Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-7607

Share with friends in SM

Труды Историко-археографического института. 1935. XCIII + 427 стр.

Выход в свет I тома "Материалов по истории крестьянской промышленности XVIII и первой половины XIX в.", несомненно, представляет собой значительное явление не только для изучения развития мануфактурного производства в России, но и социально-экономической истории крепостнической России вообще. До последнего времени крестьянская промышленность этого периода, за небольшим исключением, оставалась вне поля зрения исследователя. Между тем именно в крестьянской промышленности еще в XVIII в. в значительной мере применялся вольнонаемный труд. Это уже само по себе определяет значение истории крестьянского предпринимательства; так как "в вопросе о развитии капитализма едва ли не наибольшее значение имеет степень распространения наемного труда"1 .

Выпущенный в свет I том "Материалов" содержит документы по 13 отраслям производства (кожевенное, производство шляп, канатов, канифоли и скипидара, красок, мишуры и сусального золота, карт, стеклянных изделий, пуговиц, латуни, железоделательное и железообрабатывающее производства) и охватывает значительный период времени - с 1723 по 1802 год. Большинство документов по своему происхождению связано с борьбой правительства против "неуказной" промышленности. Этим в значительной мере определяется их характер, так как следственные органы интересовались главным образом социальным положением владельцев и фактическими сведениями о начале производства и о продаже на рынок произведенной продукции. В некоторых случаях дано более или менее подробное описание техники производства. Постановления мануфактур-коллегии являются прекрасным материалом для изучения политики правительства в области промышленности. Чрезвычайно богат материал, рисующий ожесточенную борьбу купеческой и дворянской мануфактур с "неуказной", крестьянской. Слабее представлены вопросы внутренней организации промышленности, к числу которых принадлежит и вопрос о применении наемной рабочей силы.

В подборе материала обращают внимание его некоторая фрагментарность и случайность. Однако эти недостатки вряд ли можно поставить в вину составителям сборника. Археографическое введение дает хорошее представление о тех затруднениях, которые связаны с поисками материалов по истории крестьянской промышленности.

Документальным материалам предпослано большое по размеру предисловие, принадлежащее В. Н. Кашину (77 стр.). Комментарий к документам, составленный В. Н. Кашиным, занимает 121 страницу. К книге приложены указатель законодательных актов, материалы по библиографии истории крестьянской промышленности, указатели личных имен и географических названий. В общей сложности из 520 нумерованных страниц книги материалы занимают всего 242 страницы, т. е. меньше половины; едва ли такое соотношение можно признать целесообразным для сборника материалов данного типа.

Как обширное предисловие В. Н. Кашина, так и еще более обширный комментарий представляют, по существу, отдельные научные исследования. Предисловие дает очерк истории промыш-


1 Ленин. Соч. Т. III, стр. 453.

стр. 167

ленного производства XVII-XVIII веков. Как правильно указал автор, в буржуазной литературе игнорировалась связь, существовавшая между развитием мелких крестьянских промыслов и последующим развитием мануфактурного производства. Между тем условия, создавшие возможность появления мануфактур петровских времен, были в значительной степени подготовлены ростом мелкого, особенно крестьянского, производства в XVII веке. К сожалению, в изложении развития мелкого производства в XVII в. автор ограничивает свою задачу почти исключительно железоплавильным и железоделательным производствами. Между тем в XVII в. существовало большое количество и других мелких крестьянских и городских производств, сыгравших также известную роль в появлении мануфактурного производства. В этом отношении интересно было бы отметить районы географического оседания ремесла, которые и в последующее время сохранили свой производственный характер. Они наглядно демонстрируют развитие общественного разделения труда. Так например, помимо указанных автором промышленных сел Кохма и Иваново, значительное производство полотна и различного рода льняных тканей развивается и в Ярославле и в Ярославском уезде. Впоследствии в Ярославском уезде сложилось мануфактурное производство полотен. В некоторых поволжских городах (Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Казань) существовало значительное кожевенное производство. В этих городах уже в XVII в. на базе мелкого ремесла работали небольшие кожевенные мануфактуры. В Вологде и Вологодском уезде было развито производство пеньки и изделий из нее (в том числе, повидимому, и канатов). В Вологде в XVIII в. появилась канатная мануфактура.

Почти вся русская мануфактура XVII в. имела характер мелкого производства. Крупное мануфактурное производство возникло впервые при участии иностранных предпринимателей, обладавших западноевропейской техникой. По мнению автора, появление иностранной техники объясняется затруднениями с рабочей силой. "После выяснившихся затруднений с рабочей силой правительство прибегает к иностранной технике, как средству снизить стоимость железных изделий, сохраняя и увеличивая тем самым ту долю расходов в бюджете страны, которая шла на личное потребление феодалов и их главы" (стр. XXXVI). Вряд ли можно, однако, согласиться с этим упрощенным объяснением. Представление о неудавшемся опыте "закрепощения промышленного труда" автор основывает на попытке устроить железоделательную мануфактуру на Урале в 30-х годах XVII века. При этом не учитываются особые условия, существовавшие на Урале и в Западной Сибири, распространить которые на всю европейскую территорию Московского государства нет решительно никаких оснований. Сам по себе неудачный опыт на Урале, конечно, не мог бы остановить правительство в продолжении подобных попыток в других местах. Даже на самом Урале такие попытки были продолжены Алексеем Михайловичем в еще большем размере. Нельзя также серьезно говорить об экономии, получившейся в результате применения более совершенной, западноевропейской техники и о значении этой экономии (от двух - трех мануфактур) для увеличения личного потребления феодалов и их главы - московского царя. В общем бюджете страны эта экономия была совершенно ничтожной. Царский дворец черпал средства для личного потребления из огромных фондов "мягкой рухляди" (пушнины) Сибирского приказа, из денежных фондов "государевой казны" различных приказов, а также из колоссального дворцового землевладения.

Для появления мануфактур в XVII в. были другие, более глубокие причины, вызывавшиеся не случайной прихотью феодала, а процессом развития феодального хозяйства и определенной политической обстановкой. Мануфактурное производство не только увеличивало производительность труда, но и значительно повышало качество продукции. Это особенно заметно в области металлургии, где продукция мелких крестьянских дойниц, как об этом одинаково говорят и иностранные (Кильбургер) и русские источники, была совершенно неудовлетворительной. По таможенным книгам XVII в. можно проследить развитие ввоза иностранных железных и стальных изделий. Кроме того на ранних московских мануфактурах делались более или менее удачные попытки поставить новые отрасли производства: стеклянное, сафьяновое, суконное, бумажное, бархатное.

В области возникновения мануфактур Московское государство XVII в. не представляло исключения по сравнению с другими странами с зарождающимся мануфактурным производством. Маркс и Энгельс, исследуя развитие мануфактур в западноевропейских государствах, пришли к следующим выводам: "Исторической предпосылкой первого расцвета мануфактур - в Италии, а позже во Фландрии - было общение с иностранными нациями. В других странах, например в Англии и Франции, мануфактуры первоначально ограничивались внутренним рынком. Кроме указанных предпосылок мануфактуры обусловлены еще возросшей концентрацией населения, в особенности деревенского, и капитала, который начал скопляться отчасти в цехах, несмотря

стр. 168

на все цеховые запреты, отчасти у купцов, в отдельных руках"1 .

Эти замечания вполне применимы и к истории русской мануфактуры. При изучении последней нельзя исключить из внимания и внешнеполитическую обстановку, обнаруживавшую на каждом шагу отсталость московской техники. В частности, несомненную роль в этом вопросе сыграли военные столкновения с Польшей и Швецией. При изучении возникновения мануфактурного производства в России возникает множество вопросов, которые никак не укладываются в схему, предложенную В. Н. Кашиным.

Начало XVIII в., время, когда складывалась Российская империя Петра I, несомненно, является важнейшим моментом в истории русской промышленности. Мануфактурное производство охватило различные отрасли промышленности, как старые, так и новые, неизвестные раньше Московскому государству. Вполне определенная политика петровского правительства сменила неуверенные опыты и колебания предыдущего столетия. В. Н. Кашин правильно указывает, что успех в этой области был подготовлен предшествующим развитием производительных сил. Петровская мануфактура не могла бы существовать и развиваться, если бы не сложились к этому времени условия, необходимые для ее существования. Однако эти условия приводили к росту преимущественно крепостной, а не капиталистической мануфактуры.

Хорошо известны затруднения предпринимателей с наймом рабочих, а также многочисленные указы правительства по этому вопросу, закончившиеся указом 1721 г. о посессионных крестьянах.

Материалы по истории петровской мануфактуры дают достаточно полное и конкретное представление о тщательных, но тщетных попытках мануфактуристов найти необходимое число свободных рабочих, особенно квалифицированных. В качестве примера можно указать на полотняно-скатертный завод, устроенный в 1706 г. в Москве, при Посольском дворе, и впоследствии перешедший в руки компании купца Андрея Турчанинова. Хотя этот завод возник почти рядом с Кадашевской слободой, занимавшейся около двух столетий выделкой полотен, было очень трудно найти русских квалифицированных мастеров несмотря на заманчивые материальные обещания (освобождение от податей и тягла). Изучая социально-экономическую историю России начала XVIII в., мы убеждаемся в том, что затруднения и неудачи в найме свободной рабочей силы носили не случайный характер, а были обусловлены самим крепостным хозяйством.

Между тем В. Н. Кашин стремится доказать, что затруднения в найме свободной рабочей силы вызывались не отсутствием ее, а только нежеланием владельцев мануфактур, предпочитавших пользоваться даровым крепостным трудом, оплачивать труд наемных рабочих. Если бы так обстояло дело, то вообще не был бы возможен переход от крепостной мануфактуры к капиталистической. Между тем более высокая производительность труда свободного рабочего возмещала хозяину потери, связанные с расходами на оплату наемного труда.

В. Н. Кашин, нам кажется, неудачно иронизирует над С. И. Солнцевым, который писал, что "как бы ни был более производителен труд вольнонаемных рабочих, приходилось довольствоваться принудительным трудом и на нем строить промышленное производство: таковы были социально-экономические и социально-политические условия жизни страны в петровское и ближайшее после Петра время"2 . Это совершенно верное положение В. Н. Кашин назвал "элегическим выводом". Дело, конечно, не в элегии, а в том, что предпринимателю первой половины XVIII в. выгоднее было бы пользоваться вольнонаемным трудом свободных рабочих, чем обращаться к крепостному труду. В. Н. Кашину, склонному действия заводчиков объяснять личными мотивами, а не экономической необходимостью, кажутся эти объяснения "смешными". Полемизируя с Туган-Барановским, В. Н. Кашин в действительности стоит в этом вопросе на его же позициях. Туган-Барановский, исследуя мануфактуру XVIII в., пришел к следующему выводу: "Крепостной труд был гораздо выгоднее для фабриканта"3 .

В качестве доказательства выгодности для фабрикантов пользоваться крепостным трудом (нежелание оплачивать свободный труд) В. Н. Кашин приводит историю забастовочного движения на московском суконном дворе в 30 - 40-х годах XVIII века. Указы правительства, в особенности известный указ 7 января 1736 г., по существу, обратили свободных рабочих в крепостных. Пользуясь этим, предприниматели могли снижать заработную плату, не боясь, что закрепощенные рабочие от них уйдут. На московском суконном дворе снижение оплаты труда произошло уже в 1737 году. Рабочие на это ответили забастовкой, повторившейся по тем же причинам в 1742 и 1749 годах. Но ведь закрепощение рабочих на мануфактурах потому и было возможно, что ощущался большой недостаток в свободных рабочих. При общем


1 К. Маркс и Ф. Энгельс "Немецкая идеология", стр. 45. Партиздат. 1931.

2 Солнцев С. И. "Социальный состав рабочих первой половины XVIII в.", стр. XI.

3 Туган-Барановский "Русская фабрика в прошлом и настоящем", стр. 25. 3-е изд.

стр. 169

господстве крепостнических отношений свободный заем приобретал феодальные формы. При недостатке рабочих рук свободный рабочий мог уйти. Поэтому у владельцев мануфактур оставалось единственное средство его удержать: прикрепить рабочего к мануфактуре, обратить свободного в крепостного. Если в этом случае и можно говорить, что крепостной труд оказался в данный момент выгоднее свободного, то только в указанных условиях: при полном несоответствии спроса на свободные рабочие руки с предложением на рынке рабочей силы и при общем господстве в стране крепостнических отношений.

Нас не может удовлетворить и общая оценка развития петровской мануфактуры, данная автором. Давно пора оставить представление об искусственном насаждении промышленности при Петре I, существовавшей будто бы лишь в силу особых льготных условий для предпринимателей вообще и компанейщиков в частности. Появление крупной промышленности в начале XVIII в. было обусловлено всем процессом социально-экономического развития Московского государства и объяснялось потребностью страны, растущим внутренним опросом и большими казенными заказами. Самая политика петровского меркантилизма с ее ярко выраженной покровительственной системой вполне соответствовала достигнутому уровню в развитии производительных сил. Она характерна для страны, где только начинает складываться крупное мануфактурное производство, слабое, неустойчивое, нуждавшееся в защите от иностранного капитала. Купеческие и промышленные компании петровского времени претерпели различную судьбу. Система широкой раздачи монополий и крупные казенные поставки, сулившие большие прибыли, вызвали ажиотаж и дутые предприятия. Примером последних могут служить предприятия Шафирова, Толстого и Апраксина. Но этими предприятиями вовсе не исчерпывалась история петровской мануфактуры. Многие крупные производства пережили Петра и продолжали развиваться в последующее время. Достаточно указать хотя бы на московский суконный двор, суконную мануфактуру Михляева в Казани, полотняную мануфактуру Тамеса и др. Между тем В. Н. Кашин дает следующую общую и неверную характеристику торговли и промышленных компаний: "Многочисленные как торговые, так и промышленные компании первой половины XVIII в., поставленные в исключительно привилегированное положение, были своеобразными бандами искателей легкой наживы, шайками промышленных и торговых кондотьеров, в распоряжение которых были предоставлены в качестве добычи обширные естественные ресурсы и рынки сбыта всей страны" (стр. LVII). Можно ли после такой характеристики петровской и послепетровской промышленности первой половины XVIII в. говорить о ее прогрессивной роли?

Реформы Петра производились прежде всего в интересах дворянства и купечества. Вооруженные западной техникой и аппаратом "регулярного" государства, русские дворяне после Петра хорошо сознавали свою социальную и политическую силу, во много раз превосходившую те средства, которые находились в распоряжении их предков - московских служилых людей XVII века. Конкретным проявлением возросшей политической мощи дворянства было дальнейшее углубление крепостных отношений. Но прогрессивные явления, постепенно подготовлявшие кризис крепостнического хозяйства, продолжали широко развиваться. В самом крепостном хозяйстве появлялись все в большем числе трещины, сквозь которые проступали ростки новых общественно-экономических отношений. Среди них одно из важнейших мест занимает крестьянская промышленность с вольнонаемным трудом.

В вопросе о роли крестьянского предпринимательства в области развития промышленности вообще и мануфактурного производства в частности у В. Н. Кашина нет полной определенности. На стр. XVIII-XIX автор вводной статьи справедливо критикует основную буржуазную концепцию развития русской промышленности, согласно которой крестьянская промышленность была органически неспособна к перерастанию в мануфактуру. Он приходит к выводу, что "в соотношении привилегированной мануфактуры и крестьянской промышленности XVII в. лежит в значительной степени ключ к пониманию экономической политики правительства крепостников в XVIII веке". Однако через несколько страниц автор, повидимому, стал сомневаться в этом положении, утверждая, что "возможности, остававшиеся для возникновения первичной формы мануфактуры из городских ремесленных и крестьянских предприятий, были очень невелики" (стр. XLI). Изучение крупных крестьянских текстильных мануфактур в 30 - 40-х годах XVIII в. заставило В. Н. Кашина еще раз изменить свой взгляд. В крестьянских мануфактурах Бутримова и Грачева он видит уже красноречивые доказательства "возможности развития крестьянской промышленности на почве вольнонаемного труда рядом и в противоположность крепостнической мануфактуре привилегированных промышленников" (стр. XLIX). Какая же точка зрения на роль крестьянской промышленности остается окончательной? Не может быть никакого сомнения в том, что последняя. В. И. Ленин указал на три главные стадии в развитии капитализма в промышленности: "мелкое товарное произ-

стр. 170

водство (мелкие, преимущественно крестьянские промыслы) - капиталистическая мануфактура - фабрика (крупная машинная индустрия)... Связь и преемственность указанных нами форм промышленности - самая непосредственная и самая тесная"1 . Крестьянская промышленность XVIII в. не только выдержала борьбу, но и продолжала развиваться несмотря на все стеснения.

Как уже было отмечено, мелкое крестьянское производство сыграло несомненную роль в развитии мануфактур. Однако было бы ошибкой совершенно отрицать обратное влияние мануфактурного производства на распространение соответствующих крестьянских промыслов. Доказательством этого служат материалы, приводимые в рецензируемом сборнике. Элементарная техника производства допускала соперничества на рынке мелкого производителя с более крупным.

Как указывалось выше, комментарий, по существу, представляет отдельную работу значительного размера. Некоторые примечания представляют самостоятельные очерки, мало связанные с текстом документов. С другой стороны, автор дает объяснения совершенно элементарного характера, рассчитанные, повидимому, на читателя, совершенно незнакомого с данным предметом.

К числу недостатков статьи В. Н. Кашина следует отнести большую небрежность в языке, иногда переходящую в прямое игнорирование элементарных правил грамматики. Тяжелый, вычурный язык, местами с громадными периодами и с неправильными оборотами русской речи, должен очень затруднить чтение книги. Некоторые места не поддаются точному пониманию, как например можно понять следующее выражение: "Последствия социальной диференциации крепостного крестьянства дополнялись затрудненностью распада(?!) и выделения продуктов этой дифференциации за пределы сословной грани, очерчивающей крестьянскую массу" (стр. IX)? Не лучше обстоит дело и со следующим местом: "Принадлежавшая крестьянину и открытая на основании указа 1723 г. мануфактура существовала в качестве если и не в полной мере, то относительно независимой от помещика, как торговый капитал крестьян, приписанных к посадам на основании постановлений 1711 и 1723 гг. оказывался для помещиков, если и не фактически, то юридически вне возможности его обложения оброком" (стр. LXVIII). Не могут служить украшением стиля научной статьи и такие затасканные выражения, как "сладкоголосые трели воеводских соловьев". В академическом издании мы вправе ожидать более строгого отношения к русскому языку.

Рассмотренные недостатки не лишают сборника ни интереса, ни значения и для исследовательской работы и для практических занятий студентов наших исторических вузов. Необходимо пожелать, чтобы Академия наук СССР не замедлила выпуск последующих томов с материалами, посвященными истории крестьянской промышленности.


1 В. И. Ленин. Соч. Т. III, стр. 423.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-МАТЕРИАЛЫ-ПО-ИСТОРИИ-КРЕСТЬЯНСКОЙ-ПРОМЫШЛЕННОСТИ-XVIII-И-ПЕРВОЙ-ПОЛОВИНЫ-XIX-В-Т-I

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Lidia BasmanovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Basmanova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. БАЗИЛЕВИЧ, "МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ КРЕСТЬЯНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.". Т. I // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 24.08.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-МАТЕРИАЛЫ-ПО-ИСТОРИИ-КРЕСТЬЯНСКОЙ-ПРОМЫШЛЕННОСТИ-XVIII-И-ПЕРВОЙ-ПОЛОВИНЫ-XIX-В-Т-I (date of access: 16.07.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - К. БАЗИЛЕВИЧ:

К. БАЗИЛЕВИЧ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Lidia Basmanova
Vladivostok, Russia
874 views rating
24.08.2015 (1421 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Харизма и ораторское искусство – залог успеха в любом начинании
6 days ago · From Россия Онлайн
27 июня в Москве состоялась международная конференция «Споры в Южно-Китайском море и поиск мирного решения». Конференция была организована совместно Международной ассоциацией юристов-демократов (IADL) и Международным фондом "Дорога Мира" в контексте многих напряженных и сложных событий в регионе Южно-Китайского моря. В конференции приняли участие представители из Ассоциации юристов Вьетнама и Вьетнамской Дипломатической академии.
Великая Отечественная война оставила столь сильный и незаживающий след в судьбах людей бывшего СССР, что неуместными выглядят жалкие потуги современных некоторых кинематографистов представить это великое событие мировой истории как лёгкую и беззаботную компьютерную "стрелялку". данная статья представляет собой рецензию на фильм "Т-34".
Метафизика исторического процесса. Metaphysics of the historical process.
Catalog: Философия 
14 days ago · From Олег Ермаков
Центральный Совет МОО Ветеранов Тыла Вооруженных сил Российской Федерации (МТО ВС РФ) сердечно поздравляет полковника ветеринарной службы ЗАНОЗИНА АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА с Днем Рождения, его 97 - летием! Желает доброго здоровья и прекрасных дней на пороге Столетия! Действующий состав и Ветераны Тыла ВС РФ, в частности Военной ветеринарии, любят, уважают, чтут Заслуги уважаемого Ветерана и самого крайнего участника Великой Отечественной войны в военной ветеринарии - АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВИЧА! Передают нынешнему поколению все его наставления, заветы и пожелания! Заместитель председателя Центрального Совета Ветеранов Тыла ВС РФ, генерал-майор ветеринарной службы запаса Виталий Ветров
Роман М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” обладает столь сильной притягательной силой, стал огромным литературным (и не только литературным) событием XX-го века, привлекает громадное число желающих прокомментировать его, расшифровать, объяснить и разъяснить, но, иной раз, эти попытки “разъяснить Булгакова” очень уж бывают похожи на то, как “разъяснил” сову профессора Преображенского симпатичный пёс Шарик. Одному такому "исследованию" великого романа и посвящена данная статья.
БЛИЖНИЙ ВОСТОК: САМЫЙ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНЫЙ "КОНФЛИКТ ВЕКА"
25 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ КРЕСТЬЯНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В.". Т. I
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate $ to Libmonster ($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones