Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-14526
Author(s) of the publication: Н. И. СМОЛЕНСКИЙ

Share this article with friends

Задачей этой работы является анализ некоторых аспектов соотношения исторической действительности и исторических понятий, а также происхождения последних. Поскольку они не являются ни действительностью непосредственно, ни оторванными от нее логическими утопиями, то научно понять их происхождение можно лишь путем выяснения их отношения к действительности. Конкретно речь идет об отношении понятия к различным вариантам одной и той же исторической реальности, главным же образом к тому из них, который представляет собой наиболее развитую, зрелую форму исторического процесса.

Почему это важно для историка? Прежде всего потому, что в научном понятии отражается единство и многообразие исторического процесса, а эта проблема имеет существенное значение не только для теоретического анализа, но и для конкретно-исторического исследования, которое, хотя и не предполагает обязательно теоретические экскурсы в область природы исторических понятий, но без использования таковых обойтись, как известно, не может. Адекватность отражения исторической действительности зависит в значительной степени от правильного применения научных понятий, а то или иное представление о путях образования последних определяет и методику применения.

Вопрос о природе исторических понятий привлекает к себе растущий интерес советских историков. Эту проблему затронули участники дискуссий об азиатском способе производства1 , о нации2 , о переходе от феодализма к капитализму3 и об абсолютизме в России4 , научных сессий "Итоги и задачи изучения генезиса феодализма в Западной Европе" (1966 г.)5 и "Итоги и задачи изучения генезиса феодализма у народов СССР"6 , а также историки, выступавшие по вопросам теории социально-экономических формаций, типологии феодализма, абсолютизма и т. д.7 . При этом отмечалась важность терминологического и понятийного анализа.

Любое историческое понятие - это определенный результат развития познавательной деятельности и ее средство одновременно. То и


1 См.: "Советская этнография", 1965, N 6; "Вестник древней истории", 1966, N 1; В. Н. Никифоров. Восток и всемирная история. М. 1975.

2 См. "Вопросы истории" за 1966 - 1968 годы.

3 "Переход от феодализма к капитализму в России". Материалы всесоюзной дискуссии. М. 1969.

4 См. "История СССР", 1972, N 4.

5 См. "Средние века". Вып. 31. М. 1968.

6 См. "Проблемы возникновения феодализма у народов СССР". М. 1969.

7 З. В. Удальцова. Задачи изучения генезиса феодализма в странах Западной Европы. "Вопросы истории", 1966, N 9; А. Н. Чистозвонов. Некоторые аспекты проблемы генезиса абсолютизма. "Вопросы истории", 1968, N 5; 3. В. Удальцова, Е. В. Гутнова. Генезис феодализма в странах Западной Европы. М. 1970; А. Я. Шевеленко. К типологии генезиса феодализма. "Вопросы истории", 1971, N 1; "Проблемы социально-экономических формаций. Историко- типологические исследования". М, 1975.

стр. 3


другое неразрывно связаны, их взаимосвязь коренится в природе понятий. Исторические понятия "живут" в конкретно-историческом исследовании, вплетены в него. Вместе с тем в качестве результатов познания они могут стать предметом относительно самостоятельного логического анализа, который не совпадает целиком со сферой конкретно-исторического исследования.

В современной буржуазной литературе все чаще фигурируют проблемы исторических понятий, описания и объяснения в исторической науке и т. д.8 . Речь идет о перенесении центра тяжести исторического объяснения с общефилософской проблематики в область логики9 . Как понимают буржуазные исследователи назначение и возможности логического анализа и с какими целями к нему обращаются? Представители аналитической философии истории, распространенной ныне в англоязычных странах, для которых особенно характерен интерес к проблемам логики и исторического познания, необоснованно и односторонне сводят теоретико-методологические проблемы исторической науки к анализу и описанию языка "обычного историка"10 , к изучению логических процедур его мышления. По словам английского философа Г. Уайта, все выдающиеся философы истории, за исключением К. Маркса, были по преимуществу философами языка11 .

Буржуазные авторы хотят избежать постановки мировоззренческих проблем. Многие профессиональные историки ФРГ, например, пытаются вынести исторические понятия, логику исторического познания за скобки мировоззрения, идеологии. Они рассчитывают с помощью анализа терминов и понятий и логических процедур мышления историка превратить историю в точную критическую науку и таким путем попытаться вывести ее из состояния переживаемого буржуазной историографией глубокого идейно- методологического кризиса. Но историческое познание, в том числе и сфера его логики, конечно, не могут возвыситься над различиями идеологий, стать нейтральными. Коренной порок буржуазных исследователей заключается в том, что они отрывают логический анализ от развития самого исторического знания, от его предметной, содержательной стороны.

Совершенствование понятийного аппарата исторического исследования является не только органической потребностью последнего, но и неотъемлемой его составной частью. В процессе конкретного анализа, накопления качественно нового материала историк сталкивается с необходимостью известного переосмысления, уточнения исторических понятий. Развитие советской исторической науки сопровождалось, как известно, конкретизацией основных категорий материалистического понимания истории применительно к самым различным эпохам и проблемам; наряду с этим обогащались, видоизменялись, уточнялись многие специальные научные понятия и термины. Нельзя сколько- нибудь серьезно рассчитывать на обогащение понятийного аппарата историка извне предмета его исследования, путем простого заимствования понятий других наук или же в результате логического анализа, оторванного, как это бывает у современных буржуазных авторов, от содержательной, предметной стороны развития исторического знания. Развитие


8 D. H. Fischeer. Historians Fallacies. Toward a Logik of Historical Thought. N. Y. Evanston and L. 1970; R. Koselleck. Begriffsgeschichte und Sozialgeschichte. "Soziologie und Sozialgeschichle". Oppladen. 1972; H. White. The Historical Imagination in Nineteenth Century Europe. Baltimore-L. 1973; H. -J. Marrou. Ober die historische Erkenntnis. Fieiburg-Miirichen. 1973; J. Rohlfes. Beobachtungen zur Begriffs-bildung in der Geschichtswissenschnlt. "Die Funkiion der Geschichte in unserer Zeit". Stuttgart. 1975.

9 И. С. Кон. К спорам о логике исторического объяснения (схема Поппера-Гемпеля и ее критики). "Философские проблемы исторической науки". М. 1969, стр. 266.

10 Н. White. Op. cit., p. 181.

11 Ibid., p. 428.

стр. 4


конкретно-исторического исследования есть вместе с тем и создание логических его основ, в том числе исторических понятий. Следовательно, судить о степени развития понятийного аппарата исторической науки можно, учитывая прежде всего состояние самого исторического знания, его уровень и т. д.

Сказанное вовсе не значит, что логический анализ познавательной деятельности историка сам по себе является излишним; напротив, его следует считать одним из показателей уровня развития исторической науки. Проблематика подобного анализа включает в себя круг вопросов, каждый из которых не может быть решен в конкретно-исторических исследованиях. Сюда относится изучение процесса образования и развития исторических понятий, роли в нем современной историку действительности, анализ различных аспектов соотношения исторического понятия и исторической действительности, выяснение социальной, идеологической функции исторических понятий в связи с их познавательной ролью и т. д. Историк зависит от содержания выработанных до него понятий, но эта зависимость не исключает, а предполагает изменение, обогащение им понятийного аппарата или создание нового. "Не голые выводы, - писал Ф. Энгельс, - а, наоборот, изучение - вот что нам больше всего нужно: выводы - ничто без того развития, которое к ним привело, - это мы знаем уже со времён Гегеля, - и выводы более чем бесполезны, если они превращаются в нечто самодовлеющее, если они не становятся снова посылками для дальнейшего развития"12 . Важны в этом плане и ленинские мысли о связи истории мышления и логики. "Продолжение дела Гегеля и Маркса, - писал В. И. Лен'ин, - должно состоять в диалектической обработке истории человеческой мысли, науки и техники"13 . И далее: "История мысли с точки зрения развития и применения общих понятий и категорий логики - voila ce qu'il faut! (вот, что нужно!)"14 . Историографическое исследование дает необходимую основу для изучения исторических понятий. Для понимания природы исторических понятий принципиальное значение имеет также замечание Энгельса о том, что "диалектика головы - только отражение форм движения реального мира, как природы, так и истории"15 . Единство мышления и реальности означает единство законов исторического развития и законов его познания. Категории мышления складываются и развиваются в соответствии с этими законами.

Научное историческое понятие черпает свое содержание в исторической действительности, являясь ее отражением. Но их единство никогда не превращается в тождество, историческое понятие характеризуется определенным несовпадением с действительностью. В каком смысле это несовпадение следует считать неизбежным? Дело не только в том, что понятие - это термин, слово, в которых выражаются результаты освоения действительности историком. В понятиях резюмируется сущность изучаемых явлений. Понятие, писал Энгельс, имеет "свою сущностную природу" 16 . Это подчеркивал также Ленин: "Понятие есть сущность предмета"17 . Понятие, следовательно, не может включать в себя все признаки изучаемого явления. Ленин считал бессмысленным стремление "внести в общее понятие все частные признаки единичных явлений"18 .

Несовпадение понятия и действительности порождается особенностями соотношения общего и единичного в исторической действительно-


12 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 1, стр. 585.

13 В. И. Ленин. ПСС. Т. 29, стр. 131.

14 Там же, стр. 159.

15 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 519.

16 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 39, стр. 354.

17 В. И. Ленин. ПСС. Т. 29, стр. 253.

18 В. И. Ленин. ПСС. Т. 5, сто. 142.

стр. 5


сти и в познании, в частности тем, что общее, повторяющееся, не в одинаковой мере выражено в единичных явлениях. Речь идет о неравномерности исторического развития, которая в конкретных условиях может приобретать самые различные формы. Это связано с особенностями повторяемости в истории. "В истории общества, - писал Энгельс, - как только мы выходим за пределы первобытного состояния человечества, так называемого каменного века, повторение явлений составляет исключение, а не правило; и если где и происходят такие повторения, то это никогда не бывает при совершенно одинаковых обстоятельствах"19 . Важно отметить, что различные варианты одной И той же исторической реальности, будучи "равноценными" для исследователя именно как варианты одной сущности, имели неодинаковое значение и играли неодинаковую роль в истории. Речь идет о степени их развития, их зрелости. Какую бы социально-экономическую формацию мы ни взяли, нетрудно обнаружить различие отдельных стран, регионов по степени зрелости ее развития, проявления в каждом случае. Типологический подход к изучению явлений представляет собой одну из форм и ступеней обобщения, синтеза в историческом исследовании. Задача историка состоит в том, чтобы выяснить, какие из вариантов исторической реальности могут быть признаны более или менее зрелыми, развитыми, как они относятся друг к другу и к своему понятию.

Источником несовпадения исторического понятия и действительности является и то, что событий и процессов в чистом виде не бывает. В каждом случае в них можно обнаружить пережитки прошлого, существующие нередко наряду с зачатками новых отношений. Если говорить, например, о формациях, то в них присутствуют те или иные уклады, пережитки предыдущих формаций и т. д. Понятие не может вобрать в себя всю громадную пестроту и сложность исторической реальности, учесть всевозможные исторические условия. Именно в этом смысле Энгельс писал, что феодализм никогда не соответствовал своему понятию20 .

Существенной чертой развития исторического процесса является его асинхронность. Она тоже служит источником несовпадения исторического понятия и действительности. Одни и те же или сходные стадии исторического развития различные народы или целые регионы проходят в разное время, в разных исторических условиях и потому неизбежно с известными вариациями. Процесс взаимных влияний, завоеваний и т. п. факторов дополняет и усложняет эту картину многообразия, сосуществования в пределах одной и той же эпохи различных общественных форм и явлений. Отразить всю эту сложность исторической реальности способен лишь конкретно-исторический анализ. В понятиях же может быть схвачена лишь общая логика ее развития. Логическое при этом, конечно, обедняет, схематизирует действительность и не может заменить историческое. Ленин, как известно, выступал против стремления "искать ответов на конкретные вопросы в простом логическом развитии общей истины"21 . Значимость исторического исследования состоит прежде всего в его конкретности, которая делает его незаменимым и определяет его место среди других наук об обществе.

Историческое исследование не может устранить перечисленные источники несовпадения понятия и. действительности. Логическое в этом смысле не в состоянии ни преодолеть, ни игнорировать историческое, не утрачивая при этом своего объективного характера, связи с действительностью. Научно- плодотворным для историка является то несовпадение понятия и реальности, которое возникает в процессе развития


19 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 90.

20 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 39, стр. 356.

21 В. И. Ленин. ПСС. Т. 3, стр. 14.

стр. 6


и углубления исторического знания. Установление факта несоответствия нового достигнутого уровня исторического знания содержанию исторических понятий - основной показатель, свидетельствующий о необходимости уточнения, расширения, обогащения этого содержания, хотя не всякое вообще несоответствие вызывает подобную необходимость.

Многообразие путей развития, которым так богата история, имеет место в рамках единства исторического процесса. Это - единство многообразия, общего и единичного, закона и его конкретного проявления. Оно нашло свое теоретическое выражение в учении о смене общественно-экономических формаций, согласно которому при громадном многообразии путей и форм общественной эволюции народы проходят одни и те же стадии развития. Материальные отношения послужили ключом к разгадке истории как единого в своей многогранности процесса. Ленин подчеркивал, что "анализ материальных общественных отношений сразу дал возможность подметить повторяемость и правильность и обобщить порядки разных стран в одно основное понятие общественной формации" 22 . Основоположники научного социализма показали пример изучения общественных явлений в их единстве 23 .

Научное историческое понятие, не будучи в состоянии охватить все конкретное многообразие общественных явлений, в логической форме резюмирует общее, повторяющееся в них, их единство. Без момента всеобщности нет подлинно научного исторического понятия. Сила основных категорий материалистического понимания истории - в их всеобщности, в применимости к всемирной истории в целом; поэтому именно эти категории и являются предметом ожесточенных атак со стороны буржуазных обществоведов. Одна из главных отличительных черт современного ревизионизма заключается в отрицании им исторической всеобщности ленинизма, реального социализма. Реальному социализму противопоставляются плюралистические модели, ни одна из которых в действительности не существует. В логико- методологическом отношении разговор о специфике любых общественных явлений только тогда правомерен, когда можно говорить о всеобщем, имеющем свои конкретные специфические проявления. Иначе постановка вопроса о специфике лишена смысла: если нет всеобщего, нет и специфического.

Историческое понятие, будучи выражением общего, повторяющегося в явлениях, в то же время ценно для исследователя не в качестве абстрактной всеобщности, а прежде всего потому, что служит основой понимания тех или иных конкретных событий, процессов. Емкость научного исторического понятия позволяет включить в картину исторических представлений новые факты, расширять рамки исследования пространственно и во временном отношении. В то же время емкость содержания понятия не является результатом охвата всех вариантов или разновидностей одного и того же класса явлений. Это относится, в частности, к содержанию понятия "феодализм", относительно познавательных возможностей которого среди советских историков имеются некоторые расхождения. "Формации Маркса, как и эпохи прогресса Гегеля, - писал Б. Ф. Поршнев, - имеют масштаб только всемирно- исторический. Они вовсе не призваны поставлять мерки для истории каждой страны, каждого народа, каждого государства. Эта периодизация имеет в виду передний край человечества, выдвинутые вперед рубежи всемирной истории. Так, когда мы говорим "капитализм", мы отлично


22 В. И. Ленин. ПСС. Т. 1, стр. 137.

23 См. оценку Энгельсом абсолютной монархии как ступени развития почти всех цивилизованных стран Европы (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 4, стр. 31), классификацию Лениным ревизионизма как интернационального явления (В. И. Лепи н. ПСС. Т. 17, стр. 24) и экономического учения народников как русской разновидности общеевропейского романтизма (В. И. Лени и. ПСС. Т. 2, стр. 246) и т. д.

стр. 7


знаем, что этот строй никогда не господствовал и не может господствовать во всех странах мира". Б. Ф. Поршнев отмечает всеобщность категории "общественно-экономическая формация", подчеркивая специфику ее отношения к конкретно-историческим условиям развития формаций; сказанное, естественно, приложимо и к понятию "феодализм"24 .

А. Д. Люблинская отмечает следующую особенность возникновения этого научного понятия: "Специфика западноевропейского феодализма в целом давно оправдана и общепризнана. Она заключается в наиболее полном его развитии, равно как и в наиболее раннем его разложении. В период феодализма западные страны европейского континента опережали в своем развитии другие страны, и формы феодальных отношений отличались там наибольшей законченностью... Многие особенности западноевропейского феодализма установлены давно; само понятие формации сложилось в основном на западноевропейском материале"25 . Другие авторы выступают за расширение существующих теоретических представлений о феодализме на основе включения в них материала из истории других континентов. Ю. В. Качановский, в частности, пишет, что "конкретные описания феодализма, составленные по европейским материалам, не выдержали столкновения с фактами истории Азии, Африки и Америки"26 , и призывает "отрешиться от зачастую встречающихся и в нашей, и в зарубежной литературе узкоконкретных представлений о названных способах производства (рабовладении и феодализме. -Я. С), отражающих в основном их специфически европейские формы"27 .

Только конкретно-исторические исследования способны подтвердить или опровергнуть плодотворность тех или иных поисков обогащения понятия "феодализм". Нельзя отрицать, что изучение того или иного варианта феодализма может привести к изменению определенных акцентов в понимании природы этого явления. В истории науки, как известно, не раз бывали такие ситуации, когда казавшиеся магистральными, классическими пути познания отходили на второстепенный план в связи с его развитием28 . Однако очевидна связь отмеченных поисков с более общей проблемой о природе исторического понятия вообще. Разумеется, готового решения вопроса о соотношении данного, как и любого другого, понятия и действительности нельзя искать в общих представлениях о природе исторических понятий: это означало бы подмену исторического логическим. Такое решение приходит на основе изучения самих явлений.

Специфика выражения в понятии общего, повторяющегося предопределяется особенностями самой повторяемости в истории. Неповторима ведь не только конкретная историческая форма событий, изменяется и развивается сущность явлений. О различных разновидностях феодализма, абсолютизма и т. д. нельзя сказать, что отличия между ними затрагивают лишь их конкретно-исторические особенности. Отличия


24 Б. Ф. Поршнев. Периодизация всемирно-исторического процесса у Гегеля и Маркса. "Философские науки", 1969, N 2, стр. 63; его же. Феодализм и народные массы. М. 1964, стр. 19 - 21; см. также М. А. Барг, В. Н. Никифоров. Феодализм. "Советская историческая энциклопедия". Т. 15. М. 1974.

25 А. Д. Люблинская. Типология раннего феодализма в Западной Европе и проблема романо-германского синтеза. "Средние века". Вып. 31. М. 1968, стр. 9, 10.

26 Ю. В. Качановский. Рабовладение, феодализм или азиатский способ производства? М. 1971, стр. 20.

27 Ю. В. Качановский. О понятиях "рабство" и "феодализм". "Вопросы истории", 1967, N 6, стр. 123. О соотношении общего и особенного в историческом развитии стран Востока в современную эпоху см. Р. А. Ульяновский. Общие закономерности социально-экономического развития и проблема специфики стран Востока. "Новая и новейшая история", 1978, N 3.

28 См. В, Н. Никифоров, Указ. соч., стр. 270.

стр. 8


затрагивают в той или иной мере и их сущность, хотя наиболее глубокая основа остается общей. "Один и тот же экономический базис, - писал Маркс, - один и тот же со стороны основных условий - благодаря бесконечно разнообразным эмпирическим обстоятельствам, естественным условиям, расовым отношениям, действующим извне историческим влияниям и т. д. - может обнаруживать в своем проявлении бесконечные вариации и градации, которые возможно понять лишь при помощи анализа этих эмпирически данных обстоятельств"29 .

Поэтому в марксистско-ленинской методологии познания общественных явлений столь важное место принадлежит принципу историзма, в частности требованию анализа конкретной ситуации30 . "Уяснение того, - писал Ленин, - как развивается капитализм вообще, нимало еще не подвигает вперед вопроса о "возможности" (и необходимости) развития капитализма в России"31 . Ленин стремился отнюдь не к тому, чтобы только иллюстрировать на новом материале законы и категории, открытые Марксом, хотя исходил, безусловно, из общих законов развития капиталистического способа производства. Категории "Капитала" были для Ленина средством раскрытия исторического своеобразия развития капитализма в России32 . Изучение исторической специфики предмета всегда выступает у Ленина как способ познания его сущности. Иного пути научного познания историком явлений общественной жизни не существует.

Было бы механическим пониманием природы исторического понятия рассматривать его содержание как набор повторяющихся в явлениях признаков. Это значительно упрощало бы и картину самой действительности и ее познание историком. Различные, хотя и однородные явления не могут "входить" в содержание понятия "на равных началах", ибо они в известной мере не равны по своим существенным признакам. Поэтому, в частности, изучение патриархального рабства у древних германцев или славян не меняет содержания понятия "рабство", хотя и расширяет конкретно-исторические представления о системе рабства в целом. И для познания явления патриархального и классического рабства предоставляют неодинаковые возможности: отправляясь от античного рабства, можно понять и оценить патриархальное, тогда как обратный ход научного поиска исключен. Равным образом понять те или иные пережитки феодализма можно, только зная сущность развитых, зрелых феодальных отношений, а не наоборот.

Всеобщее в исторических понятиях есть логическая форма выражения закономерного в явлениях. Для постижения природы исторических понятий важно то, что закономерное в истории никогда не проявляется в "чистом" виде и не существует в качестве некоего усредненного результата по отношению к различным вариантам одной и той же исторической реальности. Включение в исследование новых ее вариантов автоматически не приводит к обогащению содержания исторического понятия. Развитие последнего - это прежде всего процесс все более углубленного проникновения в сущность, закономерность исторической реальности. Значимость конкретно-исторического исследования заключается в том, что только на его основе можно определить соотношение различных вариантов между собой и всех их к своему понятию. Само по себе это осуществимо только при условии, что достигнута примерно одинаковая степень изученности сопоставляемых типов, вариантов ис-


29 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 25, ч. II, стр. 354.

30 См. В. В. Иванов. Принцип историзма в произведениях В. И. Ленина 90-х годов. Томск. 1966.

31 В. И. Ленин. ПСС. Т. 1, стр. 82.

32 О недостаточном развитии капитализма в России см.: В. И. Ленин. ПСС. Т. 3, стр. 320; о "применении крепостного труда в промышленности" см. там же, стр. 471; об остатках дореформенных порядков и т. д. см. там же, стр. 488, 494.

стр. 9


торической реальности, иначе недостаточность изученности некоторых из них может быть истолкована как их недоразвитость.

Специфика отражения в понятиях общего, повторяющегося в истории затрудняет задачу их определения или, во всяком случае, несомненно, свидетельствует о том, что работу по их уточнению, обогащению не следует сводить только -к поискам той или иной дефиниции. Историкам подчас трудно бывает договориться об однозначном определении понятия, и трудности эти не столько субъективного, сколько объективного порядка. Основоположники научного социализма подчеркивали условность, относительность, недостаточность определений по сравнению с сущностью предмета. Определения, писал Энгельс, "всегда оказываются недостаточными. Единственно реальной дефиницией оказывается развитие самого существа дела, а это уже не есть дефиниция"33 . Историческое понятие существует не только в определении или благодаря ему. Определение ценно для историка тем, что оно облегчает анализ действительности на основе четко установленных признаков. Но оно не содержит в себе готовые ответы на все случаи применения понятия в ходе такого анализа. Действительность неизмеримо богаче любого понятия и не охватывается в полной мере никакими определениями, что в особенности верно в отношении исторической действительности и ее качественного многообразия. Однако это не делает определения невозможными, без них наука, как известно, обойтись не может.

В современной буржуазной историографии дефиниции нередко отвергаются со ссылкой на сложность, многообразие исторической действительности. Понятие, утверждает западногерманский историк Р. Козеллек, должно оставаться многозначным, оно доступно истолкованию, но не определению34 . Другой историк из ФРГ, Ю. Рольфес, считает, что понятия лучше описывать, чем фиксировать в качестве четкой формулы; понятие, пишет он, не поддается исчерпывающим и кратким определениям35 . Такой подход несовместим с оценкой понятий как отражения существенных и закономерных черт изучаемых явлений. Именно потому, что историческое понятие является отражением действительности, а не просто логической конструкцией, утопией, оно обладает определенностью и устойчивостью содержания, которые могут заключаться и в его определении. Но подлинно научное историческое понятие одновременно отличается и гибкостью, каковая, по оценке Ленина, не есть нечто субъективное, предполагает отражение всесторонности материального процесса и его единства36 .

Одной из причин схематизации исторического процесса может быть неразвитость категорий. Схематизация картины феодального строя Англии XIII в. представителями классической вотчинной теории (П. Г. Виноградов и др.) выражалась в значительной мере в том, что понятие "манор" они отождествляли преимущественно с крупным манором крепостнического типа. Представители так называемого критического направления констатировали сложность и пестроту манориальной структуры Англии, наличие в ней значительных локальных особенностей. При этом понятие "манор" хотя и не утратило своего научного значения, но, будучи связанным с локальными особенностями манориальной структуры, перестало быть средством изображения действительности в ее единстве и целостности. Оно перестало быть таким жестким, схематичным, как у сторонников классической теории, но вме-


33 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 634 - 635; см. также: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 4, стр. 168; К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 84; В. И. Ленин. ПCC. Т. 27, стр. 386.

34 "Geschichtliche Grundbegriffe. Historisches Lexikon zur politisch- sozir.'n Sprache in Deutschland". Bd. I. Stuttgart. 1972, S. XXIII.

35 J. Rohlfes. Op. cit., S. 70, 73.

36 См. В. И. Лени н. ПСС. Т. 29, стр. 99.

стр. 10


сте с тем лишилось определенности применительно к картине феодального развития в целом. Развитие советской исторической науки в этой области привело, с одной стороны, к созданию обобщающих представлений о манориальном строе Англии XIII века. При этом были преодолены недостатки как классической теории манора, так и взглядов представителей "критического направления"37 . С другой стороны, была создана более содержательная картина манориального строя в период с XI по XIII в., диалектики его развития, что позволило, в свою очередь, уточнить и расширить представления о манориальной структуре XIII в. в ряде отношений - о некрестьянском характере фригольда в XII-XIII вв., о сущности процесса дробления крупного манора в ту же эпоху и т. д.38 .

Таким образом, понятия, сначала жесткие, схематичные, с развитием и углублением познания становятся более эластичными, гибкими, содержательными, резюмирующими в себе многообразие и единство исторического процесса. Обладая определенностью и устойчивостью содержания, научное историческое понятие в то же время не сводится к жесткой системе выводов, поскольку в этом случае оно утратило бы значение орудия творческой деятельности историка. Оно прежде всего не является универсальной формулой, которую можно было бы применить к любому случаю. Еще Маркс предупреждал, что "на формулах в исторической науке далеко не уедешь"39 .

Наибольшее богатство и содержательность понятие как логическая категория обретает в том случае, если она возникает как результат познания наиболее развитых, зрелых отношений, развитой исторической реальности40 . Развитая историческая реальность содержит наиболее полно то, что не столь явно, не столь определенно выражено в других ее вариантах; или выражено с известными особенностями, поэтому она является ключом к познанию последних. Содержание исторического понятия не формируется только в качестве обобщения черт данной исторической реальности. Благодаря этому понятия являются единством общего и единичного. Историческое понятие не может быть оторвано от той реальной действительности, обобщением существенных черт которой оно является. Обобщение в исторической науке не отменяет и не заменяет фактов, на основе которых оно строится. Понятие сохраняет подлинный историзм не тогда, когда включает в себя все признаки изучаемых явлений (что невозможно), и не тогда, когда расширяет свое содержание соответственно увеличению круга изучаемых явлений, ибо он также может быть неограниченно велик (или настолько широк, чтобы лишить понятие необходимого единства и определенности содержания). Понятие исторично в том случае, если оно, подразумевая определенную историческую реальность, от которой не может быть оторвано, в то же время обладает необходимой всеобщностью для изучения совокупности однопорядковых явлений. Понятие развитой исторической реальности мы связываем с таким этапом исторического исследования, когда оно имеет дело с наиболее зрелой формой исторического развития и приходит на этой основе к единству эмпирического исследования и обобщения. Такое представление о природе исторических понятий показывает несостоятельность утверждения уже цитировавшегося буржуазного автора, будто в марксистской историографии они действуют


37 Е. А. Косминский. Английская деревня в XIII в. М. -Л. 1936; его же. Исследования по аграрной истории Англии XIII в. М. -Л. 1947.

38 М. А. Барг. Исследования по истории английского феодализма в XI- XIII вв. М. 1962; см. рецензию А. И. Неусыхина на эту книгу: "Средние века". Вып. 27. М. 1965.

29 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 4, стр. 154.

40 См. Н. И. Смоленский. К вопросу о природе исторических понятий. "Новая и новейшая история", 1976, N 4, стр. 42 - 44.

стр. 11


подобно фильтрам, пропускающим лишь определенные аспекты исторической реальности и отсеивающим все остальные41 .

Лаборатория творческой мысли основоположников научного социализма содержит важный материал для изучения вопроса об отношении исторического понятия к развитой форме исторической реальности. Глубокое проникновение Маркса, Энгельса и Ленина в сущность изучаемых явлений свидетельствует о плодотворности принятых ими логических предпосылок. Поэтому логико- гносеологические приемы их научного анализа сохраняют свое познавательное значение и для того уровня научно-исторического знания, на котором оно ныне находится. Развитые отношения были для них ключом к познанию исторической действительности в двояком смысле: в связи с познанием различных вариантов одного и того же типа явлений и в связи с поступательным развитием истории, когда каждая последующая эпоха расширяет возможности познания прошлого и дает метод этого познания.

Выделяя развитые формы отношений в истории и обозначая их нередко термином "классические", Маркс и Энгельс рассматривали их в качестве высших пунктов единого процесса. Известно, что ряд положений, имеющих важное значение для уяснения соотношения понятия и исторической действительности, Маркс сформулировал в связи с анализом капитализма как формации. "Физик, - писал он, - или наблюдает процессы природы там, где они проявляются в наиболее отчетливой форме и наименее затемняются нарушающими их влияниями, или же, если это возможно, производит эксперимент при условиях, обеспечивающих ход процесса в чистом виде. Предметом моего исследования в настоящей работе является капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена. Классической страной этого способа производства является до сих пор Англия. В этом причина, почему она служит главной иллюстрацией для моих теоретических выводов"42 . Предупреждая, однако, против неправомерного ограничения его выводов одной только Англией, Маркс указывал: "Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего"43 .

Указывая на всеобщность законов капиталистического способа производства, Маркс отмечал, что теоретическое их изображение характеризуется лишь некоторым приближением к действительности, поскольку в реальной истории законов в чистом виде не существует; "но приближение это тем больше, - писал он, - чем полнее развит капиталистический способ производства, чем полнее устранены чуждые ему остатки прежних экономических укладов"44 . Теоретически Маркс проводил прямую связь между развитием категорий и степенью зрелости отношений в истории. "Простые категории, - писал он, - суть выражения отношений, в которых может реализоваться менее развитая конкретность до установления более многостороннего отношения или связи, идеально выражающейся в более конкретной категории, в то время как более развитая конкретность сохраняет эту же категорию как подчиненное отношение"45 .

Относительно применения логического метода исследования Энгельс писал, что оно дает отражение, "исправленное соответственно законам, которые дает сам исторический процесс, причем каждый момент может рассматриваться в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости своей классической формы". Указывая здесь на единство логического и исторического способов познания, Энгельс


41 J. Rohlfes. Op. cit., S. 71.

42 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 23, стр. 6.

43 Там же, стр. 9.

44 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 25, ч. I, стр. 191 - 192.

45 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 12, стр. 728.

стр. 12


писал, что логический метод является тем же историческим, "только освобожденным от исторической формы и от мешающих случайностей" 46 . Каким образом логическое "освобождается" от этих случайностей? Не тем, конечно, что в голове историка возникает логическая конструкция, не имеющая аналога в действительности; пример такой субъективной логики, оторванной от действительности, дал в конце XIX в. М. Вебер в неокантианской теории идеальных типов. Логика развития истории, то есть объективная логика, предстает в своем наиболее "чистом" виде прежде всего там и тогда, где и когда те или иные общественные отношения достигают наибольшей зрелости.

Энгельс отметил характерную особенность развития обществ, основанных на рабстве. Каждое из них, погибая вследствие превращения труда в рабскую деятельность, бесчестящую свободных, подвергается насильственному порабощению другим, более сильным обществом. "Происходит, - пишет Энгельс, - лишь перемещение центра, и весь процесс повторяется на более высокой ступени"47 . Естественно, что с наибольшей полнотой развитие общества, основанного на рабстве, может быть описано в категориях, которые тождественны наиболее развитому его варианту. Характерна в этом плане оценка Энгельсом римского права: "Римское право является настолько классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений"48 .

Ленин исходил из всемирно-исторической значимости законов общественного развития, открытых Марксом и Энгельсом. Проявлением закономерности он считал переход России к социализму. Борясь с оппортунистической версией о том, что в России будто бы не созрели объективные экономические предпосылки перехода к социализму, он подчеркивал: "Без известной высоты кап[итали]зма у нас бы ничего не вышло"49 . Ленинское идейное наследие имеет принципиальное значение для понимания того, как в исторических понятиях отражается многообразие форм и единство исторического процесса. Важны не только отдельные положения, поскольку они - как и у Маркса и Энгельса - затрагивают существо метода познания общественных явлений; глубоко поучителен самый ленинский подход к анализу тех или иных событий и процессов, как и существенные черты этого анализа. Таким, в частности, является ленинское исследование империализма. Стремясь нарисовать итоговую картину "всемирного капиталистического хозяйства, в его международных взаимоотношениях, в начале XX века"50 , Ленин вскрыл основной закон империализма ("порождение монополии концентрацией производства"51 ), который действует "во всех странах развитого капитализма"52 . Существенные признаки империалистической стадии прослеживаются Лениным почти исключительно на материале Англии, Франции, Германии и США. Это страны наиболее развитого по тому времени капитализма, в которых с наибольшей очевидностью проявился переход к империализму. Неравномерность проявления признаков империализма в каждой из стран послужила основой для выделения Лениным национальных его особенностей53 .


46 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 13, стр. 497.

47 К. М арке и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 643.

48 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 21, стр. 412.

49 См. "Ленинский сборник" XI, стр. 397, см. также В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 380 - 381.

50 В. И. Ленин. ПСС. Т. 27, стр. 303.

51 Там же, стр. 315.

52 Там же, стр. 359.

53 См. там же, стр. 361 - 362.

стр. 13


Типология явлений и процессов, которой широко пользовался Ленин, также исходила из выделения тех стран или признаков, которые в наибольшей мере характеризуют развитие исторической реальности. Он выделил, например, два типа развития капитализма в сельском хозяйстве - американский и прусский54 . Он рассматривал США как страну, предоставлявшую наибольшие возможности для изучения эволюции сельского хозяйства по фермерскому пути; основой для этого служил высокий уровень развития капитализма в сельском хозяйстве США55 . Прусский же вариант характерен для консервативных путей преобразования сельского хозяйства на капиталистических началах.

Развитая историческая реальность открывает наиболее прямой путь к познанию сущности явлений и процессов в единстве общего к единичного. Она не просто облегчает постижение этой сущности, поскольку содержит ее в концентрированном и полном виде, но в поступательном развитии истории является обязательным и необходимым условием познания вообще. Историческое познание ретроспективно по своей природе. У историка нет иной основы для изучения прошлого, кроме его собственной эпохи. Далеко не всегда прошлое связано непосредственно с современностью, чаще этого даже не бывает, но в любом случае современность есть исходный пункт и источник познания прошлого. Она, вырастая из прошлого, в известной мере становится ключом к его пониманию. Это действительно не только для тех или иных процессов в отдельности, но и для истории в целом, конечно, в рамках единого представления о ней как последовательном, закономерном и прогрессивном процессе смены общественно-экономических формаций.

Диалектический характер исторического развития, в котором старое не просто преодолевается, отрицается, но и служит источником возникновения нового, проявляется во всемирно-исторической связи исторических эпох и формаций. Глубокого смысла исполнена оценка Энгельсом нового времени как отрицания отрицания античности56 . Благодаря этому каждая новая, более высокая ступень в развитии истории является одной из важнейших предпосылок ретроспективного по своему характеру познания прошлого. "Буржуазное общество есть, - писал Маркс, - наиболее развитая и наиболее многосторонняя историческая организация производства. Поэтому категории, выражающие его отношения, понимание его организации дают вместе с тем возможность проникновения в организацию и производственные отношения всех отживших общественных форм, из обломков и элементов которых оно строится, частью продолжая влачить за собой еще непреодоленные остатки, частью развивая до полного значения то, что прежде имелось лишь в виде намека и т. д." 57 .

И современная историку действительность может быть познана лишь в потоке исторического движения, в исторической перспективе. На невозможность получения ясной картины экономического развития современной исследователю действительности указывал Энгельс58 . Характерна и мысль Ленина, высказанная в 1920 г: "Для истории Советской власти время еще не настало"59 . Незавершенность современных историку процессов и явлений ограничивает возможности их познания,


54 Краткую их характеристику см.: В. И. Ленин. ПСС. Т. 3, стр. 15 - 16; оценку борьбы этих путей развития капитализма в сельском хозяйстве России см.: В. И. Ленин. ПСС. Т. 47, стр. 227 - 229, 231.

55 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 27, стр. 133.

56 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 507.

57 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 12, стр. 731.

58 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 22, стр. 529.

59 В. И. Ленин. ПСС. Т. 40, стр. 239.

стр. 14


хотя, разумеется, не исключает их совсем. Современность содержит обычно различные возможности, тенденции развития60 , вопрос о судьбе которых нередко принадлежит будущему. Научный же подход к познанию действительности, как и к ее практическому преобразованию, исходит не из возможностей, а из свершившихся реальностей. "Марксизм, - писал Ленин, - стоит на почве фактов, а не возможностей. Марксист должен в посылки своей политики ставить толькоточно и бесспорно доказанные факты... Именно в "методологии"... надо различать возможное от действительного"61 . Таким образом, и текущие явления должны достичь известной степени своей завершенности, зрелости, чтобы их можно было исследовать с желаемой полнотой.

Подлинный научный логический анализ неотделим от предметной стороны познания, хотя он предполагает проблематику, выходящую в каждом случае за пределы задач конкретно-исторического исследования. Подобно тому, как сущность исторического понятия нельзя обособить от его развития в истории познания, так и логика исторического мышления предполагает тесную связь с его историей; логический анализ является одним из аспектов историографического исследования. Для понимания природы исторического понятия важное значение имеет изучение его отношения к исторической реальности. По источнику своего содержания подлинно научное историческое понятие объективно выводится из действительности, хотя его связь с ней носит диалектический характер: понятие выводится из действительности, не совпадая с ней нацело ни в отдельном акте познания, ни в историческом развитии последнего. Содержание исторических понятий формируется прежде всего на основе наиболее зрелых, развитых форм исторической реальности. Работы основоположников научного социализма свидетельствуют именно о таком понимании ими происхождения социальных категорий. Вместе с тем образование понятия как слепка зрелой формы исторической реальности не исключает возможности его дальнейшего развития. Оно обеспечивается прежде всего поступательным движением самой истории, расширением ее качественного многообразия и как следствие этого - обнаружением новых сторон, черт или признаков в прошлом, по мере его изучения.


60 См. Б. Г. Могильницкий. Альтернативность исторического развития в ленинской теории народной революции. "Методологические и историографические вопросы исторической науки". Вып. 9. Томск. 1974.

61 В. И. Ленин. ПСС. Т. 49, стр. 319 - 320.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-ИСТОРИЧЕСКАЯ-ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ-И-ИСТОРИЧЕСКОЕ-ПОНЯТИЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. И. СМОЛЕНСКИЙ, ИСТОРИЧЕСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-ИСТОРИЧЕСКАЯ-ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ-И-ИСТОРИЧЕСКОЕ-ПОНЯТИЕ (date of access: 24.01.2021).

Publication author(s) - Н. И. СМОЛЕНСКИЙ:

Н. И. СМОЛЕНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
1835 views rating
08.02.2018 (1081 days ago)
0 subscribers
Rating
1 votes
Related Articles
Первоначально Вселенная представляла собой Нейтронный Объект, однородной нейтронной структуры. Этот Нейтронный Объект имел высокую, угловую скорость вращения. Масса Нейтронного Объекта порядка 〖10〗^53 Kg, в современной метрике. Физические значения определяющие его внутреннюю структуру, изменялись при изменении потенциала взаимодействия структур энергии нейтронов.
Catalog: Физика 
3 hours ago · From Владимир Груздов
Содержание видеофильма ОАО ТРК «Звезда» Вооруженных сил Российской Федерации о Фиделе Кастро от 17.08.2017г - насквозь классово враждебное, клеветническое, как для уважаемого нами Героя Кубинской революции и Героя Советского Союза, так и для каждого из участников Карибского фронта – погибшего там, умершего на Родине или всё еще живого! Достаточно прочитать подлинные письма Ф.Кастро, Хрущева Н.С., телеграмму Алексеева А.И. и, тем более, объяснения последнего в Записках посла (изданных еще в 90-годах!): четко видно и понятно, что Фидель Кастро никогда не просил Хрущева Н.С. нанести предупреждающий ракетно-ядерный удар по США.
9 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мы ОСКОРБЛЕНЫ, ВОЗМУЩЕНЫ! Очередным «подарком» от псевдолибералов и псевдодемократов, приготовленным к 55-й годовщине Карибского кризиса и ВСО «Анадырь». ... в День ракетных войск и артиллерии (19.11.2017) повторенным на ТВ-канале «Звезда» в телепрограмме "Код доступа". ... курирует Министерство обороны Российской Федерации посредством ОАО «Телерадиокомпания Вооружённых сил Российской Федерации „Звезда“».
10 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Крайне возмущен пассивным поведением участников Военной стратегической операции «Анадырь», граждан и властей на постсоветском пространстве и в дальнем зарубежье - в связи с 55-й годовщиной, удачного для жителей планеты Земля, завершения Карибского кризиса и ВСО «Анадырь»
12 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мнение Рядового Карибского фронта Дмитриева А.А. об Альтернативной истории Карибского кризиса и ВСО "Анадырь", необходимых действиях Межрегиональной общественной организации ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев".
13 hours ago · From Анатолий Дмитриев
VII конференция ОРКД
Yesterday · From Россия Онлайн
Неизвестные письма Сун Цинлин и Сунь Ятсена М. М. Бородину
Yesterday · From Россия Онлайн
Яковлев А. Г. Россия, Китай и мир
Yesterday · From Россия Онлайн
Проблемы приграничного сотрудничества между Россией и Монголией
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
К вопросу о "консенсусе 92 г."
Yesterday · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСТОРИЧЕСКАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ И ИСТОРИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones