Libmonster ID: RU-8740
Author(s) of the publication: В. А. СИТНИКОВ

Октябрьская революция 1917 г., приведшая к установлению социалистического строя сначала в России, а затем и в ряде других стран, и обвальное падение социализма в большей части их через семь с половиной десятилетий ознаменовали двойную смену форм собственности, образующих самые крупные ступени в развитии общества. Масштабность этих взаимоисключающих событий обязывает выйти за рамки обычных для нашей публицистики оценок их с социально-экономических и политических позиций (право собственности, социальная справедливость, демократия и т. п.) и дать ответ на главный вопрос: какое из них соответствовало объективным законам общественного развития, а какое противоречило им?

Могут сказать, что ответ на него (в пользу Октябрьской революции) уже дала марксистская теория общественного развития - исторический материализм. Однако этот довод не может быть принят по ряду причин. Прежде всего - из-за явного несоответствия этой теории общей тенденции мирового развития, в которой интегрируется действие названных законов. Прошло уже полтора столетия с тех пор, как Маркс и Энгельс объявили о появлении в Европе призрака коммунизма, а мир по-прежнему продолжает двигаться по капиталистическому пути, и пока нет никаких признаков того, что далее колоссально развившиеся за истекшее время производительные силы поставили его перед необходимостью обобществления средств производства в масштабах государств. Очевидно, что дело тут не в способности капитализма находить все новые резервы, как объясняли этот феномен в советское время, а в том, что даже современный уровень развития производительных сил

стр. 91


еще не требует обобществления средств производства, что частная собственность еще не исчерпала себя и в основном соответствует этому уровню. Октябрьская революция своим успехом была обязана не ее соответствию объективной потребности в обобществлении производительных сил (недостаточность их развития на тот момент в конце своей жизни признал и Ленин1 ), а стечению ряда обстоятельств (недовольство затянувшейся войной, нерешенность земельного вопроса и т. д.) и поддержке рабочим классом и крестьянством идеи социальной справедливости, о которой мечтали многие поколения эксплуатируемых и которую нес в себе социализм.

Общественная собственность дала трудящимся невиданные ранее социальные права (бесплатные жилье, медицинское обслуживание, образование, защита материнства и детства, дешевый транспорт и проч.) и позволила в кратчайшие сроки превратить отсталую Россию во вторую державу мира по экономическому потенциалу, однако СССР так и не смог выиграть экономического соревнования с развитыми капиталистическими странами. Не потому, что, как иногда утверждают, непосредственные производители были отчуждены номенклатурой от средств производства (они отчуждены от них и в капиталистических странах, что не мешало успешному развитию последних), а потому, что преимущества централизованного управления не смогли компенсировать утрату такого стимула, "работающего" при капитализме, как подогреваемая конкуренцией личная заинтересованность частных производителей в повышении эффективности производства. Громоздкая централизованная система оказалась неспособной оперативно реализовывать открываемые научно-техническим прогрессом возможности, поднять эффективность производства, а руководители предприятий, премируемые не за инициативу, а за выполнение установленных заданий, удовлетворялись перевыполнением их на доли процента, дающим право на вознаграждение.

Признаки того, что экономика социализма не отличается ожидаемой эффективностью, стали замечаться еще в 50-е гг. Реакцией на них стали сначала попытка Хрущева изменить систему управления экономикой путем учреждения совнархозов, а потом и реформа 1965 г., имевшая целью включить фактор личной заинтересованности, но не давшая ожидаемого результата. Неудача этих начинаний была обусловлена тем, что первое из них вообще не затрагивало базисных отношений в экономике, а второе хотя


1 Ленин В. И. ПСС. Т. 45. С. 381.

стр. 92


и затрагивало, но не обладало достаточной глубиной, в то время как нужны были более кардинальные подходы, выходящие за пределы существовавших представлений о социализме.

В конце концов логика истории, направляемая открытым основоположниками марксизма законом соответствия общественных отношений уровню развития производительных сил, восстановила это соответствие. (В том, как это произошло и чем обернулось для страны и большинства народа, вина уже не истории, а тех, кто ее "творил".) Ее орудием стала частная собственность в развитых капиталистических странах, которая и опрокинула социалистический строй примером свободы предпринимательства, политического и идеологического плюрализма, которых не было в СССР, и прежде всего - примером высокого жизненного уровня населения.

Критического отношения к историческому материализму требует не только несоответствие реального хода истории его предписаниям, но и наличие в нем внутренних противоречий, примером которых может служить двойственность представлений Маркса о причине перехода от одного способа производства к другому. С одной стороны, он рассматривал этот переход как процесс, обусловленный происходящим помимо воли людей развитием производительных сил. В письме П. В. Анненкову от 28 декабря 1846 г. он изложил этот взгляд в следующем положении: "С приобретением новых производительных сил люди меняют свой способ производства, а вместе со способом производства они меняют все экономические отношения, которые были необходимыми отношениями лишь данного, определенного способа производства"2 . А с другой, он утверждал, что "развитие противоречий известной исторической формы производства есть единственный исторический путь ее разложения и образования новой"3 , из чего следует, что этот переход вызывается не новыми производительными силами, требующими другой организации производства, а коллизиями, возникающими внутри старого способа производства. В частности, Маркс указывал, что "капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание" в виде индивидуальной собственности на основе кооперации4 . Об отрицании капитализма "в пределах самого капиталистического


2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 27. С. 403.

3 Там же. Т. 23. С. 499.

4 Там же. Т. 24. С. 773.

стр. 93


способа производства" он говорил и при рассмотрении вопроса об акционерных обществах и кооперативных фабриках рабочих5 .

Несовместимость двух подходов и безусловная обоснованность первого из них, связывающего общественный прогресс с развитием производства как основы самого существования людей , заставляют признать ошибочность второго, сформировавшегося под влиянием диалектики Гегеля (по замечанию Ленина, "нельзя вполне понять "Капитала" Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей Логики Гегеля"6 ), согласно которой развитие представляет собой однолинейный процесс последовательного порождения нового старым как "своего иного". И не только это. Тот факт, что частная собственность была присуща не одному, а нескольким способам производства, означает, что процессы смены форм собственности и способов производства представляют собой две хотя и взаимосвязанные, но самостоятельные линии развития, имеющие каждая свой собственный источник развития, на что указывает несовпадение их циклов. (Далее мы увидим, что в этом отношении частнособственнический период не является исключением.) Из этого следует, что посткапиталистическая общественная собственность и основанный на ней социалистический способ производства придут на смену не капиталистическому способу производства как таковому, а частнособственническому периоду , заканчивающемуся этим способом производства, и что причину перехода к общественной собственности надо искать не в капиталистическом способе производства , как это делает Маркс, а в отношениях другого порядка.

Повод для сомнений в адекватности исторического материализма объективным законам общественного развития дает и содержащееся в "Манифесте Коммунистической партии" утверждение, послужившее прелюдией к выводу об особой исторической миссии пролетариата: "История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов"7 . То, что


5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 1. С. 483 - 484.

6 Ленин В. И . ПСС. Т. 29. С. 162.

7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 424.

стр. 94


борьба между угнетающими и угнетаемыми имела место на протяжении всего частнособственнического периода, бесспорно, однако утверждение, что она всегда заканчивалась переустройством общества, не отвечает реальному положению дел. Как позже признал сам Энгельс, "уничтожения рабства победоносным восстанием древний мир не знает"8 , как не знает и более позднее время случаев свержения феодального строя восстанием крестьян, которые "во всех трех великих восстаниях буржуазии" против феодализма выступали лишь в роли ее "боевой армии"9 .

Тезис о борьбе угнетаемых и угнетающих как о движущей силе развития классового общества не только не соответствует исторической реальности, но и не согласуется с рассмотренным выше положением Маркса о развитии общества как процессе приведения общественных отношений в соответствие с новым уровнем развития производительных сил. Если вектор общественного развития задается развитием производительных сил, то носителями новых экономических отношений могут быть только организаторы нового способа производства, возникающего на базе новых производительных сил, - собственники последних. И они же прежде всего нуждаются в новом общественном строе, который создавал бы благоприятные условия для функционирования представляемого ими способа производства. Именно они и делают историю, сначала занимая ведущие позиции в экономике, а потом и упраздняя революционным путем старый строй с помощью эксплуатируемых этим строем непосредственных производителей, которые, не располагая средствами производства, сами предложить другой способ производстване могут в принципе .

Этот тезис не согласуется и с диалектикой. Очевидно, что противоречие между производительными силами и производственными отношениями, признаваемое историческим материализмом в качестве источника развития общества, должно, как и любое другое, разрешаться на собственной основе, а не через разрешение противоречия внутри производственных отношений (между классами собственников и непосредственных производителей) как его ведомой стороны, которое, если следовать этой логике, тоже должно разрешаться путем разрешения противоречия внутри своей ведомой стороны (и т. д.), что создает ситуацию "дурной бесконечности".


8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 155.

9 Там же. Т. 22. С. 308.

стр. 95


И тем не менее надежды на переход от частной собственности к общественной основоположники марксизма связывали с победой пролетариата, эксплуатация которого по мере развития производительных сил достигает такого уровня, что он уже не будет мириться с существующим положением и станет революционной силой, "отрицающей" класс буржуазии, а вместе с ним - и частную собственность с ее социальной несправедливостью. Возложение ими этой миссии на пролетариат имело под собой, как и рассмотренное выше положение о порождении новой исторической формы производства старой его формой, философское основание, только на этот раз в качестве противоположностей у них выступали не явление и его "иное", а две стороны явления, присущие ему одновременно (труд абстрактный и конкретный, стоимость и потребительная стоимость товара, производительные силы и производственные отношения и т. п.). Однако это нововведение, ставшее фундаментом учения о социализме, надо признать ошибочным. И не только потому, что в основе развития явлений единого материального мира должен лежать какой-то единый принцип, и введение в научный оборот противоречия между двумя сторонами явлений наряду с противоречием между новым и старым (а не вместо него), означавшее признание двух форм внутренней противоречивости, является логически неоправданным, но и по своей сути.

Дело в том, что стороны явления хотя взаимно и предполагают друг друга, но качественными противоположностями быть не могут. Сравнение их на этот предмет может вестись лишь при наличии общей для них и более глубокой, чем само качество, основы, каковой может быть только сущность, подобно тому, как сравнение количественных характеристик двух явлений возможно только при общности их качества. Если новое и старое как два этапа развития одного явления имеют одну и ту же сущность, что и позволяло рассматривать их под этим углом зрения (противоположны ли они в действительности - это другой вопрос, к которому мы вернемся ниже), то сущность каждой из сторон явления отличается от сущности другой стороны и самого явления. Например, сущностью стоимости является мера общественно необходимого труда, затрачиваемого на производство товара, сущностью потребительной стоимости - способность товара удовлетворять определенную потребность, и поэтому они не противоположны, а просто различны . В использовании Марксом понятия потребительной стоимости вместо термина "полезность" угадывается желание подчеркнуть диалектическое единство этих сторон.

стр. 96


Но и это еще не все: стороны явления не только не являются качественными противоположностями - само их взаимодействие оказывается возможным только благодаря наличию у них общихсвойств. Как, например, небесные тела образуют космические системы благодаря присущему им всем свойству гравитации, так и пролетарий и капиталист вступают во взаимодействие из-за наличия у них общей заинтересованности в производстве , которое дает им возможность удовлетворять их потребности (соответствующие исторически обусловленному социальному статусу, разумеется). В отношениях между пролетарием и капиталистом имеют место и противоположные интересы, но эта противоположность проявляется по поводу не участия в производстве, араспределения результата производства - прибавочной стоимости, которую капиталист рассматривает как источник увеличения его капитала, а пролетарий - как результат его эксплуатации, следовательно - как резерв для повышения оплаты труда и улучшения его условий. Это противостояние между ними является вторичным по отношению к их единству как участников производства и источником развития общества не становится. Целью борьбы пролетариата с буржуазией может быть не устранение капиталистического способа производства (как мы уже знаем, сам он ничего другого предложить не может), а только смещение навязанной ему "точки равновесия" в отношениях между ними по поводу распределения на более выгодный для него уровень, как это было и при предшествующих способах производства: например, рабы и крепостные под руководством соответственно Спартака и Пугачева боролись за уменьшение гнета в пределах существующего способа производства, а не за установление рабами феодальных, а крепостными - капиталистических отношений. Установление равновесия при взаимодействии сторон характерно не только для общественных отношений: так, в живой природе увеличение численности хищников, являющихся одним из элементов условий существования их жертв, приводит к сокращению количества последних, что в свою очередь сокращает численность самих хищников. Все это дает основание утверждать, что во взаимодействии сторон явлений проявляется лишь функционирование образуемой этими сторонами системы, а не источник ее развития.

Противоречивость исторического материализма (как реальной истории, так и внутренняя) указывает на необходимость его существенной корректировки, отправным пунктом для которой может стать приведенное выше положение Маркса об обусловленности

стр. 97


смены способов производства развитием производительных сил. Из этого положения следует, во-первых, что развитие явлений (в данном случае - общественного производства) представляет собой не однолинейный, как его трактует гегелевская диалектика, а двухуровневый процесс, в котором участвуют ведущая и ведомая стороны (производительные силы и производственные отношения соответственно). Двухуровневость развития наблюдается и в других случаях; производительные силы развиваются во взаимодействии с общественными потребностями, надстройка - с экономическим базисом, общественное сознание - с общественным бытием, новые теории появляются по мере накопления нового фактического материала, требующего иного научного обобщения, письмо "подтягивается к изменившемуся состоянию языка"10 . И т. д., и т. п. К сожалению, Маркс ограничился лишь констатацией обусловленности смены общественных отношений развитием производительных сил и не поднял свое открытие на уровень философского обобщения.

Во-вторых, переход ведомой стороны от одного качественного состояния к другому обусловливается не наличием противоречия между нею и ведущей стороной и борьбой между ними как двумя противоположностями, а тем, что новое качественное состояние производительных сил требует новой организации производства, а следовательно - и новых производственных отношений. При этом старая форма производственных отношений оказывается не только не востребованной, но и, как и основанная на ней политическая надстройка, - помехой новому способу производства, что и становится причиной "отрицания" их новым классом собственников, исполняющим "приговор", вынесенный им ведущей стороной - производительными силами на новом уровне их развития, и установления нового общественного устройства, соответствующего новому экономическому базису. Это означает, что мы имеем дело не с перерождением старых производственных отношений или надстройки в новые, а с порождением новых производственных отношений производительными силами на новом уровне их развития и новой надстройки новым экономическим базисом как формы содержанием11 . Обусловленность появления нового качественного состояния ведомой стороны развитием ведущей имеет место и в других приведенных выше примерах двухуровневости развития.


10 Щерба Л. В. Теория русского письма. Л., 1983. С. 95.

11 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7.

стр. 98


В связи со сказанным необходимо особо подчеркнуть, что качественно новая организация производства с присущими ей новыми производственными отношениями возникает как ответ не на количественные, а на качественные изменения ведущей стороны - производительных сил. В свою очередь, развитие производительных сил, выражающееся в способности расширить номенклатуру изделий, вызывается появлением в обществе качественно новых потребностей, в то время как чисто количественный рост потребностей может вызвать только увеличение количества единиц оборудования или совершенствование его со стороны количественной же характеристики - производительности. Обусловленность изменения качественного состояния ведомой стороны изменением качественного состояния ведущей наблюдается и в других случаях развития. В живой природе, например, где новый биологический вид появляется на основе существующего, что и создает иллюзию порождения нового старым, определяющая роль ведущей стороны выражается в отборе изменившимися условиями существования особей со случайными мутациями или (у животных) повадками, соответствующими этим условиям. В частности, именно это и было причиной появления человека. Присущий ему способ удовлетворения потребностей (производство), пришедший на смену использованию в готовом виде того, что давала его животному предку среда обитания, возникает в связи с изменением условий существования последнего - вытеснением его из тропического леса в саванну. Угроза столкновения с хищниками в условиях высокого травостоя и отсутствие привычной пищи, заставившее добывать пропитание из земли и посредством охоты на мелких животных с помощью сначала подручных средств, а затем и примитивных орудий, способствовали переходу к прямохождению и развитию руки и мозга12 .

Таким образом, можно утверждать, что закон перехода количественных изменений в качественные, рассматриваемый материалистической диалектикой как закон развития, таковым не является. Он имеет отношение только к процессам качественного изменения в пределах той же ступени развития, что и подтверждают приводимые Энгельсом в "Анти-Дюринге" примеры в доказательство существования этого закона (превращение денег в капитал в зависимости от численности рабочих, изменение агрегатного состояния воды в зависимости от температуры, гомологические ряды


12 Першиц А. И. и др. История первобытного общества. М., 1982. С. 43.

стр. 99


соединений углерода, соотношение силы французской кавалерии и мамелюков в зависимости от их численности)13 .

Обусловленность изменения качественного состояния ведомой стороны на каждом этапе ее развития изменением качественного состояния ведущей заставляет скорректировать представление о переходе от частной собственности к общественной. Основоположники марксизма считали, что этот переход состоится в форме разового акта - революционного устранения капиталистического строя. Однако исходя из закона соответствия общественных отношений уровню развития производительных сил и учитывая различие в темпах развития последних в разных отраслях общественного производства, естественным следовало бы признать процесс не тотального, как это было сделано в России после Октябрьской революции, а постепенного обобществления, захватывающего лишь созревшие для этого отрасли или отдельные производства. На это, кстати, указывал и Энгельс, который, говоря об огосударствлении отдельных отраслей в рамках капиталистического общества, подчеркивал, что оно "только тогда ... будет экономическим прогрессом, новым шагом на пути к тому, чтобы само общество взяло в свое владение все производительные силы", когда оно "станет экономически неизбежным"14 . Таким образом, переход к общественной собственности должен начинаться не после пролетарской революции (революции меняют не производственные отношения, а лишь политическую надстройку, приводя ее в соответствие с новым экономическим базисом), а еще в недрах старого общества , как это было, например, с капиталистическими отношениями, зародившимися в недрах феодализма. Однако в марксизме под влиянием тезиса о борьбе пролетариата и буржуазии как двух противоположностей верх взяло другое представление. Нарушение естественного хода обобществления, забегание вперед, потребовавшее - чтобы обеспечить устойчивость поставленной "с ног на голову" общественно-экономической системы - жесткой централизации управления страной и подавления идеологического инакомыслия, и стало главной причиной падения социализма в СССР и других странах.

Подтверждением неизбежности перехода от частной собственности к общественной Маркс и Энгельс считали соответствие этого процесса закону отрицания отрицания (собственность общественная, частная, общественная). Однако представление о развитии как


13 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 128 - 132.

14 Там же. С. 285.

стр. 100


о двухуровневом процессе ставит под сомнение само существование этого закона, который вытекал из гегелевского учения о "ином". Порождение нового качественного состояния ведомой стороны не старым ее состоянием, а ведущей стороной на новом уровне ее развития как формы содержанием, свидетельствует об отсутствии причинной связи между двумя этапами развития ведомой, которая предполагалась в учении Гегеля о "ином", а следовательно - и об обязательной противоположности этих этапов. И действительно, можно ли утверждать, например, что капиталистический и феодальный или феодальный и рабовладельческий способы производства противоположны, а не просто различны? В ходе эволюции живой природы один биологический вид становится базой для образования другого вида, отличающегося какими-то признаками (например, заяц-русак и беляк), но является ли это достаточным основанием для того, чтобы считать эти виды противоположностями, если, конечно, не сводить противоположность к тривиальному отношению между "да" (наличие каких-то признаков) и "нет" (их отсутствие)? Думается, ответ на эти вопросы может быть только отрицательным.

Вывод о неприменимости к развитию явлений закона отрицания отрицания подтверждается и неубедительностью примеров, используемых для иллюстрации этого закона. В частности, Энгельс видел проявление отрицания отрицания в том, что брошенное в землю зерно ячменя отрицается стеблем, а тот - зернами нового урожая15 . В действительности же отмирание стебля является результатом не отрицания его вновь появившимися зернами, а приспособления растения к условиям существования: дуб, например, приспособился к ним другим образом, и его "стебель" не отмирает с созреванием желудей. Именно процесс этого приспособления (филогенез) и был процессом развития, а индивидуальное развитие отдельных организмов является лишь реализацией заложенной в генах программы.

Проявление закона отрицания отрицания в развитии общества усматривают в том, что в частнособственническом периоде рабы и пролетарии лишены средств производства, а крепостные крестьяне, занимающие между ними промежуточное положение, ими владеют. Ошибочность этого представления станет очевидной, если учесть принципиально важное положение, высказанное Марксом в "Капитале", но не нашедшее развития в трудах его самого и его


15 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. С. 139.

стр. 101


последователей и даже не удостоившееся отражения в предметных указателях к последующим изданиям работ основоположников марксизма. Здесь имеется в виду понятие способа соединения непосредственных производителей (работников) со средствами производства. Маркс считал, что "экономические эпохи общественного строя" (т. е. способы производства) отличаются способом, каким работники соединяются со средствами производства16 , что "только та форма, в которой ... прибавочный труд выжимается из непосредственного производителя, из рабочего, отличает экономические формации общества, например общество, основанное на рабстве, от общества наемного труда"17 . По сути дела, способ соединения - это и есть способ производства , в его общественно-экономическом (а не в техническом) понимании.

При рабовладельческом строе таким способом было непосредственное насилие, при капитализме - купля капиталистом рабочей силы пролетария. Феодальный способ соединения состоял в том, что феодал выделял крестьянину участок пахотной земли за обязанность, подкрепляемую насилием, производить для него прибавочный продукт. Крестьянин имел необходимые для обработки земли инвентарь и скот, но основным средством производства, дававшим ему возможность существовать, была все же пахотная земля, бывшая собственностью не его, а феодала . Наличие плуга и лошади у крестьянина было лишь признаком феодального способа соединения работников с землей, отличавшим его от рабовладельческого: если раба кормил его хозяин, то феодал переложил эту функцию на самого крестьянина. Поэтому противопоставление; крепостного - рабу и пролетарию как собственника средств производства несобственникам является некорректным. Здесь имеет место не "возврат" к старому, а линейная поступательность развития, проявляющаяся в снижении личной зависимости непосредственных производителей от собственников средств производства.

Нет оснований усматривать проявление закона отрицания отрицания в частнособственническом периоде и по другим причинам. Прежде всего потому, что история феодализма начинается, как правило, не от рабовладения, а от общинного строя (рабовладение возникло только в благоприятных географических условиях, где обусловленная этим обстоятельством относительно высокая плотность населения предоставляла возможность получения рабов, а


16 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 24. С. 44.

17 Там же. Т. 23. С. 229.

стр. 102


труд превращенного в раба пленника мог дать прибавочный продукт и при примитивных средствах производства), а во-вторых, потому, что и капитализм не является порождением феодализма, представляющего собой общественно-экономическую форму организации сельскохозяйственного производства на основе эксплуатации крестьян, находящихся в личной или поземельной зависимости. Он возникает как продолжение другой, промышленной ветви общественного производства, реализовавшейся до него в средневековых городских ремесленных мастерских, что неоднократно подчеркивал и Маркс в "Капитале"18 . Исторический материализм рассматривает эти мастерские как городской вариант феодализма, но на самом деле они, существуя в недрах феодального общества, отличались от него особым способом соединения работников со средствами производства, нашедшим воплощение в цеховой системе, из чего следует, что это был самостоятельный способ производства, существовавший одновременно с господствующим собственно феодальным, давшим название соответствующей общественно-экономической формации. Капиталистические отношения появились и в сельскохозяйственном производстве, но тоже не вследствие естественного перерождения феодальных отношений в капиталистические, а "посредством подчинения земледелия капиталу"19 .

Надо заметить, что феодализм в этом отношении не является исключением, поскольку особый способ соединения работников со средствами производства, существовавший наряду с основным, представляли собой и советские колхозы, дававшие нашим обществоведам повод говорить только о двух формах единой - общественной - собственности. В действительности же они отличались от государственных предприятий и формой собственности, и способом соединения работников со средствами производства. Если рабочие госпредприятий, что бы там ни говорили о них как о собственниках средств производства в масштабах всего государства, соединялись со средствами производства как наемные работники (хотя и с правом трудового коллектива оказывать определенное влияние на управление предприятием), то колхозники соединялись с ними (кроме земли) как их ассоциированные собственники, а с землей, являвшейся формально общественной собственностью, - как ассоциированные владельцы (по сути дела - арендаторы, расплачивающиеся с собственником земли, государством,


18 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. С. 333, 350, 758.

19 Там же. Т. 25, ч. 2. С. 167.

стр. 103


частью производимого продукта), а не собственники. Особенностью этого способа соединения было и то, что оно учитывало наличие у них второго источника доходов в виде приусадебных участков и домашнего скота.

Аналогичная ситуация возникла и в рабовладельческом обществе с появлением в нем колоната: колон, даже если он юридически оставался собственностью рабовладельца, в экономическом отношении был арендатором. Это был отличный от рабовладельческого способ соединения работников с землей как средством производства, а следовательно - и особый способ производства в рамках рабовладельческой формации.

Неоправданной данью закону отрицания отрицания стало и представление Маркса о характере общественной собственности в посткапиталистическую эпоху. Он считал, что на смену частной собственности придет собственность ассоциированных производителей, которую он рассматривал как непосредственно общественную20 (т. е. аналогичную той, какая была в доклассовом обществе) и которая будет соответствовать общественному характеру производства, проявляющемуся в том, что при разделении труда в производстве продукта участвует множество исполнителей, и поэтому никто не может сказать, что это он произвел данный продукт.

Эта точка зрения уязвима по ряду моментов.

Во-первых, под общественной следует понимать собственность не групповую (акционерную или трудовых коллективов, как это делает Маркс, или колхозную, как считали в СССР), а всегообщества . Она возникает как ответ на потребность решить проблемы, порожденные развитием производительных сил, затрагивающие интересы общества как целого (точно так же, как потребность в регулировании поведения людей, влияющего на жизнь общества в целом, привела к его "обобществлению" в форме сначала обычаев, а потом и юридических установлений) и не решаемые при частной собственности. По отношению к понимаемой таким образом общественной собственности групповая собственность является частной , поскольку каждая группа собственников использует ее для реализации не общественных, а своих групповых интересов, часто противоречащих общественным. Поэтому, если уж действительно возникает потребность в обобществлении, оно должно происходить путем не распыления средств производства по отдельным коллективам трудящихся, а концентрации их в руках общества.


20 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 770; Т. 25, ч. 1. С. 480.

стр. 104


Во-вторых, из того обстоятельства, что в создании продукта участвует целый ряд работников, еще не следует, что производство стало непосредственно общественным, так как у продукта есть конкретный производитель - капиталист, организующий производство и использующий разделение труда и кооперацию как способ повышения эффективности производства, а непосредственные производители являются лишь исполнителями его воли. Да и сам факт расчленения процесса изготовления продукта - например, обуви - на ряд операций, выполняемых разными работниками, необходимости обобществления производства, в данном случае обувного, не доказывает. Характер производства (как частного или непосредственно общественного) определяется характером собственности на средства производства, а не особенностями технологического процесса.

Как же должно будет обстоять дело в действительности?

Напомним еще раз, что развитие отношений собственности и производственных отношений (способов соединения работников со средствами производства) вызывается развитием производительных сил. Но если производительные силы и соответствующие уровню их развития способы соединения выступают как две стороны единства (способа производства), в котором связь между ними является непосредственной (как между содержанием и формой), то конкретная (частная или общественная) форма собственности на средства производства зависит не непосредственно от уровня развития производительных сил, а от положения общества по отношению к условиям его существования, от степени господства общества над ними, определяемой этим уровнем. На первом этапе своей истории из-за неразвитости производительных сил люди могли выжить только при совместном противостоянии природным условиям, что и определяло характер собственности. Они жили тогда относительно немногочисленными общинами, в которых собственность была непосредственно общественной. С развитием производительных сил и переходом к производящей экономике, т. е. с выходом общества из полной зависимости от природной среды, создались условия для возникновения частной собственности. Капитализм доводит развитие производительных сил до такого уровня, при котором происходит новое изменение отношения между обществом и условиями его существования.

Речь идет об истощении сырьевых, энергетических и экологических ресурсов Земли, опять ставящем общество в зависимость от условий существования и не оставляющем ему другого выбора, как

стр. 105


сначала устанавливать ограничения в виде обязательных для всех правил воздействия на окружающую среду и принимать меры к разумному использованию ресурсов (пример - спасение Великих озер в США и Рейна в Германии), а потом и передавать по мере появления такой необходимости производства в собственность его представительного органа - государства (как это произошло, например, с угольной промышленностью в Англии), которое только и может решить возникшие проблемы, поскольку при многомиллионном населении реализация права собственности на всю совокупность средств производства непосредственно самими гражданами невозможна. Это означает, что установление общественной собственности является проблемой не одного класса, как утверждает исторический материализм, а всего общества, и что общественное развитие идет в направлении не отмирания государства, как предсказывали основоположники марксизма, а поднятия его роли, что и подтвердил опыт СССР.

Развитые капиталистические страны уже давно стояли бы перед необходимостью обобществления, если бы не использовали ресурсы стран третьего мира и полагались только на свои, которые они сейчас предусмотрительно приберегают на будущее (в отличие от России, их разбазаривающей). Понимание надвигающейся на человечество опасности нашло отражение в стремлении наиболее развитых капиталистических стран сохранить за собой производство промышленной и наукоемкой продукции, а остальным, менее развитым, странам отвести роль поставщиков сырья и рабочей силы, а в перспективе - и жертвы, приносимой во имя выживания стран "золотого миллиарда".

Очевидно, что государственная собственность на средства производства не является повторением непосредственно общественной, существовавшей на заре человечества. Это означает, что и в смене форм собственности будет иметь место не спиралевидная, а линейная поступательность развития.

Учет введенного Марксом понятия способа соединения работников со средствами производства заставляет не только признать существование в рамках одной формации нескольких способов производства, но и изменить представление о количестве ступеней в процессе развитии общества, в качестве которых исторический материализм рассматривает первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую формации, каждая из которых основывается на соответствующем способе производства.

стр. 106


В набросках ответа на письмо В. Засулич Маркс отмечает, что первобытнообщинный строй проходит через такие ступени, как кровнородственная и земледельческая общины. Они отличались тем, что в первой ее члены совместно участвовали в производстве продукта, который затем распределялся между ними, а во второй им выделялись общиной земельные участки, и они присваивали произведенный ими продукт (за вычетом того, что шло на общественные нужды)21 . Тем самым Маркс указывает на различие в способах соединения работников со средствами производства в той и другой общине. Отсюда следует, что ступень, предшествовавшая частнособственническому периоду, была не единым способом производства (формацией), однопорядковым с рабовладельческим и последующими способами производства, а периодом , включающим в себя по крайней мере два приходящие на смену друг другу способа производства, характеризуемые названными способами соединения, и стоящим в одном ряду со сменяющим его частнособственническим периодом. Если согласиться с Марксом (а как это будет на самой деле, покажет время), что последнее звено в "пятичленке" пройдет через социалистическую и коммунистическую стадии, и учесть различие в их основных принципах (при социализме - распределение по труду, при коммунизме - по потребностям), указывающее на различие в способах вовлечения работников в производство, то надо будет считать и его не единым способом производства (формацией), а периодом, которому будут соответствовать указанные способы производства.

История всех наук дает примеры того, как одни представления со временем заменялись другими, более точно отражающими закономерности развития явлений материального мира. Как было показано выше, не являются исключением из этого правила и исторический материализм, и материалистическая диалектика, одной из сфер приложения законов которой он является. Поэтому политическим силам, опирающимся при защите интересов трудящихся на исторический материализм как на научную основу, придется это учитывать. А создатели исторического материализма останутся в памяти человечества как мыслители, сделавшие значительный вклад в познание законов общественного развития.


21 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 403 - 404.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-ИСТОРИЧЕСКИЙ-МАТЕРИАЛИЗМ-И-ИСТОРИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Polina YagodaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Yagoda

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. А. СИТНИКОВ, ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ И ИСТОРИЯ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-ИСТОРИЧЕСКИЙ-МАТЕРИАЛИЗМ-И-ИСТОРИЯ (date of access: 18.06.2021).

Publication author(s) - В. А. СИТНИКОВ:

В. А. СИТНИКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Polina Yagoda
Kaliningrad, Russia
862 views rating
10.09.2015 (2107 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Энергия Дао как суть НЛО. Tao energy as the essence of UFO.
Catalog: Философия 
7 hours ago · From Олег Ермаков
ИСТФАК МГУ 1947-1952 гг. (Окончание)
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
ПОСЛЕ РОСПУСКА КОМИНТЕРНА
17 hours ago · From Россия Онлайн
ОБЪЕДИНЕНИЕ ГЕРМАНИИ 1989-1990 гг.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
17 hours ago · From Россия Онлайн
ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ГЛОБАЛЬНОЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
17 hours ago · From Россия Онлайн
При любом взаимодействии масс, на любом уровне, создаются потенциалы взаимодействия масс в любых процессах расширения Вселенной. Этим определением рассмотрим вопросы, связанные с массой и энергией взаимодействующих объектов. Когда объекты (частицы, молекулы) потенциально взаимодействуют, они создают градиенты потенциального взаимодействия. Эти градиенты регулируют энергию и массу объектов и Вселенной в целом.
Catalog: Физика 
ПЕТР I В ДАНИИ В 1716 году
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
РОССИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО В КОНСТАНТИНОПОЛЕ И ЕГО РУКОВОДИТЕЛЬ Н. П. ИГНАТЬЕВ (1864-1876 гг.)
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
МЕТОДОЛОГИЯ ИСТОРИИ В СИСТЕМЕ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Yesterday · From Россия Онлайн
В оптике фундаментальной онтологии М. Хайдеггера рассматривается триада Единого «культура – цивилизация – язык». Ключевым является понимание культуры как Ответа на Вызов бытия/Бытия, что предполагает сущностное форматирование сопряженных с культурой цивилизации и языка. Исследуется состояние триады в фокусе первого и другого начал фундаментальной онтологии и возможных для них социально-политических систем. / In the optics of M. Heidegger's fundamental ontology, the triad of the Unified «culture – civilization – language» is viewed. The key thing is to understand culture as the Response to the Challenge of being/Being, which implies the essential formatting of civilization and language associated with culture. The state of the triad in the focus of the first and the other beginnings of fundamental ontology and socio-political systems possible for them is considered.
Catalog: Философия 
2 days ago · From Алекс Ральчук

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ И ИСТОРИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones