Libmonster ID: RU-16680
Author(s) of the publication: С. М. Исхаков

Барасби (Борис) Байтуган, автор публикуемых ниже аналитических записок, родился 2 июля 1899 г. в семье терского казака осетина Павла Васильевича Байтуганова из станицы Черноярской (Северная Осетия) 1 . Позднее П. В. Байтуганов стал есаулом и старшим помощником атамана Моздокского казачьего отдела Терской области; в 1917 г., будучи уже полковником Терского казачьего войска, он оказался последним атаманом моздокских казаков, а сын его, Борис Павлович Байтуганов (1899 - 1986) тоже стал полковником Терского казачьего войска 2 .

В начале XX в. четвертая часть северных осетин - до 30 тыс. человек - являлись мусульманами. Их селения располагались в долинах, в самых лучших местах, и численность мусульман росла, так что к 1910 г., по свидетельству миссионеров, в Осетии наблюдалось "магометанское большинство" 3 . К 1917 г. общая численность осетин-христиан и осетин-мусульман приближалась к 200 тыс., из которых, как полагал генерал Л. Ф. Бичерахов, половину составляли мусульмане. По данным переписи 1926 г. общая численность осетинского населения доходила до 144,5 тысяч 4 . Таким образом, в результате революции и гражданской войны численность осетинского, как христианского, так мусульманского, населения сократилась приблизительно на 45 - 50 тыс. человек, или на 25%.

Первая мировая война и кризис европейских империй оказали огромное воздействие на мусульман, в том числе северокавказских и дагестанских. Перед мусульманскими лидерами встал ряд жизненно важных вопросов. Какой приоритет- религиозный или этнический избрать в меняющемся мире? Ряд объективных факторов способствовал усилению влияния ислама: рост тягот и бедствий значительной части населения; ощущение отставания от развитых центров; падение доверия к российским партиям и правительствам; опасение духовного оскудения за счет "разлагающего" воздействия революционного процесса.

После Февральской революции 1917 г. стал использоваться опыт Кавказской войны, когда имамы Чечни и Дагестана (всего их было три), избранные народом и получившие поддержку мусульманских ученых-теологов, пользовались всей полнотой верховной светской и духовной власти, основанной на мюридизме, с его иерархией и строгой дисциплиной.

Между дагестанскими (Н. Гопинским, Узун-Хаджи и др.) и чеченскими (С. Гайсумов, Д. Арсанов, А. Митаев и др.) шейхами, относившимися к разным суфийским братствам - накшбанди (воинствующим) и кадири (призывавшим прекратить военные действия во имя сохранения народа) возникли

стр. 3


острые разногласия. Гоцинский и Узун-Хаджи намеревались создать у горцев исламское государство, причем Гоцинский добивался признания его имамом Северного Кавказа. В связи со слухами о готовящемся появлении из Дагестана нового имама, 13 августа Чеченский исполнительный комитет постановил не придавать этим слухам "никакого значения", но заявил, что "весь чеченский народ, не щадя жизни, восстанет против такой преступной авантюры" 5 . 1 сентября Чеченский исполком постановил сформировать вооруженный отряд под командованием его председателя А. Мутушева (он принадлежал к братству кадири Кунта-Хаджи; основатель его местного "отделения" Кунта Кишиев, умерший в 1867 г., являлся противником имама Шамиля). Советником Мутушева был назначен комиссар Грозненского округа шейх Арсанов, начальником штаба отряда- тов. председателя комитета И. Арсанукаев. 7 сентября отряд стал действовать. 10 октября в Грозном был организован Чеченский комитет защиты завоеваний революции во главе с Мутушевым, ставшим также кандидатом на выборах во Всероссийское Учредительное собрание от чеченского народа. На первом заседании комитет постановил, что Чеченский исполком управляет всем чеченским народом, вводится шариатский суд и т. п. На 25 октября был назначен созыв общечеченского съезда 6 , который, однако, не состоялся.

Октябрьский переворот 1917 г. остался в Чечне не замеченным народными массами, но муфтий Гоцинский делал попытки использовать в своих целях новую общеполитическую ситуацию. 4 ноября он обратился к мусульманам Северо-Кавказского муфтиата с посланием: "Я, избранный волею горских народов, - говорилось в нем, - повинуясь велению шариатского права.., напоминаю.., что воля тех же народов в дни обновления нашей горской жизни создала Центральный Комитет (Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана. - С. И.), цели которого не противоречат правилам шариата, так как он желает одного - поднять политический и культурный уровень наших народов и отстоять их права в настоящее время, когда различные опасности угрожают даже самому существованию наших народов" 7 .

Пока развертывались эти события, осенью 1917 г. Борис Байтуганов, учившийся в Петрограде, окончил военное училище и в чине корнета был направлен в Осетинский полк 8 Кавказского конного корпуса (сформирован в конце лета 1917 г. на основе знаменитой "Дикой" дивизии). После создания в конце 1917 г. Терско-Дагестанского правительства корпус, подчинявшийся ему, был расформирован. Байтуганов стал воевать в Осетии против большевиков.

С приходом деникинцев Байтуганов был мобилизован и в составе вновь сформированного Осетинского полка направлен под Астрахань. Осенью 1919 г. после того, как в полк прибыла осетинская делегация, которая рассказала о грабежах деникинцев, офицеры решили направить полк на защиту родных мест. На пути к родным краям эта часть вступила в бой с деникинцами. Вернувшись в Северную Осетию, Байтуганов командовал национальной милицией в горном селении Дигории (в бассейне р. Урух, притока Терека). В Дигорию, где жили в основном осетины-мусульмане, деникинцы не допускались. После появления красных Байтуганов скрывался в горах.

Летом 1920 г. он отправился в Грузию, затем оказался в Крыму в момент отступления врангелевцев, вместе с которыми попал в Турцию. Возвратившись затем в Грузию, в 1921 г., при наступлении большевиков, воевал против них, затем вновь перебрался в Турцию, откуда в 1922 г. поехал учиться в Чехию. Здесь он получил высшее образование, стал инженером. В 1923 г. он вступил в организованный в Чехословакии Союз горцев Кавказа, затем стал секретарем бюро ЦК Народной партии вольных горцев Кавказа (НПВГК, затем НПГК), созданной в Праге в 1926 году. Ее возглавлял Саид Шамиль, внук имама Шамиля.

Байтуган проявил себя и как журналист, публицист; он стал редактором партийных печатных органов - с 1932 г. журнала "Горцы Кавказа" (Париж, затем Варшава; 1928 - 1934 гг.), являвшегося продолжением пражского журнала "Вольные горцы" (1927 - 1928 гг.) и журнала "Северный Кавказ" (Варшава; Париж, 1934 - 1939 гг.). Одно время он, как и многие

стр. 4


другие российские эмигранты-офицеры, служил по контракту в польской армии и сотрудничал с польской разведкой в качестве эксперта по Кавказу .

Среди северокавказских эмигрантских деятелей не было солидарности. Со временем их взаимоотношения стали фактически враждебными. Такие известные по революционным временам деятели, как кумык Г. Бамматов, ингуш В.-Г. Джабагиев, кабардинец П. Коцев, черкес А. Намитоков, чеченец Т. Чермоев и др., как отмечал Бичерахов в секретной записке для руководства польской разведки (Париж, ноябрь 1924 г.), ничего, кроме дезорганизации, в освободительное движение не внесли, большевики взяли власть из их слабых рук, а в эмиграции они стали врагами НПГК. По сведениям Бичерахова, "большинство из них члены масонской ложи, и они боятся, что горское мусульманское духовенство будет играть значительную роль", как было во время революции и гражданской войны на Кавказе 10 . (Согласно масонской литературе, в 1926 г. в Париже существовала масонская ложа под названием "Прометей", созданная несколькими горскими эмигрантами. С того же времени в Париже издавался журнал "Прометей" - "орган национальной защиты народов Кавказа, Украины и Туркестана", основанный Комитетом независимости Кавказа. В него входили представители Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа).

На страницах упомянутых изданий бывшие лидеры и рядовые участники движения, такие, как Байтуган, вели полемику, пытаясь выяснить причины того, что привело большевиков к власти на Северном Кавказе. 14 декабря 1927 г. по приглашению руководства Союза горцев Кавказа в Чехословацкой республике он выступил с докладом на тему "Ошибки горской интеллигенции в прошлом". По его словам, причину краха идеи горской независимости "мы должны искать, главным образом, в нас самих", то есть виноватой, по его мнению, была горская интеллигенция. "Отсутствие единой национальной доктрины, отсутствие организованности и опыта в работе среди своего народа, а главное, недоверие масс, - отмечал далее Байтуган, - не знавших собственной интеллигенции, лишали эту последнюю того влияния и значения, какое она могла бы при иных условиях иметь в деле национального освобождения" 11 . В 1932 г. он писал, что в частном разговоре с В.-Г. Джабагиевым бросил тому упрек, что "горской молодежи не с кого было брать пример, и она была совершенно не подготовлена для восприятия событий после 1917 г., в результате чего наши вожди оказались в положении вождей без армии" 12 .

Такая критическая позиция не могла не беспокоить прежних лидеров северокавказских мусульман, пытавшихся произвести наиболее благоприятное впечатление на европейскую общественность и искавших себе оправдания. "У политических деятелей, не сумевших сберечь хрупкие суда молодых кавказских республик от крушения, есть смягчающие вину обстоятельства", - писал в 1929 г. Бамматов. Он полагал, что события 1917 г. "застали народы Кавказа не готовыми к требованиям, которые им предъявила история... Одним из основных наших несчастий в 1918 г. было отсутствие у нас кавказской психологии и неумение разобраться в физической и этнографической карте Кавказа и сделать вытекающие отсюда для народов Кавказа политические выводы" 13 . Получалось, что в победе большевиков виновны прежде всего сами горцы, сделавшие собственный выбор.

Такая точка зрения, по сути, совпадавшая с "красной нитью" советской историографии, унаследована и некоторыми новейшими авторами. Утверждается, что именно победа Октября в России создала реальные условия для решения национального вопроса на Северном Кавказе 14 . По мнению чеченских исследователей, для чеченцев Октябрьская революция стала продолжением национально-освободительной борьбы против российского колониализма. В. И. Ленин и большевики, обещавшие горцам землю и национальную государственность, получили в Чечне поддержку и т. д.

Однако ситуация в 1918 г. была совсем иной. Ближе к фактам свидетельство того горского эмигранта, который считал, что "большевики кормили чеченцев "обещаниями", ничего не давая реального, ощутительного" 15 . Большевиков поддержала одна из групп местных лидеров, решивших использовать их для борьбы за власть против своих местных соперников.

стр. 5


Согласно другой точке зрения, начало процессов национально- государственного строительства у народов Северного Кавказа связано не с Октябрьским переворотом и установлением здесь советской власти, а с Февральской революцией, в результате которой горцы увидели путь свободного национального самоопределения 16 . Но несмотря на издание сборника документов и переиздания некоторых работ Цаликова, Джабагиева, Бамматова, Коцева, история возникновения в 1917 - 1918 гг. Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, а затем и Горской Республики остается малоизученной 17 .

Огромное значение республики с населением до четырех миллионов жителей 18 , понимали все противоборствующие стороны. Если вопрос о хлебе и нефти с первых же дней стал предметом заботы созданных в мае 1918 г. Армянской и Грузинской республик, то Азербайджан "задыхался от обилия нефти, которая не имела возможности свободного выхода на рынок, но ощущал также значительную продовольственную нужду, особенно в хлебе, - писал Байтуганов. - Богатая же экономически, обильная хлебом" Горская Республика из-за борьбы то с белыми, то с красными "не имела возможности помочь продовольствием своим южным соседям". Именно после того, как красные "укрепились на горской территории и соприкоснулись непосредственно с границами Азербайджана и Грузии", стала возможной "красная интервенция" против закавказских республик, с "такой легкостью" проведенная 19 .

В современной литературе подчеркивается несовместимость "крайне непохожих цивилизаций- русско-православной и горско-мусульманской в условиях жесточайшего кризиса, охватившего Россию в XX в." 20 ,- тезис, популярный и в западной советологии. Ныне ни один исследователь истории революции и гражданской войны в Дагестане не обошел вниманием различные моменты деятельности духовных вождей мусульман Северного Кавказа и Дагестана 21 , существенно пересмотрена роль религиозного фактора в Октябрьской революции в Дагестане, сложилась совершенно отличная от ранее принятой трактовка событий этого периода 22 . Камнем преткновения, однако, остается оценка роли Гоцинского в событиях 1917 - 1918 годов.

Гоцинский был четвертым имамом Дагестана и Чечни вплоть до его расстрела в 1925 г., считают дагестанские и владикавказские историки. Однако известно, что чеченские шейхи не признали Гоцинского имамом 23 . Устроенный сторонниками Гоцинского для провозглашения его имамом Северного Кавказа мусульманский съезд, состоявшийся 20 - 21 августа 1917 г. в селе Анди на границе Дагестана и Чечни, принял компромиссное решение, объявив Гоцинского муфтием (духовным главой) мусульман Северного Кавказа. Съезд в то же время показал огромное влияние чеченских шейхов не только в Чечне, но и на всем Северном Кавказе 24 . Спор дагестанских и чеченских историков по этому существенному для северокавказской историографии вопросу, таким образом, продолжается.

С этой точки зрения представляют интерес аналитические материалы Байтугана о Северном Кавказе накануне и во время революции и гражданской войны, подготовленные им в начале 30-х годов для польской разведки, заинтересовавшейся персональным составом лидеров НПГК. Поэтому "предварительно я, - писал летом 1932 г. одному из ее руководителей Байтуган,- счел необходимым дать нечто вроде "объяснительной записки" -для ориентации. Мне приходилось спешить, и я скомкал ее (речь идет о реферате "Роль горской интеллигенции в горском освободительном движении". - С. И. ) содержание. Если сочтете нужным, я могу составить документальную историю этого периода, а еще лучше - вообще историю горцев последнего периода, не для пропаганды, а для ориентации. Я думаю, что наши друзья должны знать нашу историю без прикрас, тогда и помощь и сотрудничество будут более нормализованы" 25 . В том же году Байтуган подготовил реферат "История возникновения и развития Народной партии горцев Кавказа".

То, что было изложено в нескольких его рефератах (помимо упомянутых, это "Исторический очерк Республики Горцев Кавказа" и "Горцы до

стр. 6


Русской революции", написанные по-польски 26 ), заинтересовало польских аналитиков. Вскоре он представил еще один реферат - "Этапы национально-освободительного движения на Северном Кавказе". В сопроводительном письме от 16 января 1934 г., Байтуган критически оценивал свою работу: "Я не знаю, то ли это, что вам нужно, то есть, хорошо ли я понял свое задание", и пояснял: "Я пишу в общих чертах, поскольку иначе это заняло бы много времени, так как работа с приведением (источникового) материала требует куда более серьезного подхода и, прежде всего, повторяю, намного больше времени. Несмотря на это, я считаю, что смысл будет тот же самый, так как в том, что я написал, в окончательных выводах сосредоточено то, что вытекает из отдельных фактов". Далее он просил: если он "написал то, что нужно", то ответить и дать больше времени. Поляки, судя по резолюции на этом письме, удовлетворились этим материалом 27 . Позднее байтугановские рефераты, в числе прочих материалов польской разведки, попали в нацистскую Германию (а затем в Москву - в так называемый Особый архив - ныне Центр хранения историко-документальных коллекций).

Во время Великой Отечественной войны Байтуган, согласно сведениям бывшего советского разведчика, ссылающегося на его проверочно- фильтрационное дело, при оккупации немцами Ставрополя служил в разведшколе "Цет-Зюд". В этом деле указывалось, что он до службы в царской армии был садовником, во время гражданской войны участвовал в антисоветском восстании в Моздоке и т. д. Каким-то образом Байтугану удалось вновь оказаться на Западе, где он стал одним из видных специалистов- кавказоведов. Жил он сначала в Лондоне, в 1953 г. вернулся в Германию и умер в Мюнхене в 1986 году 28 .

Его материалы, в особенности работа "Северный Кавказ", которая заняла весь номер "Исследований о Советском Союзе" Мюнхенского института изучения СССР, подвергались идеологической критике советскими историками 29 . Приводя разнообразный материал о революции 1917 г., Байтуган, в то время преподававший в Кембридже, показал знакомство с советской историографией 30 . Таким образом, зарубежная деятельность и творчество Байтугана многозначны, а порой труднообъяснимы из-за недостатка достоверных сведений.

Его изыскания представляют интерес для изучающих поведение мусульман Северного Кавказа и Дагестана в революционные времена начала XX века. В приводимых непропагандистских размышлениях Байтуган делал, в частности, вывод, что главной причиной поражения попыток самостоятельного создания национального государства на Северном Кавказе в 1917 - 1918 гг. являлся не внешний фактор в лице "красных" или "белых", а прежде всего внутренние противоречия между национальными и религиозными лидерами, боровшимися за власть.

Публикацию подготовил С. М. Исхаков

Примечания

1. Центр хранения историко-документальных коллекций (ЦХИДК), ф.461, оп. 2, д. 104, л. 103; Осетия и осетины. Владикавказ. 1994, с. 517. Осетинское имя Борисби происходит либо от "Борис" + "бей", либо от тюркского "барс"+"бий".

2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 400, оп. 9, д. 35242, л. 304, 306, 307об.; Осетия. Историко-этнографический справочник. СПб.-Владикавказ. 1998, с. 270, 367. Полковник П. В. Байтуганов (1866 - 1922) скончался в эмиграции в Софии (Незабытые могилы. Российское зарубежье: некрологи 1917 - 1997. Т. 1. М. 1999, с. 179).

3. Миссионерский съезд в городе Казани. 13 - 26 июня 1910 года. Казань. 1910, с. 502, 503, 504, 505.

4. ЦХИДК, ф. 461, оп. 2. д. 110, л. 125, 155; КАБУЗАНВ. М. Население Северного Кавказа в XIX-XX веках. СПб. 1996, с. 207.


Исхаков Салават Мидхатович - кандидат исторических наук Институт российской истории РАН.

стр. 7


5. Известия комитета Бакинских мусульманских общественных организаций, 19.VIII.1917.

6. Известия Всероссийского Мусульманского Совета (Пг.), 10.XI.1917.

7. Союз Объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917 - 1918 гг.), Горская республика (1918 - 1920 гг.). Док. и мат-лы. Махачкала. 1994, с. 76.

8. Это была мусульманская воинская часть (см. ПОЛОВЦОВ П. А. Дни затмения. М.1999, с.16).

9. ЦХИДК, ф. 461, оп. 1, д. 1, л. 122, 124; оп. 2, д. 104, л. 24, 103 - 103об.

10. Там же, оп. 2, д. 110, л. 13, 14.

11. Вольные горцы (Прага), 1928, N 6, с. 25; БАЙТУГАН Б. Горская интеллигенция в прошлом. - Там же, с. 15, 18.

12. ЦХИДК, ф. 461, оп. 2, д. 114, л. 11.

13. Кавказ (Париж), 1937, N 12/48, с. 2.

14. См. например: АБУЛОВА Е. А. Великий Октябрь и национально- государственное строительство на Северном Кавказе. В кн.: Октябрь 1917 года в истории России и мира. Ставрополь. 1997, с.12.

15. Куртатаг. Исторические задачи горцев Кавказа. - Вольные горцы, 1928, N 6, с. 6.

16. БОРОВ А. Х., ДУМАНОВ Х. М., КАЖАРОВ В. Х. Современная государственность Кабардино-Балкарии: истоки, пути становления, проблемы. Нальчик. 1999, с. 35.

17. Союз Объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917 - 1918гг.), Горская республика (1918 - 1920гг.); ЦАЛЫККАТЫ А. Борьба за волю гор Кавказа. - Эхо Кавказа (М.), 1992, N 2; ДЖАБАГИ В.-Г. Революция и гражданская война на Северном Кавказе. - Наш Дагестан (Махачкала), 1994, N 167 - 168; БАММАТОВ Г. Кавказ и русская революция. - Там же, N 172 - 173; КОЦЕВ П. Свобода не дается без жертв. - Там же; СУЛАЕВ И. Х. Мусульманское духовенство Дагестана в революции и гражданской войне (1917 - 1921 гг.). Автореф. канд. дисс. Махачкала. 1997, с. 10.

18. The information bulletin of the Popular Party of the Highlanders of Caucasus. [Paris], 5.VIII.1930, p. 1 (ЦХИДК, ф. 461, оп. 2, д. 106, л. 18, 20).

19. БАЙТУГАН Б. Анкета "Истиклал". - Горцы Кавказа. Kafkasya Daglilari (Париж), 1933, N 35 - 36, с. 13.

20. МАГОМЕДОВ М. А. О некоторых особенностях Октябрьской революции и Гражданской войны на Северном Кавказе. - Отечественная история, 1997, N 6, с. 81.

21. См. подробнее: СУЛАЕВ И. Х. Ук. соч., с. 5 - 12.

22. См.: МАХМУДОВ Х. М. Южный Дагестан в годы революций 1917 года и гражданской войны. Автореф. канд. дис. Махачкала. 2000, с. 12 - 13.

23. ОШАЕВ Х. Очерк начала революционного движения в Чечне. Грозный. 1927, с. 12, 13, 15.

24. МУЗАЕВ Т. М. Национально-освободительное движение чеченцев и ингушей в послефевральский период (март - ноябрь 1917 года). - Ойла (М.), 1998, N 1, с. 40.

25. ЦХИДК, ф. 461, оп. 2, д. 114, л. 18.

26. Там же, л. 21 - 44.

27. Там же, оп. 1, д. 338, л. 35.

28. КАРЧЕВСКИЙ Ю. В. Схватка с чудовищами. М. 1997, с. 94 - 95; УАРЗИАТИ В. С. Ислам в культуре Осетии. - Эхо Кавказа, 1992, N 3, с. 19; Осетия и осетины, с. 517.

29. См.: МАГОМЕДОВ М. А. Критика буржуазной фальсификации национальной политики КПСС на Северном Кавказе (1917 - 1924 гг.). Автореф. докт. дис. М. 1980, с. 15; его же. Северный Кавказ в Октябрьской революции: реальность и вымыслы. В кн.: Революция и народы России: полемика с западными историками. М. 1989, с. 216 - 218.

30. BAYTUGAN В. The Northern Caucasus.- Studies of the Soviet Union (Munich), 1971, Vol. 11, N 1.

N 1. Этапы развития национально-освободительного движения на Северном Кавказе

I. Почему возникло движение

До обозначения русского продвижения на Кавказ, на Сев[ерном] Кавказе не существовала идея единства, которая бы преследовала определенные государственно-политические цели.

стр. 8


В конце XVII и начале XVIII столетия, когда Россия приступила к систематическому закреплению за собой берегов Черного и Каспийского морей, С[еверный] Кавказ (как и Кавказ в целом) переживал еще феодальный период своей истории, причем северокавказский феодализм отличался от феодализма зап[адно]европ[ейского] тем, что в нем отсутствовала верховная (объединяющая) власть короля-сюзерена.

Правда, древние источники (в частности, арабские первых веков Ислама) говорят о существовании на С[еверном] Кавказе нескольких царств: царства аварского (в Дагестане), хазарского (потомки хаз[ар] - кумыки), царства аланов (аланы - предки осетин) и т. д., но все эти царства прекратили свое существование или в период владычества арабов на Кавказе (аварское царство в Дагестане), или же во время прохождения через Кавказ тюрко-монгольских завоевателей. Представители правящих династий при этом были уничтожены. Факт этот, наряду с горным характером местности, послужил, можно полагать, главной причиной своеобразных форм сев[еро]кавк[азского] феодализма.

Но на Сев[ерном] Кавказе перед приходом русских существовали не только феодальные общества. Здесь имелся и целый ряд демократических обществ, руководствовавшихся архаическими формами родового быта. Так было в части Дагестана (в т. н. вольных обществах), в Чечне, в Ингушетии и в большей части Осетии.

Количество всех этих обществ было огромно. С[еверный] Кавказ дробился не только по племенам, но и каждое пламя, в свою очередь, подразделялось на несколько групп, чаще всего в зависимости от ущелий или речных долин, которые находились в обладании племени. Обыкновенно, каждое ущелье творило отдельное общество.

Таким образом, внешние нашествия и география края стали причиной того, что С[еверный] Кавказ в продолжение нескольких веков характеризовался чрезвычайной раздробленностью населения, которая в смысле государственно- политическом граничила с полным хаосом.

Долговременность такого состояния объясняется тем, что, во-первых, С[еверный] Кавказ в продолжение всего этого времени не пережил такого потрясения, которое диктовало бы ему необходимость внутренней консолидации, а во-вторых, соотношение сил также не могло способствовать этой консолидации. Ни одно из племен или обществ не превышало соседние настолько, чтобы подчинить их себе силой.

В силу этого, только какое-либо из ряда вон выходящее событие могло вызвать в народе сознание необходимости объединения. Таким событием явилось продвижение русских на Кавказ. Оно дало стимул к объединению.

II. Моменты, способствовавшие объединению

Несмотря на языковые различия, сев[еро]кав[казские] племена обладают многими общими чертами. Эти черты проявляются не только во внешнем, антропологическом сходстве, но и в подобии психологии, в одинаковости воспринимания внешних явлений. Причина этого, несомненно, заключается в многовековом воздействии одних и тех же внешних факторов, а также взаимном влиянии племен друг на друга. Наиболее могущественным из внешних влияний было влияние Ислама. Из влияний же, развившихся на внутренне-горской почве, наиболее сильнодействующим оказался адат - обычное право, свод неписаных законов, регулирующих каждую мелочь горского быта. Ислам, в лице шариата, и адат были теми факторами, которые формировали горскую психику, придавали ей однообразие, заставляли ее руководствоваться одинаковыми моральными нормами, одинаковыми понятиями добра и зла.

Особенно сильно было в этом отношении влияние адата, ибо адат, с одной стороны, был более всеобъемлющим, а с другой стороны, Ислам в западной части края не укрепился еще в достаточной степени, и с ним здесь конкурировал своеобразный сев[еро]кавк[азский] политеизм (также общий в прошлом всем племенам) - смесь мусульм[анства],

стр. 9


христиан[ства], маздеизма и т. д., - который существовал на Кавказе (среди горцев) издавна.

Всеобъемлемость адата заключалась в том, что он нормировал буквально все стороны жизни: адат содержал в себе не только нравственные нормы, но указывал, например, как нужно одеваться, как держать себя в гостях, как принимать гостей, держать себя со старшим или младшим, ездить на лошади и т. д., и т. д. Однообразие всех этих норм вело к тому, что горец, попадающий, например, из Адыгеи в Чечню или Дагестан и не знающий тамошних наречий, чувствовал, однако, себя там как дома, ибо видел вокруг себя тот же самый общественный этикет, тот же самый бытовой уклад, к которым он привык дома. Это сознание не появилось бы у него, например, в Турции, хотя Турция также страна мусульманская.

О духовном родстве северокавказских племен свидетельствует еще общий для них народный эпос - сказания о богатырях-нартах - нигде, кроме горцев (даже у их соседей грузин и азербайджанцев), не известный.

III. Первоначальные формы движения

До 80-х годов XVIII столетия борьба с русскими велась разрозненно, без системы и единого руководства. Борьбу вели отдельные феодалы, причем, враждуя друг с другом, они зачастую прибегали к помощи русских, вводя их сами в пределы своих владений. В результате уже во второй половине XVIII ст[олетия] русские утвердились на берегу Каспийского моря и наметили от Азова до Кизляра первые контуры т[ак] н[азываемой] Кавказской [военной] линии.

Опасность стала слишком очевидной и должна была вызвать реакцию. Реакция была подлинно народной, ибо ее инициатором был человек, вышедший из народных масс, сын наиболее демократического чеченского племени. Это был Ушурма, названный впоследствии Мансуром 1 , что значит по-арабски - победоносный.

Мансур был первым, кто в наше историческое время [провоз]гласил необходимость единения племен Сев[ерного] Кавказа и кто в этом стремлении достиг определенных реальных результатов.

В своей концепции единения он базировался [на] религиозной основе. Религиозное чувство, согласно его взгляду, должно было стать тем началом, которое объединит горцев и двинет их на борьбу в защиту своей свободы. Для возбуждения религиозного чувства он взял наиболее возвышенную часть мусульманского учения - тарикатское учение, учение мусульманских мистиков, широко разработавших нормы нравственного совершенства. Но этому учению он придал более земные формы; оно должно было в народе поддерживать лишь религиозный экстаз, а динамическую силу, которую вызывал этот экстаз. Имам Мансур направлял в русло борьбы с русскими. Тарикатское учение, или мюридизм, как его называют иначе, у него было не целью, а средством. В этом заключается разница между мюридизмом на Сев[ерном] Кавказе и мюридизмом вообще.

Среди феодалов Мансур не пользовался успехом, ибо учение его покоилось на демократических основах Ислама, а сам он происходил, как и последующие имамы (кроме Гамзат-Бека 2 ), из народных слоев.

Мансуру не удалось создать твердой государственной власти и объединить горцев, но он вызвал порыв к борьбе на всем пространстве от берегов Каспийского до берегов Черного моря. Он с одинаковым успехом и авторитетом действовал как в Чечне, так и в Кабарде, на Кубани и т. д. В 1791 г. Имам Мансур попадает в плен, при взятии кр[епости] Анапы русскими, и отправляется в глубь России.

Результатом его учения надо считать демократический переворот, который произошел в 90-х [годах] XVIII столетия в Зап[адной] Адыгее (на Кубани) среди тамошних племен. Некоторые из этих племен, в частности шапсуги и наиболее многочисленные - абадзехи, изгнали из своей среды все княжеские фамилии и запретили им возвращаться в свои пределы.

стр. 10


Несомненно, в этом случае на решение шапсугов и абадзехов оказали влияние те демократические идеи, которые [провоз]гласились Мансуром. Для защиты себя от княжеских поползновений (некоторые из князей обратились к русским с просьбой помочь им восстановить свои права), шапсуги и абадзехи заключили тесный союз. Впоследствии этот союз был расширен на все западно-адыгейские племена (и на сохранившие княжеские фамилии) и направлен против русских.

IV. Период трех Имамов

После Мансура борьба с русскими вернулась к прежним формам. Действия характеризовались вновь разрозненностью и отсутствием плановости. В первое десятилетие XIX века русские окончательно укрепились на Южном Кавказе, во второе и третье десятилетие они почти совершенно обезопасили кратчайшую коммуникационную линию через Дарьял, соединяющую Кавк[азскую] линию укреплений с гарнизонами в Грузии. Тогда же они приступили к занятию Черноморского побережья (начав с Абхазии) и к продвижению в глубь Дагестана.

В этот почти безнадежный момент на сцене вновь появилось мюридическое учение как организованная форма нац[ионально]-освоб[одительного] движения на Сев[ерном] Кавказе.

Возродителями мюридизма были Имамы Гази-Могамет 3 , Гамзат-Бек и Шамиль 4 . То, что оно [движение] появилось в Дагестане, имеет свое значение. Дагестан был из всех горских областей наиболее культурным и наиболее сконсолидированным краем. Здесь в это время жило несколько ученых-богословов и философов, имена которых пользовались широкой известностью в мусульманском мире (Магомет из Яраги 5 , Джемаледдин из Кумуха 6 и др.). У Джемаледдина из Кумуха учились Гази-Могамет и Шамиль; у Магомета из Яраги Гази-Могамет получил посвящение в мюршиды, то есть получил право образовать свой собственный мюридический орден.

Как было уже замечено, мюридизм северокавказский отличался от мюридизма вообще. На Сев[ерном] Кавказе учение носило ярко окрашенный политический характер. Религиозные моменты в нем служили лишь для подкрепления политических моментов. Так например, свою борьбу против России мюриды обосновывали, в числе прочих причин, тем, что Ислам не позволяет верным подчиняться неверным, платить им налоги и т. д.

Кроме того, учение мюридизма строго регламентировано, имеет свою иерархию и покоится на основах строгой дисциплины. В условиях того времени мюридизм был наилучшей организационной формой, которая могла бы объединить раздробленное население Северного Кавказа. Избрав именно эту форму. Имамы руководствовались здравым смыслом практических политиков. Мюридизм давал в их руки всю полноту власти, ибо по своей сущности он признавал только единую власть- власть Мюршида-Имама. Перед властью Имама обязаны были преклониться отдельные феодалы и родовые старшины.

Основываясь на божественности своего призвания. Имамы требовали себе полного подчинения всех слоев населения. На такое подчинение во многих случаях аристократические фамилии не шли, и Имамы, наряду с русскими, объявили и им также беспощадную войну.

Наиболее блестящее развитие пережил мюридизм во времена Имама Шамиля. Шамиль был несомненный гений. Ничего, по существу, в начале своей деятельности не имея (кратковременное правление Имамов Гази-Магомета и Гамзат-Бека почти не дало реальных результатов), он в короткий срок, под непосредственной и постоянной угрозой превосходящих русских сил, создал организованное государство, которое в продолжение почти трех десятилетий с успехом боролось с огромной русской империей. Если бы до появления Шамиля русские войска не укрепились бы на линии Георгиевск - Моздок - Владикавказ - Тифлис, то, несомненно, Шамиль объединил бы весь Сев[ерный] Кавказ и тогда по меньшей мере война

стр. 11


затянулась бы на еще дольшее время, или же, в более счастливом случае, окончилась бы полной победой Шамиля.

Ко времени появления Шамиля борьба в Кабарде и Осетии, через которые проходила указанная выше стратегическая линия, была почти закончена и русские укрепления здесь отделяли Шамиля от западных адыгейских провинций, которые вели еще успешную борьбу с русскими.

Шамиль учитывал значение единого руководства и единства усилий в этой борьбе, неоднократно стараясь расширить границы своих владений на запад и войти в непосредственное соприкосновение с границами борющейся Западной Адыгеи. С этой целью он предпринял несколько попыток прорваться в Кабарду (из которых одна удалась, хотя Имам и не задержался в Кабарде долго), совершил налет на Моздок и т. д.

Но, кроме чисто военных попыток по объединению, Шамиль предпринимал и попытки дипломатические, высылая в Черкесию целый ряд послов. Последнее посольство - Магомет-Эмина 7 в 1849 году увенчалось успехом настолько, что Маг[омет]-Эмин признан был главой вооруженных сил в Черкесии и был там как бы наместником Имама.

Таким образом, хотя и косвенным образом, было достигнуто единение между западом и востоком и признан был авторитет Шамиля всеми борющимися еще с Россией силами.

Появление в Черкесии Магом[ета]-Эмина способствовало там проведению ряда демократических реформ, устанавливающих приблизительно такой же порядок, который существовал в Дагестане и Чечне. Власть аристократических фамилий сведена была здесь до минимума, создан был административный аппарат, руководствовавшийся нормами шариата. Проведение реформ облегчалось тем, что Ислам успел за это время (под влиянием Турции) утвердиться в Зап[адной] Адыгее.

Таким образом, как мы видим, эпоха Имамов, в особенности эпоха Имама Шамиля, являлась временем, когда нац[ионально]-освоб[одительное] движение черпало свою динамическую силу в религии, догматика которой была приспособлена к велениям политического момента, который переживался горцами. Элементом, облегчающим задачу мюридизма, был адат, ибо адат в еще большей степени, чем религия, вырабатывал психологическую общность между горцами. Правда, Шамиль боролся с адатом, но эта борьба была скорее борьбой с разрушительным влиянием феодального порядка, ибо этот поряд[ок] покоился исключительно на нормах адата.

С падением Имамата и полным подпадением под владычество русских нац[ионально]-освоб[одительное] движение на Сев[ерном] Кавказе начало искать новых идеологических основ.

[V]. Период русского владычества 1864 - 1917 годов

После прекращения борьбы Шамилем, как известно, война продолжалась еще вплоть до 1864 г., когда в мае месяце русские войска заняли с боем последний "непокоренный" аул Кбаада, который располагался между нынешним Сочи и рекой Бзыб. Для западных горцев война окончилась почти поголовным выселением в Турцию. Осталось 100 000 населения (кроме Карачая и нынешней Абхазии), которое было расселено по среднему течению Кубани, Урупу и обоим Зеленчукам 8 (реки). Небольшие островки были оставлены южнее Майкопа и по побережью Черного моря.

Однако, несмотря на поражение, идея активной борьбы не погасла среди горцев. В различных частях Северного Кавказа восстания поднимались неоднократно. Особенно серьезное восстание было в 1877 - 1878 гг. - во время русско- турецкой войны. Восстание почти одновременно вспыхнуло в двух концах: 1 - в Чечне и Дагестане и 2 - Абхазии. В результате из Абхазии направилась в Турцию новая волна эмигрантов, превысившая по размерам эмиграцию с 1862 - 1864 годов.

Национальная идея, выразителями которой были Имамы, во времена русского владычества не получила дальнейшего развития - она не совершенствовалась, не приспособлялась к тем условиям, которые возникли на

стр. 12


Кавказе в связи с русским пребыванием. Короче говоря, она не имела своих идеологов, которые систематически разрабатывали бы ее основы и так же систематически создавали бы тактику борьбы с русским влиянием. Необходимо было углублять идею единства, которую проводили Имамы, подводить под нее иные, кроме религиозных, основы и как-то на новых началах организовывать народ.

Современная национальная Чехия, например, развивалась на идее "сокольства", а кадры "соколов" стали кадрами национальных работников, и из них главн[ым] обр[азом] рекрутировались чешские легионы. Выразителями национальных настроений в Балт[ийских] странах были певческие хоры, а певческие праздники до войны превращались в смотр национальных сил. В Польше нац[иональная] идея лелеялась среди сторонников активной борьбы, материально выражаясь в целом ряде нелегальных револ[юционно]- национальных организаций.

Ничего этого на Сев[ерном] Кавказе не было, хотя при надлежащей инициативе создание, например, чего-либо вроде чешского "Сокола" не представляло бы особых затруднений. Горцы не менее иных народов способны к организованной самодеятельности, если, конечно, эта самодеятельность будет направляться соответствующими руководителями.

И вот этих-то руководителей на Сев[ерном] Кавказе, после эпохи Шамиля, не было. Этому способствовали условия русского владычества.

Созданный на Сев[ерном] Кавказе русскими порядок лишил фактически народ руководящей верхушки. Еще до полного завоевания русскими Кавказа, эти последние старались привлечь на свою сторону представителей высших сословий на Кавказе, давая им чины, ордена, назначая высокие оклады и номинально оставляя их во главе отдельных владений. Особенно эта тенденция увеличилась с появлением мюридизма, базирующегося на мусульманском демократизме и стремящегося подчинить всех феодалов власти Имама- духовного и политического главы создаваемого государства * .

После завоевания Кавказа такая же тактика была применена и к тем лицам, которые во времена освободительной войны занимали руководящие посты. Многие из наибов Шамиля были оставлены во главе своих наибств, получили чины и содержание. (Наибства были уничтожены после восстания 1877 - 1878 гг., ибо многие наибы - так называемые правительственные наибы- приняли в нем участие.) Таким образом, в руководящих слоях населения создавалась почва для известного психологического перелома, который в последующих поколениях увеличивался влиянием русской школы.

Школ, в европейском понимании, на Сев[ерном] Кавказе до появления русских не было. Существовали при отдельных мечетях духовные школы, в которых изучали главным образом Коран. В Дагестане, кроме этого, при отдельных ученых-теологах существовали группы учеников, которые изучали различного рода схоластические науки. Таким образом, основа всякого национального движения - национальная школа - на Сев[ерном] Кавказе отсутствовала.

В результате первые кадры европейски образованной горской интеллигенции прошли через русскую школу. В большинстве случаев это были воспитанники кадетских корпусов, которые, как правило, становились офицерами. Такого рода интеллигенция психологически не была подготовлена к тому, чтобы стать наследницей идеи мюридизма и преобразовать эту идею на современных началах.

С течением времени, когда доступ в школы получили более широкие массы горцев (на С[еверном] Кавказе в конце прошлого столетия было открыто несколько средн[е]-учебных заведений) и когда среди горцев появились люди с высшим образованием, национальная идея стала принимать более реальные и более современные формы. Появился целый ряд краеведов-горцев, горцев- публицистов, которые принялись за изучение родного народа и за выявление местных болячек на страницах ежедневной печати (русской, ибо своей печати на Сев[ерном] Кавказе еще не было). Достойно внимания при этом то, что в большинстве случаев пионеры

стр. 13


северокавказского краеведения и публицистики не ограничивались пределами только своего племени, а писали вообще о горцах.

Наряду с этим начала создаваться и изящная литература, причем и здесь ярко выражалась общность тематики и идеологии.

Наконец, началась и политическая кристаллизация национальной мысли - северокавказская интеллигенция начала активизироваться и политически. Правда, ничего оригинального, самобытно-горского она не создала до русск[ой] рев[олюции] 1917 года. Северокавказская интеллигенция не успела индивидуализироваться, не успела оторваться от тех течений, в среде которых она вынуждена была развиваться в силу обстоятельств.

Течениями же этими были, с одной стороны, русские революционные группировки, с другой же стороны, прогрессивные мусульманские круги, в которых руководящую роль играл тюркский элемент. И с первыми и со вторыми представители северокавк[азской] интеллигенции соприкасались в университетских городах Центр[альной] России, куда сев[еро]кавказцы и вообще кавказцы вынуждены были ездить, чтобы получить образование. (До 1917 г. на Кавказе не было высших школ.)

В результате освободительные тенденции проникали на Сев[ерный] Кавказ в чуждом и непонятном для народных масс толковании. Национальный момент играл в них второстепенную роль, уступая первое место моменту социальному. Вместо того, чтобы исходить из собственного прошлого и собственных национальных традиций, северокавказская интеллигенция воспринимала чуждые лозунги тогдашних русских общественных течений или же (в меньшинстве) плелась в хвосте мусульманских прогрессивных кругов, репрезентирующих, в сущности, идеалы пантюркизма (даже не панисламизма).

Однако это обстоятельство не помешало 1-му Общегорскому съезду в мае 1917 г. рельефно подчеркнуть обособленность Сев[ерного] Кавказа и наличие у него своих собственных задач.

"Сплоченность горцев Кавказа, - читаем в резолюции съезда, - для защиты и упрочения завоеванных революцией свобод, проведения в жизнь демократических начал и защиты общих для всех горских племен политических, социальных и культурно-национальных интересов" 9 .

Если лозунг - "Независимость" не был в этой резолюции рельефно подчеркнут, то это только потому, что идея независимости не была разработана теоретически и для практического проведения этой идеи отсутствовали организованные кадры- то есть отсутствовала руководящая верхушка, которая отдавала бы себе ясно отчет в том, что она хочет и как она должна стремиться к тому, что она хочет.

Объясняется это тем, что для Сев[ерного] Кавказа Мировая война и революция произошли немного раньше, чем надо было бы. Процесс национального осознания среди интеллигенции не был закончен и, кроме этого, интеллигенция была еще слишком малочисленной, чтобы выделить из себя достаточные национально-твердые кадры.

Но, наряду с этим, массы народа продолжали оставаться глубоко национальными. В период всего русского владычества они продолжали сохранять органический wstret 10 ко всему русскому. Слово "русский", "сын бесштанный" (то же самое, что "русский") было ругательным словом в народе. На Сев[ерном] Кавказе, еще во времена царизма, неоднократно происходили стихийные народные восстания и всевозможные "беспорядки", инициатива которых выходила от самого народа. Чисто народным было и явление "абречества", которое, по существу, являлось протестом против русского владычества.

В 1918 г. независимость Сев[ерного] Кавказа была декларирована официально. И если эта независимость не получила практического осуществления, то виной этому главным образом неподготовленность северокавказской интеллигенции.

Интеллигенция эта не была организована, не имела точной и ясной национальной программы, не вошла в тесную организационную связь с кругами старой эмиграции и благодаря этому не использовала в 1918 г.

стр. 14


надлежащим образом влияние Турции, которая допустила на Кавказе целый ряд ошибок.

Второй причиной провала северокавк[азского] нац[ионального] движения в 1917 - 1921 гг. является отсутствие в то время общекавказского единства. Причина эта была в одинаковой степени гибельна для всего Кавказа.

[VI]. Период после оккупации Советской Россией Кавказа

Период этот характеризуется процессом "переоценки ценностей", процессом критического анализа того, что произошло на Кавказе в недавнем прошлом.

Нар[одная] партия горцев Кавказа является результатом этого процесса. В своей идеологии она исходит из политических идеалов мюридизма, которые фактически сводились к двум основным пунктам:

1 - Горцы - единая нация.

2 - Северный Кавказ должен быть независим.

Первый из этих пунктов был подчеркнут и в цитированной выдержке из резолюции Общегорского съезда в мае 1917 г. и должен быть считаем поэтому за действительную волю горских масс. Правильность же второго пункта подтверждается всей историей Северного Кавказа.

Вместе с этим, учитывая значение реэмиграции и участия в борьбе за независимость старой эмиграции, НПГК считает необходимым возможно полное привлечение к национальной работе представителей старой эмиграции.

Наконец, не менее важным моментом в идеологии НПГК является и консолидация всего Кавказа, которая мыслится в виде Конфедерации кавказских государств.

То, что творится сейчас на Родине, всецело подтверждает правильность избранного партией пути.

Несмотря на то, что советская политика сознательно стремится к племенному дроблению Северного Кавказа, идея общегорского единства выявляется во всех тех начинаниях, которые можно назвать (даже в советских условиях) начинаниями горской общественности. Таковым является, например, кампания по унификации горских алфавитов, о которой все время пишут различные горские авторы и которая систематически саботируется русскими "специалистами-лингвистами". Если бы горцы не осознавали свое национальное единство, то кому бы из них пришло в голову (особенно в условиях советских, где правящая власть всячески стремится к дифференциации подвластных себе народов) создавать единый алфавит для языков, принадлежащих в основном к трем различным группам: яфетической, тюркской и иранской.

От (кажется) 1926 года в Ростове-на-Д[ону] существует "Комиссия по унификации горских алфавитов", во главе которой стоит коммунист, карачаевец Омар Алиев 11 , и если унификация до сих пор не проведена, то только потому, что это неугодно советской власти. Видный "старый большевик" (партийный стаж чуть ли не с 1903 г.) дагестанец (кумык) Джелал Коркмасов 12 - удаленный, между прочим, из Дагестана в Москву - на заседании "Всесоюзного ЦК нового алфавита при ЦИКе СССР" 13 заявил (в 1932 г.), что "необходима унификация письменности Северного Кавказа и Дагестана с участием Абхазии и Юго-Осетии".

Эти примеры, как и множество иных подобных примеров, говорят о том, что идея единства достаточно сильна даже в коммунистических горских кругах.

Вместе с тем нельзя отрицать и того, что на Сев[ерном] Кавказе подготовляются кадры интеллигенции, которые в большинстве мыслят национально. Этому способствует вся советская действительность, а в особенности методы советской пропаганды, которые весьма часто дают повод к нежелательным для советской власти аналогиям и фактически направляются против нее самой, ибо в своей сущности она продолжает оставаться властью русской над "инородцами".

стр. 15


Вот, например, несколько примеров такой "пропаганды":

(Выдержки из статьи И. П. Павленко "Черкесская авт[ономная] область" в N 9 за 1933 г. жур[нала] "Революция и горец").

... 14 "В 40 -х годах 19 столетия русские завоеватели 15 , имевшие значительный перевес и в численности армии и в вооружении, переходят за Кубань и строят новую линию станиц по реке Лабе, а в 50 -х годах по Урупу и Зеленчукам, вселяют в них насильственно казачье население с целью создания живой изгороди для разъединения горцев...

...В 1862 - 1864 годах производилось быстрое и окончательное выселение горцев в Турцию и заселение Закубанья русскими переселенцами...

...Период завоевания Закубанья - это период массового физического истребления горцев русскими завоевателями, поставившими своей целью - или выселить всех закубанцев или всех их уничтожить...

...Сдавленная кольцом казачьих станиц, оторванная от Адыгеи, Кабарды и Абхазии, отнесенная от своих родных гор, маленькая Черкесия "приобщалась" к русской культуре..."

Или:

(Выдержки из статьи Ф. Перебийноса "На Гунибском плато" в том же номере ж[урнала] "Рев[олюция] и горец").

...Последнее убежище легендарного Шамиля (речь идет о Гунибе). Оно превращено было в нравственную пытку для горцев...

...Вооруженный до зубов, великодержавный царизм представлял себе вначале покорение Кавказа в целом, как простую, не совсем длительную прогулку. Не более того. С кем, собственно, имелась в виду война? С разрозненными и плохо вооруженными горцами, не знавшими ни пушек, ни крепостей, не знакомыми с какой-либо стратегией, не имевшими интендантских складов, военных припасов, кроме собственного мужества и глубочайшей веры в правоту своего дела.

Бессильные на плоскости, в открытом месте, горцы, воодушевляемые идеей свободы, борьбой за свою независимость, охваченные фанатической страстью не допустить врага к порогу своего жилища, к дверям своих мечетей, они оказали самое ожесточенное сопротивление в горах.

Ни одна из мировых войн, самых длительных и кровопролитных, не знает подобного примера. Шестьдесят лет длилась эта борьба против наступления царизма на горы. Самодержавие и здесь просчиталось в своих легкомысленно построенных планах. Потребовались десятки и сотни тысяч человеческих жизней для того, чтобы осуществить самодержавную мечту - "завладеть" Кавказом...

...Шамиль оказался одним из тех вождей, кому суждено было объединять в течение 30 лет разрозненные силы горцев для упорного и организованного сопротивления этому наступлению"...

Нужно признать, что такая пропаганда, - когда у большинства горцев понятие "царизм" весьма мало отличается от понятия "большевизм" и оба эти понятия отождествляются со словом "русский", - является со стороны советской власти не особенно удачной. Несомненно также, что у читателя-горца подобные выдержки вызывают сравнительные аналогии между настоящим и прошлым, результат которых бывает, конечно, далеко не в пользу советской власти.

Таким образом, как мы видим, процесс "переоценки ценностей" и укрепления национальной идеологии на Родине во многих случаях, помимо воли и желания, поддерживается даже советской пропагандой.

[VII]. Характеристика различных эмигрантских группировок

Северокавказская эмигрантская общественность разделяется на несколько группировок и партий.

Точное подразделение в составе этих группировок провести весьма трудно. Иногда одно и то же лицо состоит в одной группировке и, вместе с этим, находится в весьма тесной связи (переписке и т. п.) с представителями другой группировки, относящейся к его группе с непримиримой враждебностью.

стр. 16


Никакой существенной идеологической розни между этими группировками и партиями нет. Нельзя к ним применить также и социального мерила, ибо они не носят классового характера и не представляют какую-либо определенную социальную группу населения. Возникли они все в эмиграции, состав их совершенно случаен и, вероятнее всего, конструировался по методу личных связей и антипатий. Все они появились после того, как возникла Нар[одная] партия гор[цев] Кавказа, и первым актом их публичного выступления бывали выпады против этой партии. Создается впечатление, что они возникали только для борьбы с Нар[одной] партией.

Партии, вновь возникшие, следующие: 1. Нац[ионально]-демократическая. 2. Федералисты. 3. Нар[одная] партия гор[цев] Кавказа генерала Сул[тана] Кел[еч]-Гирея 16 .

Ни одна из них публично в печати не выступала, и поэтому трудно судить подробно о том, что они хотят. В основном же, повторяем, все они, как будто, мыслят одинаково. Все они говорят, что они самостийники и конфедералисты, то есть, по существу, стремятся к тому же, к чему стремится и Народная пар[тия] горцев Кавказа.

В выступлении журнала "Кавказ" 17 (судя по N 1), репрезентирующего группу Баммата 18 , с идеологической стороны также не имеется ничего оригинального. С тактической же стороны конкретное обвинение по адресу Нар[одной] партии сводится фактически к тому, что она "беспомощно плетется в хвосте" грузинских меньшевиков. Если разобрать сущность этого обвинения, то оно сведется к личной обиде Баммата на меньшевиков, которые с ним сотрудничали (в так называемом Совете трех 19 ), а затем ему "изменили", начав сотрудничать с С. Шамилем 20 и с Нар[одной] партией. До этого же и сам Баммат обращался ко II Интернационалу, несмотря на то, что этот Интернационал был всегда против раздела России.

Возможно, что дальнейшие номера журнала "Кавказ" выявят еще какие-либо расхождения с Нар[одной] партией, но, вероятно, сущность их будет аналогична тем, которые выявились в первом номере этого журнала. ЦХИДК, ф. 461, on. 1, д. 338, л. 36 - 73. Автограф. Январь 1934 года

N 2. История возникновения и развития Нар[одной] Партии Горцев Кавказа

1917 год, когда, в связи с падением монархии в России, для народов, завоеванных последней, открылись определенные национальные перспективы, выявил для горцев два неоспоримых положения: с одной стороны, непреодолимое желание народных масс улучшить свое положение, и, с другой стороны, отсутствие руководящей организованной верхушки, стоящей на определенной национальной платформе, которая бы, пользуясь своим влиянием на массы, благодаря своей работе перед этим, направила энергию масс твердо и решительно по пути независимости.

После завоевания Кавказа Россией налицо были все возможности, дабы сохранить и развить далее в горцах дух непримиримости по отношению [к] русской власти, придав ему, одновременно, характер современного национального движения, то есть прежний религиозный уклон, характеризующий национально-освободительную борьбу во времена Имама Шамиля и его предшественников, заменить более отвечающими современной действительности лозунгами и формами. Факт русского владычества сам собой создавал эти возможности. Вплоть до самой революции 1917 г. представители царской администрации продолжали трактовать горские массы как граждан второго сорта, во всем отдавая предпочтение и покровительствуя русскому казачьему и крестьянскому населению. Абречество, то есть вооруженная борьба небольших групп недовольных, по тем или иным причинам вступивших в конфликт с русской властью, - не прекращалось до самого последнего времени (она [борьба] продолжается и при большевиках), придавая Кавказу характер еще не вполне завоеванной и умиротворенной окраины. Экономическое положение горских масс с каждым годом ухудшалось,

стр. 17


ибо население увеличивалось, и вместе с этим увеличением развивалось еще больше малоземелье почти что поголовно занимающихся сельским хозяйством горцев. Русская власть ничего не предпринимала, дабы облегчить это положение, и, наоборот, наводняла свободные земли новыми колонистами, переселенцами из центральных губерний 21 . В этих условиях, повторяем, почва для антирусской и национальной пропаганды была вполне благоприятной и сулила несомненный успех.

Но нарождающаяся горская интеллигенция (до утверждения русского владычества на Кавказе у горцев не было людей, получивших европейское образование) не осознала важности своего задания. С течением времени представители ее все больше и больше отрывались от народных масс и идеалов борьбы, сохраняемых в этих массах. Большинство горцев, получивших европейское (вернее, русское) образование, силой обстоятельств (главным образом, отсутствие средств) заполняли кадры служилой интеллигенции бывшей империи (преимущественно военной), меньшинство постепенно втягивалось в водоворот русского освободительного движения, становясь членами различных радикальных и нелегальных русских партий, и, наконец, совсем незначительное количество вело так называемую общественную работу в рамках русской государственности, являясь ходатаями перед царской администрацией по делам обездоленных горских масс. Организованную группу, поставившую себе за цель освобождение Родины и подготовку народных масс в этом направлении, горская общественность перед революцией 1917 г. из себя не выделила.

Это обстоятельство явилось главной причиной последующих событий, приведших в конечном результате к крушению идеи горской независимости.

С начала революции, когда в различных концах бывшей империи началась консолидация национальных сил, приступили к выявлению себя и горские национальные силы. По почину инициативной группы во главе с присяжным поверенным Басиатом Шаханом 22 (уже умершим) во Владикавказе в мае 1917 г. был созван съезд горских племен 23 , созываемый затем в том же году еще несколько раз. Эти съезды, подобно аналогичным собраниям иных народов (украинцев, грузин, армян, азербайджанцев и т. д.), выявили минимум сепаратических тенденций, настаивая только на федеративном переустройстве русского государства в его прежних границах, где горцы составляли бы отдельную территориально и автономную единицу. В этом решении сказалась психологическая неподготовленность руководителей съезда к восприятию в полном объеме идеи сепаратизма. Отсутствие планомерной национальной работы в предшествующий период стало причиной половинчатости и нерешительности собрания, долженствующего начертать грядущие пути горцев.

Вместе с этим, в этот же период (1917 и начало 1918 г.) выявилась и дифференциация горской общественности в нескольких направлениях:

1 - Начала консолидироваться группа сепаратистов, принадлежащая к европейски образованной части общественности, ставшая в конце концов на путь независимости.

2 - Выявилась аналогичная группа сепаратистов среди горского духовенства, пытающаяся свои желания проводить в связи с требованиями Шариата.

3 - Начала организовываться группа участвовавших до того в русских радикальных течениях и не порвавших с идеологией этих течений. В этой группе часть выявляла определенно большевицкие тенденции, разделяя программу коммунизма, часть же только симпатизировала большевикам, видя в них борцов за освобождение угнетаемых различными захватчиками народов.

4 - Некоторая группа духовных, в простоте своей не ориентирующаяся в обстановке, подпала под влияние агентов большевизма, вообразив себе, что идеология большевизма и требования Шариата - равнозначны.

5 - Известная часть общественности пыталась еще навязать горцам идеологию "единой и неделимой России", сохраняя в памяти традиции царской России.

стр. 18


6 - Наконец, главная масса оставалась в аморфном виде, не будучи в состоянии ориентироваться в обстановке и подпадая, в зависимости от обстоятельств, под влияние того или иного из указанных выше течений.

К этой дифференциации идеологий нужно добавить работу посторонних сил (главным образом большевицких и белых агентов), пытающихся вызвать межплеменную рознь и этим внести еще больший хаос в политическую обстановку на Сев[ерном] Кавказе.

Из всех перечисленных группировок наименьшим влиянием пользовалась группа 1 - сепаратистов-интеллигентов, тогда как польза дела требовала, чтобы именно эта часть горской общественности располагала исключительным правом решать судьбу горцев. Не связанная организационными узами, не проработавшая систематически основ своей идеологии и тактики, не работавшая до того совместно (и в одиночку) над подготовкой реализации осознанных ею только в процессе революции идеалов, она растерялась в вихре происходивших событий, и роль ее фактически свелась к писанию деклараций и воззваний, почти не распространяемых, и игре в правительство, авторитет которого не всегда признавался даже в стенах тогдашней столицы Республики - Темир-Хан-Шуры.

В этих условиях практическое руководство массами разделили между собой последующие три категории (2, 3 и 4), а с занятием части горской территории войсками армии Деникина выявила себя и категория 5, пытавшаяся втянуть горцев в гражданскую войну в России на стороне белых.

Такое положение чрезвычайно раздробило силы горцев и лишило их возможности использовать благоприятную обстановку, созданную революцией. Хотя массы народа вели в продолжение четырех лет (1917 - 1921 гг.) открытую борьбу за улучшение своей участи и пролили в этой борьбе колоссальное количество крови, затраченная ими энергия не дала нужного эффекта, ибо в этом стихийном движении отсутствовало единое и подлинно национальное руководство. Как мы уже отметили, националисты-интеллигенты не были организованы, не имели твердой идеологии и не смогли эту свою наспех созданную идеологию практически преподнести народу, учитывая его психологию и настроение. Националисты-шариатисты (духовенство и его окружение) хотя и пользовались несравненно большим влиянием, зная хорошо психологию масс и разжигая ее еще больше в угодном для себя направлении, также не смогли дать позитивных результатов, ибо их непримиримость в строгом придерживании норм Шариата оттолкнула от них либерально настроенную национальную интеллигенцию. Духовенство же - сторонники большевизма, утверждавшие, что последний является воплощением Шариата, весьма скоро раскаялись в своей глупой наивности, и многие впоследствии сами пали жертвой ее. Так например, в 1928 г. в Кабарде был расстрелян мулла Назыр Катхан - наиболее яркий представитель шариатистов-большевиков, а еще раньше (в 1924 г.) в Осетии расстрелян мулла Соли-Хаджи, также утверждавший, что большевизм нисколько не противоречит Шариату; разгромлены были большевики-шариатисты и в Чечне и в Дагестане. Наконец, весьма печальную роль в жизни горцев сыграли и представители красного (группа, включенная в категорию 3, большинство которой, как мы отметили, выявляли определенно филобольшевицкие симпатии и в результате с приходом большевиков стали открытыми коммунистами) и белого течений. Первые использовали для своей агитации бесправное положение горцев при царском правительстве, огульно включая всех, кто не с ними, в категорию восстановителей старого режима; вторые пугали массы приходом большевиков, которые в их толковании были солдатней, громившей при отходе с Турецкого 24 фронта в 1917 г. горские аулы и избивавшей горцев на станциях железных дорог.

В этих условиях, повторяем, горская масса была сдезориентирована и, инстинктивно желая улучшить свою участь, в зависимости от обстановки шла за тем или иным течением, отдавая предпочтение тем, кто вел ее под тем или иным предлогом на борьбу против русских и против восстановления старого бесправия, воплощаемого царским правительством.

Эта разъединенность и неорганизованность, наряду с неосознанием

стр. 19


необходимости единения и безоговорочного сотрудничества кавказских народов [с] южными соседями горцев, а также весьма малое заинтересованно проблемой горской независимости старой горской эмиграцией в Турции, явились основными причинами неуспеха горского освободительного движения, если не считать, конечно, еще и полного отсутствия поддержки извне, каковой не может являться кратковременное (неполных два мес[яца]) пребывания в Дагестане турецкой экспедиционной дивизии Юсуф Изет-паши 25 - черкеса по происхождению.

Все эти недомогания, характеризующие горское освободительное движение, были вывезены и в эмиграцию. Незначительное количество так называемых старых деятелей, то есть представителей той части горской интеллигенции, которая так неумело и неудачно пыталась взять на себя руководство горской политической жизнью, - попав за границу, сохранило в себе все свои недостатки. Они не только не пытались оформить горские национальные стремления, создав определенную организационную группу с точной программой и дисциплиной, но и продолжали взаимные препирательства, претендуя каждый в отдельности на роль руководителя и лидера, не признающего иных авторитетов, кроме своего собственного. С течением времени и эти препирательства потеряли свою остроту и казалось, что идея горской независимости перестала быть вопросом актуальным, ибо перестала уже находить отголосок не только в стремлениях иных народов, стремящихся освободиться из-под владычества России, но даже и в самой горской эмиграции.

Естественно, что такое положение должно было вызвать реакцию среди эмиграции, не потерявшей еще национальный облик. В 1923 г. в Чехии учащимися там горскими студентами был образован "Союз Горцев Кавказа в Чехословакии", в котором уже в 1924 г. преимущественное влияние получила националистически настроенная часть. Здесь же начался критический анализ недавнего прошлого и искание новых путей, приведшие к определенному осуждению предшествующих метод национальной работы. Аналогичные течения возникли и в других центрах рассеяния горской эмиграции, и прежде всего в Стамбуле. Путем переписки постепенно устанавливалась связь между недовольными, желающими на новых началах вновь активизировать горское национальное движение. Таким образом выяснилось осознание необходимости создания организованной группы, которая бы взяла в свои руки руководство движением и придала бы ему планомерность и определенные формы. Путь к этому представлялся в виде создания единой для всех горских племен политической партии, отсутствие каковой к началу революции было одной из главных причин фатального для горских национальных устремлений хаоса.

Переворот 1926 г. в Польше помог инициаторам этого дела в проведении его в жизнь. Создалась обстановка, при которой горские национальные силы получили базу для своей деятельности и дружескую помощь в своих начинаниях со стороны государства, прекрасно разбирающегося в освободительных стремлениях угнетаемых Россией народов и самого недавно закончившего путь борьбы за освобождение. Значение этой помощи увеличивалось еще более благодаря симпатиям, которые имелись в отношении кавказских народов в широких кругах польского общества.

Обстоятельства эти в полной мере первым учел и осознал Саид Шамиль, который установил необходимую связь с польскими представителями в Турции. Установив эту связь и сгруппировав вокруг себя небольшое, поначалу, число единомышленников в Стамбуле, Саид Шамиль выехал в Прагу, где пребывала группа националистов, первая высказавшая желание о кардинальной реорганизации метод и форм горского освободительного движения. И здесь в ноябре 1926 г. зародилась первая организованная национальная ячейка, приявшая наименование Народной партии горцев Кавказа и поручившая Саиду Шамилю образование Центрального Комитета партии с одновременным избранием его генеральным секретарем. В дальнейшем Саид Шамиль заложил аналогичную ячейку в Париже, а по возвращению в Турцию, и в Стамбуле, организовав там же Центр[альный]

стр. 20


Комитет партии из четырех человек: себя как генерального секретаря, Магомет- Гирея Сунша 26 , полк[овника] Багаутдина Хурша 27 и полк[овника] Рашида Шамилева 28 как членов комитета. В Праге и в Париже были созданы местные комитеты с представителями партии. Таковы были первые шаги по организации горских национальных сил, послужившие исходным пунктом для дальнейшего расширения работы.

В эти первые дни определились и основы, на которых должна была покоиться эта работа. Эти основы характеризовали внутреннюю сущность той организованной группы единомышленников, которые путем коллегиальной работы должны были окончательно познать друг друга и, проникнувшись полным взаимным доверием, дружно направить горскую политическую мысль на путь Независимости. Основы эти вкратце сводились к следующему:

1 - Партия должна стать организационным центром горской политической мысли, группируя вокруг себя и подготовляя, одновременно, кадры национально мыслящих горцев, дабы придать освободительной борьбе горцев планомерность и организованную монолитность.

2 - Основной целью партии является создание Независимой Республики Горцев в составе Кавказской Конфедерации, причем, учитывая прошлое, партия считает последнее условие единственным реальным путем для достижения условия первого.

3 - В своей работе и конечной цели партия придерживается принципов самой широкой демократичности, но одновременно, учитывая огромное влияние в прошлом на массы горцев духовенства, старается пропагандировать свои идеалы так, чтобы в первый решительный момент не оттолкнуть от себя клерикальные слои народа, игравшие в традициях освободительной борьбы горцев так[ую] важную роль. В этих условиях нахождение во главе партии Саида Шамиля - внука Имама Шамиля - значительно облегчает работу партии.

4 - Дабы препятствовать разъединительным стремлениям русских и изжить племенной антагонизм, искусственно вызываемый правящей властью, партия стремится к возможно полной монолитности горцев и созданию среди них условий для возможно наилучшего восприятия понятия о единой горской нации. Для этого партия не допускает в своей среде деления по племенным признакам, но вви[ду] практических соображений придерживается того положения, чтобы в ее руководстве (а также по возможности и рядах) все племена были бы представлены равномерно. В этих условиях, опять-таки, нахождение во главе партии Саида Шамиля является фактором положительным ввиду того уважения, которым пользуется память о его Великом Деде среди всех горских племен без исключения.

5 - Так как среди старой горской эмиграции в Турции и прилегающих странах Ближнего Востока сохраняется до сих пор мысль о возвращении на Родину, и так как реализация этой мысли усилит позиции горцев на Кавказе не только количественно (физически), но и интеллектуально (ввиду значительного контингента среди этой эмиграции европейски образованной интеллигенции),- партия считает необходимым войти в самое тесное сотрудничество (соблюдая, конечно, необходимые меры осторожности, например, в Турции) со старой эмиграцией, поддерживая и развивая в ней мысль о реэмиграции и знакомя ее с освободительными стремлениями, являющимися смыслом существования нации.

6 - В поисках внешних сил, долженствующих помочь освободительным стремлениям горцев, партия должна прежде всего опираться на Польшу, как на государство, заинтересованное только в распаде и ослаблении России и не преследующее, кроме этого основного положения, никаких эгоистических и захватнических целей. Тем более, что это исходное обстоятельство подкрепляется той широкой и искренней симпатией, ко[тора]я живет в самых широких кругах польской общественности по отношению к кавказским народам, в частности к горцам, а также той общности политических (и экономических) целей, которые несомненны в будущих взаимоотношениях между Польшей и Независимой Горской Республикой

стр. 21


(Кавказской Конфедерацией), в случае реализации настоящего плана распада России.

7 - Все горцы, стоящие на национальной платформе и не опорочившие себя неблаговидными поступками, а также признавшие упомянутые выше положения, могут вступать в партию или же сотрудничать с ней.

Таковы были, как мы заметили выше, принципы, легшие в основу идеологии Народной партии горцев Кавказа и сохраненные ею до настоящих дней. В рамках этих принципов протекала вся дальнейшая работа и развитие партии, и они же, одновременно, углублялись и развивались на страницах издаваемых партией журналов и брошюр.

В результате пятилетней работы партия, несмотря на все препятствия (интриги лиц, считавших за собой, в силу кратковременного и весьма неудачного в недавнем прошлом дебюта в национальной работе, монопольное право на эту работу; нахождение в эмиграции и связанные с этим организационные трудности; отсутствие достаточного количества средств и т. д.), произвела большую работу и добилась огромных результатов.

Партия значительно расширила свои ряды, распространив свое влияние и создав ячейки почти во всех местах рассеяния горской эмиграции: Турции, Чехии, Сирии, Египте, Болгарии, Албании, Сербии, Сев[ерной] Америке и т. д. Партия установила регулярную связь с Родиной (правда, в последнее время по не зависящим от нее обстоятельствам прерванную), заложив и там (в Чечне и Дагестане) свои филиалы. Партия вошла в связь со старой эмиграцией, создав и там свои кадры и взяв под свое влияние единственный печатный орган этой эмиграции - газету "Мардж" 29 . Фактом своего существования и печатным словом она разбудила национальную активность и аморфной части горцев, заставляя их задумываться над проблемой горской независимости и общей судьбой горцев. Аналогичное влияние произвела партия и на тех, кто в первые годы революции пытался руководить судьбами горцев, а попав в эмиграцию, после недолгой взаимной грызни на почве дележа влияний на эмиграцию, принялся за устройство личных дел, забыв совершенно об идее горской независимости. Только после возникновения партии и выявления ею своей работы началась организация сил, ставших ныне в оппозицию к партии. В активизации этих сил, пребывавших дотоле в полнейшем бездействии, а ныне все же, несмотря на беспочвенность их позиций, ставших на национальную точку зрения, - лежит также заслуга Народной партии.

Ряд кризисов, пережитых партией, из которых самый значительный связан с выступлением Султан[а] Келеч-Гирея против руководства партии, были следствием весьма неблагоприятных условий (разбросанность в разных государствах и городах, недостаточная фильтрация при приеме в партию, связанная с этой разбросанностью, и т. д.), которые характеризовали первые годы организации партии. В результате в партию попало некоторое количество лиц, или недостаточно осознавших задачи и роль партии, или же просто шкурников. В процессе работы все эти элементы выявляются и отходят от партии.

В заключение необходимо отметить те стремления, которые руководят партией в ее взаимоотношениях с иными кавказскими организациями, сотрудничающими с партией. Здесь партия стремится к тому, чтобы все национальные организации кавказских народов прониклись безоговорочной необходимостью совместной борьбы и реализации Кавказской Конфедерации как единственного пути к Независимости Кавказа.

Члены Центрального Комитета Народной Партии Горцев Кавказа:

1 - Ген[еральный] Секретарь Саид Шамиль, 2 - Магомет-Гирей Сунш- (балкарец), 3 - полк[овник] Багаутдин Хурш- (аварец), 4 - полк[овник] Рашид Шамилев - (чеченец) ныне не состоит, 5 - ген[ерал] Лазар[ь] Бичерах[ов] 30 - (осетин), 6 - Ибрагим Чулик 31 - (чеченец), 7 - пол[ковник] Мирза-Кул Крым-Шамхал 32 - (карачаевец) не состоит, 8 - полк[овник] (майор алб[анской] армии) Кучук Уллагай 33 - (черкес), 9 - Тау-Султан Шакман- (кабардинец), 10 - Амин Семхог 34 - (черкес - пред[седатель] старой эмиграции) депутат в Сирийский парламент.

стр. 22


Члены Бюро Центр[ального] Комитета:

1 - Саид Шамиль, 2 - Магомет-Гирей Сунш, 3 - полк[овник] Багаутдин Хурш, 4 - Секр[етарь] Бюро Барасби Байтуган - (осетин).

Члены дипломатических представительств партии:

1 - Тау-Султан Шакман, 2 - Ибрагим Чулик, 3 - Секретарь пред[ставительст]ва Кази-хан Бешолтты - (осетин).

Представители партии в различные органы и организации:

1 - Представитель партии в К[омитете] Н[ародов] К[авказа] - Магомет-Гирей Сунш, 2 - представитель партии в ред[акции] журнала "Прометей" 35 - Ибрагим Чулик, 3 - представитель партии в правлении клуба "Прометей" 36 - Барасби Байтуган.

Ответственные работники партии:

I Представитель в Варшаве - Магомет-Гирей Сунш. Секретарь Ком[итета] в В[арша]ве - инж[енер] Коста Занги 37 . Редактор журн[ала] "Горцы Кав[каза]" - инж[енер] Барасби Байтуган.

II Представитель в Париже - ген[ерал] Лазар[ь] Бичерах[ов]. Секретарь Ком[итета] в П[ари]же - он же.

III Представитель в Стамбуле - майор Киязим Кап 38 (для связи со старой эмигр[ацией]). Секретарь Ком[итета] в Ст[амбу]ле - р[о]тм[и]стр Мусса Цахой 39 .

IV Представитель на Ближнем Востоке - майор Джелал Маршани 40 . Для связи в Ираке - инж[енер] Абдулла Дагестани. Для связи в Ам[м]ане - полк[овник] Рашид Шамилев и Омер Хикмет. Для связи в Египте - Ахмет- Хаиры-паша 41 . Секр[етарь] Ком[итета] в Сирии - д[окто]р прав Ямин Семгох 42 .

V Представитель в Персии - Яйтек Кундух 43 .

VI Представитель в Чехословакии - инж[енер] Мирза-Бек Кулатты 44

VII Представитель в Нью-Йорке - инж[енер] Мурад Хасринский.

VIII Представитель в Албании - полк[овник] Кучук Уллагай.

Связь с Китаем, Болгарией и Сербией проводится через информаторов, сочувствующих работе партии, но не вступивших еще официально в число ее членов. 1 - В Китае - Измаил Алтадук 45 . 2 - В Болгарии - Хамурза Тменатты 46 . 3 - В Сербии - Умар Етез 47 .

ЦХИДК, ф. 461, оп. 2, д. 111, л. 55 - 68. Автограф. 1932 год.

N 3. Rola inteligencji gorallskiej w goralskim ruchu niepodleglosciowym [Роль горской интеллигенции в горском освободительном движении.]

О существовании организованной и активной национально-освободительной работы среди горской интеллигенции до войны и революции 1917 г. мне ничего не известно. Вассан-Гирей Джабаги 48 , которому в частном разговоре я бросил упрек, что горской молодежи не с кого было брать пример и она была совершенно не подготовлена для восприятия событий после 1917 г., в результате чего наши вожди оказались в положении вождей без армии, - ответил мне, что он лично давно был националистом, что-де еще до войны он и Айтек Намитоков 49 (в данное время находится в Париже) организовали в Петербурге, где Джабаги служил в Министерстве земледелия, а Намиток учился, "кружок адатистов", члены которого в своих взаимоотношениях поступали согласно норм адата. Практически, они, например, не подавали друг другу руки, а подносили только для приветствия правую руку до пояса, так, как это принято делать у адыгейцев, и т. д. Не думаю, чтобы и иные "националистические" кружки, если они вообще существовали, существенно отличались бы от кружка В.-Г. Джабаги. В этих условиях не приходится говорить о каком-либо "национальном стаже", который бы характеризовал дореволюционную деятельность кого-либо из

стр. 23


современных горских политических деятелей. Те из них, которые каким-либо образом выявили себя политически, делали это, в большинстве случаев, в рамках русских политических партий или же в качестве публицистов, помещающих время от времени статьи о недоле горских масс в местной русской печати. Так например, социал-демократами были: покойный Ахмет Цалыккаты 50 , Муслим-бей 51 (бывший член городского самоуправления г. Дербента, находится ныне в Париже), Джелал Коркмасов (член ВЦИКа от Дагест[анской] сов[етской] республики, бывший до недавно главой сов[етского] Дагестана), Магомет Далгат 52 (?) (также один из сановников сов[етского] Дагестана), Симон Такоев 53 (член ВЦИКа от Сев[ерной] Осетии) и т. д.; социалистами-революционерами были: Мурат Хатгогу (находится в Праге), Тамби Еликкоти 54 (в Париже), Алихан Кантемир 55 (наход[ится] в Турции) и т. д.; публицистикой занимались Джеор Цаголти 56 , Цоцко Амбалты 57 , Гаппо Баяты 58 и некот[орые] др., причем, будучи в большинстве осетинами, они освещали главным образом положение осетинских масс. Члены русских партий действовали в рамках программы этих партий, не внося в них ничего специфически горского или во всяком случае весьма мало, а упомянутые публицисты в своих конечных выводах ничем не отличались от либеральных публицистов средней руки, пишущих в тогдашней России. Особой активностью ни те, ни другие не отличались. Кроме них, так называемой общественной деятельностью занимались горцы, пользующиеся личным авторитетом или авторитетом, приобретенным в силу чинов, полученных ими на русской службе (отставные и действительной службы генералы, полковники, чиновники). Лица эти по просьбе населения выступали перед властями с различными ходатайствами, конечно, вполне лояльно. Так например, такая депутация, кажется в 1907 г., обратилась к начальнику Терской обл[асти] с просьбой об отмене запрещения носить горцам кинжалы в городах и русских поселениях, а также иметь в домах какое-либо огнестрельное оружие.

Только с началом революции горская интеллигенция стала выявлять в осязательной форме свою национальную активность. Но и тогда поначалу она была далека от сепаратических (самостийных) тенденций. Первый горский съезд, созванный по инициативе присяжного поверенного Басиата Шахана в явочном порядке в марте 1917 г., высказался за выделение горских областей в отдельную автономную единицу. Последующие съезды также по существу не высказывались за безоговорочное отделение от России. Ярко чувствовалось отсутствие крепко спаянной сепаратической группы, которая бы ясно начертала конечную цель своих стремлений. Съездом (вторым, в мае 1917 г.) был выделен Исполнительный Комитет, который в конечном итоге потерял контакт с массами. Каждое из племен образовало, кроме этого, свои национальные советы, которые действовали без общего плана, каждый учитывал только свои локальные интересы. Постепенно анархия заливала Сев[ерный] Кавказ. Сбольшевизированные русские части, возвращавшиеся с Турецкого фронта, громили вместе с казаками горские аулы. Горцы были тогда антибольшевиками и в свою очередь нападали на казачьи станицы и не пропускали движущиеся эшелоны. Была спровоцирована осетино-ингушская вражда, закончившаяся вооруженными столкновениями. В Кабарде начались сословные трения между высшим сословием и низшим, отчасти это отразилось и в Осетии. Большевики на этой почве начали агитацию. Начались выступления различных шейхов, стремящихся сыграть роль Шамиля. Начались соревнования между ними. Некоторые из них объявили, что Шариат и большевизм одно и то же. В горах Чечни шейх Узун-Хаджи 59 объявил независимый эмират под протекторатом турецкого султана с собственным кабинетом министров, из которых половина была неграмотна (в лучшем случае читала по-арабски Коран, не понимая смысла прочитанного). Интеллигенты левых убеждений стали заигрывать с большевиками, некоторые интеллигенты-националисты также видели в них людей, способных принести горцам национальное освобождение. В Дагестане стал выделяться шейх Нажмуддин Гоцинский 60 - религи-

стр. 24


озный фанатик и консерватист, который своим консерватизмом пугал либеральную часть местной интеллигенции, толкая ее еще больше в объятия большевизма. Высшие военные чины из горцев являлись в большинстве проводниками старых монархических традиций. Одним словом, хаос царил невообразимый, и единственным реальным результатом событий конца 1917 г. и начала 1918 г. явилось уничтожение целого ряда русских поселений (в том числе города Хасав-Юрта) по правому берегу Терека. Все эти поселения были уничтожены до тла стихийным порывом масс под водительством случайных предводителей, в большинстве случаев духовных лиц. В этом сказалась органическая ненависть масс ко всему, что русское, не получившая надлежащего руководства в процессе революции.

На фоне этого хаоса во Владикавказе пребывал Цен[тральный] Исп[олнительный] Ком[итет] Союза Горцев 61 , из лона которого выкристаллизовывался постепенно горский сепаратизм, программно обоснованный. Вначале деятели Комитета пытались войти в состав Юго- Восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей 62 , идея которого, кажется, зародилась среди кубанских самостийных деятелей. Но надвигающийся с севера большевизм, распространившийся уже на Кубани и Дону и захватывающий уже и часть Терской обл[асти], помешал этому объединению. Затем возникла концепция Терско-Дагестанского правительства, в которое входили представители горцев и терских казаков. Правительство такое даже образовалось под председательством кн. Решид-хана Капланова 63 (был в Москве в каком-то советском учреждении). Но все эти попытки сотрудничества 64 не пользовались в народе никакой популярностью и даже вряд ли были известны широким слоям. Затем, они легко могли быть спровоцированы, в особенности последняя, ибо ни горцы к казакам, ни казаки к горцам не имели специальных симпатий. Терский атаман Караулов 65 стал даже жертвой этого "союза". Он был убит в декабре 1917 г. 66 на станции Прохладная солдатами местного гарнизона (при попустительстве казаков) за то, что "продался азиатам" - то есть горцам. Наконец большевизм добрался и до Терской области, где к весне 1918 г. большевики взяли верх во всех городах. Терско-Дагестанское прав[ительство] было ликвидировано, и члены его, горцы, попали в большинстве в Нальчик, а затем перебрались в Дагестан. Здесь линия железной дороги и города были также в руках большевиков. В горах царили шейхи, из которых наибольшим влиянием пользовался Нажмуддин Гоцинский. Вскоре из Азербайджана, под напором турецких войск, появился ген. Бичерах[ов] со своим отрядом, состоявшим из армян и казаков. Он вступил в переговоры с кн. Тарковским 67 , стоявшим во главе единств[енн]о сохранившихся еще из частей Кавк[азского] туз[емного] корпуса двух Дагестанских конных полков. Одновременно он разоружил большевистские части в Шамиль-кала (Петровск) и Дербенте и арестовал главарей большевизма. Переговоры не привели ни к какому результату (реальному), ибо с юга подходили турецкие части, с которыми ген. Бичерах вступил в бой. Горцы, конечно, стали на стороне турок. Незадолго перед этим была объявлена независимая Горская Республика 68 , во главе которой стал Тапа Чермоев 69 , бывший офицер, ставший известным после того, как на его участке вблизи Грозного оказалась нефть. Министром иностр[анных] дел стал Гайдар Баммат. Вместе с приходом турок в Темир-Хан-Шуре обосновалось и горское правительство. Грозный, Владикавказ, Нальчик и другие города Терской обл[асти] оставались в руках большевиков. В горах продолжали властвовать шейхи. Кабарда, Осетия, Карачай и другие области далее на запад оставались оторванными от центра вновь образованного правительства. Жили они своей жизнью, постепенно втягиваясь в борьбу красного и белого начала в России. До них только доходили слабые отголоски событий, происходивших в Темир-Хан-Шуре.

В Ингушетии единство почти не нарушалось и народ выступал компактной массой, но и здесь влияние горского правительства было минимальным. Ингуши делали свое домашнее дело, прежде всего стремясь расправиться с казаками (в союзе с большевиками, ибо терское казачество

стр. 25


к тому времени активно выступило против большевиков), занявшими лучшие ингушские земли и разделившими ингушей на две части- горы и плоскость. В Чечне также образовалось две группы - антиказачья с большевиками и нейтральная, скорее идущая против большевиков. Одним словом, хаос усиливался, ибо отсутствовала единая, энергичная национальная группа, возглавляемая общим для всех племен авторитетом, которая бы ликвидировала этот хаос и направила бы энергию масс туда, куда легче всего было ее направить - против вообще русских. К осени 1918 г. турки ушли. Горские националисты, не сумев сохранить горский корпус, прибывший с Западного фронта 70 и разошедшийся из-за отсутствия надлежащего руководства по домам, остались почти без организованной вооруженной силы. С севера надвигался Деникин, теснивший большевиков. Вскоре он подошел к горским пределам. Сопротивление оказывалось отдельными аулами, неорганизованно. Командующий горской армией полковник Хабаев 71 перешел со своим штабом к Деникину.

Настала полная дезорганизация. Горское правительство пало. На плоскости Деникиным была объявлена мобилизация. В горах шейхи начали организовывать сопротивление. Начались восстания в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Осетии, Кабарде. Кубанские черкесы перед тем чрезвычайно сильно пострадали от большевиков и готовы были идти против них с кем угодно, не только с Деникиным. К восставшим под видом националистов, керменистов 72 и т. д. стали примазываться большевики. В Грузии образовалась горская политическая эмиграция, которая пыталась оттуда руководить борьбой с Деникиным. Большинство из них уже не попало домой, а эвакуировалось в Турцию вместе с грузинским прав[ительст]вом. После падения Деникина, в Дагестане началось уже восстание против большевиков 73 . В этом восстании принимал участие Саид Шамиль. Немного раньше аналогичное восстание было в Карачае, которым руководил Султан Келеч-Гирей. Участвовал в этом восстании и М.-Гирей Сунш.

Весь период 1917 - 1921 гг. говорит о том, что горская интеллигенция оказалась неподготовленной (даже в своей лучшей националистической части) и неорганизованной и не смогла дать народу твердого национального руководства.

ЦХИДК, ф. 461, оп. 2, д. 114, л. 11 - 18. Автограф. Август 1932 года.

Примечания

1. Ушурма (Мансур) Алдинский (1759/1760 - 1799) - пастух, шейх, объявил себя имамом; в 1785 г. возглавил восстание, после его подавления отправлен в Шлиссельбургскую крепость, где и умер.

2. Гамзат-бек (1789 - 1834) - второй имам Дагестана и Чечни (с 1832 г., после смерти имама Гази-Магомеда). Убит в результате кровной мести.

3. Гази-Могамет (Гази-Магомед и др.) (1793 - 1832) - первый имам Дагестана и Чечни (с 1830 г.), погиб в бою с русскими войсками.

4. Шамиль (1797 - 1871) - третий имам Дагестана и Чечни (1834 - 1859), руководитель национально-освободительной борьбы горцев, основатель Имамата. В 1859 г. взят в плен русскими войсками и выслан в Калугу. Умер по пути в Мекку, в Медине.

5. Магомет (Мухаммад) Ярагинский (1777, по др. данным 1761 - 1848, по др. данным 1838) - религиозный и политический деятель Дагестана и Чечни, накшбандийский шейх.

6. Джемаледдин (Джемалуддин) Кумухский (Кази-Кумухский) (1788 - 1869)- накшбандийский шейх, после пленения Шамиля уехал в Стамбул.

7. Магомет-Эмин (Магомед-Амин) (1818 - 1899) - мюрид Шамиля (1836 г.), наиб (наместник) Западного Кавказа. В 1848 г. был направлен к адыгам, провел ряд реформ. В 1859 г. сдался русским властям, жил в России, в 1860 г. отпущен в Турцию, где и умер.

8. Речь идет о Большом и Малом Зеленчуках - притоках Кубани.

*. В XVIII веке такое "покровительство" оказывали русские низшим сословиям, принимая к себе всех беглецов и, при условии принятия ими христианства, оставляя их и поселяя вблизи своих укреплений. - Прим. Байтугана.

9. Здесь цитируется фрагмент программы Союза объединенных горцев Кавказа, принятой на упомянутом съезде 7 мая 1917 года.

стр. 26


10. Отвращение (польск.).

11. Правильно: Умар Алиев (1895 - 1937)- учитель арабского, турецкого и персидского языков и литератур; преподавал в Дагестане (1915 - 1916 гг.), в Тифлисе (1916 г.), в Башкирии (1916 - 1917 гг.). После Февральской революции участник съезда горцев во Владикавказе (май 1917 г.), член РКП(б) с 1918 г., зав. отделом по делам горцев Кавказа при Наркомнаце РСФСР (1918 г.), уполномоченный Наркомнаца по упрочению Советской власти в горских районах Северного Кавказа (1920 г.); затем на руководящей работе. С 1922 г. член специальной комиссии по реформе арабского алфавита; один из создателей карачаевской письменности на основе латинизированного алфавита. Репрессирован.

12. Джелал эд-Дин (Джелал) Коркмасов (1877 - 1937) - из семьи офицера, учился в Московском университете (1897 г.), затем в Сорбонне и парижской Частной школе политических наук; контактировал с французскими социалистами, в 1902 г. женился на француженке-студентке Сорбонны. С 1903 г. по возвращении в Дагестан включился в революционную борьбу, неоднократно арестовывался, в 1906 г. выслан в Архангельскую губ., в 1907 г. приехал в Париж, где продолжил учебу в Частной школе политических наук и примкнул к младотуркам; член созданной в 1910 г. Османской социалистической партии, публицист. Затем отошел от младотурок и в 1912 г. приехал в Париж, учился на юридическом факультете Сорбонны. После Февральской революции весной 1917 г. вернулся в Россию, включился в революционное движение в Дагестане, кандидат в члены Всероссийского Учредительного собрания, возглавил Дагестанскую социалистическую группу, затем на руководящих партийных и советских должностях, член РКП(б) с 1920 г. (с установлением партстажа с 1 января 1917 г.), полпред РСФСР в Турции (1921 г.), председатель Дагестанского СНК (1921 - 1931 гг.). В 1931 г. переведен в Москву, работал в аппарате ВЦИК СССР, занимался научной деятельностью. Репрессирован.

13. Всесоюзный ЦК по новому алфавиту был создан в 1927 г. декретом ВЦИК с целью разработки единого алфавита для всех народов Советского Востока.

14. Здесь и далее отточие документа.

15. Здесь и далее подчеркнуто в документе.

16. Султан Келеч-Гирей (?- 1946) - из княжеской семьи кубанских черкесов, офицер "Дикой" дивизии, полковник, затем генерал-майор, командовал Черкесской конной дивизией в составе Добровольческой армии. Эмигрант.

17. Речь идет о журнале, который издавался в Париже, затем в Берлине (1934 - 1939 гг.).

18. Гайдар Бамматов (1890 - 1965) - кумык, уроженец г. Темир-Хан-Шуры, выпускник юридического факультета Петербургского университета, чиновник особых поручений при наместнике Кавказа. После Февральской революции федералист, республиканец, участник кавказских съездов, кандидат в члены Учредительного собрания; министр иностранных дел при правительствах Чермоева и Коцева. В 1919 г., во время борьбы деникинцев и большевиков, инициировал создание в Баку Военно-революционного комитета, в который, кроме него, вошли видные кавказские большевики. Эмигрант.

19. Вероятно, речь идет о Комитете независимости Кавказа, в который входили представители Азербайджана, Северного Кавказа и Грузии (Н. Н. Жордания - один из лидеров российских меньшевиков и грузинской эмиграции; С. Г. Мдивани - один из лидеров Грузинской революционной партии социалистов- федералистов и грузинской эмиграции;

Г. Б. Гвазава - один из лидеров Грузинской национал-демократической партии и грузинской эмиграции).

20. Саид Шамиль (1901?-?)- внук Шамиля, родился в Медине, учился в Стамбуле. Был встречен в 1920 г. в Дагестане с большим почетом, участвовал в руководстве восстанием против большевиков. В 1926 г. инициатор создания НПГК, ее генеральный секретарь.

21. Душевой надел казака равнялся 8 - 10 дес. плодородной земли, горцы влачили жалкое существование. В одной только Терской области 200 тыс. казаков владели 2 800 000 дес. земли, на остальную часть земледельческого населения, насчитывавшего до 900 тыс. человек, приходился 1 000 000 десятин. Сходная картина наблюдалось и на Кубани, и в других местах Северного Кавказа.

22. Борис (Басиат, Басият, Басьят) Александрович (Абаевич) Шаханов (Шахан) (1889 - 1919) - балкарец, выпускник Военно-юридической академии в Петербурге, помощник товарища прокурора в Тифлисе, подполковник, в отставке (с 1908 г.). В 1909 г. перешел в ислам, взяв себе имя Басият, занимался адвокатурой, присяжный поверенный Владикавказского окружного суда, публицист. Возглавил Временный ЦК Союза горцев, затем член ЦК Союза объединенных горцев. В конце августа избран комиссаром Дагестана, должность которого

стр. 27


исполнял до конца 1917 года. В феврале-марте 1918 г. участник 2-го съезда народов Терека, провозгласившего Советскую власть.

23. Речь идет о 1-м съезде (Владикавказ, 1 - 5 мая 1917 г.) горских народов Северного Кавказа и Дагестана, на котором присутствовало около 300 делегатов, представляющих все народы Северного Кавказа и казачество. Съезд принял резолюции по самым актуальным проблемам: об отношении к войне. Временному правительству и др. (решение аграрного вопроса отложил до Учредительного Собрания), принял политическую программу и конституцию Союза горцев. В программе и конституции отмечалась необходимость установления в России федеративной демократической республики. Было решено учредить должность шейх-уль-ислама (на правах министра по мусульманским религиозным и политическим делам) с резиденцией в Петрограде; предусматривалось также ввести для мусульман северокавказских областей должность кавказского муфтия с резиденцией во Владикавказе.

24. Правильно-Кавказского.

25. Правильно: Юсуф Иззет-паша (?- 1922) - ферик (генерал-лейтенант), военный деятель; высшее образование получил в Западной Европе, автор нескольких трудов по Кавказу. После того, как 13 мая 1918 г. правительство Горской республики направило большевистскому правительству ноту о создании Горской республики и отделении ее от России, вызвавшую протест, глава правительства Горской республики А. Чермоев обратился к Турции за помощью, каковая и была оказана незамедлительно. Весной 1918 г. Иззет-паша стал главнокомандующим армиями Горской республики. С 1919 г. он организовывал партизанские отряды, главным образом из черкесов, для борьбы с греческими войсками. В 1920 г. избран в депутаты Великого Национального Собрания Турции.

26. Магомет-Гирей Сунш (Суншев) (1883?-?) - балкарец, князь, член горского суда в Нальчике, в 1917 г. член продовольственной управы в Нальчике, член Кабардино-Балкарского национального совета. Эмигрант. Член ЦК НПГК, в 1933 г., когда произошел ее раскол, возглавил одну из групп.

27. Багаутдин Хурш (Хуршилов) (1891 -?)- аварец, во время гражданской войны воевал против большевиков, в 1920 г. уехал в Европу, служил по контракту в польской армии.

28. Правильно: Решид Шамилей (1887 -?) - из узденей-чеченцев, окончил Тверское кавалерийское училище, участник русско-японской войны, поручик (1914 г.).

29. "Мардж" - печатный орган Черкесского общества содействия просвещению и культуре, созданного в сирийском городе Кунейтра в 1927 г.; издавалась до 1932 года.

30. Бичерахов Лазарь Федорович (1882 - 1952) - войсковой старшина, в начале 1918 г. во главе партизанского отряда кубанских и терских казаков находился в Персии. Летом 1918 г. прибыл с отрядом в Баку, вошел в состав войск, оборонявших его от турецких войск. 30 июля 1918 г., командуя важным участком обороны города, открыл фронт и ушел в Дагестан. После свержения Бакинской коммуны назначен командующим войсками; генерал-майор (с ноября 1918 г.), с 1919 г. эмигрант. Член ЦК НПГК.

31. Ибрагим Чулик (Чуликов) (1891 -?) - юрист, ротмистр Чеченского полка "Дикой" дивизии (1917 г.), один из лидеров Чеченского национального совета в 1917 - 1918 гг., кандидат в члены Учредительного собрания, в 1926 г. командирован в Стамбул для ознакомления с музеями, в СССР не вернулся.

32. Вероятно, Хаджи-Мурза Крым-Шамхалов - уроженец Баталпашинского отдела Кубанской обл., с октября 1914 г. в составе Черкесского конного полка "Дикой" дивизии.

33. Кучук Уллагай - полковник, командир полка Черкесской дивизии в деникинских войсках.

34. Правильно: Амин Самгуг (1900 - 1953) - выпускник Сорбонны, председатель муниципалитета г. Кунейтры (Сирия) (до 1936 г.), лидер черкесской общины. В конце 1931 г. выдвинул свою кандидатуру в парламент Сирии, в котором было выделено два места для представителей черкесской общины, и был избран.

35. "Promethee" ("Прометей") - орган национальной защиты народов Кавказа, Украины и Туркестана (Париж, 1926 - 1938), ежемесячный журнал, основанный Комитетом независимости Кавказа.

36. Клуб "Прометей" - "Лига угнетенных Россией народов" - создан в 1928 г. в Варшаве Отделом II (разведка) польского Главного штаба и Восточным отделом МИД Польши в связи с поставленной Ю. Пилсудским задачей объединения и использования всех групп эмиграции против СССР. В организацию входили представители Азербайджана, Дона, Карелии, Грузии, Поволжья, Крыма, Кубани, Северного Кавказа, Туркестана, Украины и др. После оккупации Польши германскими войсками эта организация была перенесена в Бухарест.

37. Коста Занги (Зангиев) - осетин, участник Первой мировой войны, офицер, эмигрант (с 1920 г.).

стр. 28


38. Киязим Кап - черкес.

39. Мусса Цахой (Цахоев) - осетин.

40. Джелал Маршани (Маршанов) - кабардинец, князь.

41. Ахмет-Хаиры-паша - черкес.

42. См. прим. N 34.

43. Яйтек (Айтек) Кундух - осетин, офицер Татарского полка Кавказского туземного корпуса, затем служил в азербайджанской армии, эмигрант.

44. Мирза-Бек Кулатты (Кулаев) (1903 - ?) - осетин.

45. Измаил Алтадук (Алтадуков) - кабардинец; после Февральской революции член созданного в Петрограде летом 1917 г. Комитета мусульман-закавказцев.

46. Хамурза Тменатты (Тменов) - осетин.

47. Умар Етез (вероятно, Етдзаев) - осетин.

48. Вассан-Гирей Джабаги (Джабагиев) (1883 - 1962) - ингуш, учился в Германии. В 1908 - 1917 гг. чиновник в Департаменте земледелия. В мае 1917 г. вернулся на Кавказ, один из северокавказских лидеров; кандидат в члены Учредительного собрания. Во время Гражданской войны уехал в Европу. С 1922 г. в Варшаве; писал для различных польских газет и журналов по политическим и экономическим вопросам Ближнего и Дальнего Востока. В 1939 г. назначен уполномоченным Телеграфного агентства Польши в Стамбуле.

49. Айтек Намитоков (ок. 1885, по др. данным 1892 - 1963) - черкес, дворянин, юрист. После Февральской революции член Временного Совета Российской Республики, член Кубанской Краевой рады и первой Кубанской Законодательной рады. В ноябре 1917 г. вошел в состав объединенного правительства Юго-Восточного Союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей, созданного в Екатеринодаре, в 1918 г. уехал во Францию и поступил учиться в Сорбонну; кавказовед.

50. Ахмет (Ахмед-бек, Ахмед) Цалыккаты (Цаликов, Салихов) (1882 - 1928) - осетин, окончил юридический факультет Московского университета (1907 г.), во время учебы вступил в РСДРП, неоднократно подвергался тюремному заключению и ссылке. Публицист, писатель. После Февральской революции избран главой Всероссийского мусульманского совета, член Временного Совета Российской Республики, член Учредительного собрания. После роспуска Всероссийского мусульманского совета весной 1918 г. уехал на Северный Кавказ. После установления Советской власти в Грузии (в 1921 г.) эмигрировал.

51. О ком идет речь, установить не удалось.

52. Автор смешивает две фигуры. Магомет (Магомед) Далгат (1849 - 1922) - даргинец, учился в Московском университете, в 1873 г. уехал за рубеж, где окончил университет, доктор медицины, по возвращении на Кавказ врач во Владикавказе, депутат IV Государственной думы. После Февральской революции комиссар по управлению Дагестанской областью. К Советской власти относился лояльно. В действительности имеется в виду его племянник Башир Далгат (1871 - 1934) - выпускник Петербургского университета, кандидат прав, ученый, этнограф, просветитель. После Февральской революции член ЦК Союза горцев, но затем отошел от деятельности Горского правительства. После установления Советской власти на Тереке работал в различных властных органах, позднее юрисконсульт, занимался научной деятельностью.

53. Симон Алиевич Такоев (1876 - 1937) - осетин, член РСДРП с 1902 г., присяжный поверенный. После Февральской революции кандидат в члены Учредительного собрания; большевик, находился на ответственных партийных должностях, с 1930 по 1937 г. зам. начальника отдела национальностей в ЦИКе.

54. Тамби Еликкоти (Елекхоти, Элекхоти) (1889 - 1952) - осетин, выпускник юридического факультета Петербургского университета, эсер; после Февральской революции активный деятель на Северном Кавказе. Эмигрант. Жил сначала в Турции, затем в Париже. Исключен из НПГК, подозревался в связях с чекистами.

55. Алихан Кантемир (1886 - 1963) - осетин, выпускник юридического факультета Петербургского университета, служил в Бакинском окружном суде, эсер. После Февральской революции представитель Временного правительства в Карее, кандидат в члены Учредительного собрания, затем работал в правительстве Азербайджанской демократической республики. Эмигрировал. Жил в Турции, в 1934 г. уехал в Германию. Один из организаторов Северо- Кавказского национального комитета.

56. Георгий (Джеор) Михайлович Цаголов (Цаголти) (1871 - 1939)- осетин, поэт, прозаик, публицист.

57. Цоцко Бицоевич Амбалов (Амбалты) (1870 - 1937) - осетин, деятель народного просвещения, собиратель осетинского фольклора.

стр. 29


58. Георгий (Гаппо) Васильевич Баев (Баяты) (1869 - 1939) - осетин, адвокат, публицист, просветитель, городской голова Владикавказа; в 1921 г. эмигрировал в Германию.

59. Узун-Хаджи - уроженец селения Салты Гунибского округа Дагестанской области, аварец, накшбандийский шейх, после Февральской революции вернулся из ссылки, в июне 1917 г. приехал из Дагестана в Чечню.

60. Нажмуддин Гоцинский (наст. фам. Хатчуз) (1859, по др. данным 1863 или 1873 - 1925) - уроженец сел. Гоцо Аварского округа Дагестанской области, аварец, овцевод, юнкер дагестанской милиции (в которой служили добровольцы), арабист, накшбандийский шейх. После Февральской революции на 1-м Владикавказском съезде горских народов в мае 1917 г. утвержден муфтием Кавказского духовного управления мусульман (Духовного управления мусульман Северного Кавказа). Летом 1917 г. развернул движение части горцев за введение шариатского правосудия и провозглашение его самого имамом Дагестана и Чечни (Северного Кавказа); кандидат в члены Учредительного собрания.

61. 5 марта 1917 г. во Владикавказе представители горской интеллигенции решили учредить временный общественный орган для создания в национальных округах системы демократического управления и подготовки созыва общегорского съезда. 6 марта образовался Временный Центральный Комитет объединенных горцев Северного Кавказа, первым председателем которого стал близкий к эсерам Б. Шаханов. В состав комитета вошли представитель Чечни нефтепромышленник А. Чермоев, присяжный поверенный А. Мутушев, представители Ингушетии генерал Т. Укуров и др. 6 марта во Владикавказе собрание представителей ингушской интеллигенции и офицерства избрало Временный Ингушский исполком (национальный комитет) из 9 человек. Политической жизнью мусульман Северного Кавказа и Дагестана всецело руководил ЦК Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (СОГСКД), принявший по всем основным вопросам программу-минимум тогдашних российских социалистических партий.

62. Юго-восточный союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей был создан на Северном Кавказе в конце 1917 года. На состоявшейся 16 - 21 октября 1917 г. во Владикавказе конференции юго-восточных областей было решено создать "штат Российской Демократической Федеративной Республики" на основе "Юго-Восточного Союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей". Союзный договор подписали представители казачьих войск Донского, Кубанского, Терского, Астраханского, а также калмыцкого народа и Союза горцев Кавказа, представлявшего горские народы Терской области и Дагестана. Это свидетельствует в пользу стремления мусульман укрепить порядок в стране путем объединения антибольшевистских сил.

63. Правильно: Рашид-хан Капланов (1883 - 1937) - кумык, князь, окончил юридический факультет Сорбонны (1910), преподавал в Стамбульском университете (1910 - 1913). По возвращении в Россию работал во Владикавказе помощником присяжного поверенного. После Февральской революции - зам. председателя ЦК Союза объединенных горцев, возглавлял Терско-Дагестанское правительство. В 1918 - 1919 гг. один из руководителей Горской республики, министр внутренних дел, затем председатель меджлиса горских народов. После захвата Дагестана Добровольческой армией переехал в начале 1919 г. в Баку; с апреля 1919 г. министр просвещения и вероисповеданий, с декабря 1919 г. по 1 апреля 1920 г. министр финансов в правительстве Азербайджанской демократической республики. После ее ликвидации в 1920 г. арестован в июне и отправлен в Москву, где преподавал в Институте народов Востока. Неоднократно арестовывался. Репрессирован.

64. В постановлении Войскового правительства Войска Терского и ЦК СОГСКД по вопросу о государственной власти во Владикавказе от 6 ноября 1917 г. отмечалось, что вследствие возникших чрезвычайных обстоятельств и прекращения "правильного сообщения" с центральной властью Российского государства членами Войскового правительства Терского казачьего войска и представителями ЦК Союза принято постановление признать всю полноту местной государственной власти на территории Союза принадлежащей Съезду Делегатов и ЦК Союза, а на территории Терского казачьего войска - Войсковому кругу и Войсковому правительству Войска Терского. 16 ноября в Екатеринодаре было сформировано объединенное правительство Юго- Восточного Союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей, в состав которого и вошло Горское правительство. Основной задачей правительства было создание на Северном Кавказе (включая Абхазию) горской национально-территориальной автономии в составе будущей Российской федеративной демократической республики, провозглашение которой ожидалось на Всероссийском Учредительном собрании. Автономия должна была стать гарантией широкого самоуправления для всех народов Северного Кавказа. Тем самым еще раз было продемонстрировано стремление

стр. 30


к интеграции с российским центром на новых основаниях. 1 декабря войсковое правительство Терского казачества и ЦК СОГСКД создали для защиты от большевиков Временное Терско-Дагестанское правительство. В декларации (2 декабря) ЦК СОГСКД извещал, что ввиду чрезвычайных обстоятельств он решил встать на путь осуществления на горской территории "федеративно- республиканского государственного строя", объявив Горскую республику автономным штатом Российской федеративной республики, а ЦК - Временным правительством ее. Одновременно с провозглашением горской автономии это правительство совместно с Терским войсковым правительством и Союзом городов Терской и Дагестанской областей решило образовать для этих двух областей особое Временное правительство. Этому правительству Горское правительство временно, до организации власти в центре и на местах, делегировало свои полномочия по вопросам общего значения, оставив себе вопросы местного самоуправления, национально-культурные и политические. На заседании 3 декабря ЦК СОГСКД постановил, что провозглашаемая автономия распространяется на всю территорию Дагестанской области, на шесть горских округов и Караногайский участок Терской области, а также на территорию ногайцев и туркмен Ставропольской губернии.

65. Караулов Михаил Александрович (1878 - 1917)- выпускник Петербургского университета, литератор, депутат II и IV Государственных дум. После Февральской революции избран атаманом Терского казачьего войска и возглавил Войсковое правление (правительство). После Октябрьской революции возглавлял Терско-Дагестанское правительство.

66. Это произошло 13 декабря 1917 г., в день мусульманского праздника, когда отмечался день рождения пророка Мухаммеда. Происшедшее еще больше обострило межконфессиональные отношения и в целом политическую ситуацию. В результате Горское правительство 21 декабря заявило, что намерено отделиться от России, отказывается участвовать в работе Учредительного собрания и не признает за ним права решать что-либо на Северном Кавказе. Это, впрочем, было больше похоже на политический маневр, чем на реальное стремление выйти из состава России: попытка в этом роде была предпринята в мае 1918 года.

67. Нух-бек Тарковский (1878 -?) - князь, мусульманин, ротмистр, участник Первой мировой войны, офицер 2-го Дагестанского конного полка Кавказской туземной конной дивизии. После Февральской революции член ЦК СОГСКД, позднее полковник, военный министр Горской республики, затем военный диктатор Дагестана. С 1920 г. эмигрант.

68. 15 ноября 1917 г. СОГСКД провозгласил Горскую республику, включавшую все горские народы, а также ногайцев и туркмен на территории от Каспийского до Черного моря, включая Ставрополье, Кубань и Черноморье. Руководителями этого государства являлись Капланов, Чермоев, Бамматов, Цаликов, Джабагиев, Коцев, Шаханов и др. В апреле 1918 г. СОГСКД обратился к ряду государств Европы с просьбой о признании правительства Горской республики. Тогда же представитель германского правительства генерал фон Лоссов, специально командированный на Кавказ, поставил перед Союзом вопрос об образовании Горской республики для последующего признания ее участниками намечаемой в мае Батумской международной конференции. 11 мая 1918 г. на конференции было объявлено о создании Горской республики и о ее признании Турцией. В этот же день на конференции была провозглашена Декларация об объявлении независимости Республики Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана (Горской Республики).

69. Тапа Абдул Мажид Чермоев (1882 - 1937) - чеченец, есаул царского конвоя, ротмистр Чеченского конного полка, крупный нефтепромышленник. После Февральской революции член Чеченского исполнительного комитета, затем глава правительства Горской республики. В конце 1918 г. выехал в составе ее делегации на мирную конференцию в Версале. Эмигрант.

70. Речь идет о Кавказском конном корпусе, созданном на основе "Дикой" дивизии, который прибыл на Северный Кавказ из Петрограда осенью 1917 года.

71. Хабаев Яков (Бета) Васильевич (1870 - 1941)- осетин, полковник, правитель Осетии (1919 г.), генерал-майор, эмигрант.

72. Речь идет о членах революционно-демократической организации "Кермен", созданной летом 1917 г. в Северной Осетии; названа по имени легендарного народного героя Чермена (по-дигорски Кермен), погибшего в начале XIX века. В апреле 1918 г. "Кермен" слилась с РКП(б).

73. Восстание началось в сентябре 1920 г. в Андийском и Гунибском округах Дагестана. Гоцинский в октябре 1920 г. был провозглашен - в очередной раз - имамом и руководителем восстания. В начале 1921 г. оно перекинулось на Чечню. Численность восставших составляла около 10 тыс. человек. Высшей властью был провозглашен "Совет четырех шейхов". Восстание продолжалось около 9 месяцев и было подавлено в мае 1921 года.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-Кристаллизация-горского-освободительного-движения-Размышления-Б-Байтугана-об-истории-мусульман-Северного-Кавказа-и-Дагестана

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. М. Исхаков, "Кристаллизация" горского освободительного движения. Размышления Б. Байтугана об истории мусульман Северного Кавказа и Дагестана // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.04.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-Кристаллизация-горского-освободительного-движения-Размышления-Б-Байтугана-об-истории-мусульман-Северного-Кавказа-и-Дагестана (date of access: 14.05.2021).

Publication author(s) - С. М. Исхаков:

С. М. Исхаков → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
51 views rating
08.04.2021 (36 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Н. Ф. ДЕМИДОВА, Л. Е. МОРОЗОВА, А. А. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. ПЕРВЫЕ РОМАНОВЫ НА РОССИЙСКОМ ПРЕСТОЛЕ
Yesterday · From Россия Онлайн
ПЕРЕПИСКА И ДРУГИЕ ДОКУМЕНТЫ ПРАВЫХ (1911 ГОД)
Yesterday · From Россия Онлайн
НИКОЛАЙ ВИССАРИОНОВИЧ НЕКРАСОВ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
МАТЕРИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ АРМИИ В 1812 ГОДУ
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
ИЗДАТЬ ТРУДЫ ФРИЦА ФИШЕРА В РОССИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
СОВМЕСТНАЯ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКАЯ АВИАБАЗА. 1944 ГОД
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
СОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 1956 - 1962 ГОДАХ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
В статье показана необходимость применения в теории бухгалтерского учета экономического смысла фактов хозяйственной жизни, доказана объективность и законность метода двойной записи, дано вербальное описания механизм движения стоимости с кредита в дебет корреспондирующих счетов, независимо от вида бухгалтерских счетов (активных, пассивных).
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Сергей Шушпанов
Учебное пособие составлено в соответствии с требованиями к освоению основной образовательной программы подготовки бакалавра по направлению 080100.62 «Экономика» федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования. Пособие содержит информацию для изучения студентами теоретических и практических вопросов по управленческому учету, калькулированию и бюджетированию на коммерческих предприятиях. УДК 657.47(075.8) ББК 65.052.236я73
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Сергей Шушпанов
Теория бухгалтерского учета, в том виде как её знали бухгалтера в конце 19 века, предана забвению. Кризис теории бухгалтерии во всем мире обусловлен монополией балансовой теории во всех современных учебниках. «Модераторами» современной бухгалтерской методологии, как в Росси, так и во всем мире, замалчиваются положительные стороны юридической, экономической, меновой и других теорий бухгалтерии.
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Сергей Шушпанов

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"Кристаллизация" горского освободительного движения. Размышления Б. Байтугана об истории мусульман Северного Кавказа и Дагестана
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones