Illustrations:
Libmonster ID: RU-17695
Author(s) of the publication: О.Ю Матвеев. В.П. Ветров
Source: вэб
Author(s) Website: вэб страничка

Матвеев О. Ю. кандидат ветеринарных наук, пенсионер. Луга., РФ

ОСОБЕННОСТИ ВЕТЕРИНАРНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЙСК В БИТВЕ ЗА КАВКАЗ 1942-1943 ГГ.

Аннотация:

В статье изложены обстоятельства оборонительного и наступательного этапов битвы за Кавказ, обусловившие особенности действий военно-ветеринарной службы. Приведены сведения из трудов лиц командного состава Вооруженных Сил СССР и специалистов военно-ветеринарной службы по вопросам стратегии и о деятельности Советского тыла, включая ветеринарное обеспечение в этот период

Ключевые слова

верблюд, ветеринарная хирургия, ветеринарно-санитарная экспертиза, ветеринарный лазарет, лошадь, осел, тыловое обеспечение войск

Matveev Oleg Yurievich

Candidate of veterinary Sciences

Luga, Russia

PECULIARITIES OF VETERINARY SUPPORT FOR THE TROOPS IN THE BATTLE FOR THE CAUCASUS 1942-1943

Abstract:

The article describes the circumstances of the defensive and offensive stages of the battle for the Caucasus, which determined the peculiarities of the actions of the military veterinary service. Information is provided from the works of the commanders of the USSR Armed Forces and specialists of the military veterinary service on strategy issues and on the activities of the Soviet rear, including veterinary support during this period.

Keywords:

camel, veterinary surgery, veterinary and sanitary examination, veterinary infirmary, horse, donkey, logistical support of troops

Целью фашистов было овладение нефтяными ресурсами СССР, а также контроль путей в Иран и Индию с захватническими намерениями. Помимо массового героизма советских воинов и напряженного труда командного состава по руководству войсками, остановить захватчиков у предгорий Кавказа позволили особые военно-географические условия и скромный труд советских людей разных национальностей. В ветеринарном обеспечении войск, осуществляемом в тесном взаимодействии с целым рядом служб, организационных структур и с отдельными гражданами в этот исторический период были свои особенности, отличающиеся от условий других битв.

С учетом особенностей боевых действий, а также конечных результатов битва за Кавказ включает два этапа: оборонительный – наступление немецко-румынских войск  1942 г. и контрнаступление советских войск  1943 г.

Оборона Кавказа к началу боевых действий с севера была подготовлена слабо. Серьезными недостатками оборонительных рубежей являлись их слабая противотанковая оборона и почти полное отсутствие маскировки [7, с. 55].

Работа тыловых частей и подразделений осложнялась эвакуацией населения и материальных ценностей народного хозяйства. Все дороги были забиты потоками эвакуируемых людей, транспорта, скота. На железных дорогах создавались заторы. Все это мешало боевым действиям войск и работе тыла [7, с. 78].

В августе 1942 г. в связи со сложным положением на Кавказе, туда была командирована группа из генералов и офицеров Генерального Штаба с целью разобраться с положением на месте, и если потребуется, то взять на себя командование войсками. Во время прибытия группы на место, все войска организованно отходили с севера от Дона, сажались в оборону на Тереке, в предгорьях Кавказского хребта, на туапсинское и новороссийское направления. А части и соединения, которые стали обескровленными в предшествующих боях, утеряли органы управления, или вооружение, отводились в тыл. На главном, бакинском направлении 28 августа стала формироваться 58-я армия, а в районе Кизляра сосредоточивался сводный кавалерийский корпус [27, с. 118-119].

Работая в Закавказье в течение месяца, группа Генштаба изучала потребности войск и готовила предложения в Ставку Верховного Главнокомандования. В частности, командующий Закавказским фронтом Тюленев И.В. предлагал преобразовать 4-й гвардейский кавалерийский корпус в конную армию с включением в нее семи кавалерийских дивизий. Не было среди них по возвращении в Москву генерала Генштаба Бодина П.И. – он принял должность начальника штаба Закавказского фронта и позднее погиб при налете фашистской авиации [27, с. 124-125].

Предложение Тюленева И.В. о создании конной армии было рассмотрено Генеральным Штабом, но было отказано с формулировкой, смысл которой в том, что конница в современных условиях весьма уязвима и, понеся потери, лишится своих качеств. В дальнейшем принято было решение о создании конно-механизированных групп с включением в них конных, танковых и артиллерийских подразделений [11, с. 354-355].

На первом этапе битвы за Кавказ шаг за шагом бои перемещались в горные леса, на хребты. Для казаков более подходящими были моздокские степи и песчаные буруны Ставрополья. В этот район из горно-лесистой местности и были переброшены казачьи полки. Там они совершали дальние рейды, прорывались в немецкие тылы. В частности, под Буденновском громили немецкий корпус «Ф», первоначально предназначавшийся Гитлером для войны в Египте [23, с. 213].

Успехи рейдов кавалерийских подразделений не всегда были бесспорными. Но кроме двух кавалерийских корпусов за Тереком в районе Кизляра находилась на доукомплектовании еще 110-я кавалерийская дивизия, составлявшая резерв командующего Северной группой. На ищерском направлении выдвигались главные силы 44-й армии. Таким образом, на северном берегу Терека создавалась сильная ударная группировка, которая могла решить наступательные задачи [23, с. 217-218].

Большую помощь сухопутным войскам оказывал Черноморский флот. Помимо своей основной задачи – уничтожение надводных и подводных средств противника на море, военные корабли осуществляли перевозки людей и боевой техники, обеспечивая своевременную перегруппировку войск Закавказского фронта [23, с. 225-226].

Описание опыта работы генерала интендантской службы Ермилова Алексея Петровича, внесшего большой вклад в Победу над Германией и Японией, послужило хорошим уроком для офицеров тыла последующих поколений [8, с. 114]. В конце июля 1942 года Ермилов А.П., будучи заместителем командующего войсками 44-й армии, организовал перегон значительного количества скота из Кубани в Азербайджан и эвакуацию нескольких конных заводов [8, с. 117].

Немало сил отнимал перегоняемый в Закавказье скот. По пути к перевалам истощенные животные падали с высоты, разбивались о камни. 6 ноября 1942 года 392-я стрелковая дивизия начала переход в Закавказье через перевал Донгуз-Орун длиной 145 км и высотой до 3200 метров. Через перевал было выведено около полутора тысяч лошадей, 28 тысяч голов крупного и мелкого рогатого скота [11, с. 136-137].

При переходе через перевалы, в том числе Донгуз-Орун в качестве консультантов помогли профессиональные альпинисты. Альпинисты были на всех высокогорных участках фронта. Многие из них были награждены правительственными наградами [7, с. 168-169].

В соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования о разгрузке железных дорог, более широком использовании водных путей (Волги и Каспийского моря) для ряда фронтов были организованы базы снабжения и перевалки грузов в Вольске, Саратове, Махачкале. Это наряду с использованием железных и автомобильных дорог позволило не только обеспечить фронты всем необходимым, но и накопить значительные запасы для контрнаступления [4, с. 62-63].

Еще в 1941 году планировалось построить мост через Волгу в Астрахани и продлить железнодорожную линию от Астрахани до Кизляра. Ускорить это пришлось в связи с наступлением фашистов на Кавказ. 4 августа 1942 г. железная дорога Кизляр-Астрахань была принята в эксплуатацию. Но для переправы через Волгу использовался понтонный мост, в ноябре 1942 года возобновлено строительство моста в Астрахани [24, с. 85].

Битва за Кавказ развернулась почти одновременно с грандиозной битвой в районе Сталинграда. Войска пришлось снабжать в полосе протяженностью более 1000 км, по отдельным, разобщенным на десятки и даже сотни километров. Большие трудности создавала удаленность театра военных действий от центральных районов страны. Но, несмотря на это органы тыла справились со своими задачами. Железнодорожным и морским транспортом на Кавказ было подано огромное количество военной техники, боеприпасов и других материальных ценностей. В Закавказских республиках был развернут ряд центральных складов, а фронтовые, тыловые части и учреждения размещались двумя группами по направлению действий Черноморской и Северной группы войск. Наряду со сдачей в эксплуатацию железной дороги от Астрахани до Кизляра, для повышения устойчивости снабжения Черноморской группы войск, был построен железнодорожный участок Бзыбь — Сухуми, соединявший северо-западное направление в Закавказье с центральным. Для ремонта и поддержания в проезжем состоянии Военно-Грузинской и Военно-Осетинской автомобильных дорог, Верховным Главнокомандованием было выделено несколько инженерных и саперных батальонов, а также дорожно-строительные, мостостроительные и дорожно-эксплуатационные части. Принятые меры позволили бесперебойно снабжать войска Закавказского фронта всем необходимым [3, с. 376].

Кроме инженерных частей на строительстве оборонительных рубежей использовались подходившие с Северного Кавказа стрелковые соединения и местное население. 16 сентября 1942 года Государственный Комитет Обороны принял специальное решение о мобилизации 90 тыс. человек местного населения на строительство Махачкалинского, Дербентского и Бакинского оборонительных рубежей [7, с. 105].

Директивой по тылу Северо-Кавказского фронта от 11 августа 1942 года были организованы контрольно-пропускные пункты, которые стали поддерживать строжайший порядок на дорогах [7, с. 106].

В операциях, когда конский состав использовался с большой нагрузкой, оправдала себя практика организация ветеринарных контрольно-пропускных пунктов (ВКПП). В их задачи входила проверка на путях движения состояния упитанности и ковки лошадей, исправности упряжи и амуниции, правильности ее подгонки, закрепление лошадей за повозочными. Эти посты задерживали больных и истощенных лошадей и после оказания им первой ветеринарной помощи направляли их в ветеринарные лазареты. Их работа помогла предотвратить гибель многих тысяч истощенных лошадей, позволила ветеринарной службе своевременно контролировать и принимать меры по устранению нарушений правил сбережения животных [9, с. 291].

В частности, одном из соединений Северо-Кавказского фронта в 1943 г. в период операций армии в предгорьях и горах Кавказа, создавались передвижные ветеринарные контрольно-пропускные пункты (ВКПП). Свою работу они развертывали перед перевалами, широкими бродами, труднопроходимыми местами, т.е. там, где животным предстояла особенно напряженная работа. Посты возглавлялись ветеринарными врачами и имели в своем составе фельдшера, двух ковочных кузнецов (с ковочным материалом) и 3-5 вооруженных бойцов. В периоды наиболее интенсивного прохождения войск посты у перевалов возглавлялись офицерами ветеринарного отдела армии. Установление таких постов в условиях гористой местности позволяло своевременно выявлять неработоспособных лошадей и предупреждать их гибель в горах. Командиры частей и подразделений не всегда предвидели те серьезные опасности, которые ожидали больных и слабосильных лошадей в горах, и не всегда сдавали их в лазареты. В отдельных случаях части старались даже обходными путями миновать ВКПП и увести всех своих лошадей в горы; однако, убеждаясь затем в невозможности перегона обессиленных лошадей, части возвращали их обратно и сдавали ВКПП [20, с. 4].

На базе центра в районе Баку и на складах НКО предполагалось накопить для обоих фронтов запасы продовольствия из расчета на 6 месяцев, медико-санитарного и ветеринарного имущества – на 2 месяца. Но подвоз материально-технического имущества из тыла страны был затруднен, и пополнение запасов до установленных норм так и не было доведено до конца оборонительного периода [7, с. 107-108].

В 1942 г. пароход, на котором доставлялось по Волге ветеринарное имущество, наскочил на мину, и вместе с ним затонуло 32 вагона имущества. Позднее некоторое ветеринарное имущество (спирт, часть инструментария, медикаментов, перевязочных средств) было поднято и использовано. Однако, эти затруднения существенно не отразились на обеспечении войск, т.к. на ветеринарных складах имелись запасы имущества, накопленного в предвоенные годы [22, с. 223-224].

При обороне Кавказского хребта Черноморской группе войск был придан полевой ветеринарный склад с функциями и объемом имущества фронтового ветеринарного склада. Имущество с этого склада доставлялось в полевые армейские ветеринарные склады, размещавшиеся на расстоянии 500-600 км автотранспортом армейских ветеринарных складов по военно-автомобильной дороге [22, с. 227]. В общем случае это повышает мобильность – если для командования соединений, очевидно, что трудно обеспечивать медикаментами, перевязочным материалом, биопрепаратами ветеринарные лазареты, то снабжающий склад может быть передислоцирован.

В суровые дни осени 1942 г. газета «Правда» справедливо отмечала, что если воины хорошо вооружены и экипированы, снабжены всем необходимым, обрушивают на полчища врагов удар за ударом, то в этом великая заслуга и советского тыла, обеспечивающего фронт [21, с. 3].

Так, в 1942 г. труженики сельского хозяйства Грузинской ССР выделили из личных запасов и продали рабочим по государственным ценам 254 тыс. пудов зерна и муки. В 1942 г. заготовка кормов прошла в Армянской и Азербайджанской ССР более организованно, чем в 1940 и 1941 гг. Животноводы Казахской ССР стали победителями Всесоюзного социалистического соревнования. Они завоевали переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны. Поголовье крупного рогатого скота в колхозах республики в 1942 году увеличилось на 22%, поголовье свиней, овец и коз – на 18% [21, с. 285-286]. Из Западного Казахстана, кроме Сталинградского фронта велись поставки продовольствия и вещевого имущества также на Кавказ.

Колхозы и совхозы Азербайджана сдали государству сверх плана 20 тыс. голов крупного рогатого скота, 150 тыс. голов овец и коз. В Азербайджане за годы войны колхозное стадо увеличилось на 1 млн. голов [1, с. 331-332].

Скопление в прифронтовой зоне большого количества животных создавало угрозу распространения заразных заболеваний и заноса их в воинские части. Ветеринарная разведка велась непрерывно всеми звеньями ветеринарной службы [16, с. 64]. В течение оборонительного этапа битвы за Кавказ для войск были также актуальны проблемы изменения эпизоотического состояния отдельных местностей. В частности, в 1942 году в Западной Грузии возникло новое заболевание сельскохозяйственных животных – клавицепстоксикоз, вызываемое зерновидными склероциями гриба claviceps paspali, паразитирующего в колосковой части пальчатой травы Paspalum digitaria. Борьба с заболеванием велась в тесном взаимодействии с государственной ветеринарной службой и с наукой. Так, по поручению ветеринарного отдела Закавказского фронта в выпускаемом им сборнике была опубликована статья по борьбе с болезнью доцента Зооветинститута Грузии Преображенского Н.М. [17, с. 83].

Осенью 1942 года заболевание клавицепстоксикозом имело место как минимум в одной воинской части, где было выделено 52 больных лошади и 30 ослов, из которых 15 пали [15, с. 89].

С 1942 года было введено обязательное профилактическое окуривание сернистым ангидридом всех лошадей, неблагополучных по чесотке подразделений, а так же возвратившихся из командировки и поступающих в ветеринарные лазареты. Профилактическому окуриванию подвергались также лошади, принятые из народного хозяйства для формирования частей. Особенно четко проводилась профилактика чесотки в Среднеазиатском военном округе, среди отправляемых оттуда в действующие части партий лошадей выделения больных чесоткой не было [2, с. 111].

Частое перемещение войск – обычное явление для большинства фронтов. При этом лошади попадают в районы с различной эпизоотической обстановкой. Неблагополучие территории по заразным заболеваниям является по существу основным эпизоотическим фактором. Возможно также и ослабление резистентности организма лошадей факторами, нарушающими их нормальные условия содержания и эксплуатации [26, с. 79]. Это в том числе, высота над уровнем моря, холод, осадки и трудности передвижения в горной местности. Не все лошади смогли акклиматизироваться.

В сентябре 1942 г. генерал тыла Ермилов А.П. был назначен Заместителем командующего войсками Северной группы. В период обороны Кавказа получил опыт по обеспечению конницы, действующей в песках, где не проходили автомашины. Приходилось срочно доставлять верблюдов. С октября 1942 г. подвоз всего необходимого к конным корпусам производился верблюдами, которых удалось найти в Азербайджане в количестве 250 голов. Кроме того, он же получил опыт обеспечения войск в высокогорных районах, куда отошла 37-я армия после потери города Нальчика, все пути сообщения с ней, кроме горных троп были закрыты. Организованный подвоз вьючными лошадьми не оправдал себя, т.к. при подъеме свыше 2000 метров над уровнем моря лошади не выдерживали и погибали. Пришлось в срочном порядке искать ослов, которые и решили задачу обеспечения 37-й армии. Выход из строя ослов, даже при подъеме на перевалы до 3000 метров, был незначительным [8, с. 117].

Население Абхазии выделило 3500 вьюковожатых, в основном абхазцев и сванов, а также предоставило 3000 лошадей и 4000 ослов. В горах формировались горно-вьючные отряды. Вьюковожатые проводили караваны по горным кручам и труднодоступным тропам [11, с. 116].

В условиях гористых рельефов (Закавказский и Северо-Кавказский фронты) широкое распространение имели повреждения копыт и холки [26, с. 80]. В тот период жители горной местности часто работали на неподкованных лошадях, копыта которых со временем приобретали прочность, твердость и не нуждались в подковывании. Кроме того, на Кавказе была распространена «восточная подкова». Она представляла собой почти глухую нетолстую пластинку с небольшим отверстием посредине и укреплялась на копыте посредством специальных подковных гвоздей с острыми пирамидальными головками. Такая подкова защищала подошвенные части копыта от травматических повреждений, особенно острыми камнями, а головки подковных гвоздей, выступающие на нижней поверхности подковы, обеспечивали цепкость лошади на подъемах, спусках, при работе по гладкому грунту и по скользкой дороге. Как недостаток восточной подковы отмечалось проникновение грязи и влаги под подкову, что приводило к мацерации и отслаиванию роговых частей, в основном стрелки и мякиша, их отслаиванию и даже некрозу. Специалистами военно-ветеринарной службы были сконструированы и успешно испытаны два варианта горных подков, для которых были характерны особенности. Так, была увеличенная до 30-45 мм в зацепной части ширина ветвей подковы для предохранения подошвы от травм, отсутствовал скос с внутренней стороны ветвей с верхней поверхности подковы (для снижения вероятности скопления грязи между подковой и подошвой копыта), а так же имелось корытообразное углубление на нижней поверхности для отбрасывания в сторону и назад мелких камней. Кроме того, эти подковы имели 3 постоянных, или 4 винтовых шипа для большей устойчивости лошади на подъемах и спусках [12, с. 117-118].

Увеличение процента заболеваний копыт было вызвано переходами по пересеченной местности, отсутствием надлежащего ухода за копытами, размещение конского состава в случайных, неприспособленных помещениях, недостатком квалифицированных кузнецов. Статистические данные, собранные ветеринарными специалистами Закавказского фронта показали, что из всего числа больных лошадей, требующих хирургического вмешательства, у 57,4% были заболевания нижнего отдела конечностей, из них воспаление основы кожи копыта – 5%, ревматическое воспаление копыт – 6%, раны венчика 8%, колотые раны подошвы, стрелки и заковка – 8%, флегмона венчика – 12%, пододерматит – 23% и некроз мякишного хряща – 38% [5, с. 26-27]. Лечение, в частности, некроза мякишного хряща осуществлялось путем оперативного удаления пораженной части хряща. Операция производилась под общим хлоралгидратным наркозом как на открытом воздухе, так и в приспособленных операционных комнатах прямо на брезенте, или же на «столе» из прессованного сена. Оперируемая конечность закреплялась на доске, завернутой в компрессную клеенку [5, с. 28-29].

Заболевания в области холки имели затяжное, тяжелое течение и занимали одно из первых мест среди травматических повреждений. Успешность лечения этих заболеваний зависела от применения радикальных методов операционного вмешательства, т.к. никакое медикаментозное лечение не давало положительных результатов, а эффективность его проявлялась после произведенной операции [6, с. 23]. При ведении войны в горных условиях большой процент хирургических заболеваний составляли заболевания в области холки, характеризующиеся в большинстве случаев гнойными воспалениями с некротическим распадом тканей. Эффективность лечения зависела от своевременного радикального оперативного вмешательства и надлежащего послеоперационного лечения [6, с. 26].

Надо сказать, что в среднем по фронтам боевые повреждения в области копыт у лошадей составляли только 1,7%, а в области холки – 6,4% [13, с. 45]. Сам по себе переход через горы был серьезным испытанием для ветеринарной хирургии, причем эксплуатационные повреждения был в областях организма лошади, сравнительно редко страдающих в бою.

Причины механических повреждений, причиняемых упряжью можно разделить в основном на следующие группы: 1). несоответствие хомута экстерьеру плеча лошади; 2). неправильная пригонка упряжи; 3). неправильное запрягание лошади; 4). отсутствие наблюдения за состоянием запряжки на марше; 5). плохой уход за упряжью и неправильное ее хранение [25, с. 26-27]. Для каждой повозки следовало иметь на марше колесную мазь и тормоз. На всех крутых спусках было необходимо тормозить повозку. Нужно, кроме того было систематически следить за распределением груза в повозке. Особенно тщательно приходится следить за распределением груза в двуколке, чтобы избежать передачи большей части его веса на спину лошади через оглобли. На крутых подъемах целесообразнее перемещать часть груза вперед, а на крутых спусках назад [25, с. 32].

Повреждения холки наблюдались также при неправильной сборке седла и вьюка, а также при нарушении правил седловки и езды. Профилактическими мерами, предупреждающими механические повреждения холки, являлись, прежде всего правильная сборка седла, вьючение и седловка [25, с. 45-46].

Оборонительные бои на Кавказе были хорошей школой для советских войск. За этот период войска накопили большой опыт боевых действий на равнинной и горно-лесистой местности. Командный состав овладел искусством управления войсками в сложных условиях [7, с. 225].

После разгрома противника под Туапсе Черноморская и Северная группа войск Закавказского фронта перешла к наступательным боевым действиям [23, с. 226].

В первой половине 1943 г., пока еще не были введены в действие железные дороги и подвижной состав на Черноморском побережье Кавказа, основная масса войск, техники, боеприпасов, нефтепродуктов и различных грузов Северокавказскому фронту доставлялась морскими путями. Только за первые 3 месяца 1943 г. на транспортах и боевых кораблях для Черноморской группы войск из южных портов было доставлено наряду с оружием, боеприпасами, нефтепродуктами, продовольствием и фуражом, 4600 лошадей, кроме того, флот перевез большое количество солдат и офицеров с полным вооружением и снаряжением [7, с. 387].

Несмотря на бездорожье и распутицу, на трудности и ошибки, войска Северной группы, а затем Северокавказского фронта за месяц преследования прошли, с боями более 600 км и освободили Ставропольский край, Чечено-Ингушскую АССР, Кабардино-Балкарскую автономную республику, Черкесскую автономную область, южные районы Астраханской и Ростовской областей и часть Краснодарского края [7, с. 225].

В период наступления в связи с практически полным разрушением железнодорожных путей и мостов, обеспечение действующих армий и конных корпусов приходилось вести со складов и из местных ресурсов автомобильным, гужевым и вьючным транспортом. При этом растяжка тыла доходила до 400 км, но, благодаря правильной организации, все необходимое войска получали и продвигались на запад в среднем по 25-30 км в сутки. За период наступления тылом было заготовлено и взято на учет около 56 млн. пудов зерна [8, с. 117]. Это стало возможным благодаря тому, что, несмотря на огромные трудности с сельскохозяйственной техникой и рабочей силой, труженики сельского хозяйства республик Закавказья в течение войны добились роста посевной площади под зерновыми культурами [1, с. 331].

Большой размах наступательных операций и их маневренный характер требовали от ветеринарного состава напряженной работы, четкого планирования ветеринарного обеспечения, знания оперативной и тыловой обстановки. Армиям и кавалерийским корпусам иногда придавались ветеринарные учреждения из резерва фронта. В эвакуационные и армейские ветеринарные лазареты кроме своих больных и раненых лошадей приходилось помещать лошадей, оставленных противником, причем нередко в большом количестве. После ветеринарного осмотра, маллеинизации и обработки по показаниям этих лошадей направляли на укомплектование частей, или в конские депо фронта [9, с. 291].

В период наступления при наличии в армиях одного ветеринарного лазарета на линию дивизионного ветеринарного лазарета выдвигалось головное отделение в составе одного ветеринарного врача-хирурга, двух фельдшеров и 10-15 красноармейцев. В некоторых случаях головное отделение усиливалось еще одним врачом – начальником эвакоотдела, или начальником терапевтического отделения. Из транспортных средств головное отделение имело одну автомашину и 2-3 парные повозки [14, с. 27]. При наступлении в горных условиях без квалифицированного врача-терапевта трудно быстро диагностировать простудные заболевания, или состояние стресса у лошади при большой высоте над уровнем моря.

По мнению руководства Военно-ветеринарной службы, пример уставного и вполне правильного использования и развертывания эвакуационного ветеринарного лазарета (ЭВЛ) дает операция Северокавказского фронта по освобождению Кубани, Новороссийска и Таманского полуострова в сентябре-октябре 1943 года. В армиях фронта имелось по одному ЭВЛ и по два армейских ветеринарных лазарета (АВЛ). Наступление проводилось по сходящимся направлениям, в условиях ограниченности дорог (как правило, одна грунтовая дорога на армию). В связи с этим армейские ветеринарные учреждения располагались цепочкой, на единственной армейской дороге. Для лечебно-эвакуационного обеспечения выдвигали в район дивизионных ветеринарных лазаретов (ДВЛ) штатный эвакоприемник, ЭВЛ, для усиления которого придавались 3-4 автомашины и спецповозки. Эвакоприемник находился на линии ДВЛ, в 5-10 км, имея в каждом ДВЛ одного связного красноармейца, который при передислокации ДВЛ следовал за ним. При остановке и развертывании ДВЛ этот красноармеец, забрав 2-3-х раненых, или больных лошадей, способных двигаться своим ходом, доставлял их в эвакоприемник, восстанавливая, таким образом, связь между обоими учреждениями. При необходимости из эвакоприемника тотчас же высылалась в ДВЛ вместе с возвращающимся красноармейцем автомашина, или направлялось требуемое количество личного состава (для сопровождения раненых лошадей) уже к новому месту расположения ДВЛ. Эвакоприемник, принимая раненых, или больных животных, возможно быстрее эвакуировал их в ЭВЛ. Основное ядро ЭВЛ находилось в 12-20 км от эвакоприемника, обеспечивая поступающим лошадям отдых и лечебную помощь. Кроме того, для усиления ЭВЛ в район его размещения выдвигалась из АВЛ «группа усиления» (ГУ). В одной из армии было переброшено в ЭВЛ в качестве группы усиления хирургическое отделение АВЛ, в другой армии – эвакоотдел АВЛ. Так войска, а вместе с ними и лазареты двигались вперед, то во многих случаях представлялось нецелесообразным отправлять лошадей из ЭВЛ в тыл. В этих случаях оставляли раненых и больных лошадей в ЭВЛ до подхода выдвигаемого вперед эвакоотдела АВЛ, который и принимал этих лошадей от ЭВЛ. За период этой операции было эвакуировано средствами ЭВЛ на автомашинах и повозках 80% раненых и больных лошадей, а походным порядком лишь 20%. В других операциях практиковалось выделение стрелковым корпусам или на отдельные направления нештатных эвакуационных подразделений – эвакоотделений, эваковзводов, эваколетучек, эвакоприемников [20, с. 5-6]. В отличие от личного состава штатного ЭВЛ, солдаты нештатных звакуационных подразделений выполняли при необходимости разовые работы по помощи ветеринарному составу и транспортировке раненых и больных лошадей. Надо сказать, что в среднем по фронтам в 1943 году автотранспортом эвакуировано 31,6 %, а походным порядком 68,4 % [13, с. 16]. Четкая организация ветеринарной эвакуации лошадей со штатными ЭВЛ позволяла быстро справляться с перевозкой раненых лошадей, соответственно, не было необходимости эвакуации их в значительном количестве походным порядком.

Убой скота во фронтовом и армейском тылу производился на прифронтовых мясокомбинатах, бойнях и полевых убойных пунктах, а так же во многих частях. Убой скота без ветеринарного осмотра и ветеринарно-санитарной экспертизы был категорически запрещен [16, с. 73]. В мае 1943 года были сдано в набор и вскоре опубликовано руководство по ветеринарно-санитарной экспертизе в полевых условиях. В частности, в случае убоя животного на открытом воздухе следовало соорудить для подъема туши в верхнее положение треноги из трех бревен, в крайнем случае простую перекладину между деревьями. В остальном те же правила, что и в приспособленном помещении. Очень важно было и соблюдение санитарно-гигиенических условий перевозки мяса. Его следовало перевозить на специальных автомашинах, или повозках, не используемых для других целей и отвечающих всем санитарным правилам. Во время перевозки мясо следовало покрывать чистым брезентом, тканью, или клеенкой [28, с. 1-2]. Ввиду того, что заболевание людей сальмонеллезом может носить массовый характер, в полевой обстановке, когда бактериологическое исследование мяса невозможно, при необходимости выпуска в пищу подозрительного мяса, должны были быть проведены предупредительные мероприятия: скорейшая реализация мяса (на позднее 24 часов после убоя), проварка мелкими кусками (крошонка) под надзором медицинского состава части и не использовать его на колбасу, или солонину, т.к. технологические режимы получения этих продуктов не гарантируют гибели бактерий – возбудителей сальмонеллеза [28, с. 39-40]. В условиях гор при травме от падения могла возникнуть необходимость срочного убоя животного, причем, ветеринарная лаборатория могла находиться далеко, или в недоступном месте, к примеру, в результате камнепада, или снежной лавины.

В 1943 году из Узбекистана было направлено в освобожденные от фашистов регионы около 2 тыс. тракторов и автомобилей, 8 тыс. лошадей и волов, 100 тыс. овец и коз. Аналогичную помощь оказывали и другие республики Средней Азии [10, с. 305]. Из республик Закавказья на Северный Кавказ было возвращено 35 тыс. голов скота [1, с. 333].

При освобождении Северного Кавказа и Кубани военно-ветеринарная служба помогала местным органам власти в ликвидации эпизоотий и в восстановлении ветеринарной сети [16, с. 70]. В частности, многие лошади, брошенные отступающими немецкими и румынскими войсками были больны чесоткой. В войсках Закавказского фронта у ветеринарного состава был опыт строительства траншейных газокамер различной конструкции для окуривания лошадей, предметов ухода и упряжи [18, с. 96].

9 октября 1943 г. освобождением Таманского полуострова закончилась битва за Кавказ. Огромная территория между Черным и Каспийским морями была полностью освобождена от немецко-фашистских захватчиков [7, с. 445].

Основной особенностью ветеринарного обеспечения войск на оборонительном этапе были действия войск в горах. Для конского состава это — серьезное увеличение случаев эксплуатационного травматизма, особенно копыт и холки. Необходимо было в трудных горных условиях выполнять трудоемкую хирургическую работу. Кроме того, необходимо было вести усиленный контроль состояния здоровья и правильности эксплуатации лошадей в повозках и под седлом. В связи с наличием на Северном Кавказе пустынных ландшафтов, приходилось использовать верблюдов для доставки из тыловых районов всего необходимого. В условиях гор приходилось пользоваться помощью профессиональных альпинистов при преодолении перевалов, и помощь местных жителей, в частности, при использовании ослов в работе на высоте более 2000 метров над уровнем моря. Но использование нетрадиционных животных имело и трудности. В частности, возникшее в Западной Грузии новое заболевание – клавицепстоксикоз, оказалось по данным военно-ветеринарной службы более опасным для ослов, чем для лошадей. Но справиться с этой болезнью удалось с помощью государственной ветеринарии и науки. Были трудности и с подвозом продовольствия, фуража и ветеринарного имущества. Но эти проблемы удалось решить путем улучшения поставок тылом всего необходимого по Волге, Каспийскому морю, строительства двух новых железных дорог и моста через Волгу: сначала понтонного. Улучшена также была поставка ветеринарного имущества путем создания полевого ветеринарного вклада с полномочиями фронтового.

В начальный период этапа контрнаступления тыловое обеспечение Черноморской группы войск велось, главным образом, силами Черноморского флота. Надежность тылового обеспечения Северной группы войск и Северокавказского фронта была обеспечена благодаря самоотверженному труду населения Закавказских республик и поставок из Средней Азии. Военно-ветеринарной службе удалось эффективно помочь восстановить животноводство и ветеринарную сеть на освобожденных территориях Северного Кавказа и Кубани. В заключительный период этапа контрнаступления при освобождении Таманского полуострова, Кубани и г. Новороссийска, ветеринарная эвакуация раненых лошадей была хорошо организована с использованием штатных эвакуационных ветеринарных лазаретов.

Литература

  1. Бабалашвили И.П. Самоотверженный труд народов Закавказья во имя Победы. //Советский тыл в Великой Отечественной войне. Книга вторая. Трудовой подвиг народа. – М.: Мысль, 1974. С. 325-333.
  2. Воронцов С.М. Противоэпизоотические мероприятия в период Великой Отечественной войны. //Сорокалетие военно-ветеринарной службы Вооруженных Сил СССР (1918-1958 гг.). – М, 1958, с. 106-115.
  3. Голушко И.М. Тыл Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. //Великая Победа советского народа 1941-1945. Материалы научной конференции. – М.: Наука, 1975, с. 365-380.
  4. Голушко И.М. Тыл Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны.//Советский тыл в Великой Отечественной войне. Книга первая. Общие проблемы. – М.: Мысль, 1974. С. 49-69.
  5. Грандилевский — подполковник ветслужбы. К вопросу диагностики и лечения некроза мякишного (копытного) хряща. //Сборник научно-практических работ ветсостава Закфронта. В помощь войсковому ветврачу. Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны, 1944. С. 26-31.
  6. Грандилевский — подполковник ветслужбы, Кременной — капитан ветслужбы. Оперативное лечение заболеваний в области холки у лошадей. //Сборник научно-практических работ ветсостава Закфронта. В помощь войсковому ветврачу. Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны, 1944. С. 23-26.
  7. Гречко А.А. Битва за Кавказ. – М.: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1971. – 496 с.
  8. Исаков В.И. и др. История тыла Краснознаменного Дальневосточного военного округа. – М.: Авторский коллектив, 2003. – 336 с.
  9. История тыла Российских Вооруженных Сил (XVIII — XX вв.). Книга третья. Тыл Красной Армии в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Санкт-Петербург, 2000. – 550 с.
  10. Каракеев К.К. Вклад трудящихся Средней Азии в Победу. //Советский тыл в Великой Отечественной войне. Книга вторая. Трудовой подвиг народа. – М.: Мысль, 1974. С. 300-305.
  11. Корольченко А.Ф. Битва за Кавказ. – М.: Астрель, 2005. – 459 с.
  12. Кревер С.Н. Подковывание и болезни копыт лошади. – М.: ОГИЗ-Сельхозгтз, 1947. – 220 с.
  13. Медведев И.Д. Ветеринарная военно-полевая хирургия в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. – М.: Военное издательство Народного Комиссариата Обороны, 1947. – 339 с.
  14. Медведев И.Д. Объем ветеринарной хирургической работы в войсковом тылу. – М.: Советская наука, 1941. – 30 с.
  15. Муратов – капитан ветслужбы. К вопросу изучения клавицепстоксикоза. //Сборник научно-практических работ ветсостава Закфронта. В помощь войсковому ветврачу. Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны, 1944. С. 88-92.
  16. Пенионжко А.М. Военно-ветеринарная служба в период Великой Отечественной войны. //Полвека военно-ветеринарной службы Вооруженных Сил СССР 1918-1968 гг. – М: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1969, с. 51-78.
  17. Преображенский Н.М. Клинические проявления кормового заболевания некоторых видов сельскохозяйственных животных в Западной Грузии (клавицепстоксикоз). //Сборник научно-практических работ ветсостава Закфронта. В помощь войсковому ветврачу. Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны, 1944. С. 83-88.
  18. Свирь – подполковник ветслужбы. Из опыта борьбы с чесоткой лошадей. //Сборник научно-практических работ ветсостава Закфронта. В помощь войсковому ветврачу. Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны, 1944. С. 96-99.
  19. Сипко И.Г. Ветеринарные контрольно-пропускные посты. //Опыт военно-ветеринарной службы. – М: Военное издательство Министерства Вооруженных Сил СССР, 1946, с. 3-5.
  20. Сипко И.Г. Организация ветеринарной эвакуации. //Военно-ветеринарный сборник. М., Военное издательство Наркомата Обороны, 1945, с. 3-17.
  21. Советский тыл в первый период Великой Отечественной войны. /Анисков В.Т. и др. – М.: Наука, 1988. – 422 с.
  22. Сухов А.С., Свириденко А.В. Снабжение ветеринарным имуществом. //Полвека военно-ветеринарной службы Вооруженных Сил СССР 1918-1968 гг. – М: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1969, с. 218-230.
  23. Тюленев И.В. Через три войны. – М.: Воениздат, 1972. – 239 с.
  24. Хрулев А.В. Становление стратегического тыла в Великой Отечественной войне. //Военно-исторический журнал, 1961, №6, с. 65-86.
  25. Черепанов Н.С. Профилактика повреждений войсковой лошади, причиняемых седлом и упряжью. – М.: ОГИЗ-Сельхозгиз, 1943. – 57 с.
  26. Шпайер Н.М. Ветеринарное лечебно-эвакуационное обеспечение войск. //Сорокалетие военно-ветеринарной службы Вооруженных Сил СССР (1918-1958 гг.). – М, 1958, с. 68-89.
  27. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 1. – М : Воениздат, 1981. – 480 с.
  28. Шур И.В. Ветеринарно-санитарная экспертиза мяса в полевых условиях. – М : Сельхозгиз, 1943. – 40 с.

© Матвеев О.Ю., 2021

 


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-ОСОБЕННОСТИ-ВЕТЕРИНАРНОГО-ОБЕСПЕЧЕНИЯ-ВОЙСК-В-БИТВЕ-ЗА-КАВКАЗ-1942-1943-ГГ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Виталий Петрович ВетровContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Genvssl

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О.Ю Матвеев. В.П. Ветров, ОСОБЕННОСТИ ВЕТЕРИНАРНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЙСК В БИТВЕ ЗА КАВКАЗ 1942-1943 ГГ. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.07.2022. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-ОСОБЕННОСТИ-ВЕТЕРИНАРНОГО-ОБЕСПЕЧЕНИЯ-ВОЙСК-В-БИТВЕ-ЗА-КАВКАЗ-1942-1943-ГГ (date of access: 12.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О.Ю Матвеев. В.П. Ветров:

О.Ю Матвеев. В.П. Ветров → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Rating
1 votes
Related Articles
Старшие ветеринары были поставлены самостоятельно, не подчиняясь военным врачам, состоя в подчинении начальника корпусного штаба; точно также полковые и бригадные ветеринары подчинялись, кроме военного начальства, лишь корпусным ветеринарам (разъяснения медицинского департамента Военного министерства 7 сентября 1855 г. № 12.365). Недолго, однако, просуществовали самостоятельные должности "корпусных ветеринаров». В 1864 г. при учреждении военных округов, в каждом из них, были учреждено окружное военно-медицинское управление, а в нем положена должность окружного ветеринара, непосредственно подчиненного военно-медицинскому инспектору.
Данная публикация, основанная на собственном опыте автора и анализе открытых источников дает возможность читателю вникнуть в вопрос, раскрывающий идеи создания специальных лабораторий, финансируемых США, предупредить и отразить возможные угрозы скрытых и секретно проводимых работах Пентагона по биологическим изысканиям, создающим проблемы на территориях многих регионов и несущих в целом опасность для всего человечества , при этом диктуются совершенно новые взгляды, по отношению к ветеринарной науке и ее практике в военном деле, в том числе подготовке специалистов в этой области.
64 days ago · From someone
Взаимодействие ветеринарной службы групп советских войск, временно дислоцированных на территории ряда европейских социалистических стран, с ветеринарными специалистами национальных армий этих государств было еще до создания Варшавского Договора, но носило ограниченный характер. В этот период осуществлялись дружественные встречи и обмен опытом работы. С созданием Варшавского Договора определилась четкая направленность во взаимодействии и координации ветеринарного обеспечения национальных армий, требовавших разработки новых задач ветеринарного обеспечения группировок войск коалиционного состава.
7 декабря 1988 г., в день трагедии, в непосредственной близости от эпицентра землетрясения (г. Спитак) оказался на служебном автомобиле начальник 883-го ветеринарно-эпизоотического отряда (г. Ереван) майор медицинской службы А. Зиганшин. Он по плану работал в частях Кироваканского гарнизона. И уже к исходу следующих суток его информация о реальном положении дел в районе стихийного бедствия поступила в ветеринарную службу Закавказского военного округа . На вторые сутки – 9 декабря 1988 г. – первым авиарейсом от Тыла Вооруженных Сил в зону землетрясения прибыл заместитель начальника Военно-ветеринарной службы Министерства обороны СССР подполковник медицинской службы В. Ветров. Организованная им оперативная группа из четырех специалистов выдвинулась по маршруту: Ереван – Октемберян – Ленинакан – Кировакан – Севан – Ереван.
Опираясь на исторические даты и архивные материалы, а также исследования в этой области нами выделено 10 ключевых вех развития военно-ветеринарного дела в России, каждую, из которых не следует понимать как какой-то самостоятельный период развития самой ветеринарии. Думается, что при таком распределении материала легче устанавливаются те связи и влияния, которые неизменно испытывала ветеринария в тот или иной исторический период. На протяжении трех веков служба именовалась коновальной наукой, ветеринарной частью, ветеринарной и военно-ветеринарной. В 1993 году получает новое наименование - ветеринарно-санитарная служба Вооруженных Сил Российской Федерации. А с 2004 года ей определяется статус Государственной ветеринарной службы России. В 2022 году, на Ветеринарно-санитарную службу, в структуре МТО ВС РФ возлагаются полномочия Федерального государственного ветеринарного контроля (надзора) на объектах Министерства обороны Российской Федерации.
В период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Приволжский и Уральский военные округа играли важную роль, как мобилизационные округа, где были сосредоточены большие материальные и людские ресурсы. На территории округов выпускалась бронетанковая, артиллерийская и другая техника, различное вооружение. Это позволило в период войны, наряду со стрелковыми и кавалерийскими соединениями, сформировать при заводах, несколько танковых, механизированных бригад, артиллерийских частей и бронепоездов. На Урале впервые появились добровольческие части и соединения, обеспеченные своим оружием и другой техников перед отправкой на фронт.
Администрации США отказалась от присоединения к Протоколу КБТО и раскрытия программ и результатов деятельность американских ЦРЛ вокруг России. Делать вид, что ничего не происходит, уже нельзя. А для изменения сложившейся ситуации требуются решительные, жесткие и четкие шаги дипломатического ведомства и Российского военно-политического руководства, в частности.
Подводя итог изложенному, можно констатировать, что сложившаяся система ветеринарно-санитарного обеспечения в общей схеме тылового обеспечения всех видов деятельности войск занимала стойкое социально-политическое положение. Общий достигнутый экономический эффект за 1997 г. составлял 10107,4 тыс. рублей, что в 4,5 раза превышало расходы на содержание службы. Образно говоря, один ветеринарный специалист содержал еще троих!
Действительно отчет по ветеринарному обеспечению за фронтовую операцию своеобразный! Как по содержанию, оформлению и исполнению несколько не стандартный, для военного времени. Исполнители старались, или попал грамотный офицер, оформитель данного документа. Поскольку сам документ выдержан в штабном стиле доклада и частично выполнен вручную, красочно и аккуратно, и это в условиях боевых действий. Хорошие были помощники у генерал-майора Новикова.
Мало кто знает, что на полигон, готовящийся к учебным маневрам, в числе первых «квартирмейстеров» прибывают специалисты ветеринарной службы. Их задача – провести разведку: определить степень безопасности территории, на которой предстоит оборудовать полевые лагеря, и саму «фронтовую полосу» со всеми ее земляными сооружениями. Ведь не исключено,что в грунте скрывается зараза, опасен

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ОСОБЕННОСТИ ВЕТЕРИНАРНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВОЙСК В БИТВЕ ЗА КАВКАЗ 1942-1943 ГГ.
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2022, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones