Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8217

Share with friends in SM

Книга Энгельса "Анти-Дюринг" является одним из основных произведений марксизма наряду с "Капиталом", "К критике политической экономии", "Манифестом коммунистической партии".

Написанная больше шестидесяти лет тому назад (1877 год), эта работа Энгельса и сейчас остается величайшим теоретическим оружием рабочего класса в борьбе с капитализмом, за коммунизм.

Огромное количество книг, произведений живут недолгой жизнью - годы, а то и месяцы. Произведения классиков марксизма-ленинизма бессмертны. Истинность, жизненная правда, величие произведений классиков марксизма-ленинизма с каждым годом, десятилетием, с каждым новым значительным исторических событием, с каждым новым великим открытием в различных областях науки все больше и больше подтверждаются. Наоборот, произведения врагов научного социализма, против которых выступали классики марксизма-ленинизма, давно умерли, забыты вместе с их авторами. В самом деле, кто ныне, например, читает произведения господина Дюринга, против которого выступил в своей книге Фридрих Энгельс? Вряд ли кого господин Дюринг ныне интересует. Разве только любителей различного идеологического хлама, гнилья, на которое так падки представители современной буржуазной псевдонауки. О Дюринге в наше время узнают разве лишь по названию книги Энгельса "Анти-Дюринг".

Жизнь, всемирноисторическая практика, есть критерий истины. И эта практика дала тысячи новых фактов, доказательств правоты марксизма-ленинизма и ложности, вздорности тех политических и идейных направлений, которые претенциозно выступали под флагом науки, против марксизма.

1

В своем предисловии к "Анти-Дюрингу" Энгельс так описывает обстановку и обстоятельства, побудившие его выступить с этой книгой. Германия 70-х годов XIX века. "С некоторых пор системы космогонии и вообще философии природы, политики, политической экономии и т. д. растут в Германии, как грибы после дождя. Самый ничтожный доктор философии, даже студент, вырабатывает целую "систему". Подобно тому, как в современном государстве предполагается, что каждый гражданин способен судить обо всех тех вопросах, о которых ему приходится подавать голос; подобно тому, как в политической экономии исходят из допущения, что каждый потребитель является основательным знатоком всех тех товаров, которые ему приходится покупать для своего жизненного обихода, - точно так же, повидимому, обстоит дело с наукой. Свобода науки понимается как право человека писать обо всем, чего он не изучил, и выдавать это за единственный строго научный метод. Г-н Дюринг представляет один из характернейших типов этой развязной псевдонауки, которая в наши дни повсюду в Германии лезет вперед и все заглушает громом своего высокопарного пустозвонства. Пустозвонство в поэзии в философии, политике, экономии, исторической науке, пустозвонство с кафедры и трибуны, пустозвонство везде, пустозвонство с претензией на превосходство и глубину мысли, в отличие от бесхитростного, пло-

стр. 1
ско-вульгарного пустозвонства других наций, - пустозвонство, как характернейший и массовый продукт германской интеллектуальной индустрии, с девизом: "дешево, но скверно"...1 .

В этой обстановке приват-доцент Берлинского университета Евгений Дюринг выступил со "всеоб'емлющей" системой философии, политической экономии и социализма.

Энгельс иронически пишет о том, что Дюринг бросил вызов веку как адепт и одновременно как реформатор социализма и критик марксизма. Можно было пройти мимо ничтожного Дюринга и его поверхностных, плоских, хотя и претенциозных произведений. Но в то время социал-демократическая партия Германии была еще молода; только что произошло об'единение эйзенахцев с лассальянцами. Даже вожди эйзенахцев (Бебель, Либкнехт) не отличались большой строгостью в вопросах теории. "При этом оказалось, что новый адепт социализма был принят одной частью социалистической печати с сердечностью ...эта часть партийной прессы не прочь... принять также на веру и дюринговскую доктрину. Нашлись также люди, которые уже готовились распространить эту доктрину в популярной форме среди рабочих" (стр. 4).

Сам Дюринг со своей небольшой сектой пытался всякими интригами и ухищрениями заставить тогдашний центральный орган германской социал-демократии "Volksstaat" занять благожелательную позицию по отношению к дюрингианской доктрине.

Из переписки Маркса и Энгельса видно, что Энгельс с большой неохотой решился бросить другие свои теоретические работы, чтобы заняться скучным Дюрингом, разбором и критикой его сочинений. Он согласился выступить против Дюринга, так как этого требовали интересы борьбы за пролетарскую марксистскую партию.

Из переписки Маркса и Энгельса видно, как с самого начала они отнеслись к новоявленному "пророку", выступившему с большим шумом.

11 января 1863 года Маркс писал Энгельсу:

"В Музее, где я ничего не делал, а занимался только перелистыванием каталогов, я увидел, между прочим, что Дюринг также, и великий философ. Он написал: "Естественную диалектику" против гегелевской "неестественной". Вот в чем суть дела. Господа в Германии (за исключением реакционных богословов) полагают, что диалектика Г[егеля] - "мертвая собака". На совести Фейербаха лежит большой грех в этом отношении" (стр. 393).

В другом письме, к Людвигу Кугельману (6 марта 1868 года), Маркс писал о Дюринге: "Это пренесносный, нахальный суб'ект, корчащий из себя революционера в политической экономии. Он совершил два подвига. Во-первых, опубликовал "Критические основы национальной экономики (около 500 стр.). - в теории исходит из Кэри, а затем новую "естественную диалектику", направленную против гегелевской. Моя книга (речь идет о "Капитале", первый том которого вышел в 1867 году. - Ф. К. ) поставила над ним крест в обоих отношениях. Из ненависти к Рошеру и другим он стал писать о ней. Ложь в его писании отчасти умышленная, отчасти результат недомыслия. Он знает очень хорошо, что мой метод исследования не тот, что у Гегеля, так как я материалист, а Гегель - идеалист. Гегелевская диалектика является основной формой всякой диалектики, но лишь после очищения ее от ее мистической формы, а это-то как раз и отличает от нее мой метод" (стр. 394).

В 1876 году, за год до выступления Энгельса, в печати против Дюринга, он (Энгельс) писал Марксу о той обстановке, которую создали в партии Мост и компания, находившиеся под влиянием эклектической теории Дюринга:

"В конце концов эта история (то есть интрига Моста и дюринговцев против него и Маркса. - Ф. К. ) меня рассердила до бешенства, и спрашивается, не пора ли серьезно подумать о нашем отношении к этим господам" (стр. 395).

Маркс на следующий день ответил Энгельсу:

"Мнение мое таково, что "нашу позицию по отношению к этим господам" нужно выявить только в виде решительной критики Дюринга. Он, очевидно, интриговал среди преданных ему литературных неучей-карьеристов, чтобы помешать такой критике; они, с своей стороны, рассчитывали на хорошо им известную слабохарактерность Либкнехта" (стр. 395).

Энгельс, целиком разделяя мнение Маркса о необходимости решительно выступить против Дюринга, принимается за критический разбор писаний Дюринга. Уже через три дня он, отвечая Марксу, пишет:

"Тебе хорошо говорить. Ты можешь... заниматься русскими поземельными отношениями в частности и земельной рентой вообще, и никто тебе не мешает, - я же должен... отделывать скучного Дюринга" (стр. 396).

1 Фридрих Энгельс "Анти-Дюринг", стр. 5 - 6. Госполитиздат. Л. 1938. Все последующие цитаты также даны по этому изданию.

стр. 2
Энгельс сообщает в этом же письме к Марксу свой план критического разбора дюрингианской доктрины. Он пишет, что обязательно начнет с его (Дюринга) "Курса философии", так как в этой книге лучше всего обнаруживаются слабые стороны рассуждений, развитых в "Политической экономии".

"Книга ("Курс философии". - Ф. К. ) имеет и еще одно преимущество для [критики] исторической теории Дюринга, - до него все, написанное, по этому предмету [по его мнению], чепуха, - именно из нее можно цитировать его собственные нелепости. Во всяком случае я теперь смогу его отделать, у меня уже готов план. Я начинаю совершенно деловым образом и на первый взгляд серьезно. По мере того как накопляются доказательства бессмыслицы, с одной стороны, пошлости - с другой, обращение становится резче и, наконец, в заключение, начинает барабанить градом" (стр. 397).

Энгельс блестяще осуществил этот свой план. Читатели "Анти-Дюринга" помнят, как Энгельс начинает разбор с обещаний Дюринга, с его "мировой схематики", показывает верхоглядство и никчемность взглядов Дюринга на произведениях самого Дюринга и как затем начинает его громить.

Переписка Маркса и Энгельса показывает, что книга "Анти-Дюринг" является, по сути, совместным трудом двух великих учителей пролетариата. Не только самый план научно-теоретического выступления они продумали совместно: Энгельс и Маркс обменивались мыслями по всем важнейшим теоретическим вопросам, которые Энгельс разбирал в статьях о Дюринге, печатавшихся в 1877 году в лейпцигском "Volksstaat", из которых затем составилась книга "Анти-Дюринг".

Известно, что X главу раздела "Анти-Дюринга", посвященного политической экономии, написал Маркс.

В своем письме от 5 марта 1877 года Маркс пишет Энгельсу: "Дорогой Фред!

При сем "Дюрингиана". Я не мог читать этого суб'екта без того, чтобы тут же не бить его по голове.

Теперь, после того, как я в него основательно вчитался, для чего требуются терпение и плетка под рукой... я в дальнейшем способен заниматься им спокойно" (стр. 399).

Через два дня Маркс прислал добавление к этому письму с критическим разбором, взглядов Дюринга о Юме, о физиократах. Это потом было более подробно разработано в главе "Анти-Дюринга", носящей название "Из "Критической истории".

2

Книга Энгельса "Анти-Дюринг" замечательна тем, что она охватывает все вопросы марксистского мировоззрения: философию, политическую экономию и научный социализм. Так как "системосозидающий" Дюринг в своих произведениях пытался толковать обо всем на свете, о самых различных областях знания, то Энгельсу пришлось в своем произведении, критикуя Дюринга, разоблачать его по всем затронутым им вопросам: по философии, по естествознанию, по политической экономии, по вопросам будущего устройства социалистического общества. И так как гений Энгельса был поистине всесторонним: он был знатоком естествознания своего времени, прекрасно знал историю философии и историю вообще, политическую экономию, литературу, искусство, - то, подвергая уничтожающей критике пошлые, поверхностные взгляды противника, Энгельс имел возможность развить в положительной форме марксистские взгляды по всем затронутым проблемам, начиная от вопросов происхождения солнечной системы и бесконечности вселенной, кончая вопросами семьи и пролетарской морали.

В результате получилось удивительно стройное, целостное произведение, излагающее и обосновывающее все три составные части марксизма в их неразрывной внутренней связи.

Форма изложения вопросов в "Анти-Дюринге" изумительно ясная, в чем видны глубина знания, ясность понимания предмета и блестящий литературный талант автора.

Дюринг по своим философским воззрениям был путаным, непоследовательным метафизическим материалистом. Третируя Лейбница, Фихте, Шеллинга, Гегеля как представителей "чудовищного невежественного натурфилософствования", Дюринг контрабандой ввел целый ряд положений их философии в свою "философию действительности", как он ее сам называл.

Энгельс указывает, что философия, по Дюрингу, является развитием высшей формы сознания мира и жизни и "обнимает в более широком смысле принципы всякого знания и хотения" (стр. 34).

Принципы, которые, по мнению Дюринга, должны быть предметами философии, суть "элементы, из которых может быть составлен многообразный мир знания и воли" (стр. 34).

Эти принципы Дюринг выводит не из внешнего мира, а из мышления. По мнению Дюринга, природа и человек должны сообразоваться с этими принципами. Тут все перевернуто с ног на голову. Энгельс, критикуя Дюринга, противопоставляет ему

стр. 3


Первая статья из книги Энгельса "Анти-Дюринг", напечатанная в газете "Vorwarts" от 3 января 1877 года.

взгляды последовательного материализма - диалектического материализма, "...формы бытия, - говорит Энгельс, - мышление никогда не может почерпать и выводить из себя самого, а, только из внешнего мира. Раз так, то все отношение приходится перевернуть: принципы не исходный пункт исследования, а его заключительный результат; эти принципы не применяются к природе и к человеческой истории, а абстрагируются из них; не природа, не человечество сообразуется с принципами, а, наоборот, принципы верны лишь постольку, поскольку они соответствуют природе и истории. Таково единственно материалистическое воззрение на предмет, а противоположный взгляд Дюринга, есть идеалистический взгляд, переворачивающий вверх ногами действительное соотношение, конструирующий действительный мир из мыслей, из существовавших где-то до сотворения мира схем, призраков, или категорий, совсем так, как это делает "какой-нибудь Гегель" (стр. 35).

Мир по природе своей материален, и единство мира заключается в его материальности.

Мышление, познание, как указывает Энгельс, - это продукты человеческого мозга; сам человек есть "продукт природы, развившийся в известной природной обстановке и вместе с ней. Само собой разумеется в силу этого, что продукты человеческого мозга, являющиеся в последнем счете тоже продуктами природы, не противоречат остальной связи природы, а соответствуют ей" (стр. 36).

Наши понятия, представления являются более или менее точными отражениями природы, окружающей нас и не зависящей от нашего сознания материальной действительности.

Природа, вселенная бесконечны. Пространство и время не есть формы нашего сознания, как изображал дело Кант (а вслед за, ним и Дюринг), а реальные формы существования самой природы, материи.

Как метафизик, Дюринг не мог представить себе, что бесконечная природа может существовать ввиде конечных предметов, явлений. И однако это так. Движущаяся материя сама из себя порождает все великое многообразие мира: звезды, солнечные системы, растительный и животный мир, в том числе и самого человека.

Дюринг свел все многообразные формы движения материи к простейшей, низшей форме движения - к механической силе. Тем самым он лишил себя возможности понять действительное отношение между материей и движением.

Сводя все к механической форме движения материи, нельзя об'яснить великого многообразия мира.

"Движение есть форма бытия материи. Нигде и никогда не бывало и не может быть материи без движения. Движение в мировом пространстве, механическое движение менее значительных масс на отдельных небесных телах, колебание молекул в виде теплоты или в вида электрического или магнитного тока, химическое разложение и соединение, органическая жизнь, - в той или другой из этих форм движения или в нескольких зараз постоянно находится каждый отдельный атом вещества в мире в каждый данный момент. Всякий покой, всякое равновесие только относительны, имеют смысл только по от-

стр. 4
ношению к той или другой определенной форме движения" (стр. 60 - 61).

Материя без движения не мыслима, так же как и движение без материи. "Движение поэтому точно так же нельзя создать и разрушить, как и самую материю..." (стр. 61). Они вечны, никем не созданы и будут существовать всегда. Движущаяся материя или материальное движение могут перейти из одной формы в другую, но они неразрушимы. Этот взгляд диалектического материализма базируется на основных законах современной физики и химии - законах сохранения и превращения материи и энергии.

3

Дюринг в своих произведениях проповедывал беспросветную метафизику - метод, способ мышления, приводивший его к самым безвыходным, вопиющим противоречиям и нелепостям. Энгельс на протяжении всей своей книги противопоставляет метафизике диалектику как единственно научный метод познания, подтверждаемый естествознанием и историей.

"Для метафизика, - пишет Энгельс, - вещи и их мысленные отображения, т. е. понятия, суть отдельные, неизменные, застывшие, раз навсегда данные предметы, подлежащие исследованию один после другого и один независимо от другого. Он мыслит сплошными неопосредствованными противоположностями; речь его состоит из: "Да - да, нет - нет; что сверх того, то от лукавого". Для него вещь или существует или не существует, предмет не может быть самим собою и в то же время чем-нибудь другим; положительное и отрицательное абсолютно исключают друг друга; причина и действие по отношению друг к другу тоже находятся в неизменной противоположности. Этот способ мышления потому кажется нам на первый взгляд вполне убедительным, что он присущ так называемому здравому смыслу. Но здравый человеческий смысл, весьма почтенный спутник в домашнем обиходе, между четырьмя стенами, переживает самые удивительные приключения, лишь только он отважится пуститься в далекий путь исследования. Точно так же и метафизический образ мышления, вполне законный и, смотря по характеру предмета, даже необходимый в известных, более или менее обширных областях, рано или поздно достигает тех пределов, за которыми ой становится односторонним, ограниченным, абстрактным и запутывается в неразрешимых противоречиях, потому что за отдельными вещами он не видит их взаимной связи, за их бытием не видит их возникновения и исчезновения, за их покоем не видит их движения, за деревьями не видит леса" (стр. 21 - 22).

Энгельс показывает, как и при каких условиях возник и получил в естествознании и философии распространение метафизический метод мышления.

Взгляд древнегреческих философов на природу был стихийно диалектический: они рассматривали природу такой, какой она есть. Но этот взгляд в то время еще не опирался на опытное естествознание и поэтому по необходимости ограничивался общей картиной природы, не давая звания частностей, знания отдельных предметов. Естествознание в подлинном смысле слова начинается лишь со второй половины XV века. Первые ступени развития современного естествознания были связаны с изучением отдельных предметов, с расчленением природы на отдельные части, разделением явлений природы по группам, видам, с классификацией растительных и животных видов, с анатомическим исследованием внутреннего строения организмов и т. п. С этим связаны были исполинские успехи естествознания в XV-XVIII столетиях.

Но этот же способ исследования природы, как указывает Энгельс, оставил у нас привычку рассматривать явления природы в их обособленности, изолированности, вне великой общей связи, не в движении, а в покое, не как существенно изменяющиеся, а как вечно неизменные, не как живые, обновляющиеся, а как мертвые.

Этот взгляд на природу был привнесен из естествознания в философию Бэконом и Локком в Англии и Лейбницем в Германии. Когда уже в самом естествознании накопился, колоссальный фактический материал, не укладывавшийся в прокрустово ложе метафизики, когда естествоиспытателя, руководствуясь метафизикой, сами наталкивались на непреодолимые трудности, со всей остротой встал вопрос о возврате к диалектическому методу как единственно правильному методу мышления.

Первым, кто пробил брешь в метафизическом царстве, был Кант со своей знаменитой небулярной теорией. Научный подвиг Канта состоял в том, что он неизменную и вечную солнечную систему, какой она была в представлении Ньютона, превратил в исторический процесс; солнечная система, по Канту, некогда возникла из вращающейся туманной массы.

Эта теория Канта полстолетия спустя была математически обоснована Лапласом, а еще через полстолетия спектроскоп доказал наличие во вселенной гигантских скоплений вращающихся газообразных масс различной степени сгущения.

стр. 5
Свое завершение немецкая классическая философия нашла в Гегеле, заслугу которого Энгельс видел в том, что он впервые представил весь естественный, исторический и духовный мир в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии и пытался раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития.

Гегель первый в новое время пытался дать всестороннее обоснование диалектической логики, диалектического метода. Но он развил диалектику, исходя из ложной, идеалистической основы. В силу этого его диалектика носила мистический характер. Маркс и Энгельс подвергли диалектику Гегеля критике и коренной переработке. Создавая материалистическую диалектику, они опирались на великие открытия в области естествознания, на великий опыт классовой борьбы. "Природа есть подтверждение диалектики, и мы должны быть благодарны современному естествознанию за то, что оно доставило для этого подтверждения необыкновенно богатый и ежедневно накопляющийся материал и тем самым доказало, что дела обстоят в природе в последнем счете диалектически, а не метафизически [что она движется не в вечно однородном, постоянно сызнова повторяющемся круге, а переживает действительную историю. Здесь следует указать прежде всего на Дарвина, который нанес сильнейший удар метафизическому взгляду на природу, доказав, что весь современный органический мир, растения и животные, а следовательно также и человек, суть продукты процесса развития, длившегося миллионы лет]" (стр. 23).

Диалектику Энгельс определяет как науку об общих законах развития природы, общества и мышления. Энгельс приводит из различных областей естествознания и истории многочисленные примеры, показывающие универсальный, всеобщий характер законов диалектики.

"Когда мы мысленно рассматриваем природу или историю человечества или нашу собственную духовную деятельность, - говорит Энгельс, - то перед нами сперва возникает картина бесконечного сплетения связей и взаимодействий..." (стр. 20).

Все явления в природе и в обществе находятся во внутренней органической связи и взаимодействии. И правильно познать их, изучить возможно лишь тогда, когда их, явления, изучают в этой естественной, всеобщей, внутренней связи друг с другом, с окружающей средой, с условиями, вызвавшими к жизни данные явления.

Природа находятся в вечном процессе движения, изменения, развития, обновления. Ничто в ней "не остается неподвижным и неизменным, а все представляется движущимся, изменяющимся, возникающим и исчезающим" (стр. 20).

Точное знание о вселенной, о ее развитии, а также о развитии самого человека можно приобрести лишь с помощью диалектического метода, "принимая постоянно в соображение общее взаимодействие между возникновением и исчезновением, между прогрессивными изменениями и изменениями регрессивными" (стр. 23 - 24).

Но общая линия развития в природе и обществе несмотря на временные, частные, попятные, регрессивные движения идет снизу вверх, от низшего к высшему, от простого к сложному. Об этом свидетельствует и образование солнечных систем из бесформенных газообразных масс. Об этом свидетельствует история развития земли, развитие растительного и животного мира от простейших органических образований до челнока, развитие общества от первобытно-общинного строя через рабство, феодализм и капитализм к коммунизму, развитие человеческого познания от первых проблесков сознания дикаря до современных вершин науки и философии.

Энгельс показал на примерах из области физики, химии, истории, что изменения, развитие в природе и обществе носят скачкообразный характер; постепенные, медленные, количественные изменения явлений вызывают изменения коренные, качественные.

Скачки революции, перерывы постепенности, так пугающие метафизика, филистера, оппортуниста, есть всеобщий закон развития, действующий и в природе и в обществе.

Дюринг обрушился и на диалектический закон перехода количества в качество и обратно, не дав себе труда понять суть этого закона.

Критикуя применение Марксом этого закона в "Капитале", Дюринг писал: "Разве не комично, например, выглядит ссылка на спутанное и туманное представление Гегеля о том, что количество переходит в качество, и что поэтому аванс, достигший известной границы, становится уже, благодаря одному этому количественному увеличению, капиталом?" (стр. 129).

Дюринг здесь прямо фальсифицировал Маркса.

На самом деле в "Капитале" Маркс лишь после тщательного анализа постоянного и переменного капитала и прибавочной стоимости делает вывод, что "не всякая произвольная сумма денег или стоимостей может быть превращена в капитал; напротив, для такого превращения в руках отдельного владельца денег или товаров

стр. 6
должен находиться известный минимум денег или меновых стоимостей" (стр. 129 - 130). Этот минимум различен для различных периодов развития.

Маркс приводит доказательства правильности этого положения и лишь после этого делает замечание: "Здесь, как и в естествознании, подтверждается верность закона, открытого Гегелем в его логике, что в известном пункте чисто количественные изменения переходят в качественные различия" (стр. 130).

Движущей силой развития в природе и обществе являются противоречия, возникающие в явлениях, борьба противоположностей, происходящая на основе этих противоречий.

Дюринг считал, что противоречие является бессмыслицей, нелепостью, абсурдом, что оно может быть присуще лишь сознанию, но не является реальным, не присуще самой действительности.

Конечно, писал Энгельс, пока мы рассматриваем вещи, явления в состоянии покоя и безжизненности, изолированно друг от друга, рядом или одну вслед за другой, мы не обнаруживаем противоречий в них.

"Но совсем иной оборот принимает дело, когда мы начинаем рассматривать вещи в их движении, в их изменяемости, в их жизни, в их взаимном воздействии одна на другую. В этом случае мы тотчас же попадаем в область противоречии. Движение само есть противоречие; уже простое механическое передвижение может совершаться лишь так, что данное тело в один и тот же момент времени находится в одном месте и одновременно в другом, что оно находится в том же самом месте и не находится в нем. Постоянное возникновение такого противоречия и одновременное его разрешение именно и образует движение" (стр. 125).

Если уже простая форма движения содержит в себе противоречие, то это еще в большей мере характерно для высшей формы движения. Так, процесс жизни организма состоит в том, что одни его клетки отмирают, другие нарождаются. Следовательно, каждый организм есть в каждый момент тот же и вместе с тем уже иной: в нем идет процесс обновления клеток. И как только этот процесс отношения прекращается, наступает смерть.

Противоречивый характер носит и наше познание: человеческое мышление по природе своей безгранично, и в то же время оно осуществляется людьми, способности которых ограничены, людьми, познание которых ограничено определенными историческими условиями. Это противоречие разрешается в бесконечном ряде последовательных поколений, сменяющих друг друга, в бесконечном прогрессе человеческого познания, приближающегося все больше и больше к абсолютной истине, никогда ее полностью, до конца, не достигая. Так диалектика решает вопрос об отношении относительной и абсолютной истины.

Энгельс, критикуя Дюринга, особо останавливается на законе отрицания отрицания, показывая, какое значение этому закону придавал Маркс в "Капитале" (пример: отрицание капитализмом собственности, основанной на личном труде, и неизбежность уничтожения самой капиталистической собственности собственностью социалистической (экспроприация экспроприаторов).

4

Энгельс в "Анти-Дюринге" вскрывает непоследовательность, ограниченность домарксовских форм материализма и показывает, обосновывает всесторонность, последовательность современного материализма - диалектического материализма. Дюринг, повторяя доводы домарксовских форм ограниченного материализма, пошел даже вспять по сравнению с французскими материалистами.

Для французского материализма XVIII века было характерно наивно-революционное, простое отрицание всей предшествующей истории. Последняя, с точки зрения французских просветителей, в том числе и французских материалистов, была сплошной цепью ошибок и заблуждений. В противоположность этому идеалистическому взгляду на историю Маркс и Энгельс рас-

Титульный лист первого издания "Анти-Дюринга". 1877 год.

стр. 7
сматривали общественное развитие как закономерный, необходимый процесс. Маркс и Энгельс, распространив диалектический материализм на познание истории общественной жизни, создали исторический материализм, науку о законах общественного развития. В противоположность идеалистам, навязывающим истории "законы", принципы, выведенные из головы, Маркс и Энгельс видели свою задачу в том, чтобы открыть внутренние об'ективные законы исторического развития в самой истории, в самой общественной жизни.

"Материалистическое понимание истории исходит из того положения, что производство, а вслед за производством и обмен продуктов служат основанием всякого общественного строя; что в каждом исторически возникающем обществе распределение продуктов, а с ним и расчленение общества на классы или сословия определяются тем, как и что производится этим обществом и каким способам обмениваются произведенные продукты. Отсюда следует, что коренные причины социальных перемен и политических переворотов нужно искать не в головах людей, не в растущем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способов производства и обмена; другими словами - не в философии, а в экономике данной эпохи. Пробудившееся сознание неразумности и несправедливости существующего общественного устройства, убеждение в том, что "безумством мудрость стала, благо - злом", служит лишь указанием того, что в методах производства и в формах обмена незаметно совершились такие изменения, которым уже не соответствует общественный порядок, выкроенный по мерке старых экономических условий. Из сказанного ясно, что и средства для устранения осознанного зла должны заключаться - в более или менее развитом виде - в самих изменившихся условиях производства. Ум человеческий не может изобрести эти средства, он должен открыть их в данных материальных фактах производства" (стр. 278 - 279).

В подготовительных работах к "Анти-Дюрингу" Энгельс, критикуя идеалистическое понимание истории, писал: "Взгляд, согласно которому идеями и представлениями людей созданы условия их жизни, а не наоборот, опровергается всей историей, в которой до сих пор всегда достигалось нечто иное, чем то, чего желали, а в дальнейшем ходе в большинстве случаев даже противоположное" (стр. 382).

В самом деле, вот французские просветители XVIII столетия. Они просветили головы французов для предстоявшей революции. Просветители сами выступали как революционеры, отвергая всякие внешние авторитеты. Все общественные учреждения, взгляды на природу и общественную жизнь, религию, нравы - все они подвергли беспощадной критике, призывали на суд разума. "Разум стал единственным мерилом всего существующего. Это было то время, когда, по выражению Гегеля, "мир был поставлен на голову", т. е., когда человеческая голова и открытые при помощи ее мышления положения пред'явили притязания служить единственным основанием всех человеческих действий и общественных отношений и когда вслед за тем противоречившая этим положениям действительность была фактически перевернута вверх ногами. Все прежние формы общества и государства, все традиционные представления были признаны неразумными и отброшены как старым хлам; мир до сих пор руководился одними предрассудками, и все его прошлое достойно лишь сожаления и презрения. Теперь впервые взошло солнце, наступило царство разума, и с этих пор суеверие и несправедливость, привилегии и угнетение уступят место вечной истине, вечной справедливости, вытекающему из законов природы равенству и неот'емлемым правам человека" (стр. 16 - 17).

Просветители искренно выступали от имени всего человечества, они верили, что установится подлинная свобода, равенство и братство, воцарится разум и справедливость. На деле царство разума оказалось лишь идеализированным царством буржуазии, а вечная справедливость воплотилась ввиде продажной буржуазной юстиции; равенство оказалось равенством сытого и голодного, равенством эксплоатируемого с эксплоататором. "Права человека" воплотились в права буржуазной собственности, об'явленной буржуазией священной.

Государственное устройство, описанное в "Общественном договоре" Руссо, на деле оказалось буржуазной демократической республикой. Свобода, которую, как восход солнца, приветствовали французские просветители и революционеры XVIII века, оказалась свободой продажи рабочими своей рабочей силы капиталистам, т. е. свободой эксплоатации капиталистами рабочих. Лишь одна форма рабства, эксплоатации была заменена другой, более утонченной и изощренной, но также бесчеловечной и невыносимой.

"Столь же мало, как и все их предшественники, великие мыслители XVIII века могли выйти за пределы, которые им ставила их собственная эпоха" (стр. 17).

стр. 8
Вскоре после утверждения буржуазных порядков выступили великие социалисты-утописты: Сен-Симон, Фурье, Оуэн. Они подвергли критике капитализм, об'явили неразумным и несправедливым то, что французские просветители считали разумным и справедливым.

Но как ни была сурова и справедлива эта критика, как ни была различны идеалы французских просветителей XVIII века и социалистов-утопистов, их подход к истории, к общественной жизни был идеалистическим. Как те, так и другие, по сути дела, не рассматривали историческое движение как строго закономерный, необходимый процесс; они не понимали решающей роли условий материальной жизни общества, роли классовой борьбы как движущей силы истории (хотя у Сен-Симона и содержатся отдельные гениальные догадки о роли классовой борьбы в прошлом, но и он рассматривал пролетариат лишь как страдающую массу, видя средство осуществления своих идеалов в проповеди, а не в классовой борьбе пролетариата).

Утопический социализм был продуктом еще не вполне созревших капиталистических противоречий, продуктом недостаточной зрелости рабочего класса.

Энгельс показывает, какие исторические условия, факты определили возникновение материалистического понимания историй, марксистской теории классовой борьбы, научного социализма.

"В 1831 г. в Лионе произошло первое рабочее восстание; с 1838 по 1842 г. первое национальное рабочее движение, движение английских чартистов, достигло своей высшей точки. Классовая борьба между буржуазией и пролетариатом стала занимать первое место в истории наиболее развитых стран Европы, по мере того как развивались, с одной стороны, крупная промышленность, а с другой - новоприобретенное политическое господство буржуазии. Факты все с большей и большей наглядностью показывали всю лживость учения буржуазной экономии о тождестве интересов капитала и труда, о всеобщей гармонии и о всеобщем благополучии народа, которое будто бы должно явиться следствием свободной конкуренции...

Новые факты заставили подвергнуть всю прежнюю историю новому исследованию, и тогда выяснилось, что вся прежняя история [за исключением - первобытного состояния] была историей классовой борьбы, что борющиеся друг с другом общественные классы являются в каждый данный момент результатом способов производства и обмена, словом - экономических отношений своего времени. Экономический строй общества каждой данной эпохи представляет собою ту реальную основу, свойствами которой об'ясняется в последнем счете вся надстройка правовых и политических учреждений, равно как религиозных, философских и прочих воззрений каждого данного истерического периода" (стр. 26 - 27).

Социализм, как указывает Энгельс, теперь, уже после открытия материалистического понимания истории, не рассматривается как случайное открытие того или иного гениального ума, а как результат классовой борьбы двух исторически возникших классов - пролетариата и буржуазии. Благодаря тому что Маркс открыл материалистическое понимание истории и разоблачил тайну капиталистического производства, создав теорию прибавочной стоимости, социализм превратился из утопии в науку.

В отделе "Социализм" Энгельс дает глубокий анализ отдельных противоречий капиталистического общества и показывает, что главное противоречие капиталистического общества - это противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения. Это противоречие неустранимо в рамках капитализма и ведет его к гибели.

С ходом развития капитализма все более и более углубляются и обостряются противоречия между пролетариатом и буржуазией. Для пролетариата становятся вопросом жизни и смерти пролетарская революция, борьба за установление диктатуры пролетариата как условие сознания социализма - нового общества, не знающего антагонизма классов. Совершить освобождающий мир подвиг - историческое призвание современного пролетариата.

В заключительных строках главы "Очерк теории" Энгельс рисует картину неизбежной гибели капитализма и торжества нового общественного строя в результате насильственной социалистической революции:

"Вместе с захватом средств производства обществом устраняется товарное производство, а вместе с тем господство продуктов над производителями. Анархия общественного производства заменяется организацией его по заранее обдуманному плану. Прекращается индивидуальная борьба за существование. Таким образом, человек окончательно в известном смысле выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Жизненные условия, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы в той мере, в какой они становятся господами своих собственных обществен-

стр. 9
ных отношений. Законы их собственных общественных действий, противостоящие людям до сих пор как чуждые, господствующих над ними законы приводы, вполне сознательно применяются ими и, следовательно, подчиняются их господству. Общественное бытие, до сих пор казавшееся людям как бы дарованным свыше природой и историей, становится их собственным, свободным делом. Об'ективные, чуждые силы, господствовавшие над историей, поступают под контроль самого человека. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение обще ответные причины будут иметь в значительной и все возрастающей степени желаемые действия. И это будет скачком человечества из царства необходимости в царство свободы" (стр. 296 - 297).

Взгляды, идеи, развитые Энгельсом в "Анти-Дюринге", получили свое дальнейшее развитие в трудах Ленина и Сталина.

Прямым продолжением философских работ Маркса и Энгельса является великий труд Ленина "Материализм и эмпириокритицизм", в котором Ленин нанес сокрушительный удар попыткам махистов ревизовать философию марксизма в момент, когда рецидив идеализма, мистицизма и мракобесия стал опаснейшим для рабочего движения союзником политической реакции в России и в странах Европы. Эта защита теоретических основ марксизма и материалистическое обобщение Лениным важнейших новых достижений науки за без малого полтора десятка лет после смерти Энгельса обогатили марксистскую науку новыми выводами и сослужили громадную службу в деле выработки единого, стройного, цельного марксистско-ленинского мировоззрения у нового поколения борцов за диктатуру пролетариата в период подготовки второй революции в России.

Товарищ Сталин в своей гениальной работе "О диалектическом и историческом материализме" обобщил на основе невиданного по богатству опыта эпохи империализма и победы социализма в СССР все то новое, что дала марксистско-ленинская наука за 30 лет со времени исторического выступления Ленина на философском фронте. Эта работа товарища Сталина, являющаяся вершиной марксистско-ленинской философской мысли, идеологически вооружает десятимиллионную армию советской интеллигенции, широкие массы революционных рабочих всех стран на борьбу за победу коммунизма в СССР и во всем мире.

Особо следует сказать о высказываниях Энгельса об условиях отмирания государства.

Энгельс, как известно, исходя из положения о невозможности победы социалистической революции в одной стране, не ставил вопроса о судьбе государства отдельной страны победившего социализма, развивающейся в условиях капиталистического окружения. Энгельс дал лишь общую картину постепенного отмирания, засыпания государства после свержения буржуазии и победы социалистической революции в большинстве капиталистических стран.

Изучение новой, империалистической стадии капитализма привело Ленина и Сталина к выводу о возможности победы социализма сначала в немногих или даже только в одной капиталистической стране и о невозможности одновременной победы его во всех странах. Победа Великой Октябрьской социалистической революции блестяще подтвердила эту ленинскую теорию.

Товарищ Сталин, опираясь на новый исторический опыт существования социалистического государства в обстановке капиталистического окружения, учит, что в этих условиях необходимо всемерно укреплять социалистическое государство, что государство сохранится и при коммунизме, если еще сохранится враждебное социализму капиталистическое окружение. Социалистическое государство может отмереть лишь после победы коммунизма во всем мире. Это учение товарища Сталина есть дальнейшее развитие марксистского учения о государстве.

Книга Энгельса "Анти-Дюринг" есть одно из величайших творений человеческой мысли, источник великих, бессмертных идей, зовущих пролетариат всех стран к борьбе за новый мир - мир коммунизма. Эта книга вооружает человечество новым научным мировоззрением.

Книга "Анти-Дюринг" есть глубоко партийная книга. Она есть великий документ партийной борьбы. Она проникнута огнем великой страсти, ненависти к буржуазии и безграничной любви к рабочему классу, к человечеству.

Мысли, идеи этой книги, как огненные стрелы, насмерть разят врагов рабочего класса, сплачивают силы пролетариата, освещают путь его борьбы, дают уверенность в победе.

Эта книга будет жить века, она по истине бессмертна. Эту книгу Ленин назвал настольной книгой каждого сознательного рабочего, каждого сознательного борца за коммунизм.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-АНТИ-ДЮРИНГ-Ф-ЭНГЕЛЬСА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Анастасия КольцоContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Kolco

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ф. КОНСТАНТИНОВ, "АНТИ-ДЮРИНГ" Ф. ЭНГЕЛЬСА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-АНТИ-ДЮРИНГ-Ф-ЭНГЕЛЬСА (date of access: 16.12.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ф. КОНСТАНТИНОВ:

Ф. КОНСТАНТИНОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Russia
1087 views rating
31.08.2015 (1568 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
СПРАВКА О НАРОДАХ СССР, СОХРАНЯВШИХ ДО УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ ПЕРЕЖИТКИ РОДОПЛЕМЕННОГО БЫТА
Yesterday · From Россия Онлайн
ТРАДИЦИОННЫЕ ВЕРОВАНИЯ ЗАКАМСКИХ УДМУРТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ
Yesterday · From Россия Онлайн
УЧЕНИЕ КУНТА-ХАДЖИ В ЗАПИСИ ЕГО МЮРИДА
Yesterday · From Россия Онлайн
ВИРДОВЫЕ БРАТСТВА В ИНГУШЕТИИ
Yesterday · From Россия Онлайн
КУЛЬТ МУСУЛЬМАНСКИХ СВЯТЫХ В АСТРАХАНСКОМ КРАЕ
Yesterday · From Россия Онлайн
ТАРИКАТ, ЭТНИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА В ДАГЕСТАНЕ
Yesterday · From Россия Онлайн
РАИЛЬ ГУМЕРОВИЧ КУЗЕЕВ (1929 - 2005)
Yesterday · From Россия Онлайн
ФЕНОМЕН УСТОЙЧИВОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ УЙЛЬТА В КОНТЕКСТЕ ЭТНОНИМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ НАРОДОВ СЕВЕРА (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО XXI В.)
Catalog: География 
Yesterday · From Россия Онлайн
РОССИЙСКИЕ АРМЯНЕ И ИХ ИССЛЕДОВАТЕЛИ
Yesterday · From Россия Онлайн
КРАСНОДАР - КАРАБАХ - МОСКВА: ОПЫТ ДИАЛОГИЧЕСКОЙ АВТОЭТНОГРАФИИ
Yesterday · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"АНТИ-ДЮРИНГ" Ф. ЭНГЕЛЬСА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones