Libmonster ID: RU-10311

Постановление Центрального Комитета ВКП(б) о критике и библиографии имеет особенно важное и актуальное значение для советских исторических журналов. Было бы неправильным рассматривать это постановление, как относящееся только к критическим и библиографическим отделам журналов. Историческая наука, более чем какая-либо иная, может жить и плодотворно развиваться, лишь критически используя уже достигнутое, отвергая устарелое, постоянно двигаясь вперед. Духом подлинно творческой большевистской научной критики должна быть проникнута вся работа наших историков и та значительная и важная часть этой работа, которую выполняют советские исторические журналы.

Передовая в N 12 "Историка-марксиста" совершенно правильно указывает на недостаточную теоретическую глубину многих работ по истории, появляющихся в печати, на то, что в них зачастую некритически повторяются старые положения, что авторы статей и книг по истории часто обходят острые теоретические вопросы, преподносят читателю голый подбор фактов.

Журнал "Историк-марксист" имеет полную возможность практически выполнять постановление ЦК ВКП(б). Издание "Вестника древней истории", "Военно-исторического журнала", "Исторических записок", издание сборников по истории средних веков и истории нового времени позволяет "Историку-марксисту" сосредоточиться на более углубленной постановке на своих страницах теоретических и конкретных вопросов исторической науки.

Обратимся к содержанию восьми последних номеров журнала. Десятый номер "Историка- марксиста" посвящен 120-летию со дня рождения великого основоположника научного коммунизма Фридриха Энгельса. Номер открывается статьей Ленина "Фридрих Энгельс". За ней следует краткая биография Энгельса, написанная Е. Степановой. Центральное место в номере принадлежит статье Ем. Ярославского "Маркс и Энгельс о России". По теоретической глубине, богатству фактического материала и методическому значению эта работа должна быть признана одной из наиболее ценных: в журнале за последнее полугодие.

"Маркс и Энгельс, - пишет тов. Ярославский, - первые дали марксистское освещение истории России, марксистский анализ классов и производственных отношений в России Они первые дали марксистский прогноз русской революции" (стр. 58).

Акад. Ярославский указывает, что высказывания Маркса и Энгельса о России, собранные воедино, составили бы не менее трех больших томов: Маркс и Энгельс уделяли России огромное внимание. Уже в начале 50-х годов Энгельс начал изучать русский язык. Интерес Энгельса к России еще более возрос после Крымской войны, когда развитие революционного движения, крестьянские восстания убедили его в неизбежности и близости российской революции.

Литературное наследие Маркса и Энгельса, относящееся к России, акад. Ярославский разбивает на четыре основные раздела.

К первому разделу он относит работы, статьи и брошюры, посвященные истории России. Важнейшее значение в этом разделе имеют "Хронологические выписки" К. Маркса по русской истории; эти выписки, как указывает тов. Ярославский, не может игнорировать ни один русский историк. Другая значительная работа Маркса - его книга "Разоблачения дипломатической истории XVIII столетия", содержащая глубокий анализ внешней политики царизма в XVIII веке и кроме того ценнейшие характеристики Ивана Калиты, Ивана III и Петра I.

В статьях Энгельса о Крымской войне и о внешней политике царизма уже содержатся указания на близость больших исторических перемен в России. В 1863 году Маркс писал Энгельсу: "Будем надеяться, что лава потечет на сей раз с востока на запад, а не наоборот" 1 .

Следующий раздел литературного наследия Маркса и Энгельса включает их обширную переписку с русскими революционерами и общественными деятелями. За ним следует переписка Маркса и Энгельса между собой и с деятелями европейского рабочего движения по поводу русских дел.

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIII, стр. 134.

стр. 105
К четвертому разделу относятся выступления Маркса и Энгельса против народников, анархистов и панславистов, полемика с Ткачевым, Лавровым, Бакуниным и т д.

Акад. Ем. Ярославский особо останавливается на взглядах Маркса и Энгельса по вопросу об освобождении крестьян. Большой интерес представляют цитируемые автором) статьи и заметки Маркса о реформе 1861 года (готовятся в настоящее время к печати ИМЭЛ). Заметки обнаруживают глубочайшее знание вопроса, содержат десятки ссылок на русских ученых и русские источники, блестяще разоблачают крепостническую сущность царской реформы. "Раньше во времена крепостного права, - пишет Маркс, - помещики были заинтересованы в помощи крестьянину, как необходимой рабочей силе; это прекратилось. Крестьянин впал в экономическую зависимость от своего прежнего помещика" (стр. 60).

Особое место посвящает автор борьбе Маркса и Энгельса против русского народничества и анархизма. Маркс и Энгельс первые дали критический марксистский анализ народнических; теорий о самобытности России, вредных и ложных взглядов народников на общину и на значение политической борьбы.

Акад. Ярославский указывает, что следует отличать отдельные полемические преувеличения Маркса и Энгельса в их борьбе против народников от их общей глубоко правильной критики народнических взглядов. Наибольшим вниманием из теоретиков народничества пользовался у Маркса и Энгельса Лавров. Маркс и Энгельс считали, что Лавров наиболее поддается влиянию марксистской теории, и относились к нему "с доверием".

Автор останавливается на вопросе о представительстве Маркса от русской секции в I Интернационале и об отношении Маркса и Энгельса к "Народной воле". В связи с последним вопросом акад. Ярославский указывает на необходимость учитывать односторонний характер информации, которую получали; Маркс и Энгельс о "Народной воле" Именно этим объясняется то чрезмерно большое значение, которое придавали Маркс и Энгельс этой партии и возможности захвата ею государственной власти.

Автор также указывает на известное преувеличение роли царизма в отдельных работах Маркса и Энгельса. В статье "Внешняя политика русского царизма" Энгельс характеризует самодержавие, как последнюю твердыню общеевропейской реакции.

Преувеличение это было обусловлено жгучей ненавистью, которою питали Марке и Энгельс к самодержавию.

Царизм, пишет тов. Ярославский, был "действительно главным, но не единственным и не последним оплотом всемирной реакции" (стр. 74 - 75).

Последняя часть статьи посвящена отношению Маркса и Энгельса к группе Плеханова и началу распространения марксизма в России. Акад. Ярославский считает доказанным, что знакомство передовых кругов русского общества с произведениями Маркса и Энгельса началось задолго до появления в 1872 году русского перевода "Капитала".

В том же номере журнала помещена статья С. Захарова "Марке и Энгельс о некоторых вопросах истории Англии" Автор констатирует изумительную глубину предвидения Энгельсом исторических судеб Великобритании. Формулировки Энгельса об основном противоречии в историческом развитии Англии остаются полностью непоколебленными до сих пор.

Н Андреев в статье "Как работал Энгельс над вопросами средневековой истории" устанавливает, в какой мере работы Энгельса были основаны на исследовании первоисточников. H Андреев считает несомненным, что Энгельс при выяснении какого-либо специального исторического вопроса всегда пользовался первоисточниками. Много и упорно работал Энгельс над первоисточниками древнекельтического права и истории древних германцев.

Но, делая свои произведения максимально доступными, Энгельс одновременно стремился поднять их на наивысший научный уровень и с этой целью проделывал до их опубликования колоссальную предварительную работу.

В журнале помещена также библиография работ Энгельса по разделам "История как наука", "Исторический процесс" и "Основные периоды истории человечества", краткий перечень биографических работ об Энгельсе и важнейшие даты его жизни и деятельности.

Энгельсу посвящена также в N 12 интересная статья А. Золотарева "Происхождение семьи, частной собственности и государства" Ф. Энгельса и современная наука". Автор касается главным образам первой части работы Энгельса, анализируя метод использования Энгельсом работ Моргана. Энгельс сделал огромный шаг вперед по сравнению с Морганом и сам никогда не отождествлял своих взглядов с его воззрениями. Морган был особенно слаб в вопросах о происхождении классов, государства и частной собственности Понятие классовой борьбы ему, судя по его трудам, не было знакомо. Энгельс вовсе не был склонен канонизировать принятую Морганом периодизацию исторического процесса "Периодизация Моргана-Энгельса", по мнению А. Золотарева, вообще не существует.

стр. 106
А. Золотарев считает, что ряд вопросов, решенных в свое время Энгельсом в "Происхождения семьи, частной собственности и государства", в свете данных современной науки получил новое решение и новую постановку. Наряду с этим возникли новые проблемы, неизвестные Энгельсу. Наконец, ряд частных положений Энгельса, несомненно, устарел.

В статье А. Золотарева бегло рассмотрены на материале новейших исследований значение полового и социального инстинктов в образовании общества, проблемы возникновения брака и происхождения рода.

Статья С. Капа в N 9 под заглавием "Из истории борьбы Маркса за пролетарскую партию в Германии" является главой из докторской диссертации автора. С. Кан рассматривает вопрос о влиянии силезского восстания 1844 года - первого массового выступления германского пролетариата - на образование самостоятельной партии немецкого рабочего класса. С. Кан считает, что силезское восстание способствовало выделению социалистического ядра внутри прусской демократической оппозиции. Полный разрыв Маркса и Энгельса и их единомышленников с мелкобуржуазными радикалами, разрыв личных отношений между Марксом и А. Руге были непосредственно вызваны силезским восстанием.

Одной из замечательных страниц биографии товарища Сталина посвящена статья Ник. Анисимова "И. В. Сталин в годы сольвычегодской и вологодской ссылок" (N 9). Автор использовал для своей работы мемуарную литературу, донесения полиции, материалы из большевистских газет того времени. Особый интерес представляют в статье малоизвестные широким кругам читателей документы из Сольвычеготского и Вологодского музеев И. В. Сталина. Автор начинает свое изложение с того момента, когда И. В. Сталин по распоряжению министра внутренних дел был отправлен в Вологду из Баиловской тюрьмы города Баку. Товарищ Сталин был послан по этапу, в ручных кандалах, он получал по 10 копеек "кормовых" в день. Из Вологды товарищ Сталин был направлен местными властями в глухой Сольвычегодск, куда прибыл в феврале 1909 года. Здесь товарищ Сталин сплотил ссыльных большевиков, поднял их боевой дух Полицейские власти дали товарищу Сталину характеристику "грубого, дерзкого", "с начальством непочтительного" (стр. 6) В июне 1909 года товарищ Сталин бежал в Петербург и затем - в Баку, где уже в июле он руководил общегородской конференцией Бакинской организации. В Закавказье товарищ Сталин возглавил борьбу против меньшевиков, ликвидаторов и оппортунистов, создал газету "Тифлисский Пролетарий". Товарищ Сталин посылал Ленину в эмиграцию свои исторические "Письма с Кавказа".

Эта широчайшая деятельность была вновь прервана арестом! товарища Сталина в марте 1910 года и. высылкой его в Сольвычегодск, Товарищ Сталин находился под неотступной слежкой охранников, надеявшихся получить повод для еще более жестокой расправы с вождем российскою пролетариата.

Яркое представление о жизни товарища Сталина в Сольвычегодске в период второй ссылки дают приводимые П. Анисимович воспоминания М. П. Кузаковой, хозяйки дома, в котором жил И. В. Сталин.

"Как-то зимой заходит ко мне Иосиф Виссарионович, - рассказывает М. П. Кузакова. - Я его и раньше видела - ведь жили по соседству, но разговаривать не приходилось. На нем, как всегда, было надето черное пальто, в котором он ходил и в морозы и в осеннюю непогоду. "Слышал, освободилась у вас комната? " - говорит. Как раз накануне съехали жильцы, и комната, окнами на улицу, была свободна...

Жилец он был аккуратный, вежливый. Пригляделась я к нему, - очень у него изнуренный вид. Это и понятно. До того он сидел в тюрьме и маялся по этапу И в ссылке не на что было поправиться Получал Иосиф Виссарионович на все семь рублей сорок копеек, - это и на еду и на квартиру. Питался очень скудно. Брал у меня крынку молока в пять стаканов - это ему хватало на два дня. К молоку покупал булку. Обедать уходил куда-то к товарищам.

Все больше Иосиф Виссарионович бывал дома - читал, писал. Очень много писал. Часто ночью я слышала через перегородку, как скрипели половицы - значит, не спит, работает. У него была такая привычка- когда работал, то часто вставал из-за стола, ходил из угла в угол" (стр. 13).

Товарищ Сталин немедленно по прибытии в Сольвычегодск начал восстанавливать связи с В. И. Лениным и товарищами, находившимися в России и заграницей.

Полиции вопреки ее стараниям долгое время не удавалось прервать связь между Лениным и Сталиным и раскрыть конспиративную технику переписки. "Сообщаю..., что корреспонденция из- за границы на имя Ивана Исааковича Богомолова, Петра Михайловича Серафимова и Ивана Александровича Вознесенского в конторе получалась, - доносит сольвычегодский исправник, - по кто таковую получал - недобыто этих сведений ..." (стр. 17)

В августе 1911 года товарищ Сталин, переведенный в Вологду, нелегально уехал оттуда в Петербург, но его вновь аре-

стр. 107
стовали и вернули в Вологду. После того как Пражская конференция избрала товарища Сталина в ЦК и создала по его предложению Бюро ЦК, товарищ Сталин вновь бежал из ссылки в феврале 1912 года и стал во главе Русского бюро ЦК в Петербурге. Вместе с Лениным он разоблачал ликвидаторов, троцкистов, впередовцев и готовил большевистскую партию к новым боям против царизма.

В N 12 "Историка-марксиста" читатель находит интересную по материалу статью И. Гохберга и Ю. Аксенова "М. И. Калинин в период подполья".

Заслуживает внимания публикация С. Чобанява в N 9. Она представляет собой обнаруженное в Центральном государственном архиве Армянской СОР предписание эриванского губернского 'комиссариата от 30 октября 1917 года. В документе всем уездным комиссарам и начальникам милиции губернии поручается принять меры к аресту В. И. Ленина. Документ этот составлен на основании телеграммы министра юстиции Временного правительства Малянтовича о задержании Ленина в "качестве обвиняемого делу вооруженном выступлении третьего - пятого июля Петрограде" (стр. 127). Телеграмма была послана 22 октября 1917 года прокурору тифлисской судебной палаты.

Таким образом, ищейки Временного правительства сначала потеряли следы Ленина, а потом стали разыскивать его в Эриванской губернии, когда социалистическая революция уже победила я великий вождь пролетариата занял пост главы советского правительства.

Следует отметить как заслугу журнала появление в нем статей по истории освобожденных Красной Армией советских республик и по славяноведению.

Я. Зутис в статье "Балтийский вопрос в политике великих держав" (N 2) исследует историю военно-дипломатической борьбы за Прибалтику в период от Полтавской битвы до Семилетней войны. Балтийский вопрос, указывает Я. Зутис, был в XVIII веке кардинальной проблемой внешней политики России. Автор анализирует историческое значение завоеваний Петра I, явившихся итогом многолетней борьбы русского народа за выход к Балтийскому морю и имевших огромное прогрессивное значение. Однако, утверждает Я. Зутис, Ништадтский мир не разрешил полностью прибалтийской проблемы для России, ибо не дал удовлетворительного для нее решения вопроса о проливах между Балтийским ж Северным морями. На этой почве развивалась дальнейшая сложная борьба, в результате которой царской дипломатии несмотря на отдельные неудачи все же удалось укрепить позиции России на Балтийском море. Интересы великих держав в Прибалтике непосредственно определяли поведение западноевропейской дипломатии в эпоху дворцовых переворотов.

Автор приходит к выводу, что в течение первой половины XVIII века роль главного противника России на Балтийском море поочередно выполняли все великие державы, кроме Австрии: с 1717 года фронт враждебных России государств возглавлялся Англией; в 30-х годах ее сменила Франция; в 40-х годах продолжалось франко-русское соперничество, но постепенно на первый план выдвигались прусско-русские противоречия, обостренные отношениями государств к Австрии.

Статьи П. Дауге посвящены революции 1905 года в Прибалтике (N 11) и обзору истории прибалтийских стран в 1917 - 1940 годах (N 1).

В начале первой статьи автор приводит данные о развитии капитализма в прибалтийских странах, зарождении рабочего движения, появлении в Прибалтике первых социал-демократических организаций. В 1904 году, через год после II съезда РСДРП, состоялся I съезд латышской социал- демократической рабочей партии. Центральный орган партии поддерживал постоянную связь с ленинской "Искри".

В Эстонии объединившиеся социал-демократические группы сразу же вошли в местные организации РСДРП, чему содействовала деятельность М. И. Калинина, работавшего в Ревеле. И в Латвии и в Эстонии гегемоном в революции 1905 года выступал пролетариат. Крестьянство под руководством социал-демократической партии поднялось на борьбу против немецкого дворянства и русского самодержавия. После петербургских событий 9 января в крупных городах Прибалтики проводились забастовки, массовые митинги и демонстрации, происходили кровавые столкновения с царскими властями. С весны 1905 года широко развивалось крестьянское движение. В первомайских демонстрациях в Латвии участвовали сельскохозяйственные рабочие. К лету движение вылилось фактически во всеобщую забастовку сельскохозяйственных рабочих. Уже в начале 1905 года Рижский большевистский комитет ЛСДРП создал военную организацию с ячейками во многих полках. В некоторых частях в организацию входило до 90% состава.

В стране проходили демонстрации солидарности с восставшим "Потемкиным". Булыгинская дума по призыву ЛСДРП активно бойкотировалась. 15 октября в Риге началась всеобщая забастовка, которая распространилась на всю Латвию. Фактическими органами власти стали в городах социал-демократические партийные комитеты, а в

стр. 108
селах - демократические "распорядительные комитеты". Латвийская буржуазия в буржуазно- демократической революции стояла на заднем; плане, занимая по мере развития движения все более контрреволюционную позицию.

В декабре в Риге вспыхнула всеобщая забастовка. Хотя забастовка и не привела к вооруженному восстанию, в стране продолжалась руководимая рабочим классом вооруженная борьба крестьянства. Карательные экспедиции царизма залили революцию кровью, но они не сломили боевого духа трудящихся Прибалтики. Совместно с русскими большевиками ЛСДРЛ провела бойкот I думы. В деревне росло партизанское движение "лесных братьев". В 1906 году III съезд латышской социал-демократии принял постановление о слиянии с РСДРП.

В статье тов. Дауге наряду с литературными источниками использованы газеты "Диенас Лапа", "Социал-демократ", "Циня", "Петербургас Латвиетис", "Тевия", архив латвийской коммунистической партии.

Во второй статье автор излагает важнейшие события пролетарской революции в Прибалтике и дает краткий очерк история прибалтийских стран в период господства контрреволюционной буржуазии.

В статье охарактеризованы деятельность коммунистических партий Прибалтики, внутренняя и внешняя политика плутократических буржуазных правительств, направленная к удушению революционного движения, ограблению трудящихся масс в интересах отечественной и западноевропейской буржуазии и провокации войны против Советского Союза.

Статья П. Нарцова в N 9 посвящена историческим судьбам Бессарабии и Молдавии. Статья страдает сбивчивостью изложения. Читатель то и дело вынужден возвращаться назад или забегать вперед.

Статья охватывает свыше чем двухтысячелетнюю историю Бессарабии и Молдавии. Автор, по- видимому, хотел придать работе частично исследовательский характер. В результате в отдельных своих частях статья основана на первоисточниках, а другие части содержат лишь беглые и общие высказывания автора. Не выиграв в научности, статья проиграла в популярности. Виноват в недостатках статьи также язык автора. Как должен понять читатель такую, например, фразу: "В начале февральской революции 1917 г. территория Бессарабии была занята русскими войсками" (стр. 91)? Прямой смысл этой фразы: Временное правительство оккупировало Бессарабию. Но ведь, как известно, воссоединение Бессарабия с Россией произошло еще в 1878 году, и с той поры ни одному русскому правительству не могла придти в голову мысль о необходимости "занять" Бессарабию. Может быть, автор хочет сказать, что Бессарабия продолжала, оставаться в 1917 году в составе России? Или, что туда было в связи с войной направлено большое количество войск? Какова бы ни была мысль автора, ее следовало изложить так, чтобы не вводить читателя в заблуждение и не заставлять его теряться в догадках.

Создание истории освобожденных Красной Армией советских республик - почетная и трудная задача советских историков. До сих пор марксистская историография сделала в этой области очень мало. Мы полагаем, что "Историк-марксист" в дальнейшем перейдет от сводных и обзорных статей по истории новых советских республик к обсуждению кардинальных теоретических вопросов, будет ориентировать советских историков в имеющейся литературе, в архивных материалах и документации. Привлекая к проблемам истории воссоединенных с СССР народов внимание советской научной общественности и разоблачая ложь буржуазно-националистической историографии, "Историк-марксист" вместе с тем укажет работы и публикации, которые смогут быть использованы для создания подлинно марксистской истории Западной Белоруссии, Западной Украины, Бессарабии, Латвии, Литвы, Эстонии, Карело-Финской ССР.

Проблемам славяноведения посвящены в "Историке-марксисте" статьи акад. Н. Державина "К истории капитализма, в Болгарии", Хр. Кабакчиева и Р. Караколова "Болгария в первой мировой империалистической войне (1915 - 1918 гг.)" (N 1 за 1941 г.) и проф. З. Неедлы "К истории славяноведения до XVIII века" (N 2).

Акад. Державин исследует роль болгарских городов, как центров ремесленного и мануфактурного производства, и на основе этих данных прослеживает разложение натуральных форм и возникновение капиталистических отношений в экономике Болгарии. Первая часть статьи посвящена городу Казанлыку, известному в литературе с XVII века. Основатели города занимались почти исключительно земледелием и вели натуральное хозяйство. Постепенно возникал обмен с соседними районами, развивались ремесла, а также формы свободного землевладения на выкупленных у помещиков землях. Крупным стимулом в развитии капиталистических отношений послужила Крымская война. Казанлык расширил свой рынок вплоть до Сербии и Малой Азии, в результате чего из домашнего производства выделились различные отрасли мелкой про-

стр. 109
мышленности. Вторжение европейского капитала на турецкий рынок, а затем освобождение Болгарии от турецкого владычества включили страну в мировой капиталистический круговорот, содействовали росту национальной промышленности, развитию болгарской промышленной буржуазии.

В статье Хр. Кабакчиева и Р. Караколова показана борьба империалистических группировок за Болгарию в начале первой империалистической войны, причины выступления Болгарии на стороне австро-германского блока, позиция болгарских политических партий. Авторы специально останавливаются на борьбе против войны партии тесняков, выступавших с лозунгами мира и создания Балканской демократической республики. Статья рисует экономическое положение Болгарии, вызванную войной разруху, разложение армии, нарастание революционного протеста широких народных масс.

Статья проф. З. Неедлы представляет собой очерк развития славяноведения начиная с Плиния Тацита и кончая Дубровским и Шлоссером. Изучение первого этапа истории славяноведения, указывает автор, - необходимый шаг к созданию подлинно марксистской науки о славянских народах. Покровский и его "школа" отказывались от изучения славянства, чем фактически отрицали целую важнейшую научную дисциплину. Задача советских историков (объедиенных вокруг сектора славяноведения и кафедры истории западных и южных славян при Московском университете имени Ломоносова) - восстановить на принципиально новой основе научное славяноведение, критически пересмотрев все достигнутое в этой области добуржуазной и буржуазной историографией.

Среди материалов журнала, посвященных истории СССР, привлекает внимание статья С. Дмитриева "Славянофилы и славянофильство (Из истории русской общественной мысли середины XIX века)" (N 1). Следует отметить, что эта статья, как и несколько других наиболее интересных работ в "Историке-марксисте", представляет собой один из отчетов о докладах, дискуссиях, защите диссертаций в научных учреждениях. Крайне желательно было бы, чтобы "Историк- марксист", как теоретический орган, поднимая насущные вопросы исторической науки, давал тем самым материал для дискуссий, а не только печатал отчеты о дискуссиях.

С. Дмитриев указывает на большое значение движений западников и славянофилов в истории русской общественной мысли и одновременно то, что эти движения почти не изучены, хотя имеется громадная литература об отдельных славянофилах.

Сложное само по себе явление, славянофильство еще более осложнено в историографии противоречивыми высказываниями отдельных исследователей. Одни считают славянофильство движением чуть ли не националистически настроенной "либеральной буржуазии", другие - реакционнейшим движением крепостников-помещиков. Самые различные взгляды существуют по вопросу о связи славянофилов 40-х годов с позднейшим панславизмом. Автор считает, что говорить о славянофильстве можно лишь начиная с 40-х годов, и намечает три основные этапа в развитии движения.

Он подчеркивает необходимость учитывать внутреннюю противоречивость славянофильской теории. Сосуществование прогрессивных и реакционных взглядов в славянофильстве являлось, по мнению автора, одной из его существенных черт. Учение славянофилов покоилось на богословских основах, было антиреволюционным, близким к панславизму. Но наряду с этим в нем были прогрессивные начала, проявившиеся в первую очередь в политических и экономических воззрениях славянофилов. Ни один из славянофилов не стоял за неизменное сохранение- крепостного права; как направление, славянофильство было настроено по отношению к крепостному праву отрицательно. В 40-х и 50-х годах славянофилы выступали за отмену крепостного права и освобождение крестьян с землей. Поскольку вопрос о крепостном праве, как указывает Ленин, являлся кардинальным и определяющим в ту эпоху, не учитывать подобной позиции славянофилов, говорит автор, нельзя. Помимо того славянофилы осуждали реакционную систему Николая I, ратовали за уничтожение" смертной казни, введение гласного суда, созыв Земского собора. По существу своему славянофильство, согласно С. Дмитриеву, - помещичья теория, объективно защищавшая прусский путь развития капитализма. Однако славянофилы были передовыми помещиками, пришедшими к убеждению в необходимости заменить крепостной труд трудом наемных рабочих. Противоречия во взглядах славянофилов были обусловлены противоречивостью самого исторического процесса. Отождествлять теорию славянофилов с "теорией официальной народности", таким образом, абсолютно неверно". Чрезвычайно ценным в статье С. Дмитриева является широкое использование первоисточников. Относительно мало внимания уделил С. Дмитриев историческим воззрениям славянофилов. КШ было отмечено на состоявшейся в Институте истории дискус-

стр. 110
сей по поводу доклада тов. Дмитриева, наиболее уязвимым местам в его работе является попытка установить связь славянофильства с утопическими учениями западноевропейского христианского социализма.

Значительный интерес представляет помещенная в N 7 статья В. Шульгина "О знакомстве Белинского с работами Маркс и Энгельса". Эта статья построена на большом и тщательно собранном документальном материале. Путем сличения различных источников В. Шульгин устанавливает, какие именно работы Маркса и Энгельса читал Белинский. На основе анализа документов автор доказывает, что в первую половину 40-х годов Белинский познакомился с брошюрой Энгельса "Шеллинг и откровение". Белинский читал статьи Маркса в "Deutsch- französische Jahrbücher" и косвенно признал, что они оказали на него влияние. Шульгин устанавливает, что известное письмо Белинского к Герцену подразумевает статью Маркса "К критике гегелевской философии права". В спорах с Герценом Белинский опирался на письмо Маркса к Анненкову. Ранняя смерть помешала знакомству Белинского с "Манифестом Коммунистической партии".

Помещенная в том же номере статья Хас. Муратова освещает роль английской дипломатии в "восточном кризисе" 1875 - 1878 годов. Автор указывает, что "школа Покровского" в силу характерного для нее некритического отношения к буржуазной историографии оставила нераскрытым значение Англии, как главного противника царской России в области международной политики. Используя секретные телеграммы и письма царского посла в Константинополе Игнатьева, донесения русских консулов в Турции и различные материалы азиатского департамента министерства иностранных дел, автор рисует провокационную деятельность английской дипломатии в эпоху русско-турецкой войны.

В N 8 помещена статья Г. Хачапуридзе "Грузия во второй половине XIX века". Достоинством статьи следует признать то, что автор широко использовал высказывания товарища Сталина ее истории Грузии и обширный мемуарный материал. Автор характеризует процесс складывания грузинского народа в нацию, показывает укрепление связей грузинского народа с передовой культурой и общественной жизнью России. Специальные разделы посвящены народническому движению в Грузии, распространению марксизма, деятельности высланных в Грузию русских социал-демократов. Статья заканчивается историей образования революционно-марксистского меньшинства группы "Месамедаси" во главе с товарищем Сталиным.

Содержит интересный материал статья Е. Бор-Раменского "К вопросу о роли большевиков Закавказья в иранской революции 1905 - 1911 годов" (N 11). Она построена на использовании ранее неизвестных архивных источников. Статья Е. Бор-Раменского иллюстрирует новым материалом силу влияния российской буржуазно-демократической революции 1905 года на развитие международного революционного движения. Тщательно собранный автором материал подтверждает ту выдающуюся роль, которую играли руководимые И. В. Сталиным большевики Закавказья в развитии иранской революции. Протекавшая под непосредственным влиянием революционного движения трудящихся России иранская революция привела к провозглашению первой в странах Ближнего Востока конституции. Закавказские большевики оказывали огромную идейную помощь иранскому народу и непосредственно участвовали в его освободительной борьбе. Большевистские газеты уделяли иранской революции чрезвычайно большое внимание; Ленин посвятил ей специальную статью. В Закавказье большевистские организации выпускали листовки о ходе революции, разоблачали роль англо-русских интервентов в Иране. Большевики Закавказья работали в иранской революционной организации "муджахидов", помогали ей собирать средства, оружие, печатать революционную литературу. Большевистские организации командировали в Иран своих работников, которые участвовали в создании вооруженных сил революции, организовывали революционные восстания, участвовали в боевых действиям. Большевики Баку послали в Иран 22 дружинника. Характерно, что царский посол в Иране Гартвиг доносил в связи с деятельностью закавказских большевиков: "Лагерь Саттар-хана 1 давно бы сложил оружие, если бы ему не оказывали помощь наши кавказцы" (стр. 96). Во время подготовки выборов в меджлис кавказские большевики развернули широкую разъяснительную работу среди иранских трудящихся. Осенью 1909 года Бакинская организация направила в Иран С. Орджоникидзе. Тов. Орджоникидзе развил активную революционную деятельность в Гилянской провинции, создавал интернациональные клубы, организовывал доставку большевистской литературы. Особенно интересны записанные ав-

1 Саттар-хан - один из деятелей иранской революции, руководитель крупного вооруженного отряда, сражавшегося с правительственными войсками.

стр. 111
тором воспоминания живых участников иранской революции.

Статья А. Мильштейна в N 8 посвящена истории вооруженного восстания в Сибири в 1905 году. Автор исследует главным образом ход вооруженного восстания в Красноярске и Чите.

В разделе истории СССР советского периода большинство статей посвящено эпохе гражданской войны.

Статья А. Гуковского "Трехмесячная передышка" (N 9) освещает положение Советской республики в период после разгрома Колчака и Деникина. Наиболее интересными в статье являются собранные автором данные об экономическом состоянии страны.

К сожалению, автор не сумел достаточно полно показать экономические и политические мероприятия партии в это время в их органическом единстве с общей большевистской программой построения социализма, с ленинским планом приступа к социалистическому строительству и деятельностью большевистской партии в восстановительный период.

Другая статья А. Гуковского - "Победа советской власти в Армении в 1920 году" (N 11) - наиболее интересна в части, посвященной восстанию армянских трудящихся против дашнакского владычества в мае 1920 года. Восстание, руководимое подпольными большевистскими организациями, началось в Александрополе (ныне Ленинакан). 11 мая провозгласили советскую власть трудящиеся Карса во главе с народным героем Армении Г. Гукасяном. Восстание распространилось и на другие районы страны. Дашнакское правительство спешно создало контрреволюционный "Комитет спасения Армению". Затопив в крови движение в крупных центрах, дашнаки не смогли, однако, справиться с продолжавшимися все лето крестьянскими восстаниями. Эти восстания затем вылились во всенародное движение в дни прихода Красной Армии, направленной по указанию Ленина и Сталина на помощь армянскому народу.

Статья М. Фейгельсона "Мешочничество и борьба с ним пролетарского государства" (N 9) освещает частный, но не лишенный исторического интереса вопрос. История борьбы с мешочничеством показательна с точки зрения истории борьбы партии за укрепление государственной и экономической дисциплины, за учет и контроль в период гражданской войны. Мешочничество срывало продовольственную политику советской власти, ломало систему регулирования народного хозяйства. Благодаря изданию специального декрета, применению реквизиций и конфискаций помощи, оказанной государству со стороны комбедов и трудящихся масс, размеры мешочничества систематически уменьшались.

Эпохе гражданской войны посвящены также статьи А. Тарасова "Контрреволюционная авантюра татарской буржуазии (1918 год)" (N 7), Ю. Осноса "Из послеоктябрьской истории интеллигенции" (N 8), Д. Баевского "Из истории строительства большевистской партии" (октябрь 1917 - март 1919 г)", И. Разгоча "Из истории борьбы горцев Северного Кавказа за власть советов в 1917 - 1920 гг." (N 2).

К более позднему периоду истории советского государства относятся статья Н. Рубинштейна "Накануне Генуэзской конференции" (N 2) и статья Э. Генкиной "СССР в 1930 - 1931 годах" (N 12), представляющая собой главу ив подготовляемого III тома учебника истории СССР для вузов. Э. Генкина показывает борьбу за победу колхозного строя в деревне, развертывание массового движения за коллективизацию на основе постановления Политбюро от 5 января 1930 года, бешеное сопротивление политике партии со стороны кулачества, всех врагов советской власти.

Наиболее свежий материал содержится в первой части статьи, где автор привлек яркие выдержки из газет той эпохи и замечательные письма и высказывания колхозников. К сожалению, подобного материала почти нет в последующих частях работы. Статья выиграла бы, если бы она была менее перегружена цифрами, цитатами из постановлений и декретов. Исторические решения большевистской партии и советской власти следовало бы полнее показать в действии, в борьбе народных масс за реализацию этих решений.

Читатели "Историка-марксиста", мы полагаем, со вниманием отнесутся к статье тов. Н. Рубинштейна. Она изображает тот интереснейший момент мировой истории, когда империалистическая Европа, потерпев крах в своих стремлениях уничтожить победившую на одной шестой земного шара социалистическую систему вооруженным путем, впервые попыталась перейти к "мирным" взаимоотношениям с Советской страной.

Используя обширный материал, автор показывает на широком фоне политической истории послевоенной Европы, как правительства Антанты перед лицом провала антисоветской интервенции изыскивали способы экономического и политического давления на советское государство. Верховный совет союзников, решив использовать голод в Советской России, соз-

стр. 112
дал в 1921 году международную комиссию "оказания помощи русскому народу) и поставил во главе ее одного из активных организаторов интервенции - Нуланса.

"Обследование", которое предложила РСФСР комиссия, должно было фактически подчинить советское государство контролю империалистических держав. Подлинный смысл "забот" о голодающих был ясен Ф. Нансену, чей проект снабжения РСФСР продовольствием был отвергнут Лигой наций Великий полярный исследователь Ф. Нансен, друг Советской России, оказавший ей большую помощь в борьбе с голодом, заявил в ту пору, что вопрос о голоде в России окружен отвратительной политической атмосферой (стр. 24).

28 октября 1921 года советское правительство обратилось к странам Антанты с предложением созвать международную конференцию для выработки окончательного мирного договора между РСФСР и капиталистическими государствами. Н. Рубинштейн рисует сложную картину борьбы международной дипломатии вокруг советского предложения. Реакционная французская буржуазия, менее чем английская заинтересованная в торговых сношениях с РСФСР, пыталась всеми способами отсрочить созыв конференции и сузить ее полномочия. Однако созванная по инициативе Ллойд-Джорджа конференция союзников в Каннах приняла решение вступить в широкие переговоры с РСФСР. Это решение стоило поста французского премьера "уступчивому" Бриану и повлекло замену его Пуанкаре.

Советская дипломатия внимательно следила за всеми перипетиями подготовки Генуэзской конференции. Учитывая разногласия и противоречия в империалистическом мире, она противопоставляла международному ажиотажу, создавшемуся вокруг Генуи, свою уверенную и спокойную позицию. Отнюдь не переоценивая значения предстоявшей конференции, советское правительство рассматривало ее созыв как свою победу и умело парировало попытки срыва конференция, разнообразные "дипломатические" и "недипломатические" провокации, планы создания антисоветского блока в Прибалтике и т. д.

Статья тов. Рубинштейна продолжает то серьезное и углубленное изучение вопросов истории советского периода, которое до сих пор ограничивалось почти исключительно эпохой гражданской войны. Надо надеяться, что "Историк-марксист" будет иметь возможность еще более глубоко и многосторонне в последующих статьях обобщить исторический опыт социалистического строительства.

В N 7 журнала помещена статья Г. Гельбраса "СССР и Иран" (1917 - 1940 гг.), представляющая собой обзор дипломатических и экономических отношений между обеими странами.

Материалов по всеобщей истории "Историк-марксист" дает очень немного. Интересно и хорошо написана статья Н. Мицкун "Восстание 2 мая 1808 г в Мадриде" (N 9). Собрав свежий материал, автор рисует картину первого крупною восстания испанского народа против вторгшихся в страну войск Наполеона, в статье использованы испанские, французские, английские и русские источники и фонды архива царского министерства иностранных дел.

Две статьи в этом разделе являются главами из подготовляемого многотомника по всемирной истории. Статья Е. Рубинштейн в N 7 журнала излагает историю распада Габсбургской монархии в 1918 году. Особенно подробно автор осветил развитие революционного движения в "лоскутной монархии". В N 11 помещена статья М. Захаровой "Из истории послевоенной Румынии". Статья является главой, написанной для XII тома "Всемирной истории", и охватывает период 1918 - 1923 годов.

В N 12 содержится также небольшой исторический эскиз Р. Ю. Виппера "Политические идиллии буржуазной интеллигенции XIX века".

Самый принцип помещения в журнале глав из многотомника "Всемирной истории", из "Истории СССР" и т. п. является, безусловно, правильным Журнал дает в руки читателю нужный ему материал, не заставляя его дожидаться выхода в свет самих изданий. Однако цель опубликования не может ограничиться только этим. Одна из важнейших задач публикации глав из многотомников и учебников заключается в том, чтобы привлечь к ним внимание научной общественности и создать возможность включить эти главы в подготовляемые издания в наиболее совершенном виде. "Истерик-марксист", к сожалению, не дает на своих страницах конкретного обсуждения публикуемых глав. Материалы дискуссии, возникшей по поводу учебников истории СССР в связи с выступлением профессора Джанашия, появились в "Историке-марксисте , когда учебники уже давно вышли в свет

Положительным фактом следует признать опубликование статей по историографии. Статьи эти содержательны и интересны В N 8 опубликована статья К. Ф. Кеппена "Берлинские историки". К. Ф. Кёппен (1808 - 1863), биографию которого излагают в вводной статье Д. Зандберг и К Швец, был одним из вид-

стр. 113
ных левых гегельянцев, историком с большими знаниями, широким кругозором и самостоятельностью суждения (см. стр. 67). Его знакомство с Марксом состоялось в 1837 году, и с тех пор началась их тесная дружба. Статья Кеппена направлена в основном против представителей официальной немецкой исторической науки - Раумера и Ранке. Ее важнейшие положения особенно интересны, так как, несомненно, возникли под непосредственным влиянием самого Маркса.

Акад. Б. Греков в статье "Ломоносов-историк" (N 11) опровергает идущую от Соловьева оценку Ломоносова, как несерьезного исторического исследователя и случайного в области историографии человека. Заниматься историей Ломоносов начал по собственной инициативе за несколько лет до известного предписания императрицы Елизаветы Петровны. Ломоносов самостоятельно и глубоко изучал источники, он дал целый ряд верных и ценных наблюдений по древней истории славянства Соображения Ломоносова о происхождении русского народа ставят его, как ученого, впереди многих последующих исследователей. Взгляды Ломоносова о наличии этнического термина "Русь" на юге вне связи с северной "Русью" признаются в настоящее время большинством специалистов. Историческая схема Ломоносова ближе к современной науке, чем схема Карамзина.

С. Бушуев в статье "Русская история в освещении революционных демократов" (N 8) анализирует исторические взгляды Белинского, Чернышевского и Добролюбова. Первая часть работы выясняет направление исторических интересов великих революционных демократов; затем, автор переходит к анализу их методологических воззрений, далее, он исследует высказывания русских просветителей по вопросам русской историографии и конкретным проблемам русской истории. С. Бушуев отмечает, что значение Белинского, Чернышевского и Добролюбова для исторической науки отрицалось в буржуазной историографии и недооценивается в историографии советской. Исторические концепции великих борцов за народное освобождение были проникнуты верой в будущее, глубоким историческим реализмом. Эти концепции развивали передовые идеи общественной мысли Западной Европы, они являлись оружием борьбы против дворянской и буржуазно-либеральной идеологии.

Весьма содержательна статья О. Вайнштейна "Развитие историографии средних веков в царской России", представляющая собой главу из книги автора "Историография средних веков" (N 9).

Отделу критики и библиографии в "Историке-марксисте" уделяется большое внимание. Среди критических статей и обзоров интересна статья А. Митта об учебнике "История Эстонии" И Адамсона (N 1). Статья М. Смирина о "Хронологических выписках" Маркса по истории средних веков помещена в N 12. Актуальной теме посвящена статья К. Ющака о книге американского журналиста Г. Армстронга "Падение Франции" (N 12). Статья проф. А. Коленковского о работе Бирхера и Боде "Шлиффен. Воин и мыслитель" (N 12) ценна тем, что автор, критически освещая произведение и давая его детальный анализ, высказывает ряд интересных собственных соображений о Шлиффене и его знаменитом "большом плане" и связывает содержание книги с проблемами второй мировой империалистической войны.

Мы полагаем, что отдел "Критические статьи и обзоры" сможет в будущем извлечь особенно большую пользу из указания относительно обзоров, содержащегося в постановлении ЦК ВКП(б). В этой области у "Историка-марксиста" есть возможность сделать много нового и ценного. Мы полагаем, что в "Историке-марксисте" стоило бы печатать не только обзоры современных журналов или книг по крупным отраслям исторической науки, но и обзоры новейшей литературы по специальным, но в то же время актуальным и сложным историческим проблемам. Такие обзоры, с одной стороны, помогли бы читателю разобраться в существующих точках зрения и имеющейся литературе по данному вопросу; с другой стороны, они могли бы представить ценность, как предварительные выводы и регистрация уже достигнутого в данной области. Тем самым редакция содействовала бы освещению состояния советской историографии.

Большую пользу читателю могли бы принести также обзоры исторической литературы, выходящей в областных или республиканских центрах. До сих пор "Историк-марксист" не уделял внимания периферийным изданиям (если не считать рецензий на несколько книг, выпущенных на Украине). Между тем вне Москвы и Ленинграда выходит много книг по истории, и авторитетные суждения о них теоретического органа могли бы принести большую пользу и издательствам, и авторам, и читателям.

Хотелось бы видеть время от времени на страницах "Историка-марксиста" обзоры исторической беллетристики. Исторические знания, облеченные в художественную форму, с удивительной быстро-

стр. 114
той проникают в сознание массового читателя. Тем более важно, чтобы наша историческая беллетристика стояла на должной теоретической высоте, давала политически правильное, марксистское освещение историческим событиям, оперировала бесспорными фактическими данными.

В отделе рецензий наряду со статьями, дающими четкое представление о книге, ясно выражающими отношение к ней автора рецензии и формулирующими его собственные взгляды, попадаются и рецензии "протокольного" характера, ничем не помогающие ни читателю, ни автору. Такова, например, рецензия А. Яковлева на работу Т. Купряшкина и В. Самаркина "1917 год в Мордовии" (N 1).

От обзора содержания журнала и отдельных замечаний перейдем к соображениям общего характера "Историк-марксист" опубликовал за последние месяцы ряд ценных статей. Положительной стороной его работы является внимание, которое уделяет журнал проблемам внешней политики, истории новых советских республик, славяноведению, историографии. Все же в "Историке-марксисте" еще встречаются статьи, о которых так же трудно сказать что-либо хорошее, как и плохое Это прежде всего так называемые "сводные" статьи, работы, связанные с юбилейными датами, краткие очерки. Нам кажется, что журналу следует больше печатать статей, свидетельствующих о глубокой научно-исследовательской работе их авторов. Не случайно, что наиболее интересными статьями "Историка-марксиста" следует считать главы из диссертаций, отчеты о научных докладах и дискуссиях. Это означает, что журнал еще не стал в достаточной мере организаторов, возбудителем научной мысли. Между тем именно об этом говорится в постановлении ЦК ВКП(б), обязавшем теоретические журналы "перестроить свою работу, обеспечив на своих страницах постановку актуальных теоретических вопросов, обобщение опыта социалистического строительства, обслуживание теоретических запросов наших кадров и творческую дискуссию по вопросам теории"

"Историк-марксист" должен не ограничиваться ролью информатора о дискуссиях, а самостоятельно поднимать крупные теоретические вопросы и предоставлять для этой цели свои страницы советским ученым. Почему бы, например, не оказать активной помощи нашим историкам в разработке таких важных вопросов, как проблема генетической связи карельского и финского народов, о которой говорил товарищ Жданов, как вопрос о причинах позднего вступления России на путь капиталистического развития, как периодизация всемирной истории, истории СССР, истории культуры, истории общественной мысли.

Ни в одной стране достижения исторической науки не являются в такой мере плодом коллективных усилий, как у нас, Над проблемами исторической науки работают в СССР обширные коллективы советских ученых. В творческих спорах, во взаимной критической проверке рождаются научные идеи, создаются статьи и книги "Историк-марксист" имеет полную- возможность на основе указаний историческому фронту со стороны партии, правительства и лично товарища Сталина стать в еще большей мере чем сейчас коллективным организатором научной теоретической мысли.

Ю. Оснос


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-ИСТОРИК-МАРКСИСТ-NN-7-12-ЗА-1940-ГОД-NN-1-2-ЗА-1941-ГОД

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Alex LapeninContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Lapenin

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. ОСНОС, "ИСТОРИК-МАРКСИСТ" NN 7 - 12 ЗА 1940 ГОД, NN 1 - 2 ЗА 1941 ГОД // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.10.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-ИСТОРИК-МАРКСИСТ-NN-7-12-ЗА-1940-ГОД-NN-1-2-ЗА-1941-ГОД (date of access: 31.07.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. ОСНОС:

Ю. ОСНОС → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alex Lapenin
Moscow, Russia
1132 views rating
24.10.2015 (2106 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
Yesterday · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
2 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
2 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
2 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
ЭУДЖЕНИО КОЛОРНИ: АНТИФАШИЗМ, ЕДИНАЯ ЕВРОПА, СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕЯ И ФЕДЕРАЛИЗМ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУ "ПРОЛЕТАРСКИМ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМОМ" И "СЛАВЯНСКИМ БРАТСТВОМ". РОССИЙСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В СРЕДНЕЙ ЕВРОПЕ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Великая война 1914-18 гг. Наградной лист от 09.06.1915 на Начальника пулеметной команды 10-го Кубанского пластунского батальона, Прапорщика Ивана Дмитриева. Обоснования награждений орденами Св. Анны 4 ст. с надписью "За храбрость" (Аннинское оружие) за бои на ст. Сарыкамыш (Кавказский фронт), Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, за бои в Галиции (Юго-Западный фронт), производства в чин хорунжего, за бои в с.Баламутовка (Юго-Западный фронт, Буковина,).

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"ИСТОРИК-МАРКСИСТ" NN 7 - 12 ЗА 1940 ГОД, NN 1 - 2 ЗА 1941 ГОД
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones