Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RU-14524
Author(s) of the publication: П. П. ЧЕРКАСОВ

Share this article with friends

"Неделя баррикад" - под таким названием вошли в историю Франции события, происходившие с 24 января по 1 февраля 1960 г. в столице Алжира, находившегося в то время еще под французской юрисдикцией. Это было второе (после путча 13 мая 1958 г.) вооруженное выступление ультраколониалистских кругов с целью захвата власти и предотвращения выпадения Алжира из сферы французского колониального господства.

Мятеж 1960 г. создал кризисную ситуацию во Франции, поставив под вопрос существование режима V республики, утвердившегося после 13 мая 1958 года. Тот факт, что в подготовке и осуществлении мятежа приняли участие некоторые из организаторов предыдущего путча, а с действиями мятежников солидаризировался ряд видных активистов голлистского движения, свидетельствовал о расколе в правящем лагере на две враждебные фракции - сторонников и противников политики де Голля. Этот раскол отражал более глубокое размежевание, происшедшее внутри французской монополистической буржуазии. Наличие непримиримых противоречий, обострившихся в связи с алжирской политикой де Голля, ориентированной на признание за коренным населением Алжира права на самоопределение, проявилось уже хотя бы в том, что борьба по этому вопросу затянулась на три года и неоднократно принимала открыто вооруженный или подпольно-подрывной характер. "Неделя баррикад" и явилась первым актом этой затянувшейся политической драмы.

Инцидент с Массю

12 января 1960 г. капитан Отешо, ответственный за связь с прессой в штабе командира армейского корпуса и суперпрефекта г. Алжира генерала Ж. Массю, доложил ему о настойчивых просьбах западногерманского журналиста У. Кемпского организовать его встречу с Массю. Шеф репортерской службы мюнхенской газеты "Suddeutsche Zeitung" интересовался мнением генерала о перспективах решения алжирской проблемы1 .

Встреча состоялась 15 января. Вначале беседа касалась второй мировой войны, затем разговор перешел на алжирские проблемы. Массю неожиданно резко высказался по поводу политики де Голля, заявив, что армия "не понимает более его политики" и что "генерал де Голль стал левым" 2 . Массю с горечью констатировал: "Армия совершила ошибку", сделав 13 мая 1958 г. ставку на де Голля. Оправданием ее служило лишь одно: "Он был единственным человеком в нашем распоряжении". На вопрос Кемпского, способна ли армия навязать правительству свои концепции, Массю ответил: "У армии есть сила. Она не проявляла ее до сих пор, но в определенных обстоятельствах армия установила бы свою власть" 3 . В заключение беседы генерал сказал журналисту: "Теперь вы знаете, что я думаю. Единственно, о чем я вас прошу, так это не писать, будто я фашист" 4 .


1 С. Paillat. Dossier secrete de l'Algerie. 13 Mai 1958/28 Avril 1961. P. 1962, p. 339.

2 "Suddeutsche Zeitung", 18.I.1960.

3 Ibid.

4 "Le Figaro", 22.I.1960; M. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Barricades et colonels. 24 Janvier 1960. P. 1960, p. 35.

стр. 95


Спустя 48 часов после этой встречи в кабинете Массю раздался телефонный звонок главнокомандующего французскими войсками в Алжире генерала М. Шалля, который предостерегал: "Невероятная шумиха. Кемпский только что послал сообщение о вашей встрече. Нужно, чтобы вы его немедленно опровергли" 5 . Поздним вечером 18 января премьер-министр М. Дебре получил текст интервью и, не решаясь потревожить президента, сам связался по телефону с генеральным делегатом правительства в Алжире П. Делуврие, потребовав от него выяснения всех деталей и немедленного опровержения. Связавшись затем с Шаллем, Дебре задал ему вопрос: "Верите ли вы, что Массю мог сказать все это?" Шалль счел необходимым отметить, что основные положения текста, возможно, соответствуют действительности, так как позиция Массю в отношении алжирской политики де Голля достаточно широко известна. "Массю должен завтра прибыть в Париж, - сказал в заключение Дебре. - Я вам пошлю формальный приказ рано утром" 6 .

В ночь на 19 января работники Генерального штаба усердно трудились над составлением текста коммюнике, дезавуирующего интервью Массю. В коммюнике министерства вооруженных сил, распространенном на следующий день "по просьбе" Массю, опровергалась значительная часть его высказываний. "Говоря о недуге армии, - подчеркивалось в документе, - он (генерал Массю. - П. Ч.) не претендовал на то, чтобы быть ее рупором" 7 . Утром 20 января в Париж были вызваны все высшие должностные лица французской гражданской и военной администрации в Алжире - Делуврие, Шалль, командиры армейских корпусов, дислоцированных в Оране и Константине, генералы Ф. Гамбьез и Олье. Де Голль назначил на 22 января совещание по алжирской проблеме, на котором должны были быть подведены итоги борьбы с Фронтом национального освобождения Алжира (ФИО) в 1959 г. и обсуждено положение в этой стране. Накануне стало известно, что Массю не получил приглашения участвовать в совещании. "Это означало, - сказал он, - что я уже был устранен из Алжира" 8 .

На совещание в Елисейский дворец прибыли Дебре, министр иностранных дел М. Кув де Мюрвиль, Делуврие, начальник штаба ВВС генерал Э. Жуо, генералы Шалль, Гамбьез, Олье и другие. Открывая совещание, де Голль в решительных выражениях подтвердил свое намерение следовать "политике 16 сентября"9 . Жуо открыто заявил, что такая политика противоречит интересам Франции10 . Карьера начальника штаба ВВС была предрешена: вскоре он будет отправлен на пенсию. Де Голль сообщил о своем решении отозвать генерала Массю из Алжира и поставил вопрос о его дальнейшей судьбе. Шалль, ссылаясь на рост беспорядков, которые могут возникнуть в г. Алжире в связи с отъездом Массю, пытался добиться у де Голля "прощения" генерала. "Я только что подал рапорт об отставке генералу Эли, - сказал главком. - Без Массю я не имею более средств обеспечить порядок в Алжире". "В чем дело? - прогремел голос де Голля. - У вас есть армия, полиция. Вы имеете мою поддержку... Я даю вам генерала Крепэна. Он заменит Массю. Его назначение уже подписано. Это человек, на которого можно положиться. Авторитет государства не позволяет допустить возвращение Массю в Алжир"11 . Все же Шаллю удалось добиться для Массю назначения на новый пост в метрополии, а также убедить де Голля дать ему аудиенцию.

23 января Массю был принят де Голлем. Мнения сторон резко разошлись. В заключение 20-минутной аудиенции президент сказал: "Мой бедный Массю, вы безнадежны" 12 . По возвращении из Елисейского дворца Массю позвонил в г. Алжир начальнику своего штаба полковнику А. Аргу и сказал ему: "Де Голль ничего не


5 С. Paillat. Op. cit., p. 341.

6 J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger. Janvier 1960. P. 1960, p. 64.

7 "Le Figaro", 21.I.1960.

8 Цит. no: A. de Serigny. Un proces. Interrogatoires, depositions, requisitoires, plaidoiries extraits de la stenographic et pieces authentiques du proces "des Barricades". P. 1961, p. 108.

9 16 сентября 1959 г. де Голль впервые заявил о признании за коренным населением Алжира права на самоопределение.

10 J. -A. Faucher. Op. cit., p. 91.

11 М. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., p. 153.

12 Ibid., p. 175.

стр. 96


понял" 13 . Эти слова молниеносно распространились в кругах алжирских ультра, послужив им в какой-то мере сигналом к действию. Правобуржуазная "Le Figaro", отмечая крайне снисходительное отношение властей к "делу Массю", писала в те дни: "Правительство хочет свести инцидент к минимуму" 14 . В действительности же публичная реакция правительства ни в коей мере не соответствовала его подлинному отношению к инциденту с Массю. Об этом говорит хотя бы такой пример: когда на совещании 36 префектов, состоявшемся 21 января у министра внутренних дел П. Шатенэ, один из них спросил у министра, что он думает о создавшемся положении дел, тот ответил: "Мы находимся в ситуации 12 мая (1958 г. - П. Ч.). Мы вновь переживаем ночь с 12 на 13 мая" 15 .

Для более полного представления о значении инцидента с Массю необходимо учитывать то огромное влияние, которым он пользовался в европейских кругах Алжира 16 , а также тот факт, что Массю выражал отнюдь не только свою точку зрения относительно алжирской политики главы государства. "Заявления генерала Массю, - отмечала "Le Figaro", - соответствуют направлению мыслей армии в Алжире, руководители которой чувствуют теперь, как никогда, что они обмануты Шарлем де Голлем после того, как одержали победу над IV республикой" 17 . Кемпский, выступая в те дни но лондонскому телевидению, высказал мнение, что Массю хотел "дать предупреждение де Голлю" 18 . Каковы бы ни были истинные мотивы Массю, его действия послужили сигналом для развязывания в г. Алжире давно зревшего мятежа, подготовленного ультраколониалистскими кругами.

Анатомия заговора

"Наш заговор является открытым" 19 , - демонстративно заявляли лидеры алжирских ультра. К этому можно добавить, что заговор был перманентным с 1956 г., когда началась подготовка свержения IV республики, завершившаяся установлением во Франции V республики20 . "Рожденная военно-фашистским путчем, Пятая республика, - отмечает Ю. И. Рубинский, - оказалась еще более благоприятной питательной почвой для все новых и новых заговоров, чем разлагавшаяся Четвертая республика в последние годы своего существования"21 . Питательной средой для подобных заговоров долгие годы являлась война французского империализма в Алжире. Эта война, которую Франция вела с 1954 г. ради сохранения Алжира под своей властью, потребовала колоссальных усилий и крайнего напряжения всех людских и материальных ресурсов. Численность французских вооруженных сил в Алжире на заключительном этапе войны составляла около 800 тыс. человек22 (с согласия руководства блока НАТО из Западной Европы в Алжир были, например, переброшены четыре французские дивизии)23 . В Алжире было занято 60% всей французской авиации и 90% воен-


13 С. Paillat. Op. cit., p. 347.

14 "Le Figaro", 21.I.1960.

15 J. -A. Faucher. Op. cit., p. 83.

16 Выпускник Сен-Сира и лейтенант колониальной пехоты в Чаде, майор Массю присоединился в 1940 г. к движению Свободная Франция, поддержав де Голля; я 1944 г. - подполковник 2-й бронетанковой дивизии, впоследствии перешел в парашютно-десантные войска в Северной Африке, участвовал в Суэцкой операции, штурмовал Порт-Саид, затем в г. Алжире стал одним из главных действующих лиц заговора 13 мая, затем был избран ультра на должность председателя алжирского "Комитета общественного спасения". Будучи сторонником де Голля, без колебаний подчинился его приказу и покинул эту должность. Массю - единственный из генералов 13 мая, кого де Голль оставил в Алжире и даже повысил в звании и должности. Массю пользовался абсолютным доверием и поддержкой алжирских французов.

17 "Le Figaro", 22.I.1960.

18 "Le Monde", 30.I.1960.

19 Цит. по: J. -A. Faucher. L'An I du systeme gaulliste. P. 1960, p. 99.

20 Н. н. Молчанов. Четвертая республика. М. 1963.

21 Ю. И. Рубинский. Пятая республика (Политическая борьба во Франции в 1958 - 1963 годах). М. 1964. стр. 205.

22 М. Egretaud. Realite de la nation algerienne. P. 1961, p. 227; "La Nouvelle critique", Janvier 1961, N 122.

23 "Проблемы экономики и политики Франции после второй мировой войны". М. 1962, стр. 404.

стр. 97


но-морских сил. Бюджетные ассигнования на войну составили к моменту ее окончания примерно 50 млрд. франков 24 . Будучи не в состоянии самостоятельно оплачивать расходы на ведение войны, правительство настойчиво просило помощи у Вашингтона. Правящие круги США, не одобряя вслух алжирскую войну, тем не менее предоставляли просимую помощь в сумме 3,5 млрд. долларов 25 .

Алжирская война стоила французскому народу значительных человеческих жертв. Общее число потерь, включая раненых и пропавших без вести, составило 100 тыс. человек, в том числе убитых - 36 895 человек 26 . После возвращения де Голля к власти летом 1958 г. алжирская проблема заняла центральное место среди многочисленных забот главы правительства V республики. Трезвый анализ положения - осознание невозможности военной победы в Алжире, непосильное бремя расходов на войну, растущая морально- политическая изоляция Франции на международной арене, враждебность широкой общественности продолжению войны, а также стремление ликвидировать очаг постоянной смуты в Алжире, представлявшей серьезную угрозу режиму, - все это привело де Голля к выводу о необходимости поисков мирного решения затянувшегося конфликта. К этому его подталкивали и интересы крупного французского капитала, переходившего с устаревших, колониалистских на новые, неоколониалистские методы эксплуатации бывших колоний, а также взявшего курс на развитие западноевропейской экономической интеграции.

26 августа 1959 г. де Голль на заседании совета министров впервые открыто поставил вопрос о праве алжирцев на самоопределение 27 . 16 сентября того же года он по радио и телевидению заявил о решении предоставить населению Алжира право самостоятельно выбрать свою судьбу. "На основании учета всех данных - алжирских, национальных и международных, - сказал президент, - я считаю необходимым провозгласить с сегодняшнего дня курс на самоопределение"28 . Впервые за 130 лет французского господства в Алжире глава государства высказывал подобные мысли. Прогрессивные силы положительно оценили сдвиг в алжирской политике правительства. Генеральный секретарь Французской коммунистической партии (ФКП) М. Торез писал по этому поводу: "В политике наших властей произошло, во всяком случае на словах, важное изменение. Констатируя в целом провал умиротворения, генерал де Голль признал право алжирского народа на самоопределение... Главное заключается в его согласии с тем, что Алжир - это не Франция, поскольку алжирский народ может и должен сам определить собственное будущее" 29 .

В лагере реакции заявление де Голля вызвало бурю негодования. Вице- председатель Национального собрания Франции, один из лидеров ультра, Ш. Баулем, демонстративно сорвал с себя орден командора Почетного легиона и бросил его на стол председателя Национального собрания Ж. Шабан-Дельмаса, одного из ближайших соратников де Голля. 50 крайне правых депутатов покинули зал заседаний с криками: "Измена!" В Париже и г. Алжире состоялись манифестации, организованные националистическими организациями30 . Теперь можно совершенно определенно сказать, что именно 16 сентября коалиция, совершившая 13 мая 1958 г. переворот (алжирские ультра, реакционный генералитет, голлисты), дала глубокую трещину, предрешившую вскоре ее раскол. Резкие разногласия вспыхнули и в самой голлистской партии "Союз в защиту новой республики" (ЮНР), внутри которой против курса де Голля в алжирском вопросе выступила фракция, возглавленная Ж. Сустелем, тогдашним министром-делегатом при премьер-министре Дебре.

Вскоре после 16 сентября начальник Генерального штаба вооруженных сил Франции генерал П. Эли направил президенту секретный доклад, в котором говорилось о враждебном отношении армии к его алжирской политике31 . Все свидетельствовало


24 "L'Humanite", 6.VIII.1959; "Le Monde", 20.III.1962.

25 "Проблемы экономики и политики Франции после второй мировой войны", стр. 404.

26 Там же, стр. 405; "Europe - France Outremere", Juin 1962, N 388, p. 2.

27 Н. Н. Молчанов. Генерал де Голль. М. 1972, стр. 378 - 379.

28 Ch. de Gaulle. Discours et messages. T. III: Avec le Renouveau. Mai 1958 - Juillet 1962. P. 1970, p. 117.

29 "L'Humanite", 27.X.1959.

30 M. et S Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., p. 37.

31 Ibid., p. 58.

стр. 98


о том, что страна находится накануне политического кризиса. Крайне правая оппозиция в парламенте и армии начала активную подготовку свержения правительства Дебре и устранения де Голля с поста главы государства. Операцию по "законному", парламентскому захвату власти (названную "Вероника" по имени французской тактической ракеты, испытываемой в то время в Сахаре) возглавили лидеры шовинистических групп и организаций депутаты Ж. Бидо, Ж. -Б. Биаджи, Р. Дюше, П. Арриги, А. де Сериньи, А. де Лакост-Лареймонди, Ф. Валантэн и др. Оппозиция выдвинула и своего кандидата на пост президента. Им должен был стать начальник штаба сухопутных вооруженных сил армейский генерал А. Зеллер, поддерживавший тесные отношения с военным губернатором Парижа генералом Р. Салапом и Жуо. После 16 сентября триумвират генералов принял решение об устранении де Голля и установил контакт с правой парламентской оппозицией, а также с алжирскими ультра.

Операция назначалась на 15 октября 1959 г., когда в Национальном собрании должны были открыться дебаты но алжирскому вопросу. Заговорщики даже распределили министерские портфели. Пост премьера предназначался старому политикану Бидо; во главе министерств должны были стать А. Морис, Дюше, Арриги, де Лакост-Лареймонди, Г. Рибо и другие реакционеры. Но внезапно генерал Зеллер, готовившийся занять Елисейский дворец, узнал, что 1 октября 1959 г. он должен уйти в отставку: службе безопасности стали известны бонапартистские планы начальника штаба сухопутных сил. Заговорщики в смятении. Они в спешке завершали подготовку операции, общий план которой заключался в следующем: 15 октября Национальное собрание должно отклонить политику самоопределения Алжира и вынудить правительство Дебре подать в отставку; де Голль будет обвинен в нарушении конституции, в той ее части, где говорится о территориальной целостности государства, армия же выдвинет Зеллера в качестве нового главы государства.

Накануне, 15 октября, девять депутатов ЮНР объявили о своем выходе из партии. Однако с самого начала заговорщики терпят неудачу: примеру девяти никто не последовал. Армия соблюдает дисциплину и не поддерживает оппозиционеров. "Генерал Зеллер, выбитый из седла своей отставкой, отказался перейти Рубикон, так как он не являлся более представителем законности"32 . 15 октября 1959 г. Национальное собрание 441 голосом против 23 приняло резолюцию, одобрявшую политику главы государства 33 . Таким образом, заговор реакции в Париже потерпел неудачу. После октября центром деятельности антидеголлевского подполья вновь становится г. Алжир. "Через три месяца здесь кое-что произойдет", - заявил лидер Французского национального фронта (ФНФ) Ж. Ортиз тому же Кемпскому, снова посетившему Алжир осенью 1959 года. Ортиз выразил надежду, что "при определенных обстоятельствах он мог бы получить помощь людьми и оружием из некоторых европейских стран". Ортиз уточнил, что под "определенными обстоятельствами" он подразумевал "отделение (Алжира. - П. Ч.) или гражданскую войну" 34 .

Лагерь крайне правой реакции во Франции конца 50-х годов наряду с "законными" партиями и группировками, такими, как "Независимые и крестьяне", "Единство республики" и т. д., включал в себя большое число полулегальных, а часто и подпольных националистических и террористических организаций, объединявших правоэкстремистские круги в метрополии и Алжире. Например, "Движение молодая нация", основанное в 1949 г. братьями Сидо, сыновьями видного вишиста, казненного патриотами движения Сопротивления. Эта организация строила свою деятельность на антипарламентаризме, ксенофобии и антисемитизме. В феврале 1959 г. по инициативе Ф. Сидо и Ф. Ферро была создана "Националистическая партия", запрещенная правительством на шестой день ее существования. Подвизались и такие организации, как "Народное движение 13 мая" ("МП-13") во главе с Р. Мартелем, "Всеобщая ассоциация студентов Алжира" и другие. Все существовавшие в тот период в Алжире шовинистические организации были объединены в "Комитет согласия национальных движений" 35 . После провала операции "Вероника" алжирские ультра активизировали


32 Ibid., pp. 63, 67.

33 Ibid., p. 64.

34 "Le Monde", 30.I.1960.

35 "Le Monde", 6.II.1960.

стр. 99


подготовку собственного выступления, которое первоначально намечалось на апрель 1960 года 36 . Однако инцидент с Массю спутал все карты и побудил их выступить ранее намеченного срока. Впоследствии организаторы "недели баррикад" отрицали тот факт, что в январе 1960 г. имел место заговор. Ответственность за происшедшие события они перекладывали на правительство. "Заговор подготовлен секретными службами" 37 , - заявляли П. Пужад и его сторонники.

Решив объявить курс на самоопределение Алжира, де Голль ясно представлял себе последствия этого шага. Зная о настроениях алжирских французов, а также определенных армейских кругов, президент не мог не предположить возможность открытого вооруженного выступления с целые воспрепятствовать проведению политики самоопределения. Позже он вспоминал: "В начале 1960 г... на алжирском горизонте появляются тучи, предвещавшие грозу"38 . В этих условиях нужно было если не предотвратить вспышку, то хотя бы ослабить ее, побудив заговорщиков выступить прежде, чем они соберут достаточно сил. Есть все основания считать, что специальные службы располагали сведениями о готовившемся заговоре. Делуврие трижды предлагал де Голлю арестовать Ортиза и Мартеля, но президент отказывался. "Мой дорогой! - отвечал де Голль, -...арестом вы можете лишь придать этим людям значение и создать им паблисити"39 . О подготовке выступления свидетельствовали и действия Ортиза. Как стало известно после январского мятежа, он закупил в Бельгии в конце 1959 г. 2500 пистолетов40 . Цель организаторов мятежа состояла в том, чтобы добиться ухода де Голля с поста главы государства и падения Дебре с последующим формированием правительства из сторонников "французского Алжира". Часть руководителей ультра (Лефевр и др.) стремилась к замене режима V республики режимом салазаровского типа; другие думали даже об отделении Алжира от Франции и о создании там самостоятельного государства по образцу ЮАР41 .

Отзыв Массю в Париж предоставил Ортизу и его сторонникам возможность начать планируемую акцию. Выступление было намечено на те дни, когда все политическое и военное руководство было вызвано из Алжира на совещание в Париж. Но из-за ряда технических трудностей, а также возникших разногласий среди лидеров ультра выступление было отсрочено42 . Главная роль в мятеже отводилась "отрядам территориальной обороны" - военизированным подразделениям милицейского типа, созданным в конце 1955 г. для борьбы с "террором ФИО". Они подчинялись штабу армейского корпуса в г. Алжире. Незадолго до январских событий де Голль потребовал разоружить моторизованные части территориальных войск, однако его приказ не был выполнен, а вся документация на личный состав этих частей и их вооружение таинственно исчезла. Командующим "отрядами территориальной обороны" в январе 1960 г. был майор запаса кадровый разведчик В. Сапэн-Линьер, бывший резидент французской контрразведки на Ближнем Востоке 43 .

После инцидента с Массю ситуация в г. Алжире начала резко обостряться. 18 января мэры 1-го и 4-го округов Лоффредо и Плейбер заявили, что они выходят из голлистской партии "в знак несогласия с нынешней политикой партии в отношении Алжира" 44 .

21 января алжирские ультра связались с маршалом Жюэном, генералами Зеллером, Саланом и Жуо на предмет выяснения их намерений относительно планируемого мятежа в Алжире. Жюэн ответил, что он "готов вмешаться в случае катастрофы". Зеллер и Салан после провала плана "Вероника" заняли выжидательную позицию. Жуо был настроен более воинственно, но его активность лимитировалась тем, что он, как и Салан, находился под пристальным наблюдением службы безопасности. В тот


36 По другим сведениям, в апреле должно было состояться выступление офицеров-националистов (J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 110).

37 M. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., p. 84.

38 Ch. de Gaulle. Memoires d'Espoir. Le Renouveau. 1958 - 1962. P. 1970, p. 83.

39 Цит. no: M. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., p. 84.

40 Ibid., pp. 18, 112.

41 "L'Express", 28.I.1960, N 450, p. 13.

42 Ibid., p. 11.

43 "Le Monde", 31.I. -1.II.1960; J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 128.

44 "Le Monde", 20.I.1960.

стр. 100


же день Тиксье-Виньянкур, бывший защитник Петэна, "адвокат всех вчерашних и завтрашних активистов", заявил в кулуарах Дворца правосудия, что еще до конца недели де Голль покинет Елисейский дворец. Одновременно пронесся слух, что при новом правительстве Тиксье-Виньянкур получит пост генерального прокурора. Адвокат ультра не опровергал этот слух и многозначительно молчал45 . Военное министерство в Париже отдало приказ о приведении в состояние повышенной боеготовности танковых частей в Рамбуйе, Сен-Жермен ан Ле, а также танковых дивизий, дислоцированных в ФРГ46 . Бидо было вручено правительственное постановление, запрещавшее ему въезд в Алжир впредь до особого разрешения.

Вечером 23 января в г. Алжире начались студенческие демонстрации под анти- деголлевскими лозунгами. В 21 час Генеральная делегация сообщила о встрече Делуврие с представителями алжирских "активистов" и достигнутой договоренности способствовать порядку. Одновременно стала известна инструкция Шалля войскам о поддержании порядка 47 . Вместе с тем в одном из баров вечером того же дня произошла встреча двух соперничавших между собой вожаков алжирских ультра - Ортиза и П. Лагайярда. Они договорились, что будут действовать параллельно: Лагайярд строит баррикады вокруг университета, а Ортиз занимает здание "Кредитного общества" и близлежащее пространство, где он также возводит кольцевые баррикады. Свидетели позднее будут утверждать, что в ночь на 23 января на крышу здания, где Ортиз разместил свой штаб, были подняты два ручных пулемета48 . Лидеры ультра приняли решение продолжать забастовку, которую по их приказу в тот же день объявили владельцы магазинов и предприятий г. Алжира.

24 января

На рассвете 24 января ректор Алжирского университета сообщил по телефону Делуврие, что вооруженные молодые люди, окружив здание, не позволили ему войти в университет. Генеральный делегат тотчас отдал приказ мобильной жандармерии, отрядам республиканской безопасности, парашютистам Иностранного легиона и морской пехоте занять все стратегические пункты г. Алжира 49 . Рано утром по городу распространялись листовки: "Французы Алжира! Генерал Массю, последний человек 13 мая, последний гарант французского Алжира и интеграции, осмеян и устранен. Де Голль хочет иметь свободные руки для того, чтобы продать Алжир, как он продал Черную Африку... Настал час подняться на борьбу и положить конец предательству. Собирайтесь в 11 часов на плато Глиер, где вы покажете вашу решимость!"50 . Листовки были подписаны "Комитетом согласия ветеранов войны", "Федерацией территориальных подразделений" и "Комитетом согласия национальных движений". В густонаселенном европейском квартале Баб-эль-Уэд территориальные ополченцы с утра призывали население направиться в центр города. По громкоговорителю раздавались призывы не поддаваться на увещевания официальной пропаганды и двигаться к центральной площади столицы Форуму. В 11 час. 30 мин. у здания университета собралась многочисленная толпа. В окружении вооруженных телохранителей появился Лагайярд в форме лейтенанта-парашютиста. Толпа скандировала: "Де Голля на виселицу! Да здравствует Массю!" В отдельных местах демонстранты прорвали кордоны полиции 51 .

К полудню демонстрантов насчитывалось до 9 - 10 тысяч. Они пробили второе кольцо полицейских кордонов. В полдень штаб мятежников сообщил, что Шалль пригласил на переговоры лидера ФНФ Ортиза. Официальные власти опровергли это сообщение. Впоследствии, на судебном процессе, факт встречи и ее содержание стали известны благодаря показаниям капитана Филиппи из штаба армейского корпуса


45 М. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., pp. 139, 115.

46 Ibid., pp. 147 - 148.

47 "Le Monde", 26.I.1960.

48 J. -A. Gaucher. Les barricades d'Alger, p. 120.

49 P. Viansson-Ponte. Histoire de ia Republique Caullienne. T. I: La fin d'une epoque. P. 1970, p. 255.

50 "Le Figaro", 18.II.1960.

51 "Le Monde", 26.I.1960; J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 131.

стр. 101


г. Алжира. Филиппи подтвердил, что в 11 час. 45 мин. 24 января он был вызван к полковнику Аргу, который передал ему приказ Шалля направиться в расположение штаба Ортиза, на бульвар Лаферьер, разыскать лидера ФНФ и убедить его прибыть к главнокомандующему. Некоторое время спустя Ортиз был в штабе Шалля. Они прошли в кабинет 52 . Детали беседы остались неизвестными. Однако есть основания полагать, что между Шаллем и Ортизом было заключено соглашение: главнокомандующий своей пассивной политикой в отношении мятежников фактически поощрял их на дальнейшие действия. Может быть, он старался заручиться поддержкой главаря мятежников, если их акция примет достаточно широкие масштабы. Обращает на себя внимание та настойчивость, с которой Ортиз стремился увеличить число демонстрантов до 100 тыс., повторяя, как заклинание, одну и ту же фразу: "Когда нас будет 100 тыс., армия встанет на нашу сторону". Впоследствии на вопрос о его беседе с Шаллем Ортиз ответит: "Я позавтракал с генералом Шаллем, и он дал мне зеленый свет" 53 .

Затем мятежники создали во главе с Ортизом "руководящий комитет демонстрации". После оформления органа мятежников один из лидеров комитета, Ж. -К. Пере, отдал приказ членам ФНФ "заставить все население выйти на улицы". К 15 час. 30 мин. силам безопасности удалось сломить сопротивление демонстрантов, рвавшихся к зданию радио и телевидения. Через час число мятежников достигло примерно 20 тыс. человек, и только тогда штаб армейского корпуса распространил заявление, гласившее, что армия не поддерживает демонстрантов. Руководители мятежников обратились к населению с призывом начать всеобщую городскую забастовку. Ортиз предпринял усилия для овладения Форумом, где находится монумент павшим, имеющий символическое значение. Ведь именно взятие Форума 13 мая 1958 г. предрешило судьбу IV республики.

В то самое время, когда Ортиз направлял колонны демонстрантов на Форум, начальника мобильной жандармерии г. Алжира полковника Дебросса срочно вызвал к телефону комендант северной зоны столицы генерал Кост и сообщил, что необходимо остановить мятежников, ибо "демонстрация слишком затянулась и пора ее прекратить. Вас поддержат два полка парашютистов". В 17 час. 54 мин. Дебросс начал операцию. На плато Глиер в это время находилось уже около 6 тыс. человек. В момент, когда подразделение мобильной жандармерии вошло в соприкосновение с передними шеренгами демонстрантов, достигшими монумента павшим, раздались выстрелы из пистолетов и автоматные очереди, застрочил ручной пулемет. Перестрелка велась в течение 40 минут. С той и другой стороны слышались крики и стоны раненых. Позднее возникнет дискуссия относительно того, кто сделал первый выстрел. Мятежники по понятным причинам полностью отрицали свой приоритет. Свидетели рассказывали, что стрельбу начала небольшая группа провокаторов. Жандармы утверждали, что им стреляли в спину 54 .

Пытаясь отбросить мятежников, мобильные жандармы понесли значительные потери. Обещанная помощь со стороны 1-го парашютно-десантного полка появилась лишь после того, как перестрелка стала затихать. "Вам потребовалось 45 минут, чтобы преодолеть 400 метров" 55 , - заявил в ярости Дебросс командиру парашютистов полковнику Дюфуру. На судебном процессе выяснилось, что в течение всей перестрелки парашютисты полка, скомплектованного главным образом из жителей г. Алжира, находились в 500 м от поля боя и не думали вмешиваться. Пара (так во Франции называют парашютно-десантные войска) не скрывали своего недовольства возложенной на них функцией и не имели намерения стрелять в мятежников, штурмуя баррикады, за которыми почти каждый солдат мог встретить своего отца или брата. Кроме того, необходимо учитывать степень "понимания" и симпатий в отношении мятежников, существовавшую у командного состава французской армии в Алжире. Примечательно, что после перестрелки Шалль снял Коста с занимаемой должности за то, что тот


52 A. de Serigny. Op. cit., pp. 249 - 250.

53 "L'Express", 28.I.1960, N 450, p. 11; M. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., p. 211.

54 J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, pp. 149 - 150.

55 A. de Serigny. Op. cit., p. 212.

стр. 102


послал Дебросса на Форум. Командиру полка "малиновых беретов" полковнику Бруаза, прибывшему к Шаллго с протестом в связи с перестрелкой, главнокомандующий ответил: "Не говорите мне об этом. Я думаю так же и даже хуже, чем вы". А на судебном процессе над организаторами "недели баррикад" Шалль вообще отказался признать их вину. "Я не думаю, - заявил он, - чтобы эти люди были мятежниками"56 . Приходится ли после этого удивляться, что Ортиз, Лагайярд и их сообщники в течение семи дней могли практически безнаказанно действовать?

По официальным данным, в результате вооруженного столкновения сил безопасности с мятежниками 20 человек были убиты и 143 ранены. Потери мятежников составили соответственно 6 и 20, жандармерии - 14 и 123 57 . Итогом столкновения явилось резкое обострение обстановки. В городе было объявлено осадное положение. В 20 час. по радио выступил Шалль: "Мятеж против французской армии не будет иметь успеха. Порядок будет восстановлен". Ультра по-своему отреагировали на действия властей. "Мы хотим создания правительства национального спасения, - требовал Ортиз, - и не желаем больше разговаривать с Генеральной делегацией" 58 . В тот же вечер мятежники разоружили на ул. Исли 30 жандармов. Руководство ФИО отдало распоряжение своим сторонникам не вмешиваться в конфликт между французскими властями и ультра 59 .

Известия о делах в Алжире застали президента в его загородной резиденции, откуда он срочно возвратился в Париж. Премьер-министр прервал поездку по Бретани и в ночь на 25 января прибыл в Елиссйский дворец, где де Голль передал ему текст своего обращения к нации60 . Выступление ультра вызвало немедленную реакцию во Франции. Подавляющее большинство ее общественного мнения решительно осудило очередную вылазку крайне правой реакции. "Эти события, - писал член Политбюро ФКП В. Рочие, - вновь показывают, что алжирская война стала главным источником, питающим фашизм. Настало время покончить с этой несправедливой войной... Настало время покончить со снисходительностью властей в отношении фашистских заговорщиков"61 . В поддержку политики самоопределения Алжира высказалось руководство Французской социалистической партии (СФИО), голлистской партии ЮНР и клерикального Народно-республиканского движения (МРП). С мятежниками солидаризировалась лишь незначительная кучка крайне правых. Их настроения отчетливо были выражены в телеграмме, направленной де Голлю депутатом Национального собрания П. Баттести: "Мы с теми, кто на баррикадах".

Время - против мятежников

25 января положение в г. Алжире было таким: мятежники действовали в основном двумя группами: Лагайярд забаррикадировался в университете; Ортиз обосновался в помещении "Кредитного общества". Вокруг этих зданий стали возводиться кольцевые баррикады, за которыми находились примерно 5 тыс. человек, в том числе 1200 вооруженных62 . Мятежникам противостояли подразделения мобильной жандармерии и отряды республиканской безопасности. Регулярные части, хотя и находились на стороне властей, избегали столкновений с мятежниками. Один из французских историков писал в связи с этим: "Создалось своеобразное равновесие, когда армия ничего не предпринимает, а инсургенты не делают ничего лишнего. Именно это равновесие создало в метрополии впечатление, будто власть в г. Алжире беспомощна и может быть поколеблена, как 13 мая". При всей спорности данной оценки, в первую очередь в отношении мятежников, особое удивление вызывало поведение армии. Хотя ее командование на словах и выступило с осуждением акции Ортиза - Лагайярда, оно ничего не предпринимало для ее пресечения. Во время тайного визита в Алжир премьера Дебре в ночь на 26 января полковник Бруаза заявил ему: "Неужели


56 Ibid., pp. 244 - 245, 296.

57 "Le Monde", 2.II.1960.

58 "Le Figaro", 26.I.I960; "Le Monde", 26.I.1960.

59 "L'Humanite", 1.II.1930.

60 "Le Monde", 26.I.1960.

61 "L'Humanite", 25.I.1960.

62 "Le Figaro", 26.I.1960; "Le Monde", 26.I.1960.

стр. 103


призвание президента республики состоит в том, чтобы заставить французов стрелять друг в друга? Лично я никогда не выполню приказа взять штурмом баррикады" 63 . Резюмируя создавшуюся ситуацию, парижская газета "Les Echos" 26 января 1960 г. отмечала: "Армия превратилась в первую и самую мощную партию во Франции".

Имеются основания полагать, что, если бы мятеж принял более широкие масштабы, армия в Алжире примкнула бы к нему. Однако число мятежников и демонстрантов так и не превысило 20 - 25 тыс. человек, что и побудило реакционный генералитет на этот раз воздержаться от выступления, отсрочив его до более удобного момента. 25 января правительство приняло первые меры по борьбе с мятежом. Ранним утром по радио было зачитано послание президента с призывом к мятежникам "вернуться к национальному порядку". "Мятеж, только что развязанный в Алжире, - внушал де Голль, - наносит тяжелый удар по Франции... В том, что касается меня лично, я выполню мой долг" 64 . Днем в Елисейском дворце было созвано экстренное заседание совета министров. В правительстве не наблюдалось единства относительно возможного выхода из создавшегося конфликта. Часть министров (Сустель, Корню-Жантий и др.) решительно высказалась против применения силы в отношении мятежников и даже поставила вопрос об отказе от политики самоопределения, провозглашенной президентом. Особенно яростно выступал бывший генерал-губернатор Алжира Сустель. Страсти накалились настолько, что во время заседания президент отдал приказ службе безопасности арестовать Сустеля по выходе из дворца, но затем отменил его. Подводя итог дискуссии, де Голль заявил: "Итак, военные - против политики генерала де Голля. Военные власти города Алжира проявляют себя очень слабо или не проявляют совсем. Моя политика не изменится. Восстание должно быть подавлено. Безнаказанности не должно быть места. Если Шалль не решится действовать, его нужно будет заменить" 65 .

А в алжирской столице тем временем кипели страсти. "Мы сложим оружие только в том случае, - заявил Ортиз, - если генерал де Голль откажется от политики самоопределения" 66 . Поздно вечером 25 января на помощь правительственным войскам прибыли 14-й и 9-й полки 25-й парашютно- десантной дивизии, дислоцированной в г. Константине. Мятежники, со своей стороны, принимали меры по укреплению дисциплины в своих рядах. Лагайярд объявил по радио, что вводит в своем лагере смертную казнь и тюремное заключение для предателей и нарушителей дисциплины 67 .

Политическая жизнь в Париже 26 января характеризовалась лихорадочностью и ожиданием больших событий. Ходили слухи об отставке семи министров. Дебре предлагал де Голлю отказаться от курса на самоопределение для того, чтобы удержать армию от выступления на стороне мятежников. Президент ответил: "Я сказал - самоопределение, и я не отступлю... Вы будете рассуждать позже. А сейчас выполняйте то, что я приказал. Настал час, когда нужно бороться". И Дебре под диктовку де Голля стал писать новый текст своего заявления по радио, которое он должен был сделать в 14 часов 68 . В тот же день между де Голлем и его старым другом Жюэном произошло резкое объяснение. Маршал настаивал на пересмотре алжирской политики и требовал от президента уступить мятежникам. Тот ответил отказом. Некоторые члены правительства считали, что в создавшейся ситуации де Голлю лучше уйти в отставку 69 . Панические настроения охватили даже ближайшее окружение президента. В парламенте активизировались крайне правые.

Однако в метрополии действия реакции не были поддержаны ни большинством политических партий, ни тем более массами трудящихся. Политбюро ФКП в заявлении от 26 января подчеркивало, что "единственно возможной позицией в отношении ультра было бы поставить их вне закона раз и навсегда,.. а также разоружить и распустить


63 С. Paillat. Op. cit, pp. 350, 353.

64 "Le Monde", 26.I.1960.

65 C. Paillat. Op. cit., pp. 351 - 352.

66 "Le Figaro", 27.I.1960.

67 A. de Serigny. Op. cit., p. 274.

68 J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 207.

69 Ibid.

стр. 104


их организации как в Алжире, так и во Франции. Интересы Франции и ее народа требуют незамедлительно покончить с войной, длящейся уже пять лет и принесшей стране столько несчастий" 70 . Свое осуждение мятежников выразили руководство СФИО, МРП, Бюро Французской конфедерации христианских трудящихся (ФКХТ). В обращении Национального бюро МРП содержалось "согласие с политикой, определенной генералом де Голлем 16 сентября и одобренной парламентом, политикой, которая отвечает воле подавляющего большинства страны" 71 .

Ночь на 27 января прошла в г. Алжире без инцидентов. В лагере мятежников царили порядок и дисциплина; в рядах правительственных войск наблюдалась некоторая расслабленность. Солдаты позволяли населению почти беспрепятственно общаться с мятежниками. В городе три дня не делали уборку, и он был завален мусором. Магазины были закрыты, но рынки торговали. Днем Лагайярд и Ортиз прибыли в штаб армейского корпуса, где вели переговоры о возможности "примирения" и прекращения борьбы на почетных для мятежников условиях. Однако непомерные требования Лагайярда и Ортиза сделали невозможным достижение согласия72 . Делуврие продолжал призывать по радио прекратить мятеж и "избежать раскола между г. Алжиром и метрополией" 73 .

В это время в Париже было созвано экстренное заседание совета министров для принятия чрезвычайных мер в отношении мятежников. Разногласия в правительстве по-прежнему носили острый характер. Ряд министров снова высказался против применения силы, другие настаивали на решительных мерах для "поддержания авторитета государства" 74 . Лишь на пятый день мятежа правительство под давлением демократических сил начало полицейско- судебные акции против правых ультра в метрополии. На основании ст. 87 Уголовного кодекса, под которую подпадают действия, имеющие целью "ликвидировать или свергнуть правительство вооруженным путем", судебные органы выдали 80 ордеров на арест крайне правых активистов. Служба безопасности провела серию обысков в Париже, на квартирах функционеров правоэкстремистских организаций. Соответствующие полицейские акции были предприняты также в Бордо, Лионе, Тулузе, Марселе, Лилле, Монпелье, Руане, Ренне, Реймсе, Аижере. При этом в ряде случаев были обнаружены партии оружия, заготовленного правыми экстремистами.

В авангарде демократических сил, требовавших покончить с мятежам алжирских ультра, шла компартия. 28 января Политбюро ФКП опубликовало "призыв к единству французского народа против алжирских мятежников, за проведение в жизнь самоопределения". "Перед реальностью угрозы, в которую фашизм вовлекает Францию, - говорилось в призыве, - Политбюро Французской коммунистической партии считает необходимым сделать все возможное для объединения всех республиканских сил страны" 75 . ФКП предложила всем демократическим партиям и организациям немедленно объединиться для отпора алжирским мятежникам и их сторонникам в метрополии. Одновременно Генеральный секретарь ФКП М. Торез обратился е письмом к СФИО, Автономной социалистической партии, Союзу социалистических левых сил, партии радикалов и радикал-социалистов, профсоюзным объединениям - Всеобщей конфедерации труда, ФКХТ, Форс увриер, Федерации национального образования, Национальному профсоюзу учителей, Лиге по правам человека - о проведении совместных действий против фашистской угрозы 76 .

Руководство СФИО заняло непоследовательную позицию, оно даже не ответило на письмо Тореза. Осуждая действия мятежников, лидеры социалистической партии предпочитали единству действий демократических партий одностороннее сотрудничество с правительством. Лишь перед лицом всенародной поддержки призыва ФКП об организации всеобщей забастовки СФИО и ее профсоюзный центр Форс увриер


70 "L'Humanite", 27.I.1960.

71 "Le Monde", 27.I.1960.

72 М. et S. Bromberger, G. Elgey, J. -F. Chauvel. Op. cit., p. 334.

73 J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, pp. 245 - 246.

74 "Le Monde", 28.I.1960.

75 La resolution du B. P. du PCF du 28 Janvier 1960. "Cahiers du communisrne". 1960, N 2.

76 "L'Humanite", 28.I.1960.

стр. 105


призвали своих членов участвовать в предложенной коммунистами забастовке протеста77 . "Дорога к миру (в Алжире. - П. Ч.), - отмечала в те дни демократическая газета "La Liberation", - пролегает через полный и окончательный разгром постоянно тлеющего заговора". Остроту возникшей угрозы признавали даже правобуржуазные партии и их органы печати. "Теперь, - писала "Le Figaro" 29 января 1960 г., - речь уже идет не о защите французского Алжира, а о попытке реванша со стороны определенных политических элементов, обманутых, по их мнению, 13 мая, когда они должны были прийти к власти. Для них французский Алжир - всего лишь ширма, за которой они стремятся добиться не только падения де Голля, но и всего режима, который все жееще сохраняет у нас демократию". Наряду с объединением демократических сил происходило сплочение и буржуазных партий, заявивших о своей лояльности правительству, - ЮНР, МРП, партии радикалов и др. Был создан комитет в поддержку генерала де Голля, объединивший представителей властей на местах и часть общественности.

Тем временем мятежники прилагали усилия для укрепления своих позиций и призывали жителей г. Алжира продолжать "неограниченную забастовку". Муниципальный совет города объявил сбор пожертвований в помощь "национальному движению". За одни сутки было собрано 20 млн. франков78 . 28 января, в 19 час., как и во все предыдущие дни, толпа алжирских французов собралась перед зданием "Кредитного общества", чтобы получить от Ортиза очередную дозу пропагандистской зарядки. Как обычно, пара и полиция ничего не предприняли, чтобы помешать этим ежевечерним сходкам. На баррикадах можно было видеть транспаранты с лозунгом "Да здравствует Массю!", явно адресованные армии. Власти по-прежнему ограничивались призывами прекратить забастовку и разобрать баррикады, но эти призывы оставались без последствий.

29 января характеризовалось усилением нерешительности гражданской и военной администрации г. Алжира. Дело дошло до того, что генеральный делегат и главнокомандующий войсками покинули город и обосновались на базе ВВС в Регайе, в 25 км от столицы. Мятежники, захватившие городскую гостиницу, создали из муниципальных советников дополнительный "руководящий комитет" в поддержку мятежа. Днем генеральный директор алжирской службы безопасности полковник И. Годар начал переговоры с Лагайярдом, который вновь стал диктовать ему условия как равная сторона. Соглашение не было достигнуто 79 . Из Парижа в Регайю прибыл начальник Генерального штаба Эли, чтобы добиться от армии более определенной позиции в отношении мятежников. Командиры армейских корпусов Константины и Орана генералы Олье и Гамбьез заверили Эли в верности присяге и правительству. Командование алжирского армейского корпуса по-прежнему было пассивно и уклонилось от прямого ответа на вопрос, могут ли баррикады быть взяты штурмом. Лишь офицеры ВВС высказались за ликвидацию баррикад, обещая осуществить ее за несколько часов. Однако Шалль решительно возразил против применения силы 80 .

В 20 час. по французскому радио и телевидению выступил де Голль, подтвердивший намерение неуклонно проводить политику самоопределения и призвавший алжирских французов "вернуться к порядку". "Я обращаюсь к армии, - продолжал президент, - замечательные усилия которой обеспечивают нам путь к победе в Алжире, но некоторые элементы которой пытаются думать, что эта война - их война, а не война Франции и что они имеют право пытаться проводить политику, которая не была бы политикой Франции. Я говорю всем нашим солдатам: ваша миссия не допускает каких-либо экивоков и интерпретаций. Ни один солдат не должен даже пассивно присоединяться к путчу. Общественный порядок должен быть восстановлен. Да здравствует республика! Да здравствует Франция!"81 .

На мятежных баррикадах выступление президента республики было встречено криками: "Де Голля на виселицу!" Однако время работало против мятежников. На-


77 "Le Monde". 30.I.1960.

78 "Le Monde", 29.I.1960.

79 A. de Serigny. Op. cit., p. 276; J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 302.

80 J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 281.

81 "Citations du president de Gaulle". Choisies et presentees par J. Lacouture. P. 1968, pp. 95 - 96.

стр. 106


дежды на поддержку в метрополии бесследно испарились. Армия в Алжире так и не присоединилась к мятежу, хотя и не проявляла должной твердости. А малочисленность мятежников не позволяла им перейти в наступление. В конечном счете кольцевые баррикады, призванные стать опорными пунктами наступательного движения, превратились в гетто для Ортиза - Лагайярда и их сообщников. В полдень 30 января, осознав безнадежность своего предприятия, Ортиз объявил, что 1 февраля забастовка должна прекратиться. "Мы приняли это решение, - заявил представитель Ортиза адвокат Ж. Менэнго, - исходя из интересов населения, а также по экономическим соображениям. Но я вас призываю приходить к нам (на баррикады. - П. Ч.) столь часто, как вы это сможете". Таким образом, мятежники решили продолжать отсиживаться за баррикадами.

В 14 час. парашютисты 25-й дивизии плотным кольцом окружили укрепленный лагерь Лагайярда, а спустя 15 мин. командир 10-й парашютно-десантной дивизии генерал Грасьё издал приказ о мобилизации военного персонала территориальных войск г. Алжира. Все военнообязанные должны были явиться к 16 час. в расположение штабов своих батальонов. Военные коменданты зон получили категорический приказ взять под прямое командование территориальные подразделения 82 . Итак, мятежники лишались мощной опоры и важнейшего союзника, и теперь их баррикады оставались без достаточного прикрытия. В 16 час. командир алжирского армейского корпуса Крепэн призвал по радио население "немедленно возобновить работу". Ортиз лихорадочно взывал к французам - жителям г. Алжира поддержать мятежников в надежде, что армия не станет стрелять. В ответ на ультиматум военного командования, переданный Лагайярду в 14 час., этот депутат-ультра отверг его, о чем было объявлено по радио. Среди мятежников еще более усилилось напряжение: в лагере Лагайярда была зарегистрирована попытка самоубийства. В городе ввели комендантский час.

Утро 31 января началось с распространения подстрекательских листовок. На ул. Исли вспыхнула перестрелка, в результате которой четыре человека были тяжело ранены. В 11 час. 05 мин. от взрыва мощной мины, подложенной в расположение правительственных войск, погибли три парашютиста и сам террорист, 20 человек получили ранения. В полдень представитель Ортиза опроверг слухи о готовящейся капитуляции мятежников. Полковник Годар получил приказ прекратить всякие переговоры и контакты с мятежниками. На помощь силам порядка прибыла моторизованная колонна 13-й полубригады Иностранного легиона, занявшая подступы к центру города. С 18 час. наблюдались случаи ухода территориальных ополченцев с баррикад. 31 января лагерь мятежников покинули 177 солдат территориальных подразделений. Военное командование распространило приказ, гласящий, что 1 февраля территориальные ополченцы должны приступить к исполнению своих обязанностей. Одновременно Крепэн распорядился отключить электричество в лагере мятежников. "Эта ночь будет решающей" 83 , - сказал Лагайярд. К полуночи мятежники были окончательно изолированы в кольцевых баррикадах. Они, как и правительство, с тревогой ожидали наступления утра 1 февраля, когда во Франции должна была начаться всеобщая забастовка протеста против мятежа, идея которой была выдвинута ФКП и одобрена всеми демократическими партиями и профсоюзами. Под давлением масс правительство приняло также ряд мер по изоляции сообщников мятежников в метрополии.

Конец мятежа

На рассвете 1 февраля из дома N 5 по ул. Шарля Пеги осторожно вышел человек. Не привлекая к себе внимания, он затерялся в узких улочках алжирской столицы. Через 10 мин. в этот дом прибыл отряд парашютистов, чтобы арестовать Ортиза - главное действующее лицо мятежа. Однако было поздно. Ортиз исчез, объявившись в скором времени в Мадриде. После бегства вожака мятежники, занимавшие здание "Кредитного общества", без единого выстрела сдались правительственным войскам.

Лагайярд повел себя иначе. С вечера 31 января он начал переговоры па ко?,;анд-


82 "Le Monde", 31.I-1.II.1900.

83 "Le Monde", 2.II.1960; J. -A. Faucher, Les barricades d'Alger, p. 327.

стр. 107


ном пункте полковника Дюфура. Переговоры продолжались всю ночь и первую половину дня 1 февраля. Со стороны властей они велись на весьма высоком уровне - генералы Крепэн, Грасьё, Афруйу, полковник Мейер и др. Лагайярд выдвинул наглые требования: амнистия мятежникам, предоставление им права покинуть баррикады с оружием в руках, организация с участием Делуврие и представителей мятежников церемонии возложения венков в память жертв перестрелки 24 января, использование отрядов Лагайярда в боевых действиях против Армии национального освобождения Алжира 84 . Власти сочли возможным согласиться на ряд требований. Перед тем как подписать условия капитуляции, Лагайярд уничтожил имевшуюся у него документацию, и прежде всего фамилии, телефоны и адреса офицеров французской армии, с которыми он имел связь. В полдень он во главе колонны из 650 мятежников сдался властям. Из доставленных в Зеральду мятежников лишь около 100 человек изъявили желание участвовать в боевых действиях, остальные были распущены по домам85 . В течение второй половины дня обстановка в городе полностью нормализовалась.

В то время как власти еще вели переговоры с Лагайярдом, во Франции прошла мощная одночасовая забастовка, в которой приняло участие более 10 млн. человек. Французы сказали свое решительное "нет" планам заговорщиков и потребовали от правительства принятия радикальных мер по пресечению их преступной деятельности. Совет министров, собравшийся в 15 час., постановил созвать чрезвычайную сессию Национального собрания и сената. Правительство запросило у парламента дополнительных полномочий сроком на один год для "восстановления порядка и законности" согласно ст. 38 конституции86 . 2 февраля 1960 г. Национальное собрание 441 голосом "за" при 75 "против" и 16 воздержавшихся одобрило предоставление правительству дополнительных полномочий 87 . На следующий день сенат 225 голосами против 49 также одобрил законопроект 88 . Коммунисты-депутаты и сенаторы голосовали против, считая, что последний противоречит подлинной демократии и служит лишь еще большему усилению режима личной власти.

Получив от парламента запрошенные полномочия, де Голль осуществил 5 февраля реорганизацию правительства, из которого были устранены скомпрометированные в ходе "недели баррикад" министры. Был переведен в метрополию ряд офицеров, проявивших в ходе событий нелояльность в отношении правительства. 4 февраля делегат Делуврие подписал постановление о роспуске шести шовинистско-экстремистских организаций - ФНФ, "Студенческое националистическое движение", "Присутствие и защита", "МП- 13", "Движение за установление корпоративного порядка" и "Комитет согласия национальных движений". Одновременно были выданы ордера на арест руководителей этих организаций и лиц, активно действовавших в ходе мятежа. Были приняты меры по перестройке деятельности гражданской и военной администрации. Из Алжира был устранен полковник Годар 89 .

К суду военного трибунала по делу о мятеже были привлечены 15 человек90 ; четыре человека, которым удалось скрыться, подверглись суду заочно (Ортиз, Мартель, Менэнго, еще один из лидеров ультра, Ж. Лакьер). Во время подготовки процесса трем обвиняемым (Лагайярду, Ронда и Сюзини) удалось, не без ведома полиции, бежать в Испанию. Уже поэтому судебный процесс над организаторами "недели баррикад", открывшийся 3 ноября 1960 г., не мог считаться серьезным. Власти явно стремились свести к минимуму морально-политические издержки, понесенные режимом в ходе мятежа. К тому же крайне правая оппозиция служила козырной картой правящих кругов в их игре против демократических сил. Сохранение ее было, до оп-


84 С. Paillat. Op. cit., pp. 357 - 358; "Le Monde", 2.II.1960.

85 J. -A. Faucher. Les barricades d'Alger, p. 338; "Le Monde", 4, 7, 8.II.1960.

86 "Constitution et ordonnances portant lois organiques relatives a la Communaute". P. 1959, p. 14.

87 "Journal officiel de la Republique Francaise. Debats parlementaires. Assemblee Nationale. Seance du 2 Fevrier". 6 Fevrier 1960, pp. 147 - 148.

88 "Journal officiel de la Republique Francaise. Debats parlementaires. Senat. Seance du 3 Fevrier". 4 Fevrier 1960, pp. 43 - 44.

89 "Le Monde", 6 - 8.II.1960.

90 О. Арнуль, Ж. -М. Демарке, Ф. Фераль, Ж. Гард, С. Журде, П. Лагайярд, Б. Лефевр, П. Мишо, Ж. -К. Пере, М. Рамбер, М. Ронда, Ж. -М. Санн, В. Сапэн-Линьер, Ж. -Ж. Сюзини, А. де Сериньи.

стр. 108


ределенного момента, выгодно как оправдание для все более широкого усиления полномочий исполнительной власти. Лишь в одном случае (по поводу Ортиза) суд удовлетворил требование обвинения (смертная казнь), которое не могло быть осуществлено из-за отсутствия подсудимого. Всем остальным участникам мятежа были вынесены мягкие приговоры 91 .

Спустив на тормозах дело о "неделе баррикад", правительство надеялось на какое-то примирение с ультра. Однако те и не помышляли ни о каком компромиссе. На пятый день после поражения на стенах г. Алжира появились подстрекательские листовки, утверждавшие, что борьба не окончена. А спустя 14 месяцев после "недели баррикад" Алжир стал очагом нового путча, подготовленного и развязанного реакционной военщиной и поддержанного французскими ультра 92 .


91 Лагайярд - 10 лет заключения (заочно), Менэнго - 7 (заочно), Мартель- 5 (заочно), Ронда - 3, Сюзини - 2 (условно). Остальные были оправданы (A. de Serigny. Op. cil., p. 442).

92 См. П. П. Черкасов. Провал генеральского путча в Алжире. "Вопросы истории", 1977, N 9.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-НЕДЕЛЯ-БАРРИКАД-В-Г-АЛЖИРЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. П. ЧЕРКАСОВ, "НЕДЕЛЯ БАРРИКАД" В Г. АЛЖИРЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 07.02.2018. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-НЕДЕЛЯ-БАРРИКАД-В-Г-АЛЖИРЕ (date of access: 24.01.2021).

Publication author(s) - П. П. ЧЕРКАСОВ:

П. П. ЧЕРКАСОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
Первоначально Вселенная представляла собой Нейтронный Объект, однородной нейтронной структуры. Этот Нейтронный Объект имел высокую, угловую скорость вращения. Масса Нейтронного Объекта порядка 〖10〗^53 Kg, в современной метрике. Физические значения определяющие его внутреннюю структуру, изменялись при изменении потенциала взаимодействия структур энергии нейтронов.
Catalog: Физика 
3 hours ago · From Владимир Груздов
Содержание видеофильма ОАО ТРК «Звезда» Вооруженных сил Российской Федерации о Фиделе Кастро от 17.08.2017г - насквозь классово враждебное, клеветническое, как для уважаемого нами Героя Кубинской революции и Героя Советского Союза, так и для каждого из участников Карибского фронта – погибшего там, умершего на Родине или всё еще живого! Достаточно прочитать подлинные письма Ф.Кастро, Хрущева Н.С., телеграмму Алексеева А.И. и, тем более, объяснения последнего в Записках посла (изданных еще в 90-годах!): четко видно и понятно, что Фидель Кастро никогда не просил Хрущева Н.С. нанести предупреждающий ракетно-ядерный удар по США.
9 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мы ОСКОРБЛЕНЫ, ВОЗМУЩЕНЫ! Очередным «подарком» от псевдолибералов и псевдодемократов, приготовленным к 55-й годовщине Карибского кризиса и ВСО «Анадырь». ... в День ракетных войск и артиллерии (19.11.2017) повторенным на ТВ-канале «Звезда» в телепрограмме "Код доступа". ... курирует Министерство обороны Российской Федерации посредством ОАО «Телерадиокомпания Вооружённых сил Российской Федерации „Звезда“».
10 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Крайне возмущен пассивным поведением участников Военной стратегической операции «Анадырь», граждан и властей на постсоветском пространстве и в дальнем зарубежье - в связи с 55-й годовщиной, удачного для жителей планеты Земля, завершения Карибского кризиса и ВСО «Анадырь»
12 hours ago · From Анатолий Дмитриев
Мнение Рядового Карибского фронта Дмитриева А.А. об Альтернативной истории Карибского кризиса и ВСО "Анадырь", необходимых действиях Межрегиональной общественной организации ветеранов воинов-интернационалистов "Кубинцев".
13 hours ago · From Анатолий Дмитриев
VII конференция ОРКД
Yesterday · From Россия Онлайн
Неизвестные письма Сун Цинлин и Сунь Ятсена М. М. Бородину
Yesterday · From Россия Онлайн
Яковлев А. Г. Россия, Китай и мир
Yesterday · From Россия Онлайн
Проблемы приграничного сотрудничества между Россией и Монголией
Catalog: Экономика 
Yesterday · From Россия Онлайн
К вопросу о "консенсусе 92 г."
Yesterday · From Россия Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"НЕДЕЛЯ БАРРИКАД" В Г. АЛЖИРЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones