Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Illustrations:

Libmonster ID: RU-6949
Author(s) of the publication: С-й

Share with friends in SM

Л. 1930, с. 241.

Разбираемая книга представляет собой собрание статей, печатавшихся в наших журналах и посвященных отдельным лидерам бешеных. Собранные вместе, эти статьи оставляют читателя несколько разочарованным. От книги таких размеров ожидаешь больше нового материала, а от автора, так долго работавшего над темой, - более ясных постановок вопроса и более осязательных выводов. Между тем после книги Альбера Матье о социальном движении эпохи террора материалы Я. М. Захера оказываются неспособными поразить новизной: они не выходят за пределы тех тем, которые Матье разрабатывал в своей книге в 1927 г. Об орлеанском бешеном Табуро-Монтиньи Матье начал писать в 1930 г., и Я. М. Захеру только и осталось, что упомянуть это имя один раз в предисловии. Между тем, как раз при той установке, которая характеризует Я. М. Захера, Табуро представляет неизмеримо больший интерес, чем Ру, Варле и Леклерк: вот, действительно, единственный бешеный, бывший не только эмпириком, но и идеологом в политике! Охват темы у Я. М. Захера определен материалами из вторых рук, - убеждение в истинности этого факта не может быть поколеблено даже ошеломительными размерами его "аппарата", которые могут только заставить воззвать к более экономному обращению с советской бумагой (нехорошо, в самом деле, когда приходится читать пять, шесть, восемь раз подряд "Ibidem, p. 721" или просто "Ibidem", - ср. с. 91, 125/216 и др.).

Что же касается общих выводов Я. М. Захера, то единственный его общий вывод, на котором стоит остановиться, сводится к тому, что бешеные не были ни коммунистами, как некогда утверждал Кропоткин, ни ординарными якобинцами левого крыла, как устанавливалось в советской литературе. И этот вывод был бы ценен, базируйся он на детальном классовом и экономическом анализе движения; однако именно здесь работа Я. М. Захера и оставляет читателя наиболее неудовлетворенным.

Конечно все это объясняется прежде всего специфическими трудностями темы. Наиболее значительная часть документов, относящихся к движению бешеных, погибла, а в плане интересов буржуазной исторической науки эго движение не стояло: книга советского историка-это первая монографическая работа о бешеных. В результате автор пошел по линии наименьшего сопротивления: распределил материал применительно к биографиям четырех лидеров движения, заключил это главой об их идеологии и предпослал 15 страниц по поводу "социальных корней".

Биографический метод изложения конечно вполне законен. Он даже имеет специальные достоинства кроме удобства изложения, когда дело идет о таких личностях, как Робеспьер, Марат, даже Шомет: это личности и сами по себе достаточно значительные и главное в них персонифицируется целое движение, эпоха, стиль. Наоборот движение бешеных - это по самому существу безличное массовое движение все те люди, которых оно вынесло на гребне, не могут претендовать на специальный исторический интерес. Автору приходится повторять четыре раза, что дачный лидер бешеных в начале революции был банальным буржуазным демократом (или, как выражается Я. М. Захер на с. 47, "интеллигентом с довольно слабо выраженной классовой сущностью"), а потом постепенно превратился в представителя интересов парижской бедноты со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Низовой и стихийный характер этого движения определяет и тот факт, что глава об его идеологии ("мировоззрении") не может оказаться политически значительной' "мировоззрения" у бешеных не было, не было даже сколько-нибудь определенной политической программы, были отдельные, отрывочные, формулированные в процессе повседневной борьбы бедноты за продовольствие политические требования. Автор аккуратно подразделяет часть книги, посвященную "идеологии" бешеных, на главы об их философских, экономических, политических и социальных "воззрениях", но внутри этих подразделений дела у него оказывается немного, несмотря на самое искреннее желание зарегистрировать все, что только можно, и подать в

стр. 205

наиболее выгодном свете значение зарегистрированного.

"Философские" воззрения приходится сразу предварять замечанием, что они не могли "сколько- нибудь существенно отличаться от идеологии монтаньяров" (с. 203). Воззрениям же экономическим соответствует такое витиеватое предуведомление: "Говорить об отсутствии оригинальности в экономических воззрениях бешеных можно только в том случае, если сравнивать их со взглядами не буржуазии вообще, а только буржуазии мелкой" (с. 213). Может быть сравнение экономических воззрений бешеных с воззрениями, скажем, феодалов или современного империализма выявило бы еще больше оригинальность этих воззрений. Но в том-то и дело, что сравнивать их приходится не с взглядами "буржуазии вообще", а с взглядами мелкобуржуазного якобинства. Но тогда-то как раз положение о политическом своеобразии бешеных станет под сомнение -в соответствии с вышеприведенной туманной фразой Я. М. Захера и в противоположность общей не вполне ясной концепции Я. М. Захера.

Будто уж так и нельзя считать бешеных просто левым флангом якобинства, т. Захер? Будто уж были в их движении принципиальные, структурные отличия? Термином "якобинство" определяется совершенно точное социально-экономическое понятие. Это мелкобуржуазный революционаризм, который в борьбе с капиталистической буржуазией не может выставить никакой творческой, экономически положительной революционной программы, который смущенно останавливается перед проблемой социальной революции, связанный своим почтением к собственности и неспособностью обобществить средства производства, но который представляет действительно народное массовое движение, который не стесняется в средствах в своей политической классовой борьбе и потому остается поучительным образцом и для пролетарской революции. Пролетарская революция, будучи столь же решительной в методах борьбы, является еще более мощным массовым движением, освобожденным от всех недостатков якобинизма: сразу ставит проблему переустройства производственных отношений, что открывает перспективу упразднения классов, не дает погрязнуть в чисто политическом терроризме и т. д. Спрашивается, какой тут третий, промежуточный, тип создает движение бешеных? Они ведь не меньше якобинцев чурались коммунизма и скорпионы своего терроризма направляли не против буржуазной собственности, а против буржуа-контрреволюционеров.

Указания на больший "социальный акцент" в политической деятельности бешеных тут недостаточно. Утверждение, что у них эгалитаризм "достиг такого углубления, при котором он уже непосредственно граничит с социализмом" (с. 126, 241) - это не аргумент за их социально- политическую самобытность, потому что это не конкретно-исторический аргумент, это "тощая абстракция". Идеология вообще вещь расплывчатая, и элементы "эгалитаризма, непосредственно граничащего с социализмом", можно ведь обнаружить не только у монтаньяров, а пожалуй и у жирондистов (Кондорсе, Рабо-Сент-Этьен, Фоше и группа Социального кружка).

Все попытки Я. М. Захера конкретизировать свою тезу, оставаясь в пределах идеологий, не могут показаться убедительными. Леклерк в августе 1793 г. предлагает нечто вроде национализации хлебной торговли (с. 169, 221)? Но ведь монтаньяры, несмотря на все торможения от идеологии, с осени того же года начали осуществлять эту программу в значительно более широком виде! Варле в период выборов в Конвент (август-сентябрь 1792) обязывал будущих депутатов "стремиться к созданию общины, всякий член которой должен получать лишь в меру того, что он ей дает" (с 125). О, это была чистая фразеология! Популярных разговоров о "communaute" Варле наверно наслушался у Фоше и Боннвиля, и отсутствие у этой communaute всякого реально-политического (а тем более революционного) смысла явствует хотя бы из того, что на той же странице Варле выдает охранную грамоту даже "крупным состояниям, нажитым посредством тонких расчетов или смелых предприятий", -он настроен только против спекулянтских капиталов, созданных "за счет народных бедствий"! Жак Ру в августе 1793 г. предлагает после войны разделить имущества контрреволюционеров среди неимущих санкюлотов (с. 98). Этот лозунг - интереснее, потому что реальнее, но он-то как раз и является типично якобинским способом "активного воздействия на социальные отношения", подобные меры робеспьеристы и попробовали в широких масштабах осуществить, начиная с весны 1794 г.!

Так же неубедительна аргументация Я. М. Захера, когда он переходит к области политической идеологии. Протесты против террора, возмущение законом о подозрительных, оппозицию диктатуре Комитета общественного спасения и требования немедленного введения в действие конституции, кажется, даже сам Я. М. Захер не склонен считать следствием принципиальных отличий "политической доктрины" бешеных от якобинцев В самом деле, против диктатуры всегда начинали вопить все, кто из субъектов диктатуры превращался в ее объекты, - вопили в свое время и эбертисты, и дантонисты.

стр. 206

Но зато Варле в сентябре 1792 г. представил Конвенту проект "специального и императивного мандата", в котором проводит идею депутатской связанности приближающей представительство к ограниченному порученству (с. 124 - 125, 224 - 226). Неумеренный энтузиазм, проявленный по этому поводу Я. М. Захером, может быть объяснен только его недостаточной осведомленностью. Требования императивного мандата, права отзыва, контроля и отчетности не только не придают проекту Варле "характер, принципиально отличный от конституции монтаньяров" (с 225), но даже не достигают той степени полноты и последовательности, с которыми они были развиты в якобинских проектах. Если монтаньярская конституция не дала им полного выражения, то это по причинам специального характера, которые должны быть известны нашему автору: после 31 мая конституция была для монтаньяров прежде всего агитационным средством, и провести в ней все якобинские политические принципы было политически невозможно. И если якобинцы уступали лидеру бешеных в последовательности проведения системы депутатской связанности, побаиваясь императивного мандата, как пережитка сословного представительства, то они далеко превзошли его в идее непосредственного участия народа в законодательстве (инициатива и санкция законов, конституционная ревизия).

Во всяком случае и Варле и якобинцы не выходят из пределов буржуазно-демократических представлений о государстве: их идеал это-парламент, сдобренный референдумом. Нет никаких оснований по поводу проекта Варле говорить, как это делает Я. М. Захер, о "пределе, за которым начинается перерастание в пролетарскую демократию", о демократическом централизме и об "явственном дыхании зарождающегося рабочего класса" (с. 124, 226 - 227).

В этих проектах Варле "дыхание рабочего класса" отсутствует так же, как в проекте государственной монополии хлебной торговли Леклерка, который, вспоминая экономические мероприятия старого режима, никак не помышлял о превращении их в опорную точку для обобществления средств производства.

Даже ряд действительно интересных политических требований бешеных частного характера, как отделение церкви от государства и изгнание богачей из армии (с. 212, 239), не создает конкретно исторической характеристики бешеных и не доказывает их принципиальных отличий от якобинцев.

При всем том остается бесспорным фактом, что бешеные были наиболее радикальным крылом якобинской революции, что им принадлежала инициатива очень многих экономических мероприятий Конвента, что это они навязали мелкобуржуазной Горе систему максимума и реквизиций, то есть разрыв блока с буржуазией. Просвета из созданного таким образом режима бешеные не видели так же, как и официальные якобинцы. Как и дня официальных якобинцев, режим государственной регламентации хозяйства оставался для них временным и чрезвычайным режимом, авторитет частной собственности, хотя бы и крупной, оставался незыблемым в их глазах, и средство к постепенному достижению "фактического равенства" Ру и Варле, как и робеспьеристы, усматривали не столько в реквизициях, сколько в распространении просвещения и успехах философии (с. 205, 237).

Конкретно-историческая характеристика движения бешеных, в частности объяснение его социального радикализма, находится, таким образом, не в его "идеологии", а в особенностях его классового состава Исследование же классового состава этого движения представляет, повторяем, очень большие трудности, так что не вина Я. М. Захера, что соответствующие главы оказались у нею наиболее поверхностными. В нынешнее время в самом деле едва ли кого удовлетворит характеристика бешеных, как представителей не "мелкой буржуазии", но (!) "ремесленников и рабочих", причем здесь же приходится подчеркивать, что "если мелкие ремесленники по своему существу принадлежат скорее к мелкой буржуазии, нежели к рабочему классу, то ведь и индустриальные рабочие того времени еще не успели мало-мальски осязательно отделиться от мелкой буржуазии" (с. 25).

После этого в той же главе можно прочесть, что движение бешеных было отчасти реакционным, потому что "рабочие домашней промышленности эпохи французской революции должны были явиться элементом объективно реакционным", но зато индустриальные рабочие ре были реакционны, и "именно постольку, поскольку бешеные выражали интересы и этой части рабочего класса, в их идеологии встречались наряду с реакционными и глубоко передовые и революционные по своему содержанию элементы" (с. 33).

Попробуйте-ка, сопоставив эти три высказывания, понять точку зрения автора! Все это не больше как словесность, в которой автору приходится верить на слово, которая нисколько не помогает понять действительность и в которой, наоборот, способен запутаться читатель, как путается и сам автор. Индустриальные рабочие, хоть и не успевшие "мало-мальски осязательно отделиться от мелкой буржуазии", оказываются однако носите-

стр. 207

лями "глубоко передовой и революционной" идеологии.

Тут же вскользь объясняются и причины борьбы реакционно-революционных бешеных с реакционной мелкой буржуазией и революционной (?) буржуазией: "Сделавшись, невзирая на свою мелкобуржуазную природу, проводниками дела всей буржуазии в целом, монтаньяры должны были притти к неминуемому столкновению с рабочими и ремесленными массами, требования которых решительно противоречили объективным задачам буржуазной революции" (с. 30 - 31). Тут у Я. М. Захера, получается некоторая "неувязка" не только с высказываниями Я. М. Захера, но и с историческими фактами. Монтаньяры пытались проводить политику, общую всей буржуазии только с июня до сентября 1793 г, "Секционная революция", знаменовавшая решительный переход Конвента на путь антибуржуазной диктатуры, происходит 4 - 5 сентября, а Жака Ру арестовывают 6 сентября, и только потом начинаются преследования остальных бешеных!

Таким образом подмена М. Я. Захером марксистского анализа социальных отношений упражнениями в марксистской терминологии благоприятных результатов не дает. Вопрос о бешеных остается открытым вопросом, проблема их социальной природы ждет еще марксистского исследования.

С-й

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Я-М-ЗАХЕР-БЕШЕНЫЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Vladislav KorolevContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Korolev

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С-й, Я. М. ЗАХЕР, "БЕШЕНЫЕ" // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Я-М-ЗАХЕР-БЕШЕНЫЕ (date of access: 21.08.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С-й:

С-й → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Vladislav Korolev
Moscow, Russia
1628 views rating
15.08.2015 (1467 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Военный ветеринарный врач, всегда и в любой обстановке, в том числе боевой, кроме своих непосредственных функций, смело брал на себя вопросы материально - тылового и бытового обеспечения войск.. Во главу своей деятельности ставил здоровье солдата и его обеспеченность. Об этих кратких эпизодах, повествуют записки нашего героя.
Гипотеза построена в первую очередь на данных полученных Бюраканской астрофизической обсерваторией в середине двадцатого века. Одной из многочисленных работ В.А. Амбарцумяна было предположение - активности ядер галактик. Было отмечено расширение планетарных туманностей и удаление масс материи от своей центральной звезды или точки образования. Выброшенное нейтронное вещество расширяясь распадается на протоны и электроны. Это является основным законом Природы - распад первоначального Нейтронного объекта на протон - электронную плазму.
Catalog: Физика 
Специальные символы в игровых автоматах "Вулкан" (Wild, Scatter и другие)
Catalog: Разное 
Yesterday · From Россия Онлайн
Наше, послевоенное поколение Советских людей прониклось уважением и любовью, к далекому и близкому Кубинскому свободолюбивому и непокоренному народу. Который, не смотря ни на что, выдерживает выбранный им путь социально-политического развития на протяжении более 60 лет! Действительно, мы были на передовом рубеже противостояния двух сверхдержав, и стояли на самом пороге «холодной войны». Наше поколение Советских военнослужащих, рядового и командного состава с честью выполнило свой воинский, интернациональный долг и историческую миссию на первой свободной территории Америки! Чем мы, воины-интернационалисты, ветераны ГСВСК и достойная смена - воины Российских Вооруженных Сил Российской Федерации, очень гордимся и надеемся на продолжение дружбы и военно-технического сотрудничества с братским Кубинским народом!
Кузьмина Зинаида Васильевна, Худобина Екатерина Юрьевна. ОТЗЫВ на автореферат кандидатской диссертации Ирины Макаровны Мирошник "Личность педагога как фактор развития эмоционально-образного восприятия музыки учащимися". Отзыв утвержден на кафедре психологии УГПИ им. И.Н.Ульянова и представлен в диссертационный Специализированный совет К-018.03.01 при НИИ ОПП АПН СССР. Защита диссертации состоялась 13 ноября 1990 г. на заседании диссертационного Специализированного совета К-018.03.01 в Ордена Трудового Красного Знамени Научно-исследовательском институте общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР (ныне это Психологический Институт Российской Академии Образования).
МАСОНСТВО В РОССИИ
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн
МАРГАРЕТ ТЭТЧЕР
8 days ago · From Россия Онлайн
К ИСТОРИИ БУРЯТСКОГО НАРОДА (БУРЯТСКИЕ ЛЕТОПИСИ)
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн
ГИБЕЛЬ МАХАТМЫ ГАНДИ
Catalog: История 
8 days ago · From Россия Онлайн
Факт, что столп нашей плоти — вода, несет смысл тайный. Мир, Лоно сущих — Река кольцевая: из Бога и в Бога поток; речь людей — явь ее. Миром сложены как Водой капли (учил Демокрит так) — ток Речи, Реки рек, есть мы, души Дýша сего.
Catalog: Философия 
8 days ago · From Олег Ермаков

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Я. М. ЗАХЕР, "БЕШЕНЫЕ"
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones