопросы соотношения и взаимодействия различных уровней и структур управления в центре и на местах. Это касается и Казанского ханства с его административно-территориальным подразделением на несколько "даруг" (областей) - Арскую, Алатскую, Ногайскую и др. По ряду характеристик эти "даруги" остаются предметом научных гипотез и догадок. Упрощенная схема, представляющая их по "принципу четырех" (четыре правящих "клана" - четыре даруги), в виде неких "княжеств" правящих родов в государстве, порождает трудноразрешимые проблемы как историко-методологического, источниковедческого, так и историко-фактологического плана1.

Территориальная организация, функционирование административных даруг в Казанском ханстве поддаются реконструкции по материалам писцовых описаний Казанского уезда второй половины XVI - начала XVII века. Даруги в Казанском ханстве являлись податными округами (областями) государства; они формировались по направлениям основных сухопутных трактов (дорог) ханства. В условиях русского государства "дороги" Казанского уезда второй половины XVI - начала 1780-х годов представляли собою административно-территориальные образования, лучевидно расходящиеся от уездного центра - г. Казани - в различных направлениях. Эти "дороги", реликт эпохи Казанского ханства, изначально сохранились лишь в Казанском уезде. В XVII в. эта система была распространена и в новоколонизуемую Уфимскую провинцию (Уфимский уезд). Как показал Г. Н. Айплатов, на "дороги" подразделялся и образованный в XVII в. Уржумский уезд2. В условиях русского государства (возможно, в силу традиции эпохи ханства) в составе административных "дорог" не имелось подчиненных, нижестоящих центров, и управление исходило непосредственно из уездных городов.

Податная "даружная" система административно-территориального деления являлась следствием унитарной формы государственного устройства, характерной для восточных монархий, в том числе и Казанского ханства.


Галлям Рошид Габдельфартович - старший научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани АН РТ. Казань.

стр. 100

Она позволяла надежно поддерживать связь центра с провинциями, предупреждать всевозможные оппозиционные, сепаратистские устремления местных властителей.

"Даруги" в свою очередь, в целях обеспечения фискальных, военных интересов государства, делились на более мелкие административные единцы. Поскольку в Казанском ханстве основную массу населения составляли ясачные земледельцы, первостепенной обязанностью которых являлась уплата податей, то их разбивали на сотни (ясачные сотни). В Казанском уезде, а также в других средневолжских уездах, сохранивших в себе реликтовые атрибуты администрирования эпохи ханства, вплоть до учреждения наместничеств в 1781 г. существовал принцип сотенного подразделения ясачных поселений не только с коренным татарским, марийским и чувашским, но и с новоприбылым русским населением (особенно с конца XVII - начала XVIII века). В документах соответствующего периода упоминаются ясачные сотни и возглавлявшие их сотники. Известно о существовании в Казанском ханстве "сотных князей" из чувашей и марийцев3. Одним из организаторов сопротивления в ходе "Казанской войны" 1552 - 1557 гг. стал "сотный голова" из марийцев Мамыш-Берды4. В писцовой книге Казанского уезда 1602- 1603 гг. упоминается "Малмыжские волости сотник Тууш Балаксин"5. Также сохранилась мировая (полюбовная) отпись сотника дер. Ошабаш (Ашабаш) Арской дороги Басыбы Бачюрина от 1660 г., данная казанцу, новокрещеному князю Степану князь Яковлеву сыну Асанову6. Таким образом, сотенная организация ясачных поселений в период ханства несомненна и отмечалась даже в учебниках. В "Истории Татарской АССР" Ш. Ф. Мухамедьяров писал, что в Казанском ханстве "каждая даруга делилась на сотни - служилые и ясачные... Сотни являлись низшими админстративными единицами, соответствовавшими русским волостям"7. Сотенная организация была характерна и для других позднесредневековых татарских ханств (например, для Крымского ханства)8.

В традициях золотоордынской военно-улусной системы подразумевалось подразделение ясачных поселений на сотни, пятидесятой, десятни. В писцовой книге Казанского уезда 1602 - 1603 гг. Ивана Болтина упоминается пятидесятник дер. Большие Отмасы (Олы Укмас) Ногайской дороги Салтыш Болтаев9. Известно существование в XVII в. двух пятидесятен (Яныгитова и Тохпаева) на Горной стороне Волги в качестве самостоятельных административных единиц. Для Царевококшайского уезда, состоявшего в 1651 г. из 14 марийских волостей, было характерно деление каждой из них на несколько десятков (от 3 до 9), названных именами десятников либо сотников10.

Письменных источников периода ханства, позволяющих судить о принципах организации, жизнедеятельности ясачных сотен, не сохранилось. С. Х. Алишев отождествляет эти мелкие территориальные единицы с улусами (волостями), "во главе которых стояли хакимы". "Улусы, по-видимому, соответствовали сотням, как их стали называть уже в Русском государстве, - пишет он. - Сотни, или улусы, составлялись из нескольких, иногда десятков деревень... Во главе улуса и сотни стояли улусные, сотные князья, мурзы, старшины. При них были абызы и казии, имамы и сельские старосты"11. Алишев высказал предположение, что сотнями назывались сообщества поселений, обязанных поставлять в войско сто воинов12.

По мере укрепления в новозавоеванном Казанском Поволжье власти русского государства вместо сотенной стала вводиться волостная система управления. Однако в большинстве случаев разница между волостью с коренным населением и сотней сводилась лишь к наименованию. Новообразованные волости по-прежнему управлялись сотниками13. Например, судя по

стр. 101

материалам писцовой книги Казанского уезда 1602 - 1603 гг. Болтина, тогда Малмыжской "черемисской" (марийской) волостью управлял уже упомянутый сотник Тууш Балаксин14. Комментируя характерное выражение источников конца XVI-XVII в. - "в татарские и в чюваские в сотни и в волости и в деревни и в починки", И. П. Ермолаев заметил, что "здесь как будто сотни и волости рассматриваются как некая совокупность деревень и починков, которая в одном месте может называться сотней, а в другом - волостью"15. Возможно, что источники второй половины XVI-XVII в., оперируя понятиями "волость" и "сотня" как синонимами, лишь следуют традициям эпохи Казанского ханства.

В этой связи примечателен факт, когда князь Бакшанда Нурушев к 1602- 1603 гг. собирал с "волости" Нали Кукмор Арской дороги "з 90 з 10 дворов" (то есть со 100 дворов) дорогильные пошлины 14 рублей и 18 алтын 2 деньги, "з двора по 5 алтын" и с них же брал "с свадеб куняшную пошлину"16. При этом он не имел обязательной в других случаях царской жалованной грамоты, дающей ему юридическое право владеть этой волостью ("и государевы грамоты князь Бакшанда на то не положил"). Таким образом, князь Бакшанда Нурушев собирал ясак со 100 ясачных дворов (правда, по сумме ясака получается 97 дворов), облагая дополнительным налогом население "волости" лишь "по старине" (возможно, еще со времен Казанского ханства). Приведенный пример дает представление о соотношении понятий "улус" и "сотня", когда ясачная сотня в 100 (97 ?) дворов одновременно считалась "волостью" ("улусом") татарского феодала.

Вместе с тем есть и примеры, когда, в условиях русского государства, ясачные сотни с марийским, чувашским населением являлись лишь частью волости. Исследуя чувашские ясачные сотни XVII в., В. А. Нестеров заметил, что "в Курмышском уезде сотни невелики и очень часто включают одну-две чувашские деревни, так что сами являются составной частью волостей"17. Изучив по материалам переписной книги 1678 г. марийские ясачные волости и сотни Галицкой дороги Казанского уезда, Айплатов также сделал вывод, что для них характерна сложная структура. В составе этой административной дороги были 22 марийские волости и 13 сотен различной величины (от 50 до 200 дворов). Наряду с сотнями, включавшими несколько волостей (от двух до пяти), в составе этой дороги существовали и сотни, территориально совпадавшие с волостями. "Таким образом, - заключает Айплатов, - в XVII в. марийская сотня представляла условную величину без всякого соответствия с. наличным числом входивших в ее состав ясачных дворов и людей"18. Возможно, что возникновение этой административной несуразицы связано с деятельностью русских властей, с изменившимися политическими условиями.

Сотенное подразделение ясачных поселений Казанского уезда, других уездов Среднего Поволжья имеет черты сходства с военно-улусной организацией Золотой Орды и Казанского ханства. Исследуя общественный строй Золотой Орды, Г. А. Федоров-Давыдов обратил внимание на совпадение в ней общественной и военной структуры. "Тысяча или тумен - это не просто количество воинов, а именно такое держание, которое может выставить тысячу или десять тысяч воинов"19. Этим, с одной стороны, обеспечивалась военная мобильность государства, с другой стороны, это позволяло хану "держать в рамках особо строгой дисциплины своих вассалов"20. На случай военных действий в ханстве, помимо основного войска, состоявшего из феодальной элиты и казаков, имелись и "отряды ополчения из ясачных людей, строившиеся по территориальному и национальному признаку"21.

Принципы формирования ясачных сотен в условиях позднесредневековых тюрко-татарских государств не вполне ясны. Изначально в их основе

стр. 102

лежали взаимоотношения больших родовых групп (союзов), а затем и поземельных общин22.

Для понимания роли родо-племенных сотен в процессе развития общественных отношений уместно провести сравнение с порядками у древнегерманских племен. В их племенных государствах сотня представляла собою государственно-хозяйственную единицу, состоящую из ста или несколько более домов одного и того же рода, иногда и нескольких родов. Первоначально сотня в военном отношении равнялась приблизительно 300 лиц, носящих оружие (около ста домохозяев и около 200 сыновей). В ней насчитывалось около тысячи человек с женщинами и детьми. Позднее сотня превратилась в военно-хозяйственное товарищество. Если семья являлась первичною ячейкой государства-племени, то сотня была вторичным образованием. Соединение нескольких десятков таких "сотен" создавало племенной государственный союз. Сотня выбирала известное лицо из своей среды начальником. На войне он превращался в предводителя своего "сотенного" отряда. При этом сотня представляла собой еще и поземельную общину и постепенно превращалась в хозяйственный земледельческий округ, в известную территориальную единицу, населенную одной общиной. В позднейшую эпоху средневековья первоначальная община-сотня разбилась на более тесные мелкие общины-деревни, дожившие в Германии до новейших времен. Государственное начало постепенно лишало сотню военного значения, подчиняя ее членов графу - наместнику области. Хозяйственное же значение сотни как земельной общины исчезло естественным путем еще в Каролингскую эпоху, когда разросшиеся сотни распались на более мелкие общины - "центы", а потом и на еще более мелкие - общины-деревни23.

Конечно, общественные процессы в древнетюркском мире, средневековом тюрко-татарском обществе имели свою специфику. Вместе с тем прослеживаются и некоторые аналогии. Татарское ясачное население периода Казанского ханства "жило общинами, состоявшими из ряда поселков. Население поселков, входивших в общину, в определенное время собиралось для решения общих дел на специальные съезды, которые назывались джиенами... Подобные общины представляли пережиток более древних социальных отношений - патриархального родства". Община, объединенная джиеном, имела определенный центр, по имени которого она и называлась (например, "Ашит-джиен" и др.). Жители деревень, входивших в определенную джиенную общину, считали друг друга более близкими, чем общинников других джиенных групп. Во главе общины стояли старшины (акасакал, абызы), а над ними властвовали "многочисленные ханские чиновники и местные феодалы, управлявшие особыми округами, вилайетами или даругами, куда входили группы общин - джиенов"24. Собрание джиена решало вопросы, относящиеся ко всей общине. "Джиен устанавливал начало и конец сельскохозяйственных работ, порядок охраны посевов от хищений и пожаров, ведал раскладкой приходящихся на джиен податей и повинностей. Решение джиена было обязательно и являлось для крестьян источником обычного права"25.

Поскольку джиенные округа, конфедерации образовывались на основе патронимии (архаичной формы большого родственного коллектива), есть основание полагать, что изначально на этой же основе образовывались и ясачные сотни Казанского ханства. Правда, основы джиенной организации - экономические, кровно-родственные отношения, территориальная целостность - со временем, особенно после падения ханства, постепенно разрушались. В условиях развития товарно-денежных отношений джиены из родовой общины преобразовывались в более сложные, а впоследствии - в сельские общины26. Интересно в этом отношении территориальное сопос-

стр. 103

тавление сотен Казанского уезда второй половины XVI - начала третьей четверти XVIII в. с джиенными округами. Как следует из данных переписной книги ясачных сел, деревень Арской дороги Казанского уезда 1678 г. (перепись Матвея Супонева), тогда татарские ясачные сотни включали от одного-двух до нескольких джиенных округов, в целом и основном территориально совпадая с ними27. Современные исследователи придерживаются мнения, что общинные джиены "являлись составной частью административной системы Казанского ханства, возможно, с ней совпадая"28. Совпадение большинства центров джиенных конфедераций с центрами феодальных округов29 позволяет говорить "о связи между общинной, административной и военно-служилой системой в Казанском ханстве, хотя вопрос этот еще требует проработки"30.

Формирование сотен было непосредственно связано с возникновением населенных пунктов и развитием сети поселений. Они могли включать разное количество селений - два-три десятка и более. Семь сотен Западного Закамья XVII - начала XVIII в. изучил Р. Г. Насыров. Соотношение между самыми мелкими и крупными сотнями составляло по количеству населенных пунктов - 1 к 5; по числу дворов - 1 к 2,3; по количеству населения - 1 к 2,5. Сравнение позволило ему сделать вывод, что "при формировании сотен основным критерием служило количество дворов", так как тогда единицей налогообложения являлся ясачный двор31. По характеру размещения закамские сотни классифицируются как компактные, рассеянные и частично рассеянные32. При этом установлено генетическое родство между различными населенными пунктами, состоявшими в одной сотне33. В большинстве же сотни Западного Закамья к началу XVIII в. представляли собой единые территориальные образования, у которых земельные угодья входящих в них селений были смежными. Основные территориальные характеристики закамских сотен XVII - начала XVIII в. заключались в следующем:

- плотная концентрация населенных пунктов, не позволяющая образованию между ними поселений, подведомственных другим сотням;

- все сотни находились в центральной и южной частях западно-закамского региона, которые в тот период еще не были охвачены русской помещичьей колонизацией;

- некоторые сотни представляли собой компактную группу близлежащих поселений, образованных при одновременном заселении территории (сотни Кадеева, Алкина, Ахпулатова);

- дочерние поселения, образовавшиеся в ходе внутренней колонизации, выселялись на общие с материнскими селениями владения (сотни Тойкина, Алкина, Едгирякова);

- частичное рассеивание компактных сотен было вызвано внутрирегиональными переселениями, при которых выделившиеся селения возникали на значительном удалении от старых усадеб.

Насыров считает, что в Западном Закамье к XVIII в. "сотня потеряла значение территориального образования и существовала всего лишь как управленческое подразделение"34.

Что касается сотников во главе сотен, та эта изначально военная и полувоенная должность, по-видимому, в условиях Казанского ханства, как и позднее, была выборной. Ермолаев заметил, что эта должность не делала общинника феодалом, но "давала определенные привилегии, которые постепенно выделяли сотника из общей среды ясачного населения и превращали его в привилегированного представителя ясачных людей. В дальнейшем... служба сотников нередко превращалась в наследственную родовую службу"35. Об изначально военном или полувоенном характере должности сотника сви-

стр. 104

детельствует пример "сотного головы" Мамыш-Берды, руководившего военными действиями повстанцев против московского правительства после падения Казани в 1552 году. В этом отношении интересной параллелью выгладит организация казаков Войска Донского36 - по сотням и полусотням. У них походный атаман обладал неограниченной властью, по окончании же похода все эти избранные лица слагали с себя звания и становились в ряды простых казаков37.

Исследование статуса, функций сотников в условиях русского государства показало, что, сохраняя сотни и выборных сотников на низшей ступени государственного управления, царское правительство "стремилось привлечь местную зажиточную знать нерусских народов на свою службу... Распоряжения царских властей в нерусских поселениях осуществлялись сотниками и старостами под наблюдением и руководством воевод, и это отводило недовольство нерусского крестьянства отрицательными мерами царской администрации больше на этих представителей местной знати"38.

В сельской общине марийцев в XVIII в. обычно выбирали сотником человека "состояния доброго", который "не подозрительный и положенную на него сотническую должность исправлять может"; его утверждал в должности уездный воевода. По первому требованию сотник должен был исполнять воеводские указания и распоряжения прочих гражданских и воинских чинов. Сотник обладал некоторыми распорядительно-управленческими, административно-судебными и полицейскими функциями (небольшие дела о кражах, ссоры, драки, поимки беглых и т.п.). Но в первую очередь он отвечал за своевременный сбор подушных денег, отправку рекрутов, поставку работных людей и выполнение других повинностей39. "В десятках и пятидесятках обязанности сотников исполняли десятники и пятидесятники, которые, участвуя в управлении марийскими селениями, владели значительными участками земли"40.

Должность сотника была из тех немногих, которые в условиях русского государства могли занять представители коренных народов Среднего Поволжья. Тем не менее старост и сотников утверждали воеводы; они могли не согласиться кандидатурами по избранию и назначить других лиц по своему усмотрению41. Описывая должностные обязанности сотников в 1760-х годах, И. И. Лепехин писал, что "сотники, кроме обыкновенного суда, обязаны в случае надобности стряпать за свои деревни в присутственных местах, отводить подушные деньги, отдавать рекрут и прочее, почему сотники имеют некоторые от миру доходы. За них платят миром подушные деньги, гоняют подводы и делают на пашне помощь"42. Однако при этом на бытовом уровне жизнь сотников мало чем отличалась от рядовых общинников. Они жили в своих деревнях, наравне с другими общинниками пользовались общинными землями и т.д. В целом социальный статус сотников, несмотря на важность возложенных на них обязанностей, был не очень высоким. Материальное вознаграждение за службу состояло всего лишь в освобождении от ясачного тягла, которое возлагалось на остальных крестьян, а также в помощи односельчан при земледельческих работах. Об освобождении от рекрутской повинности в источниках не говорится. При сложении с себя полномочий сотники, по-видимому, не сохраняли за собой привилегии. По этой причине преуспевшие на службе сотники были заинтересованы в закреплении должности за своим родом43. Вспомогательную роль при сотниках играли пятидесятники, десятники, сельские старосты и выборные люди, которые по статусу и образу жизни были еще ближе к рядовым общинникам. Их круг обязанностей, по-видимому, в основном ограничивался вопросами жизнедеятельности отдельно взятой сельской общины, проблемами ее взаимоот-

стр. 105

ношений с вышестоящими властными структурами. Вероятно, в основных чертах так же строилось управление и в период Казанского ханства.

Таким образом, ясачные сотни Среднего Поволжья второй половины XVI - середины XVIII в., являвшиеся результатом общественных родоплеменных, поземельных взаимоотношений, которые сложились в предыдущие эпохи, следует рассматривать как реликт военно-административной организации Золотой Орды и Казанского ханства. Тем самым определяется важность "сравнительного изучения административно-политической терминологии восточных мусульманских государств, особенно татарских ханств и Золотой Орды"44. Исследование места, роли ясачных сотен в системе управления требует уяснения их соотношения с другими государственными и общинными структурами, такими, как "даруги", "улусы", "волости", джиенные округа и т.д. Многое здесь зависит от возможностей выявления новых источников.

Примечания

1. Попытка обоснования данной гипотезы предпринята в монографии Д. М. Исхакова. К сожалению, с тех пор эти проблемы, в основе своей исходящие из данных источниковедения, остались неразрешенными (ИСХАКОВ Д. М. От средневековых татар к татарам нового времени (этнологический взгляд на историю волго-уральских татар XV-XVII вв. Казань. 1998; Введение в историю Казанского ханства. Казань. 2005, с. 27 - 28, 66). Новейшие публикации источников XVI в. ставят перед разработчиками гипотезы трудноразрешимые проблемы. На материалах писцовых описаний Казанского уезда 1565 - 1568 гг. можно воочию убедиться в существовании тогда в Казанском уезде, помимо декларируемых Арской, Алатской, Галицкой, Ногайской дорог, и Атызской ("Атыжской") административной дороги в среднем, правом бассейне р. Казанки, вместо более поздней Зюрейской дороги (первое упоминание которой в источниках относится лишь к 1573 - 1574 гг.) - еще и Чувашской дороги с подразделением на Верхнюю, Среднюю ("Иски-Юртовскую") и Нижнюю Чувашскую дороги (Писцовые описания Казани и Казанского уезда 1565 - 1568 годов. Казань. 2006, с. 279, 281, 282, 284, 285, 287, 290, 293, 294, 299, 301, 360, 362, 491, 520). Вынос названий этих дорог в подзаглавия частей писцового материала 1565 - 1568 гг. не оставляет сомнений в их административном значении. Помимо этих "даруг", также выдвинута гипотеза о существовании в ханстве и Крымской (Буртасской) административной даруги, включавшей земли Горной стороны Волги (см.: Казанское ханство: Актуальные проблемы исследования. Казань. 2002, с. 309 - 311). Таким образом, административных даруг в Казанском ханстве оказывается не 4 (согласно гипотезе, основанной на "принципе четырех"), а не менее шести-семи. И это лишь одна из многих сложных задач в привязке административных даруг Казанского ханства к правившим в нем четырем кланам - Ширин, Аргын, Барын и Кипчак.

2. АЙПЛАТОВ Г. Н. Сотенная организация марийцев в XVII в. В кн.: Материалы I Всероссийской научной конференции финно-угроведов: Узловые проблемы финно-угроведения. Йошкар-Ола. 1995, с. 200.

3. ДИМИТРИЕВ В. Д. Документы по истории народов Среднего Поволжья XVI - начала XVII в. - Ученые записки ЧНИИ. Чебоксары. 1963, вып. 22, с. 135.

4. ХУДЯКОВ М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. Казань. 1990, с. 155 - 156.

5. Писцовая книга Казанского уезда 1602 - 1603 годов. Казань. 1978, с. 127.

6. Научная библиотека Казанского государственного университета им. Н. И. Лобачевского. Отдел рукописей и редких книг, д. 1302/33, л. 1.

7. История Татарской АССР с древнейших времен до наших дней. Казань. 1968, с. 85. Правда, каких-либо свидетельств о существовании в Казанском ханстве, помимо ясачных, сотен со служилым населением не имеется (как, впрочем, и в условиях уездов русского государства XVI-XVII вв.). Сотни с бывшим служилым татарским населением стали появляться в Среднем Поволжье лишь с начала XVIII в., в связи с их переводом в разряд государственных крестьян.

8. УСМАНОВ М. А. Жалованные акты Джучиева Улуса XIV-XVI веков. Казань. 1979, с. 207.

9. Писцовая книга Казанского уезда, с. 53.

10. АЙПЛАТОВ Г. Н. Ук. соч., с. 200.

11. Исторические судьбы народов Среднего Поволжья. XVI - начало XIX в. М. 1990, с. 52.

стр. 106

12. АЛИШЕВ С. Х. Казан ханлыгы тарихыннан. Казан. 2003, с. 26.

13. ЕРМОЛАЕВ И. П. Среднее Поволжье во второй половине XVI - XVII в. Казань. 1982, с. 142.

14. Писцовая книга Казанского уезда, с. 127.

15. ЕРМОЛАЕВ И. П. Ук. соч., с. 142.

16. Писцовая книга Казанского уезда, с. 117.

17. НЕСТЕРОВ В. А. Чувашия в составе Русского государства во второй половине XVI и начале XVII в. В кн.: Материалы по истории Чувашской АССР. Чебоксары. 1958, с. 133.

18. АЙПЛАТОВ Г. Н. Ук. соч., с. 200.

19. ФЕДОРОВ-ДАВЫДОВ Г. А. Общественный строй Золотой Орды. М. 1973, с. 48.

20. Там же, с. 50; ГОРДЕЕВ А. А. История казачества. М. 2006, с. 15.

21. История Татарской АССР. Т. 1. Казань. 1951, с. 156.

22. АЙПЛАТОВ Г. Н. Ук. соч., с. 201.

23. Энциклопедический словарь И. А. Ефрона и Ф. А. Брокгауза. Т. 30а. СПб. 1900, с. 941 - 942.

24. История Татарской АССР. Т. 1, с. 146 - 147.

25. МУХАМЕДЬЯРОВ Ш. Ф. Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства. Канд. дис. М. 1956, с. 328 - 329.

26. Татарская энциклопедия. Т. 2. Казань. 2005, с. 276.

27. Российский государственный архив древних актов (РГАДА), ф. 1209, оп. 1, ч. 2, кн. 6453; БУРГАНОВА Н. Б. О системе народного праздника джиен у Казанских татар. В кн.: Исследования по исторической диалектологии татарского языка. Казань. 1982, с. 26 - 42; УРАЗМАНОВА Р. К. Обряды и праздники татар Поволжья и Урала. В кн.: Историко-этнографический атлас татарского народа. Казань. 2001, с. 148 - 165.

28. ИСХАКОВ Д. М., ИЗМАЙЛОВ И. Л. Введение в историю Казанского ханства. Казань. 2005, с. 31.

29. Татарская энциклопедия. Т. 2, с. 276.

30. ИСХАКОВ Д. М., ИЗМАЙЛОВ И. Л. Ук. соч., с. 31.

31. НАСЫРОВ Р. Г. Сельское расселение в Западном Закамье (вторая половина XVI - начало XVIII в.). Казань. 2007, с. 149 - 158.

32. Основная часть сотни Кадырки Азикова, например, находившаяся к северу от р. Камы, представляла собой компактное образование. Меньшая закамская половина сотни отдельными "островками" протянулась с севера на юг почти на 70 км (!) (там же, с. 152).

33. Татарская энциклопедия. Т. 2, с. 151 - 153.

34. НАСЫРОВ Р. Г. Ук. соч., с. 155.

35. ЕРМОЛАЕВ И. П. Ук. соч., с. 142.

36. Исследователь истории казачества из различных теорий происхождении казаков считал наиболее достоверной "ту, что казачьи поселения были образованы вне пределов России и в условиях, от нее не зависимых... Только после покорения монголами русских княжеств и образования Золотой Орды названия "казаки" установились за частью войск, составлявших среди вооруженных сил Орды части легкой конницы" (ГОРДЕЕВ А. А. Ук. соч., с. 8, 14).

37. САВЕЛЬЕВ И. П. Древняя история казачества. М. 2007, с. 369.

38. НЕСТЕРОВ В. А. Ук. соч., с. 133.

39. ИВАНОВ А. Г. Сельская община марийцев в XVIII в. В кн.: Материалы I Всероссийской научной конференции финно-угроведов, с. 225 - 226.

40. АЙПЛАТОВ Г. Н. Ук. соч., с. 201.

41. ЕРМОЛАЕВ И. П. Ук. соч., с. 142.

42. ЛЕПЕХИН И. И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 году. Ч. 1. СПб. 1975, с. 140.

43. НАСЫРОВ Р. Г. Ук. соч., с. 157.

44. МУХАМЕДЬЯРОВ Ш. Ф. Ук. соч., с. 330.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Ясачные-сотни-XVI-XVIII-вв-как-реликт-эпохи-Казанского-ханства

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. Г. Галлям, Ясачные сотни XVI-XVIII вв. как реликт эпохи Казанского ханства // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.05.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Ясачные-сотни-XVI-XVIII-вв-как-реликт-эпохи-Казанского-ханства (date of access: 26.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. Г. Галлям:

Р. Г. Галлям → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
10 views rating
22.05.2020 (4 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов. Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
Узрев себя впритык с Причиною всего, постигнем мы, прозрев, все тайны Мира. Причина эта — есть Луна. Seeing that we are standing close to the Cause of everything, we will comprehend, having seen, all the secrets of the Universe. This Cause is the Moon.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
Лазарь Федорович Бичерахов
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рекрутская повинность в России в XIX в. на примере Вологодской губернии
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Автобиография профессора В. А. Костицына
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Самоуправление в городах Центрального Черноземья в конце XVIII - начале XIX в.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. М. ВАСИЛЬЕВ. Король Фейсал: личность, эпоха, вера
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. А. АХТАМЗЯН. Объединение Германии. Обстоятельства и последствия. Очерки
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·13 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Ясачные сотни XVI-XVIII вв. как реликт эпохи Казанского ханства
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones