Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-14530
Author(s) of the publication: А. Б. ШЕШИН

Share with friends in SM

15 декабря 1825 г. в Петербурге распространились слухи о том, что после подавления восстания на Сенатской площади один из братьев Бестужевых со своей командой пробился в Адмиралтейство и захватил корабль. Гвардейская пехота и кавалерия окружили моряков, но Бестужев пригрозил взорвать корабль, и гвардейцы отступили. Стопушечный корабль, ломая лед, вышел в Неву и отправился в Кронштадт... Там и укрепились восставшие, спасшиеся после разгрома1 . Имели ли эти слухи основания? Какое место занимали флот и Кронштадт в планах декабристов?

История Северного общества декабристов освещалась в трудах и дореволюционных и советских исследователей. Однако в литературе до сих пор не получил должного отражения вопрос о "морской управе", или "отрасли", Северного общества и о намерениях декабристов одновременно с восстанием в Петербурге организовать выступление в Кронштадте и использовать военные корабли для вывоза за границу членов императорской фамилии. При изучении этой темы следует различать "морскую управу" Северного общества и самостоятельное "Общество Гвардейского экипажа". Оно было основано не позднее весны 1824 г. лейтенантом А. П. Арбузовым и мичманом А. П. Беляевым. К моменту восстания под их влиянием находились офицеры экипажа П. П. Беляев, В. А. Дивов, Б. А. Бодиско, М. А. Бодиско, В. А. Шпейер, В. М. Тыртов, Н. П. Окулов и Е. С. Мусин-Пушкин. Руководители моряков- гвардейцев написали "статуты", определявшие цель тайной организации, обдумывали планы государственного переворота, вели агитацию в среде матросов Гвардейского экипажа. Связь этого общества с Северным установилась только в декабре 1825 г., когда в Северное общество был принят лейтенант А. П. Арбузов2 .

В предлагаемом очерке рассказывается прежде всего о "морской управе" Северного общества, то есть о тех морских офицерах, которые были приняты К. Ф. Рылеевым в Северное общество с тем, чтобы организовать восстание в Кронштадте. Кроме того, в нем рассматривается и попытка офицеров Гвардейского экипажа привлечь кронштадтских моряков в свое общество.

М. В. Довнар-Запольский в свое время привел сведения о планах Рылеева создать "морскую отрасль" Северного общества, о приеме в общество К. П. Торсона и Н. А. Бестужева, - о поездке Рылеева в Кронштадт и о его беседе с Торсоном об организации восстания в Кронштадте. Однако Довнар-Запольский выявил далеко не все факты, относящиеся к "кронштадтским" планам Рылеева, и допустил несколько ошибок. Он объединил факты, относящиеся к двум поездкам Рылеева в Кронштадт и использовал их для описания лишь одной. Указав на некоторую самостоятельность гвардейцев-моряков, Довнар- Запольский преувеличивал влияние на них Северного общества и их связи с "северянами". Он считал Д. И. Завалишина, который не принадлежал ни к одной из декабристских организаций и пытался создать особое общество под названием "Вселенский орден восстановления", членом "Тайного общества" (подразумевая Северное) и писал о приеме в него осенью 1825 г. мичмана Гвардейского экипажа А. П. Беляева, который в действительности был принят Завалишиным в Орден восстановления3 .


1 "Воспоминания Бестужевых". М. -Л. 1951, стр. 91, 96.

2 А. Б. Шешин. Декабристское общество в Гвардейском морском экипаже. "Исторические записки". Т. 96. 1975; его же. [Декабрист А. П. Арбузов]. "Военно-исторический журнал", 1973, N 11.

3 М. В. Довнар-Запольский. Тайное общество декабристов. М. 1906, стр. 213 - 214, 282 - 283, 290 - 292; ср. "Восстание декабристов. Материалы и документы. Дела Верховного уголовного суда и Следственной комиссии" (далее - ВД). Т. II. М. -Л. 1926, стр. 18 - 20, 26 - 28, 50; т. III. М. -Л. 1027, стр. 232, 269; т. XIV. М. 1976, стр. 253 - 257, 280 - 283.

стр. 115


О "морской управе" Северного общества писали советские исследователи К. В. Пигарев, К. Д. Аксенов и акад. М. В. Нечкина4 . Нечкина отмечала, что "хотя кронштадтской группы и не удалось создать, но морская группа декабристов возникла и сложилась при энергичном участии Рылеева". Однако в состав "морской группы" Нечкина включала не только членов Северного общества (Н. А. Бестужева, Торсона), но и офицеров Гвардейского экипажа и Завалишина5 . Аксенов не видел различия между членами Северного общества и членами "Общества Гвардейского экипажа". Более того, он не различал кронштадтских флотских офицеров (они квартировали в Кронштадте, а их экипажи имели номерные наименования) и офицеров Гвардейского флотского экипажа, квартировавших в столице. В летнее время моряки- гвардейцы участвовали в плаваниях: на кораблях, где присутствовали особы императорской фамилии, команды должны были составляться из офицеров и матросов Гвардейского экипажа. На короткий срок, при подготовке кораблей к плаванию и при их разоружении после плавания, моряки Гвардейского экипажа находились при кораблях в Кронштадте, но это не может быть основанием для того, чтобы считать их "кронштадтскими" моряками6 . Прием Бестужевых и Торсона в Северное общество Аксенов отнес к 1823 г., однако они не могли быть тогда приняты в общество по той причине, что сам Рылеев вступил в него только во второй половине 1823 года. Н. А. и М. А. Бестужевы и Торсон стали членами Северного общества в конце 1824 или в начале 1825 года 7 .

Пигарев, Аксенов и Нечкина писали не о двух, а об одной поездке Рылеева в Кронштадт8 . Разговор Рылеева с Торсоном о подготовке корабля для вывоза императорской семьи Пигарев и Аксенов неверно датировали летом 1825 г., в действительности он происходил в начале декабря 1825 года9 .

О "кронштадтских" планах Рылеева упоминали и авторы других книг и статей, посвященных истории Северного общества10 . Однако вопрос о "морской управе" Северного общества не был достаточно полно освещен ни в этих работах, ни в специальной литературе о декабристах-моряках11 . В книгах Н. А. Гастфрейнда, С. Ф. Найды и в многочисленных статьях о декабристах-моряках12 вопрос о приеме моряков в Северное общество с целью организации восстания в Кронштадте и подготовки корабля для вывоза императорской семьи за границу даже не ставился. Эти авторы ограничились лишь приведением "статистических" данных о моряках, причастных к движению декабристов, и кратко пересказывали некоторые факты из биографий Н. А. Бестужева, Торсона, Завалишина, Арбузова и других декабристов- моряков. Таким образом, важный для истории декабристских организаций вопрос о "морской управе" Северного общества до сих пор недостаточно освещен.


4 М. В. Нечкина. Движение декабристов. Т. П. М. 1955, стр. 90, 107; К. Пигарев. Жизнь Рылеева. М. 1947, стр. 138, 140, 149; К. Аксенов. Северное общество декабристов. Л. 1951, стр 142, 144.

5 М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 107.

6 К. Аксенов. Указ. соч., стр. 208 - 209, 221, 261.

7 Там же, стр. 142 - 144, 154, 210, 227; ВД. Т. II, стр. 60; т. XIV, стр. 198; "Воспоминания Бестужевых", стр. 274 и др.

8 К. Пигарев. Указ. соч., стр. 150; К. Аксенов. Указ. соч., стр. 231, 267; М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 107.

9 Эта ошибка была вызвана тем обстоятельством, что они пользовались не подлинным "следственным делом" К. П. Торсона (ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 361, л. 25; ВД. Т. XIV, стр. 203), а вопросами к Рылееву, составленными по показаниям Торсона и включенными в опубликованное еще в 1925 г. "следственное дело" Рылеева.

10 А. Е. Пресняков. 14 декабря 1825 года. М. -Л. 1926, стр. 49 - 50, 93; И. М. Дружинин. Декабрист Никита Муравьев. М. 1933, стр. 165; Н. М. Лебеде в. "Отрасль" Рылеева в СеЕерном обществе декабристов. "Очерки из истории движения декабристов". М. 1954, стр. 362, 369, 370; С. А. Овсянникова. А. А. Бестужев-Марлинский и его роль в движении декабристов. Там же, стр. 423.

11 И. В. Егоров. Моряки-декабристы. Л. 1925; С. Я. Штрайх. Моряки- декабристы. М. -Л. 1946.

12 Н. А. Гастфрейнд. Декабристы во флоте. СПБ. 1903; С. Ф. Найда. Революционное движение в царском флоте. 1825 - 1917. М. -Л. 1948; "Движение декабристов. Указатель литературы. 1928 - 1959". Сост. Р. Г. Эймонтова при участии А. А. Солейниковой. М. 1960, стр. 104; Г. К. Синица. Моряки- декабристы. "Морской сборник", 1970, N 12; Г. Константинов. Души прекрасные порывы... Там же, 1975, N 12, и дп.

стр. 116


Во второй половине 1823 г. И. И. Пущин принял в Северное общество будущего вождя "северян" и вдохновителя восстания 14 декабря Рылеева. С момента вступления Рылеева в общество видное место в его планах заняли кронштадтские моряки. Мысль о Кронштадте появилась у него иод влиянием событий испанской революции 1820 года... 1 января 1820 г. восстали Астурийский и Испанский батальоны, расквартированные в небольших городках на юго-западе Испании. Повстанцы под руководством офицера Р. Риего-и-Нуньеса вышли к Атлантическому побережью, затем заняли о-в Леон у берегов Испании. Больше двух месяцев держались они, возглавляемые Риего и морским офицером А. Кирогой, на острове, окруженные правительственными войсками. Их упорная борьба и героический поход отряда Риего в глубь Испании вдохновили революционеров в других областях страны. По всей ее территории развернулось движение за восстановление конституции 1812 г., отмененной Фердинандом VII. 7 марта 1820 г. испанский король вынужден был обратиться к своим подданным с воззванием о принесении присяги конституции.

Русские заговорщики хорошо знали об этих событиях. По примеру испанских инсургентов Рылеев решил во время восстания в Петербурге овладеть Кронштадтом, который, по мысли руководителя "северян", должен был стать главной опорной базой восставших и прибежищем в случае неудачи, своего рода "русским островом Леоном"13 . Для захвата Кронштадта нужно было установить связь с морскими офицерами. Подыскивая людей для создания "отрасли" Северного общества в Кронштадте, Рылеев обратил внимание на "образ мыслей и дарования Н. Бестужева и Торсона"14 .

Это были люди, хорошо известные современникам. И. А. Бестужев, окончив в 1809 г. Морской кадетский корпус, как один из лучших воспитанников был оставлен при нем преподавателем и воспитателем. В 1815 г. он побывал с русскими войсками в Голландии, а в 1821 г. опубликовал "Записки о Голландии 1815 года" - произведение, имевшее большой успех. В конце 1810-х - начале 1820-х годов сочинения и переводы Бестужева печатались в журналах "Соревнователь просвещения и благотворения", "Сын Отечества", "Благонамеренный". Удачное соединение в одном лице моряка и писателя побудило морское начальство в 1822 г. назначить лейтенанта Бестужева историографом русского флота. До декабря 1825 г. он работал над сочинением "Опыт истории российского флота". В 1823 г. Н. А. Бестужев опубликовал "Введение" к "Опыту" и одну из его глав - "Сражение при Гангоудде 1714 года" 15 .

Торсон тоже был "из моряков, известных во флоте"16 . Он сражался со шведами в 1808 - 1809 гг. и был первым русским моряком, награжденным за боевые действия в 1812 году. В 1819 - 1821 гг. Торсон участвовал в антарктической экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена - М. П. Лазарева, причем один из открытых русскими моряками островов был назван его именем. С 1817 г. Торсон изучал состояние военно-морских сил России и других стран, чтобы применить достижения иностранцев в русском флоте. В начале 1823 г. он представил начальнику Морского штаба ряд записок и чертежей, содержавших проекты по кораблестроению. В связи с дальнейшей разработкой и осуществлением кораблестроительных проектов Торсон был назначен адъютантом начальника Морского штаба17 . "Торсон был баярд идеальной честности и


13 ВД. Т. I. М. -Л. 1925, стр. 172, 183, 206; т. II, стр. 73. Не все были согласны с Рылеевым в выборе местоположения "русского острова Леона". Г. С. Батеньков полагал, что "ему надлежит быть на Волхове или на Ильмене" (ВД. Т. I, стр. 172, 183), то есть в районе новгородских военных поселений, где декабристы надеялись легко поднять восстание.

14 ВД. Т. I, стр. 177.

15 См. Г. Е. Павлова. Николай Бестужев - историк русского флота. М. 1951, стр. 5 - 6, 14 - 16 ел.; М. Ю. Барановская. Декабрист Николай Бестужев. М. 1954, стр. 14, 20 - 23, 29 - 42.

18 Рукописный отдел Института русской литературы (РО ИРЛИ), ф. 265, оп. 2, N 1059, л. 40 об.; А. П. Беляев. Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном. СПБ. 1882, стр. 55-56, 311 - 312.

17 См. А. Б. Шешин. Кораблестроительные проекты декабриста К. П. Торсона. "Судостроение", 1973, N 1; его же. Героический фрегат... Там же, N 8; его же. Декабрист-мореплаватель К. П. Торсон и его ненайденные записки об открытии Антарктиды. "Известия" Всесоюзного географического общества, т. 108, 1976, вып. I.

стр. 117


практической пользы, - вспоминал о нем М. А. Бестужев, - это был рыцарь без страха и упрека на его служебном и частном поприще жизни". "Торсон один из самых отличных и ученых морских офицеров"18 , - показывал на следствии А. А. Бестужев.

О своих "кронштадтских" планах Рылеев сообщил Пущину. В октябре 1823 г. декабристы собрались на квартире Пущина. Там, по-видимому, впервые был поставлен вопрос о флоте: сообщив о том, что он принял в Северное общество Рылеева, Пущин рассказал и о его планах в отношении морских офицеров 19 . В начале декабря того же года в Петербурге состоялось новое совещание членов Северного общества на квартире М. Ф. Митькова. Здесь Рылеев "объявил", что он "имеет виды на трех Бестужевых: Александра, Николая и Михаила - а также на Торсона", и что "посредством их можно будет составить значительную отрасль в Кронштадте". Предложение Рылеева о введении в общество Н. А. Бестужева и Торсона было принято, хотя "Никита Муравьев был противного мнения".

Во время разговоров о созыве Великого собора возник вопрос о судьбе императорской фамилии, и было решено использовать флот для ее вывоза за границу. Обсуждение этого вопроса возобновилось на совещании у Рылеева в декабре 1823 года. "В одном из собраний общества и кажется именно в том, в котором было рассуждаемо о созвании Великого собора, - писал Рылеев, - мною сделан был вопрос: "А что делать с императором, если он откажется утвердить Устав представителей народных?". Пущин сказал: "Это в самом деле задача!" Тут я воспользовался мнением Пестеля и сказал: "Не вывезти ли за границу". Трубецкой, подумав, отвечал: "Более нечего делать", и все бывшие тогда у меня: Митьков, Никита Муравьев, Матвей Муравьев, Оболенский и Н. Тургенев согласились на сие. Впоследствии от членов Думы возложено было на меня поручение стараться приготовить для исполнения упомянутой мысли несколько морских надежных офицеров"20 . Однако не все были согласны с таким решением вопроса о судьбе императорской фамилии. Некоторые


(январь-февраль); его же. Программа преобразований на флоте декабриста К. П. Торсона. "Вестник" Ленинградского университета, 1976, N 2, серия истории, языка, литературы, вып. I.

18 "Воспоминания Бестужевых", стр. 258; ВД. Т. I, стр. 447; Н. И. Греч. Записки о моей жизни. СПБ. 1886, стр. 427.

19 ВД. Т. XI. М. 1954, стр. 73 - 74; М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 31; К. Аксенов. Указ. соч., стр. 162 - 167.

20 ВД. Т. I, стр. 169, 176 - 177. В своем показании на следствии Рылеев относил обсуждение вопроса о вывозе императорской фамилии одновременно к совещанию в своей квартире и к совещанию у Митькова. Он писал, что вопрос о вывозе обсуждался тогда же, когда "было рассуждаемо о созвании Великого собора", а "о созвании Великого собора рассуждали" у Митькова. Но тут же, в приведенной выше цитате, он писал: "Все, бывшие тогда у меня". Такое противоречие вызвано, по-видимому, тем, что вопрос о вывозе императорской фамилии обсуждался на двух совещаниях: и у Митькова и у Рылеева. О том, что на совещании у Митькова "Рылеев говорил о морских офицерах" и в связи с этим строились предположения "на щет царской фамилии", сообщал и А. В. Поджио, который присутствовал на совещании у Митькова, но не был на совещании у Рылеева, покинув Петербург в начале декабря 1823 г. (ВД. Т. XI, стр. 74). К. Пигарев, основываясь на упоминании о Пестеле в приведенном показании Рылеева, относил обсуждение вопроса о вывозе императорской фамилии ко времени "после свидания Рылеева с Пестелем" в Петербурге в марте - апреле 1824 г. (К. Пигарев. Указ. соч., стр. 138). Однако упоминания о совещаниях у Митькова и Рылеева заставляют нас отнести обсуждение рассматриваемого вопроса к совещаниям конца 1823 года. Рылеев приводит высказывание Пущина, который вряд ли мог присутствовать на совещаниях с участием Пестеля в 1824 г.: Пестель только в начале марта 1824 г. выехал в Петербург из имения своих родителей в Смоленской губ. (см. М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 42), а Пущин, назначенный в декабре 1823 г. судьей в Московский надворный суд (ВД. Т. II, стр. 204; т. VIII. М. -Л. 1925, стр. 380), уже 14 марта 1824 г. прибыл в Москву (И. И. Пущин. Записки о Пушкине. Письма. М. 1956, стр. 92). Присутствие Пущина на совещании "северян" с участием Пестеля в марте 1824 г. тем более невероятно, что эти совещания начались не сразу по приезде Пестеля в Петербург: им "предшествовали отдельные встречи Пестеля с руководителями Северного общества" (М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 43). Таким образом, совещание, о котором рассказывал в своих показаниях Рылеев, не могло произойти во время или после приезда Пестеля в Петербург. Сообщая о том, что он "воспользовался мнением Пестеля", Рылеев либо ошибался, смещая события (если принял во внимание мнение, высказанное Пестелем во время петербургских совещании 1824 г.), либо имел в виду какое-то высказывание Пестеля, о котором он знал уже во время совещаний конца 1823 года.

стр. 118


руководители "северян" предлагали воспрепятствовать бегству императорской семьи морем за границу в случае успеха революции. "Мы в соображениях наших находили, что сие будет тем полезно, что во время действия... лишит возможности царствующую фамилию уехать за границу и искать помощи чужестранных государств"21 , - сообщал Пущин. Угроза вступления в Россию иностранных войск для подавления восстания могла казаться декабристам вполне реальной. Некоторые из них опасались, что, отправившись за границу на кораблях, не контролируемых членами Северного общества, Романовы увезут в чужие края казну, хранившуюся в Петропавловской крепости22 .

В начале марта 1824 г. в Петербург приехал руководитель "южан" П. И. Пестель, высказывавшийся за единение действий Северного и Южного обществ. На совещаниях в марте - апреле было решено, что объединение двух обществ произойдет в 1826 г., на этот же год назначалось и выступление объединенного тайного общества. План совместных действий предусматривал "восстание гвардии, а также и флота". Северное общество должно было "поднять гвардию и флот, препроводить в чужие край всех особ императорской фамилии и... сделать требование Сенату". Рылеев, еще только задумавший создать "морскую управу" Северного общества, вероятно, рассказал о ней Пестелю как об уже существующей. После разговоров с Рылеевым Пестель явственно представлял, как военный корабль, руководимый морскими офице- рами-"северянами", идет из Кронштадта к устью Невы, заходит в нее и останавливается против Зимнего дворца. На корабле помещают "всех особ императорской фамилии", и он выходит в море, увозя прежнюю императорскую династию в изгнание23 .

Решение петербургских совещаний о "восстании... флота" и его использовании во время решительных действий делало необходимым создание "морской управы" Северного общества. По-видимому, в декабре 1824 г. был принят Рылеевым в Северное общество Николай Бестужев24 . Вскоре, вероятно, тоже в декабре 1824 г. Н. А. Бестужев принял в Северное общество Торсона; тогда же Торсон привлек в общество Михаила Бестужева25 .

Момент для приема Торсона в тайную организацию был выбран удачно. Этот человек, прежде далекий от политики, начал осознавать гибельное влияние самодержавия на судьбу и флота и всей России. Последним толчком, раскрывшим Торсону глаза на положение дел, послужила история с кораблем "Эмгейтен". Этот корабль, только что построенный с применением его проектов, Торсон готовил к испытательному плаванию. Но испытания не состоялись, так как начальник Морского штаба внезапно передал "Эмгейтен" в распоряжение великого князя Николая Павловича для плавания в Пруссию. Оказалось, что ни в Петербурге, ни в Кронштадте не было подходящего корабля. На флот отпускалось мало средств, но и они частично расхищались. Лишь небольшие эскадры выходили в ежегодное "практическое" плавание. Желая заслужить благоволение Александра I, морской министр соглашался на сокращение расходов по морскому ведомству и всячески скрывал от императора истинное состояние дел на флоте. Посещая Кронштадт, Александр I интересовался лишь строевой подготовкой моряков, после чего "ревизующего монарха" провозили на императорском катере вдоль строя стоящих на якорях кораблей, специально для этой цели выкрашенных с одного борта26 .


21 ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 6, л. 5; ВД. Т. IV. М. -Л. 1927, стр. 99.

22 В Д. Т. IV, стр. 120.

23 Там же, стр. 103 - 104, 120; ср. М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 40 - 54, 126.

24 ВЦ. Т. II, стр. 60; К. Ф. Рылеев. Полное собрание сочинений. М. -Л. 1934, стр. 475 - 477; ср. К. Пигарев. Указ. соч., стр. 131 - 132, 135 - 133.

25 ВД. Т. II, стр. 60; т. XIV, стр. 198. С. А. Овсянникова ошибочно считала, что Михаил Бестужев был принят в общество своим братом Александром (С. А. Овсянникова. Указ. соч., стр. 417); см. "Воспоминания Бестужевых", стр. 273 - 274, 393.

26 Ф. Веселаго. Краткая историк русского флота. (С начала развития мореплавания до 1825 года). М. -Л. 1939, стр. 263 - 264; Н. Д. Каллистов. Флот в царствование императора Александра I. "История русской армии и флота". Вып. IX. СПБ. 1913, стр. 67; А. Л. Шапиро. Адмирал Д. Н. Сенявип. М. 1958, стр. 297 - 302; "Воспоминания Бестужевых", стр. 289; "О состоянии русского флота в 1824 г. Соч. мичмана Мореходова. С рукописи, найденной в неполном виде в бумагах вице-адмирала В. М. Головнина"."СПБ. 1861, стр. 1 - 2 ел.; ЦГАВМФ СССР, ф. 148, он. 1, д. 424, лл. 1 - 3; ф. 161, он. 1, д. 14, л. 42 об.

стр. 119


Под влиянием этого события Торсон с горечью говорил о существующих злоупотреблениях, о гнетущем произволе, о растлении всего административного организма. "Надо положить этому конец", - часто произносил он. М. А. Бестужев испытывал те же чувства. "Видя воочию совершавшееся систематическое разрушение нашего флота под управлением французского министра (маркиза де Траверсе), а потом немецкого (Антона Васильевича Моллера), - вспоминал он впоследствии, - и будучи лично оскорблен вопиющею несправедливостью в деле проекта К. П. Торсона о преобразовании флота, я невольно проникся чувством омерзения к морской службе... В сердце у меня кипело неудовольствие и отвращение к службе, где ничто не заручало вознаграждения за ревностное исполнение своих обязанностей"27 .

Согласно показаниям М. П. Бестужева-Рюмина (который узнал об этом от М. И. Муравьева-Апостола), одним из первых принятых в Северное общество морских офицеров был Ф. Ф. Матюшкин28 . Лейтенант Матюшкин, возвратившийся в марте 1824 г. в Петербург из полярной Колымской экспедиции, после недолгой поездки в Москву, с мая 1824 по август 1825 г. жил в Кронштадте. Он являлся другом Пущина, был знаком с В. И. Штейнгелем, Г. С. Батеньковым, А. О. Корниловичем, встречался с Рылеевым. Его прием в Северное общество весьма правдоподобен и вероятен. В августе 1825 г. Матюшкин отправился в кругосветное плавание на шлюпе "Кроткий". Известие о восстании 14 декабря он получил в середине 1826 г., когда шлюп находился у Петропавловска-на-Камчатке. Командир шлюпа капитан-лейтенант Ф. П. Врангель писал своему другу Ф. П. Литке, что при известии о восстании Матюшкин вообразил, будто "его сообщники в Петербурге овладели всем правлением", и возбуждал к неповиновению команду корабля29 .

Интерес Рылеева к Кронштадту и флоту вновь пробудился весной 1825 г., когда в декабристских кругах появился лейтенант Завалишин. Через адмирала Н. С. Мордвинова Завалишин познакомился с Рылеевым, занимавшим тогда должность правителя канцелярии Российско-Американской компании. Рылеев обнаружил в Завалишине "ум, познания и свободный образ мыслей". Он видел в лейтенанте одного из возможных организаторов "отрасли" Северного общества в Кронштадте30 . Заинтересовали Рылеева и слухи о таинственном письме Завалишина к Александру I и его вызове в Петербург из кругосветного плавания. Вскоре Рылеев сообщил Завалишину, что в Петербурге действует тайное общество, стремящееся ввести конституцию в России, а Завалишин рассказал руководителю "северян", что он является командором Вселенского ордена восстановления, в который он якобы был принят в Англии. Говорили и о необходимости использовать флот в случае восстания.

3 июня 1825 г. Рылеев, Завалишин, А. А. Бестужев31 , В. К. Кюхельбекер, А. И. Одоевский и Н. Н. Оржицкий отправились в Кронштадт. М. К. Кюхельбекер пригласил брата и его знакомых к себе, и они обедали с офицерами Гвардейского экипажа. После обеда Рылеев и его друзья осматривали Кронштадт, побывали у лейтенанта В. П. Романова. Завалишин во время поездки в Кронштадт "играл ролю фанатика", желая показать свое свободомыслие, и спутники должны были заметить ему, что он неосторожен в своих высказываниях32 . После этой поездки Рылеев сообщил декабристу А. Ф. фон дер Бриггену, что в Кронштадте он "познакомился со многи-


27 "Воспоминания Бестужевых", стр. 274, 59, 299, 421. М. А. Бестужев недолго находился в составе "морской управы" Северного общества. В марте 1825 г. он сменил морскую службу на сухопутную и поступил в Московский гвардейский полк. Этот полк он вместе с братом Александром вывел на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года.

28 ВД. Т. IX. М. 1950, стр. 113.

29 В. М. Пасецкий. Впереди - неизвестность пути. М. 1969, стр. 128 - 138.

30 ВД. Т. I, стр. 182; т. III, стр. 235, 270 - 271, 293, 394.

31 Рылеев в своих показаниях на следствии называет в числе участников поездки Александра Бестужева (ВД. Т. III, стр. 236), а Завалишин - Николая Бестужева (там же, стр. 294). Прав, по-видимому, Рылеев, ибо в "Записках" и Завалишин называет в числе участников поездки А. А. Бестужева (Д. И. Завалишин. Записки декабриста. СПБ. 1906, стр. 94).

32 ВД. Т. II, стр. 19 - 20; т. III, стр. 232, 236, 245, 257 - 258, 260, 265 - 266, 270- 271, 230; ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 363, л. 57 об.; ВД. Т. XIV, стр. 300 - 301.

стр. 120


ми офицерами", что "между ними много либералов" и что он надеется с их помощью со временем "усилить общество"33 .

С этого времени Рылеев начинает убеждать Торсона и И. А. Бестужева при поддержке Завалишина создать отрасль Северного общества среди кронштадтских морских офицеров. Рылеев стремился "возбудить в Торсоне ревность к принятию членов в Кронштадте, дабы воспользоваться их содействием, когда здешнее общество достаточно усилится". "Около середины лета" 1825 г. Рылеев "в первый раз объяснился" с Торсоном. Желая использовать влияние Торсона как адъютанта начальника Морского штаба, Рылеев предложил ему привлечь Завалишина в Северное общество и перевести его на службу в Кронштадт, "чтобы он там составил общество". Одновременно Рылеев хотел выяснить истинные планы и замыслы Завалишина: принимая его в Северное общество, Торсон должен был "выведать, в чем состоят тайны Английского общества, в которое он там вступил и о котором писал к ...императору". При этом Рылеев сообщил, что он уже расспрашивал Завалишина об Ордене восстановления, "но Завалишин не объявляет". Торсон был против приема Завалишина и других молодых офицеров в Северное общество. "Для чего принимать в общество молодых офицеров? - говорил он. - Для общества полезнее старшие". Быстрый перевод Завалишина в Кронштадт, по мнению Торсона, был сопряжен с большими трудностями.

Рылеев торопил Торсона с приемом Завалишина в общество и организацией отрасли моряков, предупреждая, что близится срок восстания. "Надо стараться спешить, - говорил Рылеев, - ибо дела в армии в таком состоянии, что едва можно удерживать". Возглавить "морскую отрасль" должен был Торсон или Н. А. Бестужев34 . Торсон отказался от предложений Рылеева. Это вытекало из его политических взглядов. "Испытав собственным опытом невозможность принести пользу и испытав наглую несправедливость", Торсон "убедился в необходимости действовать обществом". Он был сторонником конституционной монархии, подобно английской, где государь царствует, но не управляет, а власть фактически принадлежит министрам, ответственным перед парламентом. Его политические требования не шли дальше прекращения злоупотреблений, соблюдения законности и обеспечения прав личности 35 . Торсон соглашался лишь на бескровную революцию без участия народа и войск, во время которой лица влиятельные и высокопоставленные, "приближенные к государю", заставили бы императора принять конституцию.

Рылеев требовал от Торсона быть готовым "при восстании войск в Петербурге... ехать в Кронштадт, где при помощи членов возбудить матросов, сменить начальство и принять город и крепость под свою команду". Торсон отказался от такого поручения. Восстание в Кронштадте он считал не только невозможным, но и ненужным, "ибо все должно кончиться в Петербурге". Опасаясь повторения в России "ужасов" Французской революции конца XVIII в., Торсон был противником вооруженной борьбы. "Таким образом действовать, - говорил он, - значит возродить беспорядок, который после не удержать; есть ли везде так действовать, значит предать Отечество еще большим ужасам, чем Французская и Гишпанская революции; я желаю пользы отечеству, не хочу [ни] власти, ни богатства, хочу быть тем, что есть, и потому так действовать не хочу, равно и для содействия такого составлять общество между морскими не буду" 36 .

Н. А. Бестужев был настроен более радикально, чем Торсон, но и он отказался выполнить поручения Рылеева, не веря в возможность создания отрасли тайного общества в Кронштадте. "Рылеев мне очень часто выговаривал, - писал он, - что я не стараюсь о приобретении в члены общества морских офицеров, и особенно в Кронштадте,., но я, а равномерно и капит[ан]-лейт[енант] Торсон, зная действительное положение Кронштадта,., а более того расположение его способов и вместе с тем нравственные способности офицеров, сие сословие составляющих, всегда доказывали ему ничтожность и невозможность его мысли"37 .


33 ВД. Т. XIV, стр. 434.

34 ВД Т I, стр 195 - 196; т. XIV, стр. 202 - 203, 209 - 210.

35 ВД. Т. XIV, стр. 201, 211; Н. М. Дружинин. Декабрист Никита Муравьев, приложение IV, стр. 346 - 355, "Рассуждение" К. П. Торсона.

36 ВД. Т. XIV, стр. 201 - 203.

37 ВД. Т. II, стр. 74; т. I, стр. 206, 435, 446.

стр. 121


Осенью 1825 г. И. А. Бестужев и Торсон убедили Рылеева еще раз съездить в Кронштадт. Одним из поводов был спектакль устроенного кронштадтскими моряками самодеятельного театра, на который Рылеева пригласил мичман П. А. Бестужев. Возвратясь из Кронштадта, Рылеев, по словам Н. А. Бестужева, "сознался в своем заблуждении", заявив: "Признаюсь, что я не мог так мало думать о Кронштадте (то есть думать, что положение в Кронштадте столь неудовлетворительно. - А. Ш.), как я нашел: теперь всякое намерение в рассуждении флота должно оставить". После второй поездки Рылеева в Кронштадт Н. А. Бестужев, по его словам, "решительно отказался принимать в общество морских офицеров в Кронштадте", а Рылеев (также по словам И. А. Бестужева) "отрекся от своих на то притязаний"38 .

Изменение впечатлений Рылеева о Кронштадте объясняется, по-видимому, тем, что во время первой поездки в этот город ему приходилось наблюдать главным образом жизнь офицеров Гвардейского экипажа (они уже создали свое особое общество, о чем Рылеев не знал), на лето переехавших в Кронштадт, а во время второй поездки он общался непосредственно с флотскими кронштадтскими офицерами. В их среде, как и повсюду в России в 1820-е годы, получило некоторое распространение "вольномыслие". Главными причинами недовольства моряков были состояние военного флота, злоупотребления морского начальства и строевая муштра. В 1826 г. кронштадтские моряки выражали свое сочувствие осужденным декабристам. Но свободолюбивые настроения, в Кронштадте были гораздо слабее, нежели в Петербурге, в гвардии. Это затрудняло осуществление "кронштадтских" планов декабристов. И все же возможность использования Кронштадта и флота при серьезной и тщательной подготовке выступления была реальной.

Рылеев не отказался от мысли осуществить свои "кронштадтские" планы. Прием морских офицеров в Северное общество продолжался, а о Кронштадте как о "русском острове Леоне" Рылеев говорил и незадолго до восстания, "в исходе ноября" 1825 года39 . План совместных с Южным обществом действий во время назначенного на 1826 г. выступления по-прежнему включал "восстание гвардии... и флота" и отправление "в чужие край всех особ императорской фамилии"40 .

"Морская управа" Северного общества продолжала расти. В 1825 г. (вероятно, летом) А. А. Бестужев принял в общество своего младшего брата П. А. Бестужева41 . За месяц до восстания в общество вступил лейтенант Н. А. Чижов. Знакомство Чижова с Бестужевыми началось в 1823 году. Молодой моряк, незадолго до того возвратившийся из плавания к Новой Земле, составил описание этих островов и отнес его на просмотр к Н. А. Бестужеву. "Я приносил к нему свои статьи, - писал Чижов, - он исправлял их и подавал свои советы: таким образом привыкнув уважать его как своего наставника, я нечувствительно заимствовал от него и образ мыслей". После службы в Архангельске Чижов возвратился в Петербург осенью 1825 г. и поселился вместе с 11. А. Бестужевым. Тут возобновились либеральные "мечтания", и Чижов согласился вступить в Северное общество, существование которого ему открыл П. А. Бестужев. "В тайное общество вступил я единственно из любви ко благу моих соотечественников, - писал Чижов, - имянем сего священного чувства и был я в оное приглашен"42 . П. А. Бестужеву и Чижову не пришлось участвовать в кронштадтском восстании, однако их появление в казармах Гвардейского экипажа в день 14 декабря с известием о выходе на площадь Московского полка способствовало выступлению Гвардейского экипажа.

Рылеев привлек в Северное общество и лейтенанта Романова. В 1820 - 1822 гг. Романов совершил кругосветное плавание на корабле Российско-Американской компании "Кутузов". По возвращении из плавания он подал начальнику Морского штаба проект исследования северо-западных берегов Северной Америки. Проект передали в главное правление Российско-Американской компании, где им заинтересовался правитель канцелярии компании Рылеев. С этого времени он начал готовить Романова к вступлению в тайное общество: беседовал с пил о порочности многих русских за-


38 ВД. Т. II, стр. 74. т. III, стр. 236.

39 ВД. Т. II, стр. 95.

40 ВД. Т. IV, стр. 103 - 104; ср. М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 125 - 126.

41 В Д. Т. I, стр. 434; т. XIV, сто. 318 - 321. " ЦГАО? СССР, й. 48, д. 392," л.ч. 9 об., 14.

стр. 122


конов, о беспорядках в судах, о необходимости конституции. В июне 1825 г. Рылеев рассказал Романову о существовании Северного общества. Здоровье Романова было подорвано в кругосветном плавании, и он собирался в отставку. Это беспокоило Рылеева, ибо для действий в Кронштадте нужны были морские офицеры, находящиеся на службе. "Он упрашивал меня, - писал Романов о Рылееве, - чтоб я отставку возвратил назад и приехал в Петербург, говоря, что в то время буду сделан членом и откроется мне подробнее о сем обществе и о членах оного". Несмотря на уговоры Рылеева, Романов 1 августа 1825 г. отправился в свою деревню; при этом его "Рылеев упрашивал, чтоб в деревне разглашал о пользе конституции в нашем государстве". Уезжая, Романов "обещал, когда будет нужно, принять участие в достижении цели, предположенной обществом, и по первому известию приехать, куда будет ему назначено"43 .

В последние месяцы 1825 г. Романов переписывался с Рылеевым. "Нету ли каких поручений у Вас на севере, - писал он 6 декабря 1825 г., - т. е. посылка к полюсу или для описания Северной нашей Америки, а я на все готов, а ежели нету, то хоть на юге в вновь учреждаемой компании, а я желаю быть полезным и исполнять все, что будет препоручено от Вашей компании". Эти строки издатель письма истолковал как обещание принять участие в делах Северного общества44 , хотя в них речь идет о проектах исследования Севера и о возможном поступлении Романова на службу "в Южную вновь учрежденную компанию по рекам под председательством адмирала Мордвинова"45 . Но издатель письма не заметил приписки к нему, в которой, возможно, говорилось о предполагаемом участии Романова в делах Северного общества: "Мысли мои и стремление к полезному все те же, какие были, как в последний раз мы с Вами рассуждали"46 . Рылеев не успел вызвать Романова в Петербург ко дню восстания, а письмо Романова от б декабря 1825 г. послужило причиной его ареста.

Во второй половине 1825 г. Рылеева все больше занимала мысль о подготовке вывоза императорской фамилии за границу на корабле. 6 июля из Петербурга с поручением от Рылеева к С. П. Трубецкому и руководителям Васильковской управы выехал фон дер Бригген, который, помимо многого другого, должен был передать Трубецкому, что Рылеев готовит в Кронштадте "нескольких офицеров, дабы в случае, если императором будет отвергнута конституция Великого собора, отправить его со всею фамилией) за границу"47 . "Царствующую фамилию, - показывал на следствии Пестель, - хотели посадить, всю без изъятия, на корабли и отправить в чужие край, куда сами пожелают. Сие в том предположении, что избран будет образ республиканского правления, есть ли же предпочтен [будет] монархический представительный, тогда оставить вел[икого] княз[я] Александра Николаевича, объявить его императором и установить регенцию. Мысль сия была принята, потому что мы имели надежду на флот здешний, с чиновниками коего был в сношении Рылеев" 48 . Бестужев-Рюмин, отвечая на вопрос о "намерениях по взаимному соглашению обоих обществ", писал: "Меры, предлагаемые Северной директорией, были: лишить жизни государя, а остальных особ императорской фамилии отправить на корабле в первый заграничный порт" .

В переговорах с руководителями Южного общества и далее в разговорах с "северянами" Рылеев несколько преувеличивал свои успехи в создании "морской управы" Северного общества и подготовке вывоза императорской фамилии. С июня 1823 по август 1824 г. в Петербурге находился посланник "южан" М. И. Муравьев-Апостол. Он узнал от Рылеева, что тот "составил Тайное общ[ество] между морскими офицерами в Кронштадте посредством Бестужевых". Об этом Муравьев-Апостол писал на юг, к своему брату Сергею. Обдумывая планы совместного выступления


43 Там же, д. 78, лл. 3 об., 8 - 9, 11.

44 "Декабристы-литераторы". Т. I. M. 1954, стр. 162.

45 ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 78, л. 7.

46 В. М. Пасецкий. Декабристы о русском Севере. "Путешествия и географические открытия XV-XIX вв.". Л. 1965, стр. 81 - 88.

47 БД. Т. I, стр. 182; т. XIV, стр. 430 - 435, 440 - 442, 446: К. Аксенов. Указ. соч., стр. 273; ср. показания С. П. Трубецкого (ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 6, лл. 11 - 12).

48 ВД. Т. IV, стр. 82, 99, 103 - 104, 119 - 120, 385.

49 БД. Т. IX, стр. 114.

стр. 123


"северян" и "южан" в 1826 г., руководитель Басильковской управы Южного общества С. И. Муравьев-Апостол рассчитывал "на общество, которое Рылеев составил в Кронштадте". Бестужев-Рюмин сообщал, что С. И. Муравьев- Апостол собирался поручить (вероятно, в 1825 г.) своему брату Матвею "немедленно отправиться в Петербург, дабы уговорить Северное общество с нами совокупно действовать, арестовать великих князей и отправить их в чужие края на корабле посредством морской управы, сформированной Рылеевым" 50 .

С. Г. Волконский также "имел сведение, что какое-то общество морских офицеров в Петербурге] и Кронштадте учрежденное было присообщено к Северным Тайным обществам - и что сие сделано было Рылеевым". В. Л. Давыдов слышал "о принятии многих морских офицеров" Рылеевым, а В. Н. Лихарев - "о присоединении к Северному обществу Балтийского флота" 51 . "Мысль о увозе царствующей фамилии в чужие края была действительно одна из тех, кои предполагаемы были Рылеевым как возможные при содействии здешнего флота, с коим он был в сношении, - показывал Е. П. Оболенский. - После нескольких поездок в Кронштадт он мне говорил всегда, что дела там идут хорошо и что он принял несколько членов". О намерении руководителя Северного общества "всю царствующую фамилию увезти в чужие края", принятом "в надежде на здешний флот, с чиновниками коего Рылеев был в особом на сей счет сношении", знал и Трубецкой52 .

Следственный комитет настойчиво интересовался отраслью тайного общества в Кронштадте. На основании допроса подсудимых комитет пришел к преувеличенному выводу о существовании "обширных сношений Рылеева с здешним флотом, на коем... основывались сильные надежды в исполнении плана Общества на счет вывоза царствующей фамилии в чужие края". Члены Следственного комитета полагали, что "общество надеялось на содействие Балтийского флота и что оному уже предначертаны были действия" как в случае успеха восстания (вывоз императорской фамилии), так и в случае его неудачи (отступление в Кронштадт и закрепление там), что "тайное общество из... морских офицеров в Кронштадте" уже существовало, что "Балтийский флот присоединился к обществу"53 .

Такие планы в отношении флота и Кронштадта у декабристов действительно существовали, но их исполнение шло гораздо медленнее, чем хотелось руководителю "северян". "Морская управа" Северного общества росла медленно, а о подготовке корабля для вывоза императорской фамилии за границу Рылеев в первый раз говорил с Торсоном только в начале декабря 1825 года. Рылеев, видимо, колебался и еще осенью 1825 г. сказал Торсону, "что намерены посягнуть на жизнь государя и великих князей"54 , хотя истребление всей императорской фамилии в это время уже не планировалось. В период междуцарствия, как показала М. В. Нечкина, декабристы окончательно отказались от плана уничтожения царской семьи. В случае принятия монархической конституции было решено избрать в императоры того из великих князей, который согласится с нею, а в случае провозглашения республики или противодействия царской семьи введению конституции - вывезти Романовых за границу55 .

Намерение удалить императорскую семью за границу при условии, если восстание пройдет успешно, и побудило Рылеева обратиться к Торсону. Руководитель Северного общества спросил, "можно ли иметь надежный фрегат", чтобы "отправить царствующую фамилию за границу". "Не знаю: но естьли меня сделают начальником, не знаю офицеров, но думаю что может быть", - отвечал Торсон. Но он был против высылки императорской семьи за границу и заметил, что "нет нужды отправлять морем, фамилия может ехать сухим путем, естьли не станут удерживать", а потом заявил, что "царствующей фамилии надо оставаться в России". "Естьли не намерены [истребить. - А. Ш.], тогда изберите императора", - говорил он. Рылеев настаивал на удалении императорской фамилии если не из России, то, во всяком


50 ВД. Т. I, стр. 209; т. IX, стр. 114, 255, 264.

51 ВД. Т. X. М. 1953, стр. 126, 166, 176, 229 т. XII. М. 1969, стр. 101, 110.

52 ЦГАОР СССР, ф. 48, д. 6, лл. 6 об., 7 об., 11 - 12.

53 ВД. Т. I, стр. 169, 261, 305; т. II, стр. 69 - 70, 221; т. XII, стр. 101, 110.

54 ВД. Т. XIV, стр. 207.

55 М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 240 - 241.

стр. 124


случае, из столицы (в Шлиссельбург), а Торсон "доказывал о необходимости, в России императора" и "преимущество в сем отношении Английской конституции пред Американскою". Результатом этой беседы, видимо, было все же согласие Торсона командовать фрегатом, на котором будет вывезена за границу императорская семья. На вопрос: "На кого в сем случае (вывоза царской фамилии на корабле за границу. - А. Ш.) полагались надежды общества?" - Торсон ответил: "Полагаю, на меня, хотя я и неутвердительно отвечал"56 . После этого разговора Торсон сообщил Н. А. Бестужеву, что Рылеев "хочет, в случае несогласия высочайших особ императорского дома на законные постановления, доставить им средства выехать на флоте за границу". Бестужев скептически относился к плану вывоза императорской семьи на корабле. Он считал бессмысленным иметь корабль, не владея всем Кронштадтом, а парусные корабли, по его мнению, были ненадежным средством передвижения, так как зависели от капризов погоды57 .

Завалишин, не получив поддержки Александра I, задумал использовать для создания своего Ордена восстановления Северное общество и небольшую декабристскую организацию, созданную офицерами Гвардейского экипажа. Объявив себя командором якобы уже существующего Ордена восстановления, он надеялся войти в руководство Северного общества и влиять на его деятельность или даже "принять" в Орден всех "северян". Он показал Рылееву составленный им устав Ордена и написанный им же похвальный лист, будто бы выданный руководством всемирного Ордена командору Завалишину. Эти документы заинтересовали декабристов. По указанию Рылеева А. А. Бестужев и Одоевский переписали устав Ордена. Его обсуждали в Думе Северного общества, а в середине 1825 г. отправили на юг. Б течение нескольких месяцев (с весны до осени 1825 г.) Рылеев вел переговоры с Завалишиным, пытаясь узнать как можно больше о руководстве, силах и планах Ордена восстановления, а Завалишин расспрашивал Рылеева о Северном обществе. Оба были не удовлетворены переговорами. Каждый чувствовал, что собеседник многое скрывает58 . Вскоре Рылеев "узнал о Завалишине подробнее и сделался против него осторожнее"59 .

Завалишин отказался от предложения Рылеева перевести его в Кронштадт. Но независимо от Рылеева и Северного общества Завалишин и офицеры Гвардейского экипажа тоже занимались в 1825 г. поисками единомышленников в Кронштадте. Весной Завалишин рассказал Арбузову и Беляевым об Ордене восстановления, в конце мая показал им устав, а в сентябре - октябре 1825 г.60 объявил, что принимает их в Орден. Он сообщил им о существовании тайных обществ в России, а несколько позднее - о Рылееве и некоторых планах "северян". Первые разговоры моряков, узнавших о Северном обществе, были посвящены вопросу о вывозе императорской фамилии на корабле за границу, причем они намеревались захватить императора во время его поездки на флот. "Мы часто говорили о сей любимой для нас материи с Завалишиным и Арбузовым, а особенно с сим последним"61 , показывал А. П. Беляев.


56 В Д. Т. XIV, стр. 199, 203 - 204.

57 ВД. Т. II, стр. 74.

58 ВД. Т. III, стр. 230 - 231, 235 - 237, 243, 245 - 246, 256 - 257, 260 - 262, 269, 282, 285, 290, 295, 306, 314, 318, 328 - 331, 355 - 358, 360, 365, 370 - 373, 395, 400 - 401, 405; т. II, стр. 18 - 21, 26 - 27; см. также К. Пигарев. Указ. соч., стр. 140 - 149.

59 ВД. Т. I, стр. 195 - 196.

60 В статье "Декабристское общество в Гвардейском морском экипаже" ("Исторические записки". Т. 96. 1975) автор этих строк неточно датировал прием Арбузова и Беляевых в Орден восстановления августом 1825 г. (стр. 114). В одном из своих показаний Завалишин действительно сообщал, что он принял Арбузова и Беляевых в августе (ВД. Т. III, стр. 232), но он ошибался: с 14 июня по 2 сентября офицеры Гвардейского экипажа находились в плавании (ВД. Т. II, стр. 5; т. XIV, стр. 233, 265). В действительности Завалишин объявил Арбузову и Беляевым, что принимает их в Орден, в период между возвращением офицеров Гвардейского экипажа из плавания в начале сентября и своим отъездом в отпуск в конце октября. Завалишин в другом своем показании (ВД. Т. III, стр. 247) и Арбузов (ВД. Т. II, стр. 28) называли сентябрь, А. П. Беляев - октябрь (ВД. Т. XIV, стр. 242), а П. П. Беляев писал, что это было "пред самым... отъездом" Завалишина (там же, стр. 283).

61 М. В. Довнар-Запольский. Указ. соч., стр. 289; ВД. Т. II, стр. 25 - 26, 29, 33, т. XIV, стр. 247 - 249.

стр. 125


Офицеров Гвардейского экипажа удивляло, почему в Северном обществе почти ничего не сделано для подготовки моряков к восстанию и для использования флота. "Удивительно, когда у них Бестужев", - говорил Арбузов. На это Завалишин отвечал, что "еще много времени, оттого и не думали, вероятно". Говорили о вывозе императорской семьи в Германию. Завалишин предлагал удалить императорскую фамилию в Северо-Американские Соединенные Штаты, "чтобы ее не вызвали". Арбузов считал, что. и это "ненадежна", ибо сторонники императорской власти "могут подговорить капитана". Завалишин на это отвечал, что "когда уже переворот будет сделан и республиканское правление утвердится, то оно должно понравиться так народу, что они не захотят прежнего, и что тогда можно даже позволить приехать сюда им хоть в Россию"62 . Вскоре Арбузов и Завалишин стали говорить, что "лучше истребить" царскую семью. Эта мысль "приводила в трепет" братьев Беляевых, но вскоре они привыкли к ней. В первые дни после разгрома восстания мысль об убийстве императора особенно занимала мичмана Дивова. Сначала он намеревался застрелить Николая I из пистолета, затем у него возник другой план: узнав заранее о посещении императором флота, подготовить офицеров и матросов адмиральского корабля, на котором обычно останавливался император с великими князьями, к тому, чтобы отравить их. "По окончании сего" можно было "ехать в Петербург и утвердить новое правление". "Тогда вся слава освобождения Отечества принадлежала бы мне"63 , - добавлял Дивов на следствии.

Весной 1825 г. Завалишин поручил Арбузову и А. П. Беляеву подыскать в Кронштадте морских офицеров со "свободным образом мыслей", которых можно было бы принять в Орден. Они и сами "старались приобрести в Кронштадте людей, подобно им мыслящих"64 . Такая возможность представилась им в мае, когда офицеров Гвардейского экипажа перевели на несколько месяцев в Кронштадт для участия в летних плаваниях. Еще до отправления в Кронштадт в разговорах моряков-гвардцейцев о революции и республиканском правлении участвовал мичман Ф. С. Лутковский, находившийся под влиянием Завалишина. Возвратившись из Кронштадта перед отправлением в плавание, А. П. Беляев назвал Завалишину семерых морских офицеров, имевших, по его мнению, свободный образ мыслей: "Двух Островых, Писарева, Дурнова, Шушерина, Гебауера и Морозова"65 . А. П. Арбузов тоже рассказывал Завалишину, что он многих "раззадорил" разговорами о свободе. На возражение Завалишина, что "надобно узнавать мнения, не сказывая своих", Арбузов отвечал, что "иначе узнать нельзя" 66 .

Особеняо подробные показания о работе среди кронштадтских моряков дал мичман Дивов. Он назвал в числе свободомыслящих морских офицеров мичманов Лутковского, Иванчина-Писарева, Морозова и Кротова и лейтенантов Дурнова и Воейкова67 . "В Кронштадте, - показывал Дивов, - я старался обратить к нашему образу мыслей лейтенанта Дурнова: рассказывал о выгодах федеративного правления, о счастии быть свободным" 68 . Из разговора с Морозовым выяснилось, что его уже давно волнуют политические проблемы. Особенно интересовало Морозова, каким образом можно сохранить республиканское федеративное правление неприкосновенным после


62 ВД. Т. II, стр. 21; т. III, стр. 293, 324 - 325, 396; т. XIV, стр. 298.

63 ВД. Т. III, стр. 323; т. XIV, стр. 301 - 303.

64 ВД. Т. II, стр. 19 - 20, 27 - 28; т. III, стр. 245, 292 - 293, 319, 323, 340, 347 - 348, 356 - 357, 369, 373, 394, 400; т. XIV, стр. 247, 257, 280 - 283.

65 В Д. Т. III, стр. 280, 293 - 294, 320, 325 - 326. В "Общем морском списке" офицеров с фамилией Островых не значится. Вероятно, имеются в виду мичманы братья Александр и Капитон Осетровы ("Общий морской список" (далее - ОМС). Ч. VII. СПБ. 1893, стр. 648 - 649); мичман А. М. Иванчин-Писарев (С. Я. Штрайх, Указ. соч., стр. 154); лейтенант П. С. Дурпов (ОМС. Ч. VII, стр. 63 - 64); лейтенант А. С. Шушерин (ОМС. Ч. VIII. СПБ. 1894,*стр. 539 - 540); мичман В. П. Гебауер (ОМС. Ч. VI. СПБ. 1892, стр. 591); мичман Н. И. Морозов в 1823 г. был отдан под суд "за противозаконные поступки" и 26 ноября 1825 г. по сентенции военного суда разжалован в матоосы (ОМС. Ч. VII, стр. 557 - 558).

66 ВД. Т. III, стр. 369.

67 Мичман В. А. Кротов (ОСМ. Ч. VII, стр. 332 - 333); в "Общем морском списке" названы три лейтенанта Воейковых, служивших в это время в Кронштадте (ОМС. Ч. VI, стр. 548 - 549, 553), поэтому не представляется возможным установить, кого из них имел в виду Дивов.

68 ВД. Т. XIV, стр. 300.

стр. 126


революции. "Да докажи мне, - говорил он Дивову, - что федеративное правление может остаться всегда в одном положении, а то наконец также найдется человек, который, похитив власть, снова поработит отечество. Я понимаю твои чувства и согласен с ними, но уверь меня в сем, ибо я думаю, чтобы с переменою, неосмотрительно сделанною, не сделать хуже". Заведя "свободного содержания разговор" с Кротовым, Дивов увидел, что мичман "согласен с его чувствами". "У нас в Кронштадте одно время где ни соберется молодежь, толковали о свободе и читали стихи, но все это разговорами и кончилось"69 , - говорил Кротов с явным сожалением.

В Кронштадте у Беляевых, Арбузова, Дивова и Кюхельбекера, живших вместе, часто бывал Иванчин-Писарев, с которым они "говорили о свободе". Незадолго до восстания Дивов вступил в переписку с Иванчин-Писаревым. "Вот мы говорили, что со смертью государя будет революция. Вот и случилось, а ничего нет, все от того, что лишь говорят, а не делают", - писал Дивов после смерти Александра I. Иванчин-Писарев "отвечал... в том же тоне". А. II. Беляев, читавший это письмо Иванчина-Писарева, после разгрома восстания считал, что оно может "всех и его погубить" и волновался, успели ли сжечь письмо. Иванчин-Писарев и сам искал вольномыслящих и с этой целью завел разговор с лейтенантом Воейковым, в котором оба выказывали пренебрежение к великому князю (вероятно, Николаю Павловичу), побывавшему незадолго до того в Кронштадте70 .

После того, как Завалишин сообщил офицерам Гвардейского экипажа о существовании Северного общества, Арбузов и Беляевы стали рассказывать об этом другим кронштадтским офицерам71 , что могло способствовать развитию свободомыслия в Кронштадте. Дивов "хотел перейти служить в Морской корпус, чтобы распространить свободный дух между кадетами" 72 . Арбузов полагал, что их работу в Кронштадте затрудняет недостаток средств, и был убежден, "что если бы достаток позволил ему издерживать две тысячи в год, то он в Кронштадте набрал бы людей сколько хотел, ибо знает Кронштадт и как должно в нем действовать"73 .

Имеются сведения и еще о четырех морских офицерах, которых Завалишин готовил к вступлению в Орден восстановления: лейтенантах Н. И. Завалишине, старшем брате Д. И. Завалишина, А. М. Трескине, М. Д. Анненкове и И. А. Купреянове. Арбузов на следствии показал, что осенью 1825 г. Д. И. Завалишин говорил ему "о брате своем в таком смысле, как о человеке, которому он уже открыл все преступные намерения". По словам Арбузова, Д. И. Завалишин, сообщив ему и А. Беляеву о том, что "на эскадре от Архангельска пришел" его брат, заявил: "В брате нашел истинно брата, так что и не ожидал никак неделей поставить его на должный путь". Тогда же Д. И. Завалишин говорил, что он "лейтенанта Алексея Трескина приуготовлял только к сему (то есть к приему в общество. - А. Ш.), но не открывал о близости исполнения", "с ним последние сутки все средства употреблял для приуготовления и ночь всю проговорили, но боялся открыть настоящее положение". Анненкова, по словам Арбузова, Д. И. Завалишин "в преступных разговорах хвалил". У Д. И. Завалишина Арбузов видел и "молодого флотского офицера с Аннинским третьей степени крестом", о котором Д. И. Завалишин рассказывал "как о человеке, им уже приуготовленном"; как выяснилось впоследствии, это был лейтенант Купреянов, служивший вместе с Д. И. Завалишиным на фрегате "Крейсер". Д. И. Завалишин, признав возможность описанных Арбузовым разговоров, на следствии отказался от своих слов, видимо, для того, чтобы уберечь брата и своих друзей от ареста74 .

Д. И. Завалишин и офицеры Гвардейского экипажа в Кронштадте обратили внимание и на тех офицеров, которых "северяне" в это время привлекали в свое общество: Романова, Чижова и П. А. Бестужева. Д. И. Завалишин полагал, что "в Кронштадте Чижов и Бестужев (Петр. - А. Ш.) могут действовать". Однако Д. И. Завалишин не хотел открывать своих замыслов П. А. Бестужеву, полагая, что тот уже при-


69 Там же, стр. 304 - 305.

70 Там же, стр. 300, 304; ВД. Т. III, стр. 323.

71 В Д. Т. III, стр. 287.

72 ВД. Т. XIV, стр. 3G0.

73 ВД. Т. III, стр. 3G9.

74 Там же, стр. 374 - 375, 380 - 382, 384 - 336; ср. ОМС. Ч. VI, стэ. 303 - 304; ч. VII,. 353 - 356, ч. VIII, стр. 326 - 328; С. Я. Штрайх. Указ. соч., стр. 254.

стр. 127


нят в Северное общество75 . Таким образом, Д. И. Завалишин и офицеры Гвардейского экипажа в Кронштадте проявляли интерес к 14 морским офицерам, имевшим, по их мнению, свободный образ мыслей. То были лейтенанты Н. И. Завалишин, А. М. Трескин, М. Д. Анненков, И. А. Купреянов, П. С. Дурнов, Воейков, А. С. Шушерин; мичманы В. А. Кротов, А. М. Иванчин- Писарев, Ф. С. Лутковский, В. П. Гебауер, братья А. В. и К. В. Осетровы и мичман Н. И. Морозов. Никто из них не был привлечен к следствию. Только мичман Иванчин-Писарев был переведен с Балтики на Белое море, а Лутковский - на Черное76 , служба прочих продолжалась без изменений. Видимо, выявление слишком большого числа лиц, причастных к движению декабристов, не входило в планы Николая I, стремившегося показать, что восстание "не в свойствах и не в нравах" русского народа.

Общаясь с Завалишиным в 1825 г., Рылеев заметил, что под его влиянием находится группа офицеров Гвардейского экипажа. Рылеев хотел установить с ними контакт, но Завалишин берег моряков-гвардейцев для Ордена восстановления. Даже после прекращения переговоров с Завалишиным о соединении двух тайных обществ (Северного и Ордена восстановления) и после почти полного разрыва с Завалишиным Рылеев продолжал бывать у него, приглядываясь к посещавшим Завалишина офицерам Гвардейского экипажа. Арбузов тоже пытался связаться с Рылеевым помимо Завалишина77 . За несколько дней до восстания (в начале декабря 1825 г.) Н. А. Бестужев принял Арбузова в Северное общество. Так стремление Рылеева создать "морскую управу" привело не только к приему в Северное общество нескольких морских офицеров, но и к установлению связи "северян" с "Обществом Гвардейского экипажа". 14 декабря 1825 г. Гвардейский флотский экипаж вместе с Московским и Гренадерским полками вышел на Сенатскую площадь.

Ни Рылеев, ни Завалишин, ни офицеры Гвардейского экипажа не успели привести в исполнение свои "кронштадтские" замыслы. Неожиданная смерть Александра I изменила все планы, а за восстанием 14 декабря последовали аресты... Хотя "кронштадтские" планы декабристов не были осуществлены, их изучение имеет важное значение для воссоздания истории этого освободительного движения. История движения декабристов - это в значительной мере история неосуществленных проектов, планов и замыслов. А среди того, что М. В. Нечкина назвала "планом действий" декабристов 78 , планы восстания в Кронштадте и использования флота занимали видное место.


75 ВД. Т. XIV, стр. 248, 257; ВД. Т. III, стр. 233, 266, 270, 292, 323, 394.

76 С. Я. Штрайх. Указ. соч., стр. 152 - 154, 277 - 281; ЦГАВМФ СССР, ф. 203, оп. 1, д. 1314, лл. 2 - 2 об.

77 Д. И. Завалишин. Указ. соч., стр. 173; РО ИРЛИ, ф. 265, оп. 2, д. 1059, лл. 44 об. - 46.

78 М. В. Нечкина. Указ. соч., стр. 89 сл.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-МОРСКАЯ-УПРАВА-СЕВЕРНОГО-ОБЩЕСТВА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Б. ШЕШИН, "МОРСКАЯ УПРАВА" СЕВЕРНОГО ОБЩЕСТВА // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-МОРСКАЯ-УПРАВА-СЕВЕРНОГО-ОБЩЕСТВА (date of access: 18.01.2020).

Publication author(s) - А. Б. ШЕШИН:

А. Б. ШЕШИН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
ПРИСУЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРЕМИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АКАДЕМИКУ С.Л. ТИХВИНСКОМУ
Catalog: История 
9 hours ago · From Россия Онлайн
ПАМЯТИ ТАМАРЫ НИКОЛАЕВНЫ ТИМОФЕЕВОЙ
Catalog: История 
9 hours ago · From Россия Онлайн
ПАМЯТИ МАРГАРИТЫ ГРИГОРЬЕВНЫ МИНОРСКОЙ
Catalog: История 
9 hours ago · From Россия Онлайн
ВЛАДИЛЕНУ НИКОЛАЕВИЧУ ВИНОГРАДОВУ - 75 ЛЕТ
Catalog: История 
9 hours ago · From Россия Онлайн
В ПАМЯТЬ О ПОГИБШИХ ЗА СВОБОДУ ФРАНЦИИ
9 hours ago · From Россия Онлайн
РОССИЯ И АФРИКА. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ. XVIII в. - 1960 г. Т. II. 1918-1960. М.: ИРИ РАН, 1999, 397 с.
9 hours ago · From Россия Онлайн
ЗАПИСКИ ПОСЛА СССР В ТУРЦИИ В 1974-1983 гг.
9 hours ago · From Россия Онлайн
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОСРЕДНИЧЕСТВО: ИЗ ОПЫТА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ
9 hours ago · From Россия Онлайн
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ О "ВНЕШНЕЙ УГРОЗЕ С ЗАПАДА" НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
9 hours ago · From Россия Онлайн
НОВОЕ ПОПОЛНЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
9 hours ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"МОРСКАЯ УПРАВА" СЕВЕРНОГО ОБЩЕСТВА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones