Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-8260

Share with friends in SM

СОЦЭКГИЗ. М. 1940.

"Красный архив" занимает особое и видное место в нашей исторической периодике: почти все исторические и историко-литературные журналы уделяют некоторое место публикации архивных документов, а "Красный архив" - единственный журнал, который занимается этим специально. Нет нужды доказывать значение этого издания для развития советской исторической науки. Историк, незнакомый с содержанием журнала, во многих случаях может оказаться в затруднительном положении.

Текущий год является для "Красного архива" юбилейным: в августе журнал выпустил свой сотый том. За восемнадцать лет своего существования журнал прошел те же этапы развития, что и другие, родственные ему органы. Вначале облик издания не был твердо установлен. Затем журнал подпал под влияние "школы" Покровского. Вульгарно-социологический схематизм, тенденциозность в подборе материала, вульгаризаторская оценка его чрезвычайно снижали ценность журнала, но все же не лишали его интереса. Публикации этого периода при соответствующих поправках сохраняют свое значение. Разоблачение ошибочных "теорий" Покровского и ликвидация вредительства на историческом фронте вывели "Красный архив" на широкую дорогу подлинной исторической науки. Это не значит, конечно, что за последнее время он был безукоризненным по отбору и содержанию материалов, по технике их интерпретации. Во всем этом не обошлось без ошибок, на которых мы подробнее остановимся в дальнейшем. Заслуживает упрека и недостаточная плановость публикаций даже в пределах одного года.

Наряду с этим уже простой обзор содержания "Красного архива" убеждает в значительности и ценности опубликованных в нем материалов. Это относится, в частности, и к текущему году.

Первый (98-й) том журнала за 1940 год открывается докладом А. С. Щербакова 21 января 1940 года на торжественно-траурном заседании и Большом театре, посвященном XVI годовщине со дня смерти В. И. Ленина. Последующая публикация - "Отклики на смерть В. И. Ленина" - как бы дополняет речь тов. Щербакова и содержит ряд документов, ярко характеризующих скорбь народа в связи со смертью вождя революции.

В том же номере Г. Костомаров дал подборку документов из Центрального государственного архива Октябрьской революции (ЦГАОР) и Архива (Красной Армии, систематизированных под заглавием "Белофинны на службе англо-французских интервентов в 1919 г.". Эти материалы распадаются на две группы; первая относится к борьбе с белофиннами в конце 1918 и в начале следующего года, вторая содержит переписку агентов белых правительств, разоблачающую их связи с англо-французскими интервентами и главарями белофиннов, главным образом с Маннергеймом.

Большинство приводимых документов оставалось ранее неизвестным: они издаются впервые.

25 января 1919 года Бер, представитель Колчака в Стокгольме, сообщил своему министерству иностранных дел: "Генерал Юденич просит передать адмиралу Колчаку:

"С падением Германии открылась возможность образования нового фронта для действий против большевиков, базируясь на Финляндию и балтийские губернии; удобства сообщения с Антантой, краткость расстояния до Петербурга и Москвы двух очагов большевизма, при хорошо развитой сети путей сообщения составляют выгоды этого направления" (стр. 57).

"Бар. Маннергейм хочет, чтобы совместное русско-финское наступление на Петроград состоялось... Финляндское правительство в своем целом к выступлению не стремится, но в конечном итоге, решающий голос принадлежит не ему, а, Маннергейму, за которым стоит белая гвардия...", - писал 31 мая 1919 года генерал Б. Арсеньев (стр. 61).

Положение белого правительства Финляндии в это время становилось все более шатким, "...в Финляндии за последнее время внутреннее состояние значительно обострилось. Брожение сильное. Число недовольных, примыкающих к красным, растет", - телеграфировал 2 июля агент Колчака в Стокгольме Гулькевич своему министерству (стр. 63). Правительства Антанты, используя Финляндию как плацдарм в борьбе с большевизмом, требовали подавления революционного движения внутри Финляндии и ее активного выступления против большевиков. "Представители союзников на месте всецело за выступление Финляндии...", - телеграфировал 10 сентября генерал Мил-

стр. 128

лер министерству иностранных дел Колчака (стр. 66). "Во французском министерстве иностранных дел заявили здешнему финляндскому представителю, что Франция решительно против соглашения финнов с большевиками и что, если таковое соглашение состоится, она изменит свое до сих пор благожелательное отношение к Финляндии", - сообщил 2 октября Сазонов, представитель министерства иностранных дел Колчака в Париже своему "правительству" (стр. 66).

Публикация "Боевой путь Чапаева" продолжает собою серию, первая часть которой напечатана в шестом номере журнала за предыдущий год (см. рецензию на т. 6-й "Красного архива" за 1939 год в "Историческом, журнале" N 4 - 5 за 1940 год). Документы характеризуют поход 25-й дивизии на Бугуруслан - Бугульму, участие дивизии в Уфимской операции и наступления на Уральск (бои за Лбищенск и Сахарную). Особый раздел посвящен гибели В. И. Чапаева. Материалы представляют большой интерес не только для историков гражданской войны, в частности для исследователей, работающих над биографией замечательного пролетарского полководца, но и для военных специалистов, которые найдут в них немало поучительного. Жаль, что публикация не иллюстрирована, схемами: это значительно затрудняет для читателя возможность разобраться в содержании оперативных документов.

Н. Прокопенко прокомментировал подобранные им в ЦГАОР материалы "К истории интервенции на Севере". Документы охватывают период с 6 марта 1919 года по 2 февраля 1920 года. Они характеризуют положение, планы, деятельность и крах белого "временного правительства Северной области", попытки генерала Миллера договориться с Маннергеймом о совместном наступлений на Петроград, положение белых посте эвакуации сил англо-французских интервентов. Интересны документы, свидетельствующие о неудаче попыток Миллера мобилизовать население в свою армию, показывающие методы, какими вербовались в белые армии "добровольцы" в нейтральных странах. Досадно, что серия обрывается на дате 2 февраля и последний этап борьбы (Архангельск был занят Красной Армией 21 февраля) остался неосвещенным.

Публикация М. Семина "Быт солдат в царской казарме", сделанная на материалах Центрального военно-исторического архива (ЦВИА), показывает быт царской армии, издевательство офицеров и унтер-офицеров над солдатами и рост среди последних революционных настроений. Очень убедительны выдержки из официальных документов, например, отчетов Главного военно-медицинского и Главного военно-санитарного, управлений (стр. 147 - 148, 160 - 161), отношений начальника Главного управления генерального штаба (стр. 174 - 175), обвинительных актов военных судов и пр. Материалы датируются 1902 - 1915 годами.

Сделанная А. Кобяко и Е. Криворучко подборка документов из архива III отделения "Положение крестьян в Западной Белоруссии в XIX в." (с обширной вводной статьей В. Пичета) ярко иллюстрирует помещичий произвол и гнет над крепостным белорусским крестьянством во второй - третьей четвертях XIX столетия (1828- 1869 годы). Выхода из своего невыносимого положения крестьянство искало то в бесплодных обращениях к верховной власти, то в восстаниях, порой приобретавших широкий и организованный характер, но в конце концов жестоко подавлявшихся.

Потрясающее впечатление производят документы, повествующие о зверствах помещицы Стоцкой (стр. 195 - 196), не уступавшей в садистской жестокости, известной Салтычихе.

Стоцкая, как установило следствие, "имела сильное пристрастие к наказанию людей, в некоторых случаях за совершенно малозначительную (по неосторожности даже происходящую) вину, а в других безвинно, или по изобретенной собственно ею вине... подвергала оных наказанию до ста и более ударов розгами и плетьми, и наказания эти производились даже таким образом: сна, устроив в своей комнате один железный пробой в потолке, а другой - в противоположности оного на полу, повесивши человека на верхнем пробое за обе руки ременными возжами и привязав ноги к пробою, вбитому в пол, раздевши до нага висящих, приказывала наказывать. Эта мера наказания производилась до того, что испытавшие оное лишались чувств. Кроме того, очень часто наносила побои палкою безмерно и каким бы ни попалось ей в глаза твердым орудием, даже ножом по голове, спине, рукам и по ногам. Не довольствуясь этим, кусала зубами за тело душила руками за глотку и тиснула (примечание: "так в подлиннике") ногами и коленами грудь и желудок; при этом подвергала истязанию такому: накладывала на шею железную цепь и замыкала на пробой, вбитый в стену, наливала за шею кипящую воду, таскала за ноги зацепленною веревкою на покрытой бугроватым шерстким льдом земле на обнаженной задней части тела, отчего сдиралась до крови кожа, приказывала есть издохшие пиявки, жгла раскаленным железом тело, приказывала в своей комнате танцевать, произнося беспре-

стр. 129

станно те слова "скачи враже, як пан каже", зауздывала женщин палкой для того, чтобы не сосали от коров молока, отчего назад тому месяц дворовая девка Авдотья Тимошникова, наказанная Стоцкою, бежала и без вести пропала...

...г-жа Стоцкая, избравши для сокрытия поступков своих уединенное, в глуши леса, жилище, жестокостями сими привела в столь сильное уныние и боязнь крестьян своих, что они не только обратиться на нее с жалобою опасались, но даже об'явить кому-либо о ее поступках" (стр. 196).

Публикация проф. Е. Медынского "Борьба И. Н. Ульянова за народную школу" содержит обстоятельный отчет инспектора народных училищ И. Н. Ульянова (отца В. И. Ленина) о состоянии подведомственных ему школ Симбирской губернии за 1880 год. Материалы характеризуют прогрессивную деятельность И. Н. Ульянова, его неуставную заботу о просвещении народных масс. Материал интересен как для изучения истории народного образования в России, так и для характеристики личности И. Н. Ульянова.

Серия документов из цензурных фондов Центрального государственного архива внутренней политики, культуры и быта в Ленинграде, объединенная под заглавием "Герцен и царская цензура", прокомментированная II. Ковалевым, содержит материалы о преследованиях произведений Герцена с 50-х годов XIX века по 1911 год.

По теме и характеру к этой серии близко примыкает подборка документов за 1888 - 1914 годы "Царская цензура" о произведениях украинского писателя И. Франко" (составила Полянская).

Второй (99-й) том журнала открывается приветствиями ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР В. М. Молотову по случаю его пятидесятилетия и краткой биографией главы советского правительства. Далее находим серию материалов, посвященных гражданской войне в Финляндии (вводная статья С. Маркова). Документы охватывают период с 6 ноября 1917 года по конец февраля 1918 гола. Этот период предшествует тому, который освещен публикацией Костомарова в предыдущем номере журнала. Документы освещают подготовку гражданской войны финской буржуазией, создание финляндской красной гвардии и установление пролетарской власти в Гельсингфорсе (27 января 1918 года). 26 января исполнительный комитет финляндской социал-демократической партии приказом: N 1, подписанным в 5 часов 40 минут вечера, предложил главному штабу рабочей гвардии: "По получении приказа, захватить при присутствии назначенных комиссаров - Сейм, университет, губернские управления, высшие власти и банки" (стр. 34). 2 февраля Совет народных уполномоченных Финляндии постановил: "Ввиду того, что злые враги народа в разных частях страны продолжают все еще "бунтовать против поставленного через революцию демократического строя,... рабочая Красная гвардия должна быть впредь сохранена как страж народной власти и завоевания революции и что с этого дня существование членов Красной гвардии и их семейств должно быть обеспечено средствами государства" (стр. 35). Документы позволяют проследить помощь, оказанную финляндскому пролетариату рабочими Ленинграда и русскими солдатами, отражавшими натиск маннергеймовских сил с севера, где образовался так называемый карельский фронт.

Ряд документов иллюстрирует боевые действия Красной Гвардии; и русских советских войск прошив белофиннов., а также показывает энергичную поддержку, оказанную Маннергейму империалистическими правительствами в подавления революции, и террор реакции, победившем в результате помощи белофиннам оккупационное корпуса генерала фон дер Гольца.

"Ужасная участь постигла рабочий класс Финляндии после победы об'единенных военных сил буржуазии Финляндии... - говорит в своем воззвании центральный комитет финских рабочих. - Всюду в стране безудержно свирепствует белый террор, распространяя горе, ужас, кровь, смерть и разрушение. Около 70 тыс. граждан, в большинстве члены социал-демократической партии, из них 30 тыс. штатских, брошены в тюрьмы и терпят все ужасы неслыханно грубого обращения и голода. Из-за недостаточной и совершенно негодной для людей пищи многие из арестованных больны и неспособны двигаться, часть умерла голодной смертью, а остальных ожидает неминуемая, мучительная голодная смерть. Ежеминутно арестованные, с ужасом ждут прихода палачей, ибо каждый день, по приказанию белого правительства Финляндии, арестованных ведут на казнь, причем трупы убитых и казненных не выдаются для погребения родственникам, хотя они знают о казни близких им людей. За все время гражданской войны войска правительства Свинхувуда беспощадно казнили членов социал-демократической партии и теперь победив, приступили к страшной, широко распространившейся бойне пленных. Целью отряды арестованных и сдавшихся в плен штатских и красногвардейцев расстреляны... Результатом... безумного террора являются массовые самоубийства, вызванные ужасами событий" (стр. 51).

стр. 130

Серия, подготовленная к печати Ф. Лимоновым и Е. Ефимовой (вводная статья майора Г. Захарова), содержит документы о восстании русских солдат во Франции в 1917 году. Французское командование поставило русский экспедиционный корпус в исключительно тяжелые бытовые условия. Русских солдат посылали на самые опасные и трудные операции. К частям корпуса, находившимся на отдыхе, применялся исключительно жестокий лагерный режим.

Известия о революции в России и пропаганда большевиков вскоре вызвали среди солдат стремление вернуться на родину и, если нужно, сражаться на русском фронте, а не умирать за чуждые им интересы французского империализма. Особенно сильно его стремление было в Первой особой дивизии, находившейся в резерве в лагере Ля Куртин. Солдаты этой дивизии пред'явили требование о возвращении в Россию.

Командованию удалось уговорить большую часть дивизии отказаться от требования и выйти из лагеря; на своих позициях осталась только революционно настроенная 1-я бригада. По предписанию Временного правительства (в лице Керенского) бригаду решили усмирить решительными средствами. 14 сентября 1917 года ей было приказано сложить оружие и выйти из лагеря под угрозой артиллерийского обстрела и других репрессий. Так как солдаты отказались уступить, их 16 и 17 сентября подвергли артиллерийскому обстрелу. Это вынудило упорно державшихся восставших сдаться. Непримиримо настроенная революционная группа еще день сопротивлялась натиску войск, первая линия которых состояла из русских, а вторая - из французских солдат. Из документов очевидно активное участие французского командования и французских войск в усмирении русских революционных солдат. Начались суровые репрессии. Затем дивизию отправили на салоникский фронт.

Старый царский дипломат, русский посол во Франции, Извольский ясно понимал причины возмущения солдат экспедиционного корпуса; он считал необходимым воздержаться от присылки дальнейших военных подкреплений во Францию, а также "разрешить вопрос о наших войсках на здешнем фронте во всей его совокупности и принять эвентуально не только паллиативные, но и радикальные меры..." (стр. 56). Наоборот, Керенский считал возможным заставить солдат сражаться во Франции, причем полагался на "обаяние" своей личности, "...прошу вас лично от себя и от моего имени раз'яснить войскам современное положение в России... и сказать солдатам, что я стою на страже их ннтересов...", - писал он комиссару Временного правительства во Франции Раппу (стр. 57).

Один из замечательнейших эпизодов революции 1905 года - декабрьское вооруженное восстание в Новороссийске - отражен в подборке документов из Государственного архива феодально-крепостнической эпохи (ГАФКЭ) "Вооруженная борьба новороссийских рабочих в декабре 1905 г." (подготовлена к печати Е. Каменской и М. Сыромятниковой, вводная статья И. Мартынова). Публикация начинается письмом и. д. черноморского губернатора наказному атаману кубано-казачьего войска от 12 декабря 1905 (года. "Положение безвыходное, - писал губернатор, - 4-я сотня Урупского полка деморализована. В виду таких обстоятельств настроению других двух сотен неопределенное. В городе учреждается временное правительство. В таких обстоятельствах я с другими служащими, предназначенными к аресту, сдался под охрану казаков. Прошу подкреплений..." (стр. 74). Вся дальнейшая переписка агентов правительства свидетельствует? об их полной растерянности и неспособности к сопротивлению быстро разраставшемуся движению. Воинские части отказывались стрелять в народ, неожиданно покидали посты. Власть фактически перешла в руки совета рабочих депутатов.

"... на рассвете 18 декабря 4-я и 6-я сотни Урупского полка самовольно покинули город. Осталась одна 2-я сотня, - доносил заведующий полицией на Кавказе министру внутренних дел 30 января 1906 года. - Между тем в городе сформировался Совет рабочих депутатов из 70 человек, выделивший Исполнительный комитет... Совет рабочих заседал ежедневно и, при помощи своей боевой дружины, захватил всю жизнь города в свои руки. Всем правительственным учреждениям было приказано прекратить занятия. Даже канцелярия губернатора закрылась, так как не было охраны. По предложению Совета рабочих, городская дума учредила особую комиссию, при участии членов Исполнительного комитета. Комиссия эта обложила налогом каждого обывателя и распределила собранные деньги между забастовавшими рабочими. Исполнительный же комитет учредил народный суд, издавал обязательные постановления, таксировал продукты, подчинил себе типографии и закрыл газету "Черноморское побережье" за статью против забастовки. Словом, город был совершенно в руках Совета рабочих и Исполнительного комитета" (стр. 80). Конец восстания в Новороссийске известен. "24 декабря на рейде появился броненосец "Три святителя", который, хотя не высаживал на берег десанта, но все-таки произвел тревогу между революционным правительством, еще более усилившуюся, когда вече-

стр. 131

ром того же дня получилась весть, что из Екатеринодара едут казаки. Революционный боевой штаб стал готовиться к встрече войск в тот же день состоялся митинг в Народном доме, а затем появились воззвания, призывавшие народ к решительному бою и ведению партизанской войны с правительством...

"Днем 25 декабря 1905 г. казаки-артиллеристы, при орудиях, вступили, под командою полковника Кравченко, в гор. Новороссийск, и положение дел сразу изменилось. Администрация вступила в свои права и обязанности..." (стр. 89).

Подобранные Е. Криворучко документы Центрального государственного архива революции из фонда департамента полиции (вводная статья проф. Е. Сивкова) откосятся к крестьянскому движению в Западном Закавказье в 1902 - 1905 годах, главным образом в западной Грузии.

В 1898 году товарищ Сталин вступил в социал-демократическую группу "Месаме-даси" и совместно с Ладо Кецховели и С. Цулукидзе создал в ней революционное крыло, сыгравшее ведущую роль в развитии революционного движения в Грузии. Товарищ Сталин руководил известной демонстрацией батумских рабочих 9 "марта 1902 года. Участники демонстрации, высланные затем на родину, разнесли по всей Грузии революционные идеи.

"Волнения и беспорядки в Батуме и Кутаисе и прилагающем к ним районе железнодорожной линии отразились с особою силой на продолжающемся, начиная с 1902 г., противоправительственном движении в Гурии", - донес министру внутренних дел в феврале 1905 г. генерал Малама, исполняющий связанности главноначальствующего на Кавказе (стр. 111). "Положение дел в Озургетском уезде и окружающих местностях принимает характер восстания, выражающегося в открытом неповиновении властям, убийстве правительственных чинов, дворян, духовенства и лиц, революционному движению не сочувствующих. Население освобождается от присяги на верность подданства и присягает революционному комитету. Правительственные лица бегут. Все принимаемые до сих пор меры, не исключая и содействия войск, не дали результатов", - писал генерал Малама (там же).

Очень ценным материалом для истории экономики России является опубликованная в журнале записка бывшего министра путей сообщения П. П. Мельникова. Обнаружена, к сожалению, лишь ее первая часть (за период с 1830 по 1842 год - год начала постройки Петербургско-Московской железной дороги).

Свою запаску, составленную в 1871 году, Мельников, начинает с общих сведений о строительство железных дорог заграницей. Затем ждет рассказ о постройке бывшей Царскосельской железной дороги, первой выстроенной в России. Второй строилась имевшая преимущественно стратегическое значение Варшаво-Венская, начатая постройкой в. 1839 году (о ней Мельников не упоминает). Третья железная дорога, большого внутреннего и стратегического значения, связала Петербург и Москву. План строительства этого пути встретил самую решительную оппозицию комитета министров и был, наконец, осуществлен по личному решению Николая I. Записка Мельникова раскрывает перипетии этой борьбы и освещает ряд остававшихся ранее неясными моментов.

Николай I особенно интересовался стратегическим значением Петербургско-Московской дороги, возможностями, которые она давала, для быстрой переброски войск. Исходя из этих соображений, он уже в 1851 году, по окончании постройки Петербургско-Московской дороги, поручил Мельникову разработать вопрос о продолжении пути до Черного моря.

Записка подробно прокомментирована и снабжена содержательной вводной статьей М. Крутикова.

Публикации 3-го (100-го) тома начинаются подборкой документов о деятельности М. В. Фрунзе на туркестанском фронте (по материалам Центрального архива Красной Армии), подготовленной к печати Д. Ознобишиным, с вводной статьей комдива Ф. Новицкого.

Документы охватывают период с 18 августа 1919 по 10 сентября следующего года, т. е. со времени вступления Фрунзе в командование фронтом по день прощального приказа в связи с назначением Михаила Васильевича командующим южным фронтом. Документы освещают важнейшие этапы деятельности Фрунзе за этот период.

Поражение главных сил Колчака позволило М. В. Фрунзе еще до вступления в командование туркфронтом подготовить план так называемой Орской операции, имевшей целью захватить пути отступления (через Орск и Актюбинск в Туркестан) отрезанной армейской группы генерала Белова и нанести решительный удар армии атамана Дутова. Первая часть плана, к осуществлению которого было приступлено еще в июле, была полностью завершена к 13 сентября 1919 года, тогда части Красной Армии, наступавшие с севера, соединились у железнодорожной станции Мугоджарская с красными туркестанскими частями, двигавшимися с юга. Связь с Туркестаном, таким образом, была установлена, и понадобилось лишь некоторое время для восстановления железной дороги Таш-

стр. 132

кент - Оренбург. Далее развернулась бухарская операция. Очистив Туркестан от белых, Фрунзе энергично взялся за реорганизацию и укрепление войск и стал налаживать политическую, экономическую и культурную жизнь края.

Большие трудности представила борьба с уральской белой армией. Новое наступление Красной Армии началось 30 декабря; 5 января был взят Гурьев и уральский фронт наконец ликвидирован. Предстояло разгромить басмачей и замаскированных врагов, пробравшихся в органы советской власти и в части Красной Армия. Все эти стороны деятельности М. В. Фрунзе получили отражение в публикуемых материалах в них имеются также ценные данные о деятельности В. В. Куйбышева, в то время члена Революционного военного совета при командующем войсками Туркестана. Документы могут быть разделены на две группы: одна из них (с 18 августа 1919 года но 1 февраля 1920 года) касается главным образом борьбы с белым уральским и оренбургским казачеством; вторая группа документов (с 7 мая по 10 сентября 1920 года) освещает деятельность М. В. Фрунзе в освобожденном Туркестане.

Огромный интерес, проявляемый общественностью страны к, Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, побудил журнал предоставить свои страницы архивным материалом из собрания ЦГАОР, характеризующим сельскохозяйственную выставку 1923 года. Эта выставка, подводившая итоги достижений советской деревни за первые шесть лет Великой Октябрьской социалистической революции, метла демонстрировать преимущественно лишь успехи единоличных крестьянских хозяйств, так как обобществленный сектор охватывал в то время только около 2% сельскохозяйственной продукции страны. Тем не менее выставка имела для того времени огромное политическое значение. Она привлекала к, себе большое внимание иностранной печати. Интерес и значение сопоставления выставок 1923 и 1939 - 1940 годов едва ли нужно доказывать.

Опубликованные тов. Шепелевой материалы о выставке довольно разнообразны, но имеют преимущественно официальный характер. Следует пожалеть, что в публикации нет документов, показывающих непосредственные впечатления и отзывы посетителей выставки.

Публикация "К биографии П. Ф. Лесгафта" содержит подобранные М. Торбиным материалы из фондов III отделения и департамента полиции! о преследованиях виднейшего ученого-общественника органами царской полиции, действовавшей в тесном контакте с министерством, народного просвещения. Публикация начинается статьей Лесгафта "Что творится в Казанском университете", напечатанной в N 262 "С. - Петербургских ведомостей" за 1871 год. Статья резко критиковала беззакония и произвол, насаждаемые в Казанском университете царской администрацией. Она послужила причиной негласного надзора над строптивым профессором и его увольнения. Далее приводится секретная переписка правительственных чиновников, не упускавших Лесгафта из поля зрения до конца его жизни. Эта переписка, прошения самого Лесгафта и письма ученых и общественных деятелей в его защиту дают яркую картину тех невыносимых условий, в которых жила и работала передовая интеллигенция при самодержавии.

Интересны вводная статья и примечания И. Грабаря к, публикации "Новые материалы о М. В. Ломоносове", подготовленной Е. Под'япольской, Л. Гришиной и И. Корневой. Материалы касаются деятельности Ломоносова по сооружению в России мозаичной фабрики и дают интересные, сведения о выполненных им самим мозаиках. Документы извлечены из фондов ГАФКЭ и значительно дополняют известные ранее материалы из архива Конференции Академии наук.

Как известно, Ломоносов не позднее 1750 года, а очевидно, и раньше, производил опыты по составлению особых красок для живописи, выработке смальты (мозаичный материал) и обработке стекла для мозаики. К 1752 году его опыты увенчались успехом, и он обратился в сенат с просьбой разрешить "завесть фабрику делания изобретенных мною разноцветных стекол и из них бисеру, пронизок и стеклярусу и всяких других галантерейных вещей и уборов, чего еще поныне в России не делают, но привозят из-за моря великое количество, ценою на многие тысячи. А я, с, помощию божиею, могу на своей фабрике, когда она учредится, делать помянутых товаров не токмо требуемое здесь количество, но со временем так размножить, что и за море отпускать оные можно будет..." (стр. 165).

При этом Ломоносов обязался: "Ставить для сего дела, моих заводов требуемое количество составов ценою 30 процентами ниже, нежели как оные в Риме на месте продаются, то есть отпускать оные около трех рублей пуд" (стр. 165 - 166).

Одновременно с этим он поднес императрице выполненный им мозаичный образ богоматери. Это был, первый опыт восстановления мозаичного искусства в России, стоявшего на высоком уровне в XI - XII веках, но забытого за мрачные годы татарщины.

Для реализации своих планов Ломоносов

стр. 133

просил приписать к его фабрике несколько деревень с лесами, угодьями и 200 душ крестьян и дать беспроцентную ссуду в 4 тысячи рублей на пять лет.

Последующие документы показывают, что правительство Елизаветы и, в частности, Шуваловы, поддержали начинания Ломоносова. Он получил достаточную материальную базу, и депо развернулось. Ломоносов изготовил несколько мозаик, но, видимо, заказов было недостаточно, и в начале 1758 года, Шуваловы для поддержки фабрика выдвинули проект устройства памятника Петру I на месте его погребения. Ломоносов должен был изготовить для памятника ряд мозаичных мемориальных картин. От этих работ дошла до вас лучшая из мозаик Ломоносова - "Полтавская баталия".

Принимались меры к широкому распространению мозаичных украшений. 14 ноября 1757 года сенат по "доношению" Ломоносова определил: "Послать указы, чтоб его, Ломоносова, для убрания оных (вновь строящихся публичных зданий), где потребно будет, мозаикою за надлежащую цену призывать и для составления потребных вещей оригиналы или рисунки ему давать" (стр. 177).

Меры эти, однако, успеха не имели, и фабрика продолжала, существовать на правительственные субсидии. После смерти Ломоносова мозаичное дело в России быстро заглохло.

Воспоминания С. Г. Щепкиной о пребывании И. С. Тургенева в Спасском-Лутовинове подготовлены к печати А. Латышевой; публикации предпослано краткое предисловие Н. Бродского.

Живые и безыскусственные записи Щепкиной, встречавшейся с Тургеневым в последние годы его жизни в домашней обстановке и в тесном кругу близких, содержат много интересных сведений о личности Великого писателя, о его общественных воззрениях, об его отношении к крестьянам. Некоторые из окружающих писателя лиц, описанных в воспоминаниях Щепкиной, послужили прототипами для героев произведений Тургенева. У Щепкиной находим немало и бытовых подробностей, интересных для историка пореформенной эпохи.

Работая над своими мемуарами, Щепкина частично пользовалась печатными источниками - описаниями различных эпизодов из жизни писателя, заимствованными из газет и журналов того времени.

Дополнением к этим, довольно об'емистым воспоминаниям (стр. 196 - 228) служит публикация отрывков из дневника современника Тургенева - В. П. Гаевского. Отрывки извлечены Г. Никольской из хранящихся в рукописном отделении Государственной публичной библиотеки в Ленинграде собственноручных выписок Гаевского из его дневника.

В. П. Гаевский, небезызвестный в свое время литератор, друг Тургенева, Некрасова, Полонского, один из основателей Литературного фонда, несколько раз избиравшийся его председателем, был типичным председателем либеральной интеллигенции второй половины XIX столетия. Его дневник, относящийся к годам реакции (1883 - 1887), отмечает немало фактов политической жизни, по поводу которых Гаевский писал: "Ужасные нравы в нашем городе", - можно повторить вместе с Островским" (стр. 238).

Наиболее интересные записи касаются перенесения тела И. С. Тургенева в, Петербург и его похорон, волновавших не только литературные, но и административные круги столицы. Приводится немало черт для характеристики Салтыкова-Щедрина, Полонского, Стасюлевича, Айвазовского, Верещагина, а также реакционных деятелей Каткова, князя Мещерского и других. В дневнике отмечено много любопытных фактов общественной, литературной и политической жизни столицы.

К сожалению, текст дневника не везде дан правильно. На стр. 233 допущена, грубая опечатка во французском тексте завещания И. С. Тургенева, превращающая его в бессмысленный набор слов: вместо "J'Institue" ("Назначаю") напечатано "L'Institut" ("Институт"). В русском тексте завещания (на той же стр.) искажено написанное по-французски название улицы в Париже, на которой помещалась квартира. Тургенева: вместо "Douai" напечатано "Doui".

Читатель вправе требовать от "Красного архива" особенной точности и тщательности в передаче документов.

В разделе "Из записной книжки архивиста" Е. Бориникова поместила несколько хранящихся в ГАФКЭ писем П. И. Чайковского разным лицам и письма к нему Бадакирева и Римского-Корсакова, (публикуются впервые). Пять писем Чайковского Суворину показывают, чего русское общество не умело оценить великого композитора даже в то время, когда он уже пользовался мировой известностью.

4-й (101-й) том журнала более единообразен по содержанию чем предыдущий номер. Он посвящен материалам собственно исторического характера. Книжка открывается публикацией И. Никитинского и Г. Костомарова "Военно-революционный комитет Эстонского края 1917 - нач. 1918 г.". Это обширная подборка документов из собрания ЦГАОР, представляющая единственное по полноте собрание протоко-

стр. 134

лов Военно-революционного комитета Эстонии. Оно охватывает время с конца октября 1917 года по 13 января 191/8 года, т. е. все время существования Комитета. За весь этот период отсутствует лишь один протокол.

Эстонский военно-революционный комитет возник 23 октября, т. е. накануне Октябрьского вооруженного восстания. Деятельность Комитета протекала в очень сложной обстановке. Учредительное собрание Эстонии, наскоро созданное буржуазией вскоре после Октябрьской Социалистической революции, об'явило страну буржуазной республикой. Военно-революционный комитет при поддержке широких трудящихся масс Эстонии распустил собрание и арестован его членов. В Эстонии был введен советский строй, но уже в январе 1918 года эстонская буржуазия в тесном союзе с меньшевиками и эсерами, опираясь на поддержку германских интервентов, добилась временной ликвидации в Эстонии советской власти.

Теперь, тогда эстонский народ при поддержке великого русского народа и всех народов Союза ССР добился освобождения от капиталистического гнета и вошел в состав Советского Союза, публикацию материалов, освещающих деятельность Эстонского военно-революционного комитета, следует особенно приветствовать. Документы с большой полнотой отражают деятельность Комитета и представляют исключительный интерес для историка.

Подборка документов, подготовленная к печати М. Рыбинским (вводная статья С. Маркова), "Бессарабия под ярмом румынских захватчиков (1918 т.)" охватывает период с 25 ноября 1918 года по 13 февраля 1919 года. Документы характеризуют положение населения Бессарабии под игом румынских оккупантов, его попытки бороться с румынскими властями. Приводится ряд актов о насилиях румынских жандармов над населением. Так, 11 ноября 1918 года шеф жандармов Хаджикурдского района, зайдя с несколькими своими подчиненными на свадьбу в селе Муравлевке, хотел арестовать брата жениха, "...все гости заверили жандарма, что молодой человек ни в чем не виновен, и просили оставить его на свободе. Тогда шеф стал избивать гостей нагайкой; в итоге один из избиваемых крестьян ударом дубины убил жандарма. В тот же день пришли жандармы из других сел, арестовали всех бывших на свадьбе и хозяев дома, где было убийство.

13 октября Муравлевка была окружена войсками; жандармы, при помощи солдат, избили розгами всех жителей, оказавшихся в тот день в селе, начиная с 15 до 90 лет, в том числе до 10 женщин; даже пономаря и дьячка, которые шли к вечерне, избили... Священник... не был избит, так как случайно в тот день не оказался в селе" (стр. 77).

Новые документы о ликвидации "лево" - эсеровского мятежа в Москве в июле 1918 года (извлеченные из материалов ЦГАОР) сносят ряд существенных дополнений к ранее имевшимся сведениям о подавлении авантюристических попыток "левых" эсеров в союзе с троцкистами и "левыми коммунистами" свергнуть советское правительство и спровоцировать войну с Германией. Этот материал понадобится всякому историку, исследующему события 6 - 13 июля 1918 года в Москве.

Из того же архива извлечен тов. Зеленовым довольно обширный материал "К истории возникновения сельско-хозяйственных коммун и артелей в СССР (1918 г.)". Материал позволяет проследить первый этап борьбы за коренное переустройство крестьянских хозяйств на новых, социалистических началах. Он характеризует состояние и деятельность первых коллективных хозяйств, роль партии и ее вождей в их организации и развитии.

Историко-революционные материалы занимают около 2/3 номера, остальная треть распределяется между двумя об'емистыми публикациями, освещающими более ранние периоды истории России, и небольшой подборкой о 1917 годе.

"Польская война 1794 года в реляциях и рапортах А. В. Суворова" содержит материалы, извлеченные из Центрального военно-исторического архива (фонд Военно-ученого архива). Приводятся документы за время со 2 сентября по 16 ноября 1794 года, составляющие ценный источник для истории польской войны и для изучения стратегии Суворова.

Читатель найдет в этом же номере подготовленную к печати В. И. Троицким (вводная статья проф. В. Лебедева) "Из истории Москвы. Опись г. Москвы после пожара 10 апреля 1629 г.". Опись показывает расположение дворов и церквей, направление и ширину улиц и переулков и содержит также некоторые сведения о стене Белого города в пределах от Москвы-реки до Тверской улицы. Как видно из материалов, в результате описи были сделаны попытки упорядонить застройку Москвы. Так, в Белом городе приказано сохранить трехсаженное пространство перед валом, "а в большие улицы и в переулки указали прибавливати земли поперечнику от погорелых от дворовых мест и от ламаных дворов, а от целых дворов, которые от пожару уцелели и не ламаны прибавливати не велели, а велели в улицах учинити поперечники: в первой улице, которая пошла с Черторьской улицы к Всесвятцким

стр. 135

к водяным воротам, прибавити у мосту поперечнику от погорелых дворов сажень, и учинити та улица пяти гажен, а у ворот быти семи сеженем попрежнему" и т. д. (стр. 208).

Опись является ценным дополнением к изданным ранее аналогичным материалам.

В заключительном разделе "Из записной книжки архивиста" дано несколько документов - "К пребыванию русских войти во Франции в 1917 г.". Они показывают, как цинично относилось французское правительство к посланным в помощь ему русским солдатам, насколько неудовлетворительны были организация медицинской службы и бытовые условия в экспедиционном корпусе. Здесь же находим и сведения о живых откликах среди оторванных от России солдатских масс на революционные, события, развертывавшиеся на родине. Документы значительно дополняют материалы, посвященные восстанию русских солдат во Франции и опубликованные во 2-м томе "Красного архива".

* * *

Итогам работы журнала и перспективам его дальнейшей деятельности посвящена вводная статья Ем. Ярославского в юбилейном, сотом томе - "Очередные задачи журнала "Красный архив". В том же томе помещены обзоры документов, опубликованные га журнале (по истории экономики и экономической мысли в России - М. Фейгельсона; по истории международных отношений - А. Попова; по истории литературы - II. Бельчикова).

Данные "Красным архивом" публикации могут быть разбиты на три группы: 1) материалы по истории России и СССР; 2) материалы по истории культуры; 3) материалы историко-литературные. Деление на более мелкие группы дает следующие цифры: "Октябрьская революция 1917 г. - 43: Февральская революция 1917 г. - 30: Гражданская война и интервенция -51; Организация Красной армии - 5; Советское строительство - 10; империалистическая война - 20; Революционное, унижение в России, революция 1905 г.; История РВКП(б) - 149; Крестьянское движение - 31; Внутренняя политика царизма - 88; Внешняя политика России - 93; История экономики и геогр. экспедиции - 17; История народов СССР - 29; История общественной мысли, науки и литературы - 116; Восстание декабристов - 25; История народничества. Буржуазное революционное движение - 96; Мемуары и дневники - 39" (стр. 3).

Акад. Ем. Ярославский и авторы обзоров указывают, что количество публикаций по отдельным рубрикам не соответствует важности этих рубрик. Некоторые значительные исторические явления вовсе не затронуты публикациями; отдельные темы подобраны неудачно.

А. Попов, автор обзора, по истории международных отношений, отмечает, что "Красный архив" ввел в научный оборот много нового ценного материала, без обращения к которому не может обойтись "ни один исследователь-историк, ни один пропагандист, ни один преподаватель", но что сделанное журналом в этой области могло быть лучше. "Это относится и к области тематики публикации, и к составу публиковавшихся подборок, и к археографическому оформлению документов" (стр. 23). Примеры, приведенные автором для доказательства этих положений, можно было бы значительно умножить, особенно за первое пятнадцатилетие существования журнала.

Добавим к этому, что отсутствие плановости и последовательности публикации заметно в томах даже за один год.

Так, в обратном хронологическом порядке (и, следует думать, непреднамеренно) опубликованы материалы о Финляндии. Материалы, относящиеся к 1919 году, помещены в 1-м томе, а документы о 1918 годе - во 2-м.

Из документов о пребывании русского экспедиционного корпуса во Франции во, 2-м томе опубликованы те, которые относятся к периоду после февральской революции, а в 4-м томе - за время до февральской революции.

Довольно пестры по содержанию, ценности и об'ему вводные статьи. Некоторые из них представляют собой исследования, опирающиеся на документы публикации, но привлекающие и иные материалы; другие ограничиваются анализом и характеристикой документов; третьи содержат только внешнее описание документов.

Необходимо большее единообразие в построении вводных статей. Пожелания о тематике главным образом сводятся к тому, чтобы "Красный архив" давал более гармоничное, а вместе с тем более широкое оснащение исторических вопросов. Тов. Ярославский предлагает уделить больше внимания и места истерии общественных движений в России, истории народов СССР, внешней и внутренней политике царизма, февральской и особенно Октябрьской революции, первым годам советской власти, вопросам советского строительства, истории партии и истории революционных движений, истории Красной Армии и пр. "Это не значит, конечно, - говорит автор - что более ранние периоды истории СССР освещены в "Красном архиве" с достаточной полнотой" (стр. 4).

В обзоре М. Фейгельсона находим пожелание журналу осветить целый ряд важ-

стр. 136

нейших проблем, связанных с историей народного хозяйства, с формирование пролетариата, с отдельными с вехами в истории экономики и финансов страны, а также и вопросы экономики послеоктябрьского периода (стр. 17). Гораздо более умеренные требования пред'являет журналу А. Попов. Он предлагает не столько расширить тематику, сколько сосредоточивать внимание на важнейших моментах и опускать второстепенные. Автор обстоятельного обзора "Публикации по истории литературы" Н. Бельчиков показал, как много полезного и нужного сделано журналом за время его существования. Автор обещает, что в дальнейшем "редакция расширит проблематику печатаемых материалов в сторону большего освещения литературно-художественных явлений прошлого" (стр. 34). Он рекомендует "уделить больше" места... материалам о жизни и деятельности писателей братских народов...", "раздвинуть рамки для помещения большого количества документов, рисующих отношение царского правительства к литературе", развернуть в надлежащей мере публикацию материалов по истории западноевропейских литературу (стр. 34 - 35).

Пожелания улучшить состав публикаций и их археографическое оформление следует считать бесспорными. Но вряд ли можно осуществить все пожелания авторов о расширении тематики журнала. Очевидно, что все существующие в журнале разделы необходимы. Лучший выбор материала внутри каждого из них, несомненно, повысит научную ценность журнала, но это не освободит места для новых разделов. Расширить же одни рубрики можно лишь за счет сужения других, если только количество томов журнала не будет доведено хотя бы до девяти в год. Но даже и в этом случае он не будет в состоянии охватить вое вопросы истории и истории литературы.

Не нагромождать тематические рубрики, а ограничить их число, внести большую определенность в программу - вот что нужно сделать для того, чтобы обеспечить полноту освещения в журнале определенного круга вопросов. У журнала должен быть перспективный план, составленный на основе учета не только наличных материалов, но прежде всего вопросов, подлежащих освещению. Не лучше ли журналу ограничиться вопросами истории России и СССР? Историко-литературные публикации, занимавшие много места в "Красном архиве" и составляющие в настоящее время весьма ценный его раздел, должны быть предоставлены другому специальному органу. Разделы, непосредственно связанные с историей, должны получить на каждый год количество публикаций, соответствующе их важности. Необходимо установить такой список, рубрик, который облегчил бы задачу максимально верного, полного и всестороннего освещения истории нашей страны.

Проф. Н. КОРОБКОВ

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-КРАСНЫЙ-АРХИВ-ИСТОРИЧЕСКИЙ-ЖУРНАЛ-ТОМЫ-1-98-4-101-ГАУ-НКВД-СССР

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Julia GaponContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Gapon

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. КОРОБКОВ, "КРАСНЫЙ АРХИВ". ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ. ТОМЫ 1(98) - 4(101). ГАУ НКВД СССР // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 31.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-КРАСНЫЙ-АРХИВ-ИСТОРИЧЕСКИЙ-ЖУРНАЛ-ТОМЫ-1-98-4-101-ГАУ-НКВД-СССР (date of access: 16.09.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. КОРОБКОВ:

Н. КОРОБКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Julia Gapon
Pskov, Russia
1205 views rating
31.08.2015 (1477 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
МОСКОВСКИЕ ОХОТНИКИ ПРЕДПОЧИТАЮТ ЯСТРЕБОВ И СЕТТЕРОВ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
НЕНУЖНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Российское онлайн-казино предлагает нам игры производства NetEntertaiment, Microgaiming и других менее известных разработчиков.
Catalog: Лайфстайл 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рассматривается гравитационное поле, как энергетическая структура взаимодействия гравитирующих объектов. Предлагается расчёт гравитационных взаимодействий с точки зрения гравитационного потенциала взаимодействия частиц. Даны определения потенциала гравитационного пля. Вводится понятие ГРАДИЕНТА гравитационного потенциала взаимодействующих частиц. Вычислена энергия Вселенной, которая является постоянной величиной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов
В событиях электорального Майдана 2019 года, приведшего к власти команду Зеленского, прямо явила себя Мать живущих Луна, устремив Украину, корабль наш, стезею Добра.
Catalog: Философия 
6 days ago · From Олег Ермаков
Симультанный синестетический образ "Музыка красоты", созданный Ириной Мирошник для синестетической музыкотерапии, объединяет комплементарные (взаимодополняющие) и скоординированные художественные образы: изобразительный — картина «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли и музыкальный — «Музыка Первичного Океана» Ирины Мирошник. Создание симультанных (от франц. simultane — одновременный) художественных образов в синестетических композициях — это новая тенденция персоналистической культуры будущего — синестетический симультанизм. Синестетический симультанизм основывается на законах и принципах Координационной парадигмы развития (КПР), как общенаучной теории координации, альтернативной диалектике и метафизике.
Причина утраты людьми смысла древних имен. The reason of loss of the meaning of ancient names by people.
Catalog: Философия 
14 days ago · From Олег Ермаков
За последние месяцы международным общественным мнением очередной раз была выражена крайняя обеспокоенность напряженностью в споре о суверенитете в Южно-Китайском море, внезапно обострившемся после ряда внезапных и необоснованных действий Китая в районе ЮКМ
19 days ago · From Марина Тригубенко
3 июля 2019 года крупнейшее исследовательское судно Китая «Морская геология 8» в сопровождении двух тяжелых кораблей береговой охраны и целой флотилии вспомогательных судов незаконно вошла в район отмели Ты Тинь в блоке 06-01 в юго-западной части архипелага Спратли, расположенный в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) и континентальном шельфе в Южно-Китайском море. Ряд китайских морских судов спровоцировали действия против вьетнамской береговой охраны вокруг буровой установки проекта Нам Кон Шон - проект совместного предприятия Вьетнама с Россией. Китайские морские геологи сразу начали проводить сейсмические исследования дна. Одновременно они потребовали вывода оттуда японской буровой платформы Хакури 5, которая по контракту с «Роснефтью» и «Петровьетнам» уже более месяца ведёт разведочное бурение в этом же месте.
25 days ago · From Марина Тригубенко

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"КРАСНЫЙ АРХИВ". ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ. ТОМЫ 1(98) - 4(101). ГАУ НКВД СССР
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones