Libmonster ID: RU-8741
Author(s) of the publication: Э. М. ВИКТОРОВ

Со времен легендарного Сократа философы озаботились проблемой человеческих или "слишком человеческих", как их иронически назвал Ф. Ницше, страхов. В чем заключается некая антропо-метафизическая сущность данных страхов - этот непростой, вековечный философский вопрос весьма взволновал незаурядного немецкого мыслителя. И в своих наиболее известных произведениях Ницше попытался осветить такие актуальнейшие для всего человечества проблемы, как страх и отчужденность каждого индивида, страх и наше роковое бессознательное, в конце концов - страх и эрос, что в свою очередь подтолкнуло Ницше рассмотреть наиболее социально опасную проблему взаимоотношений страха и морали. Чтобы попытаться дать хотя бы краткую характеристику размышлений германского философа по данной тематике, необходимо, прежде всего, обратить внимание на его первую программную работу "Рождение трагедии из духа музыки". Ницше рассматривает историю человеческой культуры и в первую очередь искусства как борьбу двух враждебных духовных начал - аполлонического и дионисического. Первое начало связано с миром наших снов, грез, иллюзий добра и красоты. Это находит свое выражение в образе древнегреческого Аполлона: "как полное чувство меры, самоограничение, свобода от диких порывов, мудрый покой бога - творца образов"1 .

Второе дионисическое начало представляет собой по своей сущности аналог человеческого опьянения. Характеризуя его, Ницше пишет: "Либо под влиянием наркотического напитка, о котором


1 Ницше Ф . Сочинения в 2-х т. Т. 1. М., 1990. С. 61.

стр. 111


говорят в своих гимнах все первобытные люди и народы, либо при могучем, радостно проникающем всю природу приближении весны просыпаются те дионисические чувствования, в подъеме коих субъективное исчезает до полного самозабвения"2 . Именно при господстве духа Диониса "вновь смыкается союз человека с человеком: сама отчужденная, враждебная или порабощенная природа снова празднует праздник примирения со своим блудным сыном - человеком"3 .

Если попробовать истолковать эти яркие в содержательном отношении высказывания немецкого нигилиста, то, наверное, нужно отметить следующее. Согласно Ницше, основу реалий окружающей нас действительности составляет дух древнегреческого Диониса. А все, что принадлежит миру аполлонического, является плодами творчества человеческого разума и фантазии, а значит и последствиями отчуждения человека от могущественной Природы. Немецкий философ уже в этом первом произведении, сделавшем его известным, становится на позиции последовательного дионисизма, ставшего основой его философии жизни. Он впервые в мировой философии отказался рассматривать античную культуру как нечто сплошь идеальное. Именно в те далекие, сократовские времена и произошло печальное отчуждение человечества от подлинной природной основы жизни, суть которой и составляет культ древнеэллинского бога Диониса.

Но дело в том, что и аполлоническое рационально-идеалистическое, и дионисическое бессознательно-мистическое начала составляют сущность единой человеческой природы. При их противоречащем взаимодействии развивалась общественная культура с древнейших времен. Ницше с горечью констатирует, что ужас и трагедия дионисизма, вырывавшиеся наружу в виде языческих праздничных оргий, вызывали страх уже у древних греков. Поэтому они были вынуждены "заслонить себя от них блестящим порождением грез" - олимпийскими богами4 . Человек испугался своей естественной бессознательной стихии и вынужден был загородиться от нее "покрывалом" аполлонической религии и рациональной культуры. Провозвестником подобного феномена среди древних греков, по мнению Ницше, был великий Гомер. В дальнейшем гомеровская тенденция изгнания из человеческой культуры всего ужасно-дионисического


2 Ницше Ф . Сочинения в 2-х т. Т. 1. М., 1990. С. 61.

3 Там же. С. 62.

4 Там же. С. 66.

стр. 112


получила свое окончательное воплощение в лице "новорожденного демона" Сократа5 . А главный закон "эстетического сократизма", согласно Ницше, заключается в следующем: "Все должно быть разумным, чтобы быть прекрасным"6 .

"Вихри" тех же самых сексуальных революций не могут быть разумны, моральны, а, следовательно, и прекрасны. Так, в человеческой среде зародилась аполлоническая мечта, ставшая "несокрушимой верой", что "мышление, руководимое законом причинности, может проникнуть в глубочайшие бездны бытия и что это мышление не только может познать бытие, но даже и исправить его"7 .

Как считает Ницше, этот рационально-демонический сократизм и господствует в человеческой культуре до сих пор. Единственный феномен, который по-прежнему сохраняет иррационально-жизненные черты и сближает человечество с истинной, потому что бессознательной Природой, это музыка. Именно она еще также призвана сохранять в себе могучее и трагикомическое, дионисическое и нередко безнравственно-эротическое начало так любимой Ницше романтической Кармен. Исследуя подобные идеи Ницше, нельзя не обратить внимания на следующий, вековечный, и, в конце концов, эротико-лирический факт, - музыка в интимной ситуации, когда мужчина и женщина пытаются преодолеть пропитанное рациональными комплексами отчуждение друг от друга, действительно часто играет эмоционально-позитивную роль. А первые встречи влюбленных: сексуально-революционная эпоха Возрождения, трагически и прекрасно встречающиеся Ромео и Джульета в разгар данной неспокойной во всех отношениях музыкально озвученной эпохи. Они забывают все страхи и ужасы во имя своего революционно-влюбленного тяготения друг к другу.

Может быть, поэтому наиболее впечатляющие любовные драмы получили свое выражение в форме бессмертных музыкальных шедевров, которыми являются оперы. Итак, еще раз определение сущности бесстрашия дионисического начала, от которого произошло отчуждение человечества в далекие сократовские времена: "Нам надлежит познать, что все, что возникает, должно быть готово к страданиям и гибели... Мы действительно становимся на краткие мгновения самим Первосущим, и чувствуем его неукротимое жадное стремление к жизни, его радость жизни; борьба, муки, уничтожение


5 Ницше Ф . Указ. соч. С. 102.

6 Там же. С. 104.

7 Там же. С. 114.

стр. 113


явлений нам кажутся теперь как бы необходимыми..."8 .

И Ницше уже в своем раннем произведении предрекает грядущий кризис аполлонической культуры, так долго игнорировавшей истинно-природное дионисическое первоначало. Желают этого рационально запуганные люди или нет, их реальная жизнь насыщена духом трагедии, и "аполлонический обман", просуществовавший более чем два тысячелетия, в конце концов, разрывается под воздействием какой-нибудь военно-террористической катастрофы или продвинувшегося вперед во всех цивилизованных странах мира сексуально-революционного шоу. Ведь еще Шопенгауэр, характеризуя половой инстинкт, пришел к выводу, что человек - такое существо, что, выражаясь современным языком, для него секса от бога Диониса никогда не может быть много: одно эротическое желание порождает два следующих и т.д. И остановить все это может только, как выразился Ницше, "слишком человеческий страх" в союзе с богом рациональности Аполлоном.

И, наконец, вершину морально-художественных, а, может, и эротических устремлений Ницше оптимистически видит в "братском союзе Аполлона и Диониса"9 . Этим самым он как бы, несмотря на весь свой дионисизм, признает естественную необходимость этих мельтешащих перед нами "страхов" и сопровождающую их самоотчужденность человечества от казалось бы родимой природной стихии. Подтверждение этому - одна из заключительных фраз из произведения Ницше "Рождение трагедии из духа музыки": "...это дионисическое подполье мира может и должно выступать как раз лишь настолько, насколько оно может быть затем преодолено аполлонической просветляющей и преображающей силой..."? .

По всей видимости, истоки проблемы межчеловеческих и в особенности эротических коллизий, как это вытекает из идей немецкого поклонника Диониса, нужно искать в фобиозном, аполлоническом самоотчуждении еще древнего человека от трагически бессознательного духа Природы. Получается, что необузданный в своих самых разных страстях великий полководец Александр Македонский просто обязан был сгинуть раньше времени, его приговорил к преждевременной смерти сам Аполлон с его "слишком человеческими страхами". И важнейшее последствие всего этого, согласно германскому философу, - существующая уже который век


8 Ницше Ф . Указ. соч. С. 121.

9 Там же. С. 152.

10 Там же. С. 156.

стр. 114


благополучно сократическая мораль, подкрепленная возникшей затем христианской идеологией. Два последних выдающихся духовных феномена стали главными объектами критики в наиболее значительных произведениях Ницше. Именно они, как горячо подтвердил в своих скандально известных произведениях американский писатель Генри Миллер, ну прямо-таки мешают несчастно-отчужденным людям почувствовать всю эротическую и не только эротическую радость бытия.

Вот эту, весьма спорную и по настоящий день тему и развил знаменитый немецкий нигилист в последующих критических работах. Поэтому необходимо хотя бы вкратце рассмотреть отношение Ницше к морали и христианству. В упорной, идейной борьбе с моралью и христианством Ницше опирался на тот факт, что, по его мнению: "Вся человеческая жизнь глубоко погружена в неправду..."11 . Разрушить, уничтожить многовековые и "фальшивые" человеческие ценности - это кредо философствования Ницше.

Яростную, идеологическую войну с аполлоническим сократизмом он начинает в одной из первых фундаментально-критических работ "Человеческое, слишком человеческое". Именно здесь автор демонстрирует свое "свободное парение над людьми, обычаями, законами и привычными оценками"12 . История развития "моральных чувств" - один из главных объектов рассмотрения автора вышеназванного произведения. Анализируя в различных афоризмах нравственную человеческую жизнь, Ницше заключает, что главный стимул добродетельных поступков - совесть, - мучительна для человека не потому, что он действительно свободен, а потому что "считает себя свободным" и "слишком по-человечески" опасается подлинной свободы.

Итак, моральные чувства, а значит и адекватные им моральные ценности основаны на неподлинной человеческой свободе, т. е. - на несвободе человека. И главная проблема, которая ставится Ницше в его исследовании истории нравственности, это - "может ли человечество из морального превратиться в мудрое человечество"13 .

Наиболее глубокое обоснование немудрости, а значит и несвободы человека в рамках современной морали Ницше дает в своем более позднем исследовании "К генеалогии морали". Здесь он рассматривает проблему возникновения понятий добра и зла, "хорошего"


11 Ницше Ф . Указ. соч. С. 261.

12 Там же. С. 262.

13 Там же. С. 298.

стр. 115


и "плохого" как морально-аксиологических категорий. Автор утверждает: "...сама ценность этих ценностей должна быть однажды поставлена под вопрос..."14 . Согласно немецкому мыслителю, в истории человечества были аристократические времена, когда слово "хороший" означало, помимо храбрости, - знатность, душевно-физическое здоровье, могущественность, эротическую мощь. Эти качества провозглашались самими представителями касты "господ" - аристократами души и тела, создававшими, в частности, духовные ценности как ценности высшего ранга. Соответственно, слово "плохой" было связано с чем-то плебейским и простонародным, противостоящими данным благородным качествам. Но однажды, по мнению рассказывающего эту философскую легенду Ницше, не без влияния "слишком человеческих страхов" произошло объединение так называемых "рабов" и их "восстание в морали". Они, страдая от пугающего их бессилия, провозгласили переоценку аристократических ценностей15 . Они в угоду своим заскорузлым страхам, ревности и зависти вывернули названные ценности наизнанку. Если до их "восстания" слово "хороший" означало "знатный", "сильный", "здоровый", и, возможно, "эротичный", то благодаря "восставшим рабам" вышеназванные качества стали соответствовать этимологии слова "плохой". И, наоборот, "...только одни отверженные являются хорошими; только бедные, бессильные, незнатные являются хорошими; только страждущие, терпящие лишения, больные, уродливые суть единственно благочестивые... - вы же, знатные и могущественные, вы, на веке вечные злые, жестокие, похотливые... и вы до скончания времен будете злосчастными, проклятыми и осужденными!"16 .

Итак, когда-то, и автор проклинает эти "рабские" времена в истории человечества, "зло" стало соответствовать духовной и физической силе, а "добро" - бессилию и ничтожеству. Страх слабых и безродных по отношению к знатным, сильным и поэтому "развратным", согласно Ницше, является важнейшей предпосылкой для возникновения современной морали. Таким образом, победила "мораль рабов", "мораль простолюдина"17 . Ницше идентифицирует ее победу с победой христианской религии в человеческом обществе. Новую мораль стали творить посредственности, выражаясь языком уже русского литературного классика. Идеологическую


14 Ницше Ф. Сочинения. Т. 2. С. 412.

15 Там же. С. 442.

16 Там же. С. 422.

17 Там же. С. 424.

стр. 116


победу, по всей видимости, постепенно начали одерживать так называемые "премудрые пескари" с их аксиоматическим лозунгом: "Не высовывайся!". Ницше назвал данный феномен человеческой, запуганной "серости" - "ressentiment". Главный признак последнего - это зависть и вытекающая из нее "месть бессильного", требующая, чтобы не было больше знатных и безродных, сильных и слабых. Отныне, согласно идеологии этих самых "ressentiment", все должны стать равными, одинаково слабыми и безродными перед лицом божественного Спасителя, Сына божьего.

Итак, в то время как благородный человек полон доверия и открытости по отношению к себе, человек "ressentiment" лишен всякой самооткровенности, наивности и честности, ибо "ум его любит укрытия, лазейки и задние двери...", он знает толк в молчании, злопамятстве, в сиюминутном самоумалении и самоуничтожении18 . Таким образом, по мнению Ницше, самые отвратительные человеческие качества благодаря победе "рабов" получили название "добрых", а противостоящие им в духе природного дионисизма превосходные качества получили названия "злых". "Добрый" - значит слабый, "злой" - значит сильный, или, "добрый" - значит аскетичный, "злой" - соответственно любвеобильный, эротичный и т. д.

Воля к власти, к возобладанию, к господствованию - это главный стимул всех изменений, происходящих в органическом мире и, конечно же, в человеческом обществе. По Ницше, нет никаких революций, в том числе сексуальных, а есть только Воля к власти и ее ингредиенты. Данный сверхмогущественный феномен и способствовал сначала духовной, а потом и социально-физической победе "худших" над "лучшими", плебеев над аристократией. Это и явилось, утверждает Ницше, главной движущей силой генеалогии современной морали.

Автор не останавливается на осмыслении данной, на его взгляд, объективной исторической тенденции. В работе, посвященной возникновению и развитию морали, он пытается рассмотреть генезис последней на более универсально-антропологическом уровне, стремясь доказать, что наша мораль есть следствие отказа человека от собственной стихийной свободы, а фактически от могущественного, природного бессознательного. И как результат этого - так называемая "нечистая совесть".

Предвосхищая доктрину Фрейда, Ницше характеризует совесть


18 Ницше Ф . Указ. соч. С. 426.

стр. 117


как жестокость человека, направленную против самого себя, как "вытесненный, выставленный, изнутри запертый... инстинкт свободы..."19 . И в немалой степени, согласно Ницше, формированию совести способствовал существующий с древних времен человеческий страх "должника" перед "заимодавцем". В наше время таким коллективным "заимодавцем" является государство. Таким образом, можно заключить, что в какой-то степени нигилист Ницше сближался с развивающейся в то время на Западе и в России анархической тенденцией.

Дело в том, что согласно германскому мыслителю, еще в первобытные времена "заимодавец" всегда мог наказать своего незадачливого "должника", причинить ему боль. Страх перед "заимодавцем" конкретизируется в страхе перед наказанием, болью. В роли "заимодавцев" всегда выступали далекие, но грозные предки - "отцы" существующих в каждый, определенный момент времени людей. Так, по мнению антирелигиозно настроенного Ницше, сформировался образ единого "заимодавца" - "отца", т. е. Господа. И человек превратился в его вечного "должника". Немецкий мыслитель рассматривает генезис морали в тесной взаимосвязи с генезисом современной монотеистической религии. Позже Фрейд обосновал эту ницшеанскую идею учением о коллективном Эдиповом комплексе, который имеется у всего человечества в целом.

Наконец, Ницше пытается изобличить высший морально-философский идеал - идеал аскетизма. Он его характеризует также в рамках феномена воли к власти: это инстинкт ressentiment, инстинкт "господствовать не над чем-либо в жизни, а над самой жизнью..."20 . Порода ничтожных представителей человеческого рода, согласно данному вольнодумцу, утверждает свое господство с помощью морального аскетизма. С ужасом и отвращением философ запальчиво утверждает следующее: "Они бродят среди нас как воплощенные упреки, как предостережения нам - словно бы здоровье, удачливость, сила, гордость, чувство власти были уже сами по себе порочными вещами... до чего жаждут они быть палачами"21 . Их воля к власти, по Ницше, это "воля больных изображать под какой угодно формой превосходство, их инстинкт окольных путей, ведущих к тирании над здоровыми...". Они требуют, чтобы здоровые, красивые и счастливые люди "стали бы однажды стыдиться


19 Ницше Ф . Указ. соч. С. 463.

20 Там же. С. 489.

21 Там же. С. 494.

стр. 118


своего счастья..."22 . Ницше заключает, что между такими "больными" и здоровыми, нормальными людьми должна быть дистанция или другими словами - отчуждение.

Философ упорно отстаивает один из важнейших идеологических постулатов своего учения - существующая в обществе аскетическая мораль есть мораль "падающего человека". Именно эту мораль фактически призывает "толкнуть" - переоценить, переустроить, реформировать - Ницше. Она объединяет "слабых" с помощью "стадного инстинкта" - ее фундаментальной основы. Ибо, как утверждает мыслитель: "...сильные с такой же естественной необходимостью стремятся друг от друга, как слабые друг к другу..."23 .

В конечном счете, Ницше пытается сделать, как сейчас, наверное, принято выражаться, "шовинистический", антифеминистский вывод философско-исторического характера. Он стремится доказать читающей публике, что в давние времена произошла антропологическая революция антимужского, морально-полового характера, в результате этого победила нравственность "интимнейшего феминизма, который охотно именует себя "идеализмом"24 . Ведь дело в том, что, согласно немецкому критику нравов, - главная задача любой существующей морали заключается в том, "чтобы учить ненавидеть... слишком большую свободу..."25 .

"Слишком большая свобода" для Ф. Ницше, по всей видимости, сфокусирована в его известном заявлении из произведения "Так говорил Заратустра" - счастье мужчины называется: я хочу26 . Последнее утверждение торжественного для немецкого идеолога характера является по сути дела лозунгом любой сексуальной революции, безусловно, связанной с ницшеанским дионисизмом.

Итак, истинная сверхчеловеческая мораль, которую всю жизнь искал Ницше, должна быть основана именно на этом абсолютно свободном принципе. Это мораль настоящего мужского начала, и она отсутствует, как упорно доказывает автор данной философии отрицания в своих главных работах. В современном человеческом мире, согласно немецкому мыслителю, торжествует феминистская неподлинная мораль женского начала с ее, вероятно, идеалистическим,


22 Ницше Ф . Указ. соч. С. 495.

23 Там же. С. 504.

24 Там же. С. 505.

25 Там же. С. 309.

26 Там же. С. 48.

стр. 119


кантовским призывом: "Ты должен - значит, ты можешь". Человек должен быть, как следует из "динамитных" ницшеанских восклицаний, по-женски несвободным, и тогда он будет "моральным". Именно это и возмущало Ницше. И он гневно назвал современную ему мораль Европы "моралью стадных животных"27 , потому что: "...все, что возвышает отдельную личность над стадом и причиняет страх ближнему, называется отныне злым, ...посредственность вожделений получают моральное значение и прославляются"28 .

Таким образом, можно заключить, что идеология Ницше, направленная против "посредственности вожделений" - это, помимо всего прочего, идеология радикальнейших секс-революций. А историческое настоящее показывает уже своими статистическими данными "плюсы" и "минусы" ницшеанского учения эротико-дионисической направленности. При этом, конечно, необходимо указать, что немецкий "антихристианин" имел в виду далеко не только бессознательно-сексуальные пристрастия тех же самых, "закрепощенных" в древности заповедями Моисея и Христа - мужчин.

Достаточно подчеркнуть, что, с точки зрения Ф. Ницше, - демократические, уравнивающие неравных людей социалистические идеи являются также последствием неподлинной, феминистской морали.

Итак, далеко не бесспорная точка зрения германского философа такова: когда-то, может, еще в доисторические времена женское начало из-за "слишком человеческих страхов" возобладало среди самих мужчин и привело к созданию современной нравственности. Ницше даже считает, что социализм является апофеозом господства "женского" над "мужским". Поэтому, в конечном счете, нужно обратить внимание на ницшеанские афоризмы, посвященные основным качествам женского начала, согласно "философии жизни" данного мыслителя. Этому вопросу он придает довольно большое значение в своих программных произведениях. И в первую очередь следует иметь в виду работу "Человеческое, слишком человеческое". Характеристика, даваемая автором женщинам, взаимосвязана с его же характеристикой мужчин. Немецкий антрополог не рассматривал "мужское" и "женское" как нечто неизменно противоположное, а скорее, как взаимодополняющие друг друга аспекты единого человека. Согласно точке зрения Ф. Ницше, каждый из нас


27 Ницше Ф . Указ. соч. С. 320.

28 Там же. С. 319.

стр. 120


имеет как мужские, так и женские атрибуты. Это проявляется и в следующем социально-метафизическом факте: "Каждый носит в себе образ женщины, воспринятый от матери; этим определяется, будет ли человек почитать женщин вообще, или презирать их, или в общем относиться к ним равнодушно"29 .

Таким образом, отношение в обществе к женскому началу определяется материнским воспитанием детей мужского пола. Решающая роль в таком отношении принадлежит самим же представительницам женского начала. При этом Ницше подчеркивает, что во всякой женской любви есть элемент материнского чувства30 . Характеризуя прекрасный пол, он не перестает указывать на негативное влияние, оказываемое на него и на общественные нравы в целом существующей "неподлинной" моралью. Автор подчеркивает, что она зачастую выражает интересы исключительно представительниц женского пола, а не мужского, да и то - не самых лучших: "Девушки, которые надеются обеспечить всю свою жизнь с помощью иных прелестей и хитрость которых поддерживают расчетливые матери, хотят того же самого, что и гетеры, они только хитрее и бесчестнее последних"31 . Таким образом, романтически настроенный Ницше готов даже подчеркнуть особое правдивое "достоинство", которым обладают в противовес "порядочным" девушкам, осуждаемые всеми святошами проститутки. Это безусловная похвала сексуально-революционным, общественно-эротическим процессам. Получается, опять-таки согласно мыслителю, что источник женской проституции нужно искать в самой морали.

Кроме того, Ницше с готовностью повторяет вслед за Шопенгауэром мысль о том, что если предназначение женщин и их счастье связаны исключительно с интимной эротической жизнью, то предназначение мужчин выходит за ее рамки. Поэтому: "Тщеславие женщины требует, чтобы мужчина был нечто большее, чем счастливый супруг", поскольку "жена хочет стать знаменитой через мужа"32 . Ф. Ницше заявляет, что индивиды женского начала становятся в обществе популярными благодаря их интимным связям с представителями начала мужского. Философ-максималист предлагает, например, согласиться со следующим социально-эротическим фактом: если бы не знали Каренина, то не знали бы


29 Ницше Ф . Сочинения. Т. 1. М., 1990. С. 415.

30 Там же. С. 417.

31 Там же. С. 419.

32 Там же. С. 418.

стр. 121


и главную героиню одноименного романа Л. Н. Толстого, т. е. супругу вышеназванного чиновника-аристократа.

Но немецкий философ попытался высказать и нечто принципиально новое о различии между мужским и женским началом. Согласно Ницше, рассудок является приоритетом женщины, для мужчин характерны глубина душевных переживаний и страсть. И благодаря именно своей страсти к творчеству представители мужского начала гораздо лучше умеют использовать свой менее совершенный, чем у женщин рассудок. Итак, по мнению Ницше: "Если мужчины при выборе супруги прежде всего ищут глубокого, душевно богатого существа, женщины же, наоборот, - существа умного, находчивого и блестящего, то в сущности явно видишь, что мужчина ищет идеализированного мужчину, женщина - идеализированной женщины, т. е., что оба стремятся не к дополнению, а к завершению своих собственных преимуществ"33 .

Таким образом, Ницше разрушает веками существовавший стереотип о влечении между полами и одновременно подтверждает сказанное Платоном о том, что любовь - это влечение к тому, что у данного человека присутствует, но не в достаточной степени. Но более всего привлекает внимание фактическое утверждение борца с христианскими ценностями о том, что сущность полового влечения имеет гомоэротический характер (кстати подобный тезис был весьма популярен среди авангардистски настроенных идеологов последних сексуальных революций прошлого столетия). Мужчины ищут мужественность среди женщин, а женщины - женственность среди мужчин. Отсюда, согласно той же ницшеанской идеологии, можно сделать, наверное, не совсем приятный для многих представителей обоих полов вывод: влечение к лицам противоположного начала имеет чисто внешний характер, в сущности, это влечение к духу представителей своего идентичного начала.

Одновременно в своих афоризмах цинично настроенный Ф. Ницше пытается привлечь внимание читателей к своей возможно женоненавистнической мысли о том, что на самом деле современный патриархат является матриархатом. Как язвительно указывает философ: "...женщины сумели через подчинение обеспечить себе гораздо большую выгоду и даже господство"34 .

Естественно, Ницше поднимает вопрос и о ценности семейно-брачных отношений. Он считает, что это "институт" в первую


33 Ницше Ф . Указ. соч. С. 421.

34 Там же.

стр. 122


очередь для женщин. Согласно немецкому "Диогену", сексуально-революционная антисемейная тенденция выгодна, прежде всего, для представителей именно мужского пола. И он подкрепляет этот свой прогрессивный по содержанию тезис следующими философско-житейскими рассуждениями. Для индивидов мужского начала брак необходим и даже полезен только в молодом возрасте, когда субъект является еще относительно незрелым в первую очередь в духовно-эротическом смысле, и женщина может сыграть вполне позитивную роль. Но в годы творческого и духовного расцвета семья, как считает Ницше, может оказать вредное влияние на теперь уже зрелого и опытного мужчину. Вообще философ полагает, что большая гармония между представителями противоположных начал возможна, если человек вступает в брачные отношения более одного раза в жизни. Такова весьма революционная, особенно для конца пуританского XIX в., точка зрения германского мыслителя. Или, если следовать духу философско-жизненных афоризмов знаменитого нигилиста, мужчина вообще не должен жениться при условии, что он вовремя не успел это сделать.

Нельзя не заметить еще одного, вероятно, очень либерального для той исторической эпохи замечания Ф. Ницше о том, что одна и та же женщина не может быть для одного мужчины одновременно и подругой, и матерью, и домохозяйкой, и любовницей. Поэтому "институт" гетеризма очень даже необходим не в противовес браку, а для возможного укрепления этого священного для религиозного человечества феномена. В данном случае вполне можно говорить о ярком образце сексуально-революционной идеологии.

Наверное, это уже удивительно выглядит для свободолюбивого защитника вольных человеческих прав, коим, безусловно, был Ницше, но в результате его довольно эксцентричного философствования побеждает опять-таки вполне рационалистическая идея о возможном компромиссе между культами Диониса и Аполлона в интимных межчеловеческих отношениях.

Может быть, в угоду проклинаемым им неоднократно "слишком человеческим" страхам, в конечном счете, немецкий идеолог выступил в своих размышлениях о несвободе человека сторонником так называемой "культурной дистанции" или даже отчуждения между людьми. Это, согласно точке зрения мыслителя, возможно, должно восторжествовать и в эротических отношениях. Вероятно, поэтому Ницше и выступал против тех же самых сексуально-революционных, социально-культурных процессов, связанных с эмансипацией прекрасного пола. Он утверждал по этому фундаментальному

стр. 123


для христианского мира факту следующее: "Под влиянием такого воспитания они приобретут некогда все мужские добродетели и сильные стороны, но вместе с тем, впрочем, должны будут воспринять и все их слабости и пороки..."35 . Этим он пытался предсказать грядущий нравственный кризис передового цивилизованного мира в рамках половых или, как сейчас принято выражаться, гендерных отношений. Ницше, по всей видимости, считал опасным для будущего человеческого рода революционное, искусственное отождествление полов, связанное с процессами маскулинизации женщин и феминизации мужчин, что стало наблюдаться уже во второй половине 20-го столетия. Ведь он во всех своих произведениях с тревогой и каким-то философским злорадством предсказывал дальнейшую деградацию общества, которое и в его времена считалось передовым.

По мнению этого незаурядного европейского критика общественной культуры, людям вообще нельзя находиться "слишком близко" друг к другу, а представителей разных полов это касается далеко не в последнюю очередь. Автор "переоценки ценностей" утверждает, что если мужчина желает быть свободным и сильным, ему необходимо "сбросить с себя ту материнскую заботливость и опеку, которой его окружают женщины"36 . Т. е. известный немецкий сторонник Диогена Синопского, возможно, призывал мужчин к строго, если так можно выразиться, "своей" сексуальной революции и думал, что сегрегационное состояние полов просто необходимо для спасения деградирующего, по мнению Ницше, человечества. Наверное, нужно указать, - он, по всей видимости, имел в виду прежде всего духовную сегрегацию.

Итак, согласно Ницше, во всех межчеловеческих взаимоотношениях должна быть "дистанция", а все потому, что:

"Ближнего близко нельзя подпускать:
Взять бы его, да подальше убрать! 
Будет тогда он звездой мне сиять!"

37

.

Таким образом, один из самых одиозных мыслителей за всю историю человеческой культуры, беспрестанно проклиная в своих произведениях "слишком человеческие страхи", создавшие такую


35 Ницше Ф . Указ. соч. С. 426.

36 Там же. С. 428.

37 Там же. С. 504.

стр. 124


обременительную, особенно для свободолюбивых мужчин религиозную мораль, вынужден (пусть в философско-шутливой манере) пойти с этими "страхами" на "дистанционный" компромисс.

Дело в том, что "проклятый Ближний" - это есть само олицетворение воспеваемой Ницше дионисической Природы. Значит, согласно немецкому исследователю культуры и человека, лучше все же "культурная дистанция", а не бессознательное единение, ведущее, как он понял, к возможной стихийной гибели человеческого рода.

ЛИТЕРАТУРА

1. Маркузе Г. Эрос и Цивилизация. Киев, 1995.

2. Ницше Ф. Антихрист. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М., 1990.

3. Ницше Ф. Веселая наука. Сочинения в 2-х т. Т. 1. М., 1990.

4. Ницше Ф. К генеалогии морали. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М., 1990.

5. Ницше Ф . По ту сторону добра и зла. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М., 1990.

6. Ницше Ф . Рождение трагедии из духа музыки. Сочинения в 2-х т. Т. 1. М., 1990.

7. Ницше Ф . Так говорил Заратустра. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М., 1990.

8. Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое. Сочинения в 2-х т. Т. 1. М., 1990.

9. Платон. Пир. Сочинения в 2-х т. Т. 2. М., 1979.

10. Фрейд З. Человек Моисей и Монотеистическая религия // Психоанализ. Религия. Культура. М., 1992.

11. Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Сочинения в 2-х т. Минск, 1999.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/-СЛИШКОМ-ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ-СТРАХИ-В-УЧЕНИИ-Ф-НИЦШЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Polina YagodaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Yagoda

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Э. М. ВИКТОРОВ, "СЛИШКОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ" СТРАХИ В УЧЕНИИ Ф. НИЦШЕ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 10.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/-СЛИШКОМ-ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ-СТРАХИ-В-УЧЕНИИ-Ф-НИЦШЕ (date of access: 26.07.2021).

Publication author(s) - Э. М. ВИКТОРОВ:

Э. М. ВИКТОРОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Polina Yagoda
Kaliningrad, Russia
1293 views rating
10.09.2015 (2146 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПРАГА: РУССКИЙ ВЗГЛЯД. ВЕК ВОСЕМНАДЦАТЫЙ - ВЕК ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
А. В. РЕМНЕВ. РОССИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА. ИМПЕРСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ВЛАСТИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
РОССИЯ И ГЕРМАНИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
В. М. ХЕВРОЛИНА. РОССИЙСКИЙ ДИПЛОМАТ ГРАФ НИКОЛАЙ ПАВЛОВИЧ ИГНАТЬЕВ
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
XX МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн
Пришельцы, Земли нашей Гости — посланцы не мира сего, а Иного, Огня за чертой. Выход к нам из него — шаг один из Эфирного царства как Глуби Земли.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Р. А. МЕДВЕДЕВА И С. КОЭНА (июнь 1995 года)
5 days ago · From Россия Онлайн
ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии
5 days ago · From Россия Онлайн
М. КУРЛАНСКИЙ. 1968: ГОД, КОТОРЫЙ ПОТРЯС МИР
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн
А. А. ОРЛОВ. СОЮЗ ПЕТЕРБУРГА И ЛОНДОНА
Catalog: История 
7 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
"СЛИШКОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ" СТРАХИ В УЧЕНИИ Ф. НИЦШЕ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones