Libmonster ID: RU-16666
Author(s) of the publication: Т. Мустафазаде

Как известно, после убийства шаха Ирана Надир-шаха Афшара придворными в 1747 г. азербайджанскому народу, ведущему уже несколько десятилетий кровопролитную борьбу за независимость, удалось сбросить иранское иго. Однако в силу ряда исторических причин на территории страны образовалось не единое государство, а около 20 самостоятельных и полузависимых мелких государственных образований - ханств. Среди них особо важную роль играло Кубинское ханство, правитель которого Фатали-хан распространил свою власть на весь Северо-Восточный Азербайджан. В силу своего географического расположения азербайджанские ханства имели тесные экономические контакты с Россией. Известный азербайджанский историк Г. Б. Абдуллаев в двух исследованиях, посвященных истории взаимоотношений Азербайджана с Россией в XVIII в., основное внимание уделил именно взаимоотношениям между Кубинским ханством и Россией 1 . Однако автор, действуя в духе времени, старался выпячивать положительные моменты указанных отношений, по существу умалчивая о конфликтных ситуациях и представляя Фатали-хана сторонником сближения с Россией. Более того, почти осталась вне поля зрения исследователей борьба населения Кубинского ханства против захватнической политики царизма, тогда как она превалировала во взаимоотношениях этого ханства с Россией.

Кубинское ханство образовалось в последней четверти XVII века. Тогда оно не было самостоятельным государством, а представляло собой зависимое от Ирана наследственное феодальное образование с внутренней автономией. Еще в 1726 г. к России были присоединены несколько округов, относящихся к территории Кубинского ханства. Но России тогда трудно было удерживать отдаленные прикаспийские провинции, что всегда грозило войной с Ираном и Османской империей. Поэтому 10 марта 1735 г. российский посланник С. Голицын заключил договор с фактическим правителем Ирана - регентом Надир-ханом, по которому все вновь завоеванные прикаспийские провинции, в том числе и территория Кубинского ханства, перешли к Ирану. Избранный в марте 1736 г. шахом Надир-хан в 1747 г. пал жертвой дворцового заговора. После этого Кубинское ханство приобрело полную независимость, а его правитель Гусейнали-хан, как и многие другие азербайджанские ханы того периода, стал суверенным правителем и самостоятельно проводил внутреннюю и внешнюю политику 2 .

Несмотря на сравнительно небольшую территорию Кубинское ханство являлось довольно сильным в военном отношении. Это дало возможность его правителям вести активную внешнюю политику, направленную на подчинение себе других ханств. В 1757 г. старший сын Гусейнали-хана Фатали бек присоединил территорию небольшого Сальянского ханства. В 1758 г. Гусейнали-хан умер, и правителем стал 22-летний Фатали-хан, который проводил еще более активную внешнюю политику, чем его отец.


Мустафазаде Тофиг - доктор исторических наук.

стр. 140


Фатали-хан решил в первую очередь захватить Дербентское ханство, имевшее важное военно-стратегическое значение. Территория этого ханства была небольшой и состояла всего лишь из города Дербента и двух округов. Однако Дербентская крепость являлась самой неприступной в стране и единственный путь, связывавший Дагестан с Азербайджаном, проходил через территорию этого ханства. Фатали-хан умело воспользовался недовольством дербентских жителей своим ханом Мухаммед Хусейном, обложившим их тяжелыми налогами и поборами. В 1759 г. Фатали-хан после кратковременной осады захватил Дербентскую крепость и низложил Мухаммед Хусейн-хана 3 .

Присоединение Дербента еще более усилило Фатали-хана и он решил подчинить своему влиянию г. Баку - самый крупный порт на Каспийском море. Бакинское ханство, будучи также территориально небольшим, охватывало лишь Апшеронский полуостров, но имело очень выгодное стратегическое положение и играло важнейшую роль в азербайджанско-русской торговле. После включения Баку в сферу своего влияния Фатали-хан в 1768 г. подчинил Шемахинское ханство. В том же году добровольно принял протекцию Кубинского хана и правитель Джавада - небольшого ханства, занимавшего территорию в месте слияния рек Куры и Аракса. Впоследствии в зависимость от Фатали-хана попали ленкоранский и шекинский ханы. Таким образом, Фатали- хану удалось объединить под своей властью значительную часть Азербайджана - всю его северо-восточную часть и он уже вынашивал планы объединения всех азербайджанских земель в единое государство.

Географическое расположение Кубинского ханства способствовало установлению его тесных контактов с Россией. Во-первых, Кубинское ханство располагалось более близко к ее границам, чем другие ханства, во-вторых, самые важные азербайджанские порты на Каспийском море, через которые велась торговля с Россией - Дербент и Баку, находились под контролем кубинского хана. В-третьих, сухопутный торговый путь, ведущий к Кизляру, также проходил через территорию этого ханства. Торговые связи ханства с Россией неуклонно развивались и торговый оборот ежегодно увеличивался.

Помимо торгово-экономических совпадали и политические интересы России и Кубинского ханства. Так, Россию и Фатали-хана объединяла общая борьба против некоторых дагестанских феодалов, в частности, против каракайтагского правителя Амир Гамзы. Дело в том, что Фатали-хан был женат на сестре Амир Гамзы и обещал выдать за него свою сестру Хадиджа Бике, однако потом не сдержал слово и выдал ее за сына бакинского хана Малика Мухаммеда. Тем самым Амир Гамза превратился в заклятого врага Фатали-хана. Он сыграл главную роль в формировании антикубинского блока некоторых дагестанских и азербайджанских правителей. Летом 1774 г. объединенные силы коалиции нанесли тяжелое поражение Фатали-хану и его союзникам в сражении на Гавдушанском поле. Раненный Фатали-хан ушел в Сальяны. Амир Гамза сделал попытку занять Дербент, но находившаяся в крепости жена хана Туту Бике организовала отпор своему брату. Дербент был осажден. Фатали-хан морским путем прибыл в город и укрепил его оборону 4 .

Понимая, что собственными силами будет трудно обороняться от превосходящего врага, Фатали-хан отправил в Петербург своего посла Мирза Баята с просьбой о помощи. При дворе Мирза Баят был принят доброжелательно. Надо сказать, что и русский двор хотел наказать Амир Гамзу. Как известно, член Российской Академии наук профессор С. Г. Гмелин, совершавший путешествие по Кавказу, был арестован Амир Гамзой, подозревавшим ученого в шпионской деятельности, заморен голодом и умер 5 .

Екатерина II приказала командующему русских войск на Кавказской линии генералу И. Ф. де-Медему наказать Амир Гамзу. Де-Медем в марте 1775 г. направил свои войска во владения Амир Гамзы. Последний вынужден был снять осаду Дербента и перебросить войска для защиты своих земель. Однако они были разбиты русскими войсками, которые заняли Дербент 6 .

Ввод русского отряда в Дербент вызвал беспокойство Османской империи. В Стамбуле считали, что тем самым Россия нарушила только что заключенный Кючук-Кайнарджийский мирный договор (июль 1774 г.). Главный визирь сделал официальный запрос русскому правительству по этому поводу. Русское правительство, не желавшее очередного обострения отношений с турками, вынуждено было уступить и впоследствии вывело из Дербента находившийся там русский отряд 7 .

Весной 1775 г. Фатали-хан отправил в Россию посольство во главе с Мирзабеком Фархадбековым с письмом о принятии его в российскую протекцию. В этом письме он заявлял, что если русское правительство окажет ему военную поддержку против врагов, то взамен он может уступить России г. Дербент. Хан рассчитывал с

стр. 141


помощью русского оружия распространить свою власть на все азербайджанские земли севернее реки Куры. Представители Фатали-хана в мае 1775 г. прибыли в Астрахань, а в июне того же года - в Москву. Однако российское правительство само стремилось прибрать к рукам азербайджанские земли, поэтому не собиралось выполнять просьбу Фатали-хана. Государственный Совет решил, что пока Фатали-хан остается самостоятельным ханом, Россия не может помогать ему в возвращении земель, захваченных его противниками 8 .

Одновременно усилилось давление на Фатали-хана со стороны иранского правителя Керим-хана, который потребовал от Фатали-хана выдать его сестру Фатиму ханум замуж за своего сына Абдулфета. Распространились слухи и о том, что якобы Фатали-хан попросил у Керим-хана войско (по другим сведениям деньги) для изгнания русского отряда из Дербента 9 .

Иногда отношения между Фатали-ханом и русскими властями ухудшались из-за провокационной деятельности некоторых российских чиновников. Примером может служить случай с гибелью судна, принадлежавшего русскому купцу Емельяну Скворцову, около Мюшкура, в устье р. Самур. Шторм выбросил находившиеся на корабле товары на берег и они были захвачены местными жителями. Фатали-хан организовал комиссию из кубинских чиновников и русских купцов, которые отобрали у жителей товары на сумму в 25 тыс. рублей, и отправили их в Кизляр. Российские власти поблагодарили хана за содействие, однако вскоре обстановка изменилась. Враги хана, в том числе армянские купцы, распространяли слухи о том, что якобы выброшенные на берег товары были разграблены с ведома Фатали-хана. Некоторые даже утверждали, что якобы спасшиеся пассажиры и члены экипажа были убиты местными жителями, товары же были присвоены кубинским ханом и его наместником и припрятаны в Кубе и Баку.

Для выяснения обстоятельств, связанных с гибелью судна Скворцова, Астраханская губернская канцелярия направила в Кубу и Дербент Мирзабека Ваганова. Он вместе с армянскими купцами обвинил Фатали-хана в присвоении пропавших товаров. Клеветническая кампания против хана дала свои результаты. Командир русского отряда в Дербенте И. Криднер насильно конфисковал все товары, хранившиеся на складе, среди которых находились и товары иранских и кубинских купцов, а чиновник хана был избит 10 .

Временно исполняющий должность русского консула в г. Энзели Карп Латынцев констатировал, что 2 февраля 1776 г. он получил известие о гибели судна Скворцова. Гилянский Хидаят-хан сообщил Латынцеву, что в бытность его ханом 12 с лишним лет у берегов Гиляна потерпели крушение свыше 20 судов и во всех случаях ни один товар не пропал. А сейчас, когда потерпело крушение судно, на борту которого половина товаров принадлежала иранским купцам, Фатали-хан забрал товары, выброшенные на берег, ссылаясь на указ русских царей о том, что при гибели корабля все товары, находящиеся на нем, достаются владетелю той земли, где произошло кораблекрушение. Хидаят-хан заявил, что поскольку он считает Фатали-хана российским подданным, то требует у российских властей, чтобы они взяли у него товары иранских купцов и передали гилянскому хану. В противном случае Хидаят-хан в последующем будет присваивать товары русских купцов, выброшенные на берег при крушении их судов 11 .

Так Хидаят-хан прямо спровоцировал русские власти против Фатали-хана. Генерал де-Медем также был настроен против Фатали-хана. Он продержал возвращавшегося из России посла Фатали-хана Фархадбекова, а спустя некоторое время и другого посла хана - Хаджибея в качестве заложников в Кизляре в течение шести месяцев. Генерал де-Медем направил Фатали-хану письмо, написанное в угрожающем и оскорбительном тоне. Он даже предлагал своему правительству наказать Фатали-хана и бакинского хана, просил дополнительные войска и соответствующие полномочия. Это предложение было обсуждено на заседании коллегии иностранных дел. Однако Екатерина II заявила, что применение оружия в местах, "принадлежащих Персии", может привести к нежелательным последствиям. Она приказала де-Медему срочно отпустить кубинского посла.

Необоснованные обвинения и угрозы со стороны русского командования вынудили Фатали-хана занять антирусскую позицию. Так, на просьбу командира русского отряда в Дербенте вернуть 8 бежавших российских поданных крестьян, Фатали-хан ответил отказом. Фатали-хан также отказался передать русским властям найденные вблизи Мюшкура товары грузинских купцов, мотивируя это тем, что между ним и грузинским царем установлены дружественные отношения. Фатали-хан, отправляя письма российскому правительству, старался доказать свою невиновность. В конце-концов царское правительство признало несправедливость обвинений против

стр. 142


Фатали-хана. В указе генералу де-Медему от 15 декабря 1776 г. императрица приказывала больше не злоупотреблять своими полномочиями и немедленно отпустить обоих посланников Фатали-хана. А спустя некоторое время де-Медем был отстранен от должности командующего русскими войсками на Кавказской линии 12 .

Летом 1783 г. был подписан, Георгиевский трактат, и Картли-Кахетинское царство было принято под протекторат России. Царь Картли-Кахетии Ираклий II стремился при поддержке России подчинить себе весь Южный Кавказ и в первую очередь завоевать Гянджу. Эти намерения встретили сопротивление со стороны Фатали-хана. Он даже приютил у себя претендента на грузинский престол Александра - внука Вахтанга VI, обещав ему свою помощь. Узнав об этом, командующий русскими войсками на Кавказской линии генерал П. С. Потемкин стал формировать два довольно сильных отряда. Один отряд должен был стоять на берегу р. Сулак, а другой - на берегу Терека у входа в Дарьяльское ущелье. Если Фатали-хан и царевич Александр попытались бы осуществить свои планы с помощью силы, тогда первый из русских отрядов должен был двигаться к Дербенту, а второй - к Грузии. Князь Г. А. Потемкин 19 мая 1783 г. приказал генералу П. С. Потемкину поднять соседних владетелей, в том числе Ибрагим-хана, против Фатали-хана, а самому занять Дербент 13 .

Фатали-хан вынужден был отступить. Более того, он сдал Александра русскому командованию. С другой стороны, к этому времени Фатали-хан намеревался распространить свою власть и на южную часть Азербайджана, поэтому ему надо было иметь крепкий тыл, не раздражать Россию и Грузию. Летом 1784 г. Фатали-хан с большим войском двинулся на юг и перешел р. Араке. В августе он занял города Ардебиль и Мешкин. Такие действия Фатали-хана противоречили интересам России, стремившейся овладеть Южным Кавказом. В феврале 1785 г. князь Потемкин потребовал от Фатали-хана распустить свои войска. Уцмий Каракайтагский и Умма-хан Аварский, очевидно, по наущению князя Потемкина, начали с севера угрожать владениям кубинского хана. Фатали-хан вынужден был вернуться назад.

В июне 1787 г. генерал П. С. Потемкин в своем рапорте писал, что Фатали-хан направил к нему чиновника Мирза Садыга с заявлением о согласии принять русский протекторат на условиях, аналогичных протекторату России по отношению к Картли-Кахетинскому царству. Князь Потемкин писал канцлеру А. А. Безбородко о том, что Фатали-хан хочет получить титул короля 14 .

В конце 1788 г. - начале 1789 г. Фатали-хан и Ираклий II встретились на берегу р. Шамкир. Стороны пришли к следующему соглашению: Южный Кавказ переходит под контроль Ираклия, а Фатали-хан должен двигаться к Южному Азербайджану. Однако во время этой встречи Фатали-хан внезапно заболел и на обратном пути, не дойдя до Кубы, остановился в Баку - у сестры, где и умер 22 марта 1789 г. в возрасте 53-х лет. Со смертью Фатали-хана вновь обособились объединенные им силой оружия азербайджанские земли. Унаследовавший от отца трон Ахмед-хан был заурядной личностью, не обладал нужными качествами государственного деятеля. Он непрерывно враждовал с соседями Кубинского ханства и даже с бывшими союзниками, в том числе с шекинским Мухаммед Гасан-ханом. Сыновья бывшего шемахинского Мухаммед Саид- хана, узнав о смерти Фатали-хана, прибыли в Шемаху. С помощью шекинского хана они ликвидировали кубинскую власть и восстановили правление династии серкеров в Шемахе, В 1791 г. Ахмед-хан поссорился с бакинским Мирза Мухаммед-ханом II. Однако вскоре Ахмед-хан умер, и на трон взошел его младший брат Шейхали 15 .

В это время уже надвигалась угроза завоевания азербайджанских ханств Ага Мухаммед-ханом Каджаром, объединившим весь Иран под своей властью. К началу 1790-х годов он добился подчинения ему и южных азербайджанских ханств. Ага Мухаммед-хан собирался объявить себя шахом. По традиции любой претендент мог объявить себя шахом лишь в том случае, если восстановит границы государства. Поэтому Ага Мухаммед-хан стремился завоевать и Картл и-Кахетинское царство и все северные азербайджанские ханства, в том числе Кубинское. Перед угрозой с юга Шейхали-хан вместе с бакинским и ленкоранским правителями в 1793 г. обратился к командующему российскими войсками на Кавказской линии генералу И. В. Гудовичу, чтобы тот оказал помощь в принятии в России всех послов, уполномоченных представить челобитные о русском покровительстве. Кубинского хана представлял чиновник Мирза Гасан, который присягнул на верность России от имени Шейхали-хана. Вместе с тем, Гудович направил в Дербент своего офицера и просил, чтобы Шейхали-хан лично подписал условия о принятии российского подданства. Однако хан отказался сделать это. Дело в том, что Шейхали-хан заявил о принятии русского протектората, опасаясь приближения войск Ага Мухаммед- хана, а когда эта опас-

стр. 143


ность миновала, Шейхали-хан изменил свое решение. Впоследствии он даже стал ориентироваться на Ага Мухаммед-хана, поскольку тот обещал ему власть над Шемахой 16 .

Так как Россия сама претендовала на Южный Кавказ, она задалась целью помешать предстоящему походу Ага Мухаммед-хана в этот регион, в связи с чем заявила, что прикаспийские области и Грузия находятся под ее властью. Несмотря на предостережения России, Ага Мухаммед-хан все же летом 1795 г. предпринял поход. Неподалеку от Тбилиси Ираклий II был разбит и иранские войска вошли в Тбилиси и сожгли город. Это был тяжелый удар по престижу России. Екатерина II в рескрипте от 16 ноября 1795 г. приказала Гудовичу "защитить" не только Грузию, но и Ширван, и Баку 17 .

Чтобы восстановить репутацию России и осуществить план завоевания Южного Кавказа был предпринят поход 30-тысячного войска под командованием графа В. Зубова. В авангарде русской армии шел отряд генерала Савельева. Приближаясь к Дербенту, Савельев направил своего представителя к Шейхали- хану, требуя прислать уполномоченных для заключения оборонительного союза. Шейхали-хан отказался выполнить это требование. Тем временем Зубов с основными силами армии приблизился к Дербенту. Шейхали-хан попросил о помощи Аварского Умма-хана, предложив ему взять в жены свою сестру. Одновременно он отправил посланника и в Турцию. Наряду с этим Шейхали- хан усилил оборону крепости. Началась многодневная осада города русскими войсками. В мае 1796 г. Дербент был ими взят. По Приказу Зубова Шейхали- хана арестовали. 24 мая Зубов вступил в город, а 26 мая он отправил Екатерине II ключи от ворот крепости. Извещая царицу об аресте Шейхали-хана, Зубов просил дать инструкцию, как с ним поступить. При этом Зубов извещал о том, что Шейхали-хан несколько раз отправлял гонцов к Ага Мухаммед- хану с просьбой о помощи. Что же касается Ага Мухаммед-хана, то по полученным сведениям его войска еще в конце апреля направились в Тегеран 18 .

После взятия Дербента Зубов стал проводить в жизнь положения рескрипта Екатерины II, в котором указывалось, что молодого и непостоянного Шейхали- хана надо заставить прислушиваться к мнению России. Более того, если граф увидит, что окружающие стараются настроить Шейхали-хана против России, таковых нужно выслать в Астрахань; хана следует окружать лишь лицами, лояльными к России. Сам Зубов считал хана бунтовщиком, а население ханства - открытым врагом России. Город, полагал он, следовало держать в подчинении и обеспечить безопасность тыла российской армии. Жителей же надо разоружить. Чтобы добиться благорасположения дербентцев, обеспокоенных судьбой Шейхали-хана, Зубов считал нецелесообразным высылать его ни в Астрахань, ни в Центральную Россию. Нецелесообразным являлось и низложение Шейхали-хана. Зубов полагал, что из-за связей с бакинским ханом и по некоторым другим соображениям Шейхали-хан может быть полезным и будет лучше взять его с собой, объявив о желании получить от него доказательства своей верности. Вместе с ханом будут взяты и чиновники, которые призывали его и население к борьбе против русских. По мнению Зубова, чтобы полностью утихомирить ханскую семью и жителей Дербента, можно вверить управление ханством сестре хана, а в помощники дать ей прорусски настроенных чиновников (например, Хыдыр бея). Над ними же должен надзирать начальник русского гарнизона. Зубов надеялся таким путем успокоить население, обеспечить верность России ханской семьи. Главнокомандующий намеревался превратить Дербент в базу русской армии 19 .

Зубов поручил управление Дербентом старшей сестре хана Перидже ханум, назначив Хыдыр бея ее помощником. Вместе с тем Хыдыр бей и другие чиновники были взяты в заложники. И Перидже ханум, и чиновники должны были действовать под контролем начальника русского гарнизона. На время продвижения из Дербента на юг Зубов временно оставил генерала Савельева с отрядом войск в городе. Впоследствии предусматривалось, что к городу подойдет генерал Гудович со своим отрядом и также разместится в Дербенте. По пути в Баку в августе 1796 г. находившийся в русской ставке Шейхали-хан внезапно сбежал. После этого в Кубинском ханстве начались волнения и жители покинули Кубу. В связи с бегством Шейхали-хана в Дербенте и Кубе русскими были предприняты меры предосторожности. По мнению Зубова, Перидже ханум и Хыдыр бей сыграли немалую роль в побеге Шейхали-хана. Наверное, они полагали, что в таком случае власть перейдет к ним. Но по указанию Зубова сын Фатали-хана от другой жены Гасан ага был привезен в Дербент. Шейхали- хан уехал в деревню Будуг, а оттуда в Грыз. А через некоторое время он отправился в Дагестан - в деревни Ахты и Мискендаджи 20 .

В ряде исторических трудов имеются сведения о том, что Шейхали-хан вместе с собравшимися вокруг него людьми стал беспокоить отряд Булгакова, оставленный в

стр. 144


Дербенте. В свою очередь, Булгаков, наблюдавший постоянный рост численности сторонников Шейхали-хана, отправил подполковника Бакунина с четырьмя ротами егерей, одной ротой гренадеров и 50-й ротой казаков в разведку. Иначе описывает это событие Н. Дубровин: Булгаков получил сведение о том, что Шейхали-хан, обосновавшийся со своей семьей в деревне Грыз, каждой ночью приходил к берегу реки Череке и в одноименном селении проводил консультации с верными ему лицами. По согласованию с Зубовым, чтобы захватить Шейхали-хана во время его нахождения в упоминаемом месте Булгаков организовал легковооруженный отряд. Однако захватить Шейхали- хана не удалось - он сбежал на территорию Шекинского ханства. Но здесь он не получил поддержки от шекинского Селим-хана, поэтому с женой и матерью перешел в горную деревню Фемазе, где начал формировать войско из своих сторонников в районе верхнего течения Самура. В конце сентября 1796 г. большое войско Шейхали-хана и казикумукского правителя Хамбутая вступило в северную часть Кубинского ханства и подошло к селению Аллан. Вышедший навстречу малочисленный отряд подполковника Бакунина (всего 500 чел.) попал в засаду и понес тяжелые потери. Лишь прибытие генерала Булгакова с дополнительными силами спасло его от полного разгрома. По сведению генерала Булгакова, в результате сражения кубинский хан и его сторонники потеряли около 2 тысяч человек. Из русских погибли подполковник Бакунин, капитаны Семенов и Карашев, поручики Злодеев и Филатов, прапорщик Крипнов, 46 унтер-офицеров и рядовых, 94 человека полумили ранение 21 .

После подавления кубинского восстания русское командование предприняло некоторые меры для укрепления своих позиций. Внутренняя крепость Дербента - Нарынгала целиком была передана в распоряжение российского гарнизона. По указанию Зубова малолетний брат Шейхали-хана Гасан бей 14 ноября был объявлен кубинским ханом, а управление ханством осуществлялось несколькими старшинами 22 .

Как известно, после смерти Екатерины II в ноябре 1796 г. вступивший на престол Павел I основное внимание уделял борьбе с Англией. Учитывая, что расходы, связанные с походом корпуса Зубова, привели к расстройству финансов государства, отозвал русские войска из Южного Кавказа. Некоторые части русской армии из-за трудности продвижения оставались в Муганской степи до марта 1797 года. После ухода русской армии Шейхали-хан в марте 1797 г. прибыл в Кубу. Гасан-хан отправился в Дербент, а затем в Кайтаг 23 .

Павел I не отказался от планов укрепления позиций России на Южном Кавказе. Однако он хотел достигнуть эту цель в большей степени дипломатическими средствами и путем привлечения на сторону России азербайджанских ханов. В рескрипте от 5 января 1797 г. к главнокомандующему российскими войсками на Кавказской линии генералу Гудовичу он рекомендовал объединить благожелательных к России азербайджанских и дагестанских владетелей и образовать федерацию 24 .

В это время внутри Кубинского ханства начался раскол. Вскоре после возвращения Шейхали-хана в Кубу казикумукский правитель призвал его брата Гасан бея из Кайтага помочь ему занять Дербент и объявить последнего дербентским ханом. Попытки Шейхали-хана изгнать Гасан-хана из Дербента не увенчались успехом. В рескрипте Павла I от 28 августа 1800 г. азербайджанским и дагестанским правителям, в том числе Шейхали-хану и Гасан-хану, было рекомендовано нормализовать свои взаимоотношения. Следуя этой рекомендации, ханы помирились и Шейхали-хану пришлось признать власть Гасан-хана над городом Дербентом и несколькими окрестными деревнями. В 1803 г. Гасан-хан умер после тяжелой болезни, и власть Шейхали-хана над Дербентом была восстановлена. Еще в середине 1800 г. ряд владетелей Азербайджана и Дагестана, в том числе Шейхали-хаи, отправили своих послов в Петербург с целью добиться протекции. Представителем Шейхали-хана был Мирза Аскер, а представителем Гасан-хана Таги. После переговоров посланники вернулись с письмами российских властей к ханам. Им предлагалось прийти к согласию между собой и создать федерацию под протекторатом России. В конце 1800 г. посланник кубинского хана Мирза Аскер снова отправился в Петербург. Шейхали-хан просил Павла I направить русский отряд в Кубу, с помощью которого он мог бы победить своего противника Мустафа-хана Шемахинского 25

Александр I, пришедший к власти в марте 1801 г., в отношении кавказских правителей проводил более жесткую политику. Командующим русскими войсками на Кавказе был назначен обрусевший грузин, генерал П. Д. Цицианов (Цицкишвили). Александр I продолжал дело создания федерации кавказских земель под верховенством России. 26 декабря 1802 г. в г. Георгиевске между Цициановым и представителями Кубинского, Ленкоранского (Талышинского) ханств, правителей Тарки, Каракайтага и

стр. 145


Табасарана был подписан договор. Согласно этому договору, ханы и правители обещали покончить с междоусобицами, при нападении Ирана объединиться против него под руководством российского главнокомандующего на Кавказе 26 .

Однако вскоре азербайджанские ханства подверглись агрессии не со стороны Ирана, а со стороны России, обещавшей защитить их. Как известно, летом 1803 г. русские войска под командованием генерала Гулякова вошли на территорию Джаро-Белоканских вольных обществ, а в январе 1804 г., после долгой осады штурмом взяли г. Гянджа. Иран, не соглашавшийся с завоеванием юго- восточного Кавказа Россией, начал войну против нее.

Добивавшийся ранее российской протекции Шейхали-хан поняв, что русское правительство лишает ханов власти, стал искать защиты у иранского правителя. А когда в конце августа генерал Завалишин окружил Баку, Шейхали-хан поспешил на помощь осажденным. В начале сентября русские войска вынуждены были отойти от Баку. Летом 1806 г. основные силы русской армии во главе с Цициановым подошли к Баку. Однако во время переговоров Цицианова с Гусейн Гулу-ханом бакинским генерал был убит. Через Кизляр в направлении Дербента, Кубы и Баку были направлены новые силы под командованием генерала Глазенапа. 21 июня 1806 г. Дербент был занят русскими войсками. Через месяц войска генерала Булгакова захватили Кубу. Шейхали-хан проявлял внешнюю покорность и до поры сохранял свою власть. Однако генерал Гудович приказал Булгакову немедленно ликвидировать ханскую власть в Кубе, передав управление русским офицерам. В связи с этим Шейхали-хан был отстранен от власти и управление ханством перешло к наибу Хаджи бею. Официально ликвидированное Кубинское ханство было переименовано в провинцию, для управления которой был создан совет из четырех влиятельных беев ". В 1806 г. оно вошло в состав Российской империи.

Примечания

1. АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Из истории Северо-Восточного Азербайджана в 60 - 80 гг. XVIII века. Баку. 1958; его же. Азербайджан в XVIII веке и взаимоотношения его с Россией. Баку. 1965.

2. БУТКОВ П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Ч. 1. СПб. 1869, с. 249.

3. ГАДЖИНСКИЙ И. Жизнь Фатали-хана Кубинского. Баку. 1956, с. 23.

4. БАКИХАНОВ А. К. Полистан и Иран. Баку. 1991, с. 162; АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Азербайджан в XVIII веке, с. 121.

5. ЛЕВИАТОВ В. Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке. Баку. 1948, с. 136.

6. Сборник Императорского Российского Исторического Общества. Т. 135, д. 2566, с. 207- 213; ЛЕВИАТОВ В. Н. ук. соч., с. 136 - 137; БУТКОВ П. Г. ук. соч. Ч. II, с. 20 - 21.

7. АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Азербайджан в XVIII веке, с. 531; МАРКОВА О. П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII веке. М. 1966, с. 157.

8. АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Азербайджан в XVIII веке, с. 545, 551.

9. БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 167; Архив внешней политики Российской Империи (АВПРИ), ф. 77 (Сношения России с Персией), оп. 6, д. 478, л. 122; АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Азербайджан в XVIII веке, с. 561.

10. АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Азербайджан в XVIII веке, с. 570 - 575. И. АВПРИ, ф. 77, оп. 6, д. 481, с. 25.

12. АБДУЛЛАЕВ Г. Б. Азербайджан в XVIII веке, с. 575 - 578, 580, 583 - 585.

13. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 52, оп. 2, д. 32 (1783- 1788 гг.), л. 1, и об.

14. БУТКОВ П. Г. ук. соч. Ч. II, с. 141; ЛЕВИАТОВ В. Н. ук. соч., с. 143 - 144; РГВИА, ф. 52, оп. 1, д. 416, ч. 1, л. 290 - 291, 69.

15. БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 168 - 169, 171.

16. Архив Государственного Совета. Т. 1, ч. 2. СПб. 1869, с. 790 - 795; ЛЕВИАТОВ В. Н. ук. соч., с. 163, 165; История Азербайджана с древнейших времен до 1870 г. (на азерб. яз.). Баку. 1966, с. 543; ДУБРОВИН Н. История войн и владычества русских на Кавказе. Т. 3. СПб. 1886, с. 12 - 13.

17. БУТКОВ П. Г. ук. соч. Ч. II, с. 331; ЛЕВИАТОВ В. Н. ук. соч., с. 175.

18. ДУБРОВИН Н. ук. соч. Т. 3, с. 97 - 98, 103, 105 - 106, 117; История Кабардинского генерал-фельдмаршала князя Барятинского полка (1726 - 1880). Т. 1. СПб. 1881, с. 216; АВПРИ, ф. 77, оп. 7, д. 158, л. 44, 45 об., 53 об., 54 - 56, 56 об., 67 об.; История Азербайджана с древнейших времен до 1870 г., с. 551.

19. АВПРИ, ф. 77, оп. 7, д. 159, л. 14 - 14 об., 16 об., 17 - 17 об., 20 об.

стр. 146


20. Там же, л. 72, 74, 95 об., 96, 49; БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 176.

21. БРОНЕВСКИЙ С. М. Исторические письма о сношениях России с Персией, Грузией и вообще с горными народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича данные. СПб. 1996, с. 138; ДУБРОВИН Н. ук. соч. Т. 3, с. 140 - 142, 147 - 148; САДЫГОВ Г. Южный Кавказ в русско-турецких отношениях в конце XVIII - начале XIX вв. (на азерб. яз.). Баку. 1993, с. 41; БУТКОВ П. Г. ук. соч. Ч. II, с. 402; АВПРИ, ф. 77, оп. 7, д. 158, л. 230 об., 231, 231 об., 232.

22. САДЫГОВ Г. ук. соч., с. 41; ЛЕВИАТОВ В. Н. ук. соч., с. 186.

23. РГВИА, ф. 41, оп. 1, д. 420, л. 43 - 46; БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 177.

24. КОЗУБСКИЙ Е. И. История города Дербента. Темирхан-шура. 1906, с. 123; ЛЕВИАТОВ В. Н. ук. соч., с. 193.

25. БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 181 - 184.

26. МУСТАФАЕВ Дж. Северные ханства Азербайджана и Россия (конец XVIII - начало XIX в.). Баку. 1989, с. 108 - 109.

27. МАМЕДОВ Н. ук. соч., с. 31 - 33; БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 189 - 190; Акты, собранные Кавказской Археографической комиссией (АКАК). Т. II, док. 756.

28. АКАК. Т. III, док. 763, с. 405; т. IV, док. 1015, с. 657 - 659, док. 1075, с. 666; БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 192.

29. БАКИХАНОВ А. К. ук. соч., с. 193; АКАК. Т. V, док. 234, с. 167.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-Взаимоотношения-Кубинского-ханства-с-Россией-вторая-половина-XVIII-начало-XIX-века

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. Мустафазаде, Взаимоотношения Кубинского ханства с Россией (вторая половина XVIII - начало XIX века) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 05.04.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-Взаимоотношения-Кубинского-ханства-с-Россией-вторая-половина-XVIII-начало-XIX-века (date of access: 18.04.2021).

Publication author(s) - Т. Мустафазаде:

Т. Мустафазаде → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
44 views rating
05.04.2021 (13 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Гравитация в современном мире сознания, является ключевой проблемой, для объяснения многих артефактов. Всё, что окружает нас имеет физическое свойство в нашем сознании - притяжение. Базовый закон всемирного притяжения является без спорным законом в астрономии. Всё, что мы наблюдаем в космосе, связываем с силами всемирного притяжения.
Catalog: Физика 
8 hours ago · From Владимир Груздов
ИСТОРИКИ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ. Дневники 1915-1923, 1944 годов
Catalog: История 
9 hours ago · From Россия Онлайн
Народная диссертация о перемене правительства в империи нашей (1798 год)
9 hours ago · From Россия Онлайн
Боевой путь 7, 8, 9, 10, 11, 12-го Батальонов 2-й Кубанской пластунской бригады и 1-й КПБр на Юго-Западном фронте 1915-1916 гг (по отчетам в Деле 43)
11 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Пулеметная команда (= роте) состояла из 4-х взводов, по 2 отделения (расчета) в каждом. На вооружении 8 станковых пулеметов типа Максим, у 5 офицеров револьверы, у солдат карабины. Строевой устав пулеметных команд пехоты. Расчет личного и конного состава пулемета
13 hours ago · From Анатолий Дмитриев
На фотографии, удостоверяющей личность, вольноопределяющийся с правами 2-го разряда, младший урядник Дмитриев Иван Сергеевич, из казаков станицы Новопокровской Кавказского отдела. Рожден 12 июня 1888 года. Православный. Женат. Имеет сына. Образование - общее домашнее. Выдержал испытание на чин прапорщика запаса в Комиссии при 117 пехотном запасном батальоне. Произведен в прапорщики 21 декабря 1914 года. Младший офицер 10-го Кубанского пластунского батальона. Воевал на Кавказском и Юго-Западном фронтах.
Русская гвардия в первой мировой войне
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Американский раб и русский крепостной: типология и специфика принудительного труда
2 days ago · From Россия Онлайн
Тайны "Кремлевского дела" 1935 года и судьба Авеля Енукидзе
Catalog: Медицина 
2 days ago · From Россия Онлайн
В статье представлена главная идея науки имиджелогии – как особой науке о человеке - главной целью, которой, является самореализация личности. В статье рассмотрен анализ и современное понятие определений “имидж”, “профессиональный имидж”, «профессионально-имиджевый потенциал» “имидж педагога”. Анализ психологической литературы позволил сделать вывод, что сущность понятия “имидж” представлен через категории: “образ”, “мысль”, “суждение”, “представление”, “развитие” и другие. В статье раскрыт психолого-педагогический аспект формирования имиджа в профессиональной деятельности педагога, с точки зрения раскрытия профессионально-имиджевого потенциала учителя начального образования.

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Взаимоотношения Кубинского ханства с Россией (вторая половина XVIII - начало XIX века)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones