Libmonster ID: RU-8485
Author(s) of the publication: С. СЫЧЕВА

I

Уайтхед утверждает, что в античности понятие символа носило вполне конкретный смысл: это были загадочные феномены, выражающие высший разум как основание всех вещей. Исследуя историю идей, философ делит все учения на две группы: идеализм и механистический материализм. Он предлагает концепцию, которая могла бы преодолеть крайности этих двух трупп и связать органичным способом "природную реальность" с "идеалистическими учениями". Он предлагает теорию философского реализма, основанную на высшем понятии "организма"(1).

Пространственно-временные характеристики, определяющие место и длительность бытия вещи, Уайтхед называет "разделяющими" и "схватывающими" по отношению к данной вещи. Разделяющими - в том смысле, что место данного предмета, его форма и длительность существования определены однозначно; он - здесь и сейчас, а не в другом месте в другое время. Схватывающими - в том смысле, что именно в этих характеристиках все вещи существуют совместно. Совокупность разделения и схватывания обозначены термином "модальность пространства-времени".

Уайтхед сопоставляет восприятие и схватывание. Сознательное восприятие и есть схватывание; тогда как бессознательное восприятие есть схватывание. Исходя из идеи Беркли о том, что существование вещи и есть ее восприятие, философ утверждает, что существование есть соединение вещей в едином акте схватывания. Поэтому реальность присутствует не в вещах - она содержится в схватывании. Пространственно-временные характеристики вещи "здесь и теперь" существенно связаны с другими "здесь и теперь" других вещей. Эти существенные связи, понятые в движении, составляют "процесс охватывающей унификации"(2).

Речь идет о следующем: предметы, которые мы воспринимаем чувствами, и то, что получается в результате восприятия - разные вещи. Например, земля кажется нам плоской, хотя астрономия говорит о другом. Издалека дом может казаться округлым, хотя на самом деле он - прямоугольный. Облако кажется из одной точки наблюдения имеющей


1 Уайтхед А.Н. Наука и современный мир // Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М., 1990. С. 121.

2 Там же. С. 127.

стр. 186


определенную форму, из другой - другую. На это указывал еще Беркли ("Алкифрон"). Все зависит от "точки зрения охватывающей унификации", - пишет Уайтхед. Фактически он здесь предлагает теорию относительности, отличную от теории Эйнштейна. Если Эйнштейн предполагал, что материя искривляет пространство, что было подтверждено экспериментально: луч света движется по прямой в неэвклидовом пространстве, то Уайтхед, для которого понятие материи было в принципе неприемлемым утверждал, что свет движется в эвклидовом пространстве по кривой(3). Свою теорию Уайтхед противопоставил материалистической теории простого местонахождения, согласно которой мы воспринимаем мир независимо от "точки зрения охватывающей унификации", т. е., проще говоря, от пространственно- временных характеристик наблюдателя. Уайтхед же находит здесь прямую зависимость, что совершенно справедливо.

Философ перетолковывает понятие "монады" Лейбница, наделяя его смыслом "модуса" Спинозы. Получается, что существует первичная субстанция, пребывающая в постоянном развитии и ее конкретизации - модусы, представляющие собой индивидуальные события, однако в своей индивидуальности они зависят от унифицированной субстанции. Индивидуальное событие вместе с активностью схватывания составляют конкретный факт, сущность которого - "прогрессивное развитие".

Чувственный объект Уайтхед обозначает как "сущность". В каком смысле? В каком смысле, например, зеленый цвет является сущностью? Или звук? Или запах? Или осязательные ощущения? Это очень важный вопрос, ибо впоследствии Уайтхед назовет эти сущности "вечными объектами", тем самым перетолковывая "идеи" Платона. Чувственный объект назван сущностью по отношению к пространству и времени как предмет, имеющий особый принцип вхождения в то и в другое. Некий объект будет, с одной стороны, объектом пространства и промежутком времени (по форме), но он будет конкретной сущностью этого пространственно-временного участка (по содержанию). Как сущность. А имеет единство опыта, выходящее за пределы самого А, и, в этом смысле, относящееся к предмету В как его модус. "Тем самым чувственный объект присутствует в А, а его модус находится в В"(4). Например отражение зеленых листьев за моей спиной в зеркале, - это модус зеленых листьев в В, имеющий денотат в А - в растении за моей спиной. То есть чувственные объекты входят в пространство и время модальным способом. Модус А может присутствовать в пространстве и времени виртуально (зеленый цвет в зеркале) и реально (цвет зеленых листьев в комнате). Модальность чувственных объектов связывает пространство и время воедино. Единство пространственно- временных характеристик основано


3 Киссель М. Философский синтез А.Н. Уайтхеда // Там же. С. 18.

4 Там же. С. 128.

стр. 187


еще и на том, что любое место и любое время находятся в отношении к любым другим участкам пространства и отрезкам времени. Фактически, это реализация принципа "все во всем".

II

Здесь Уайтхед переходит к одному из основных понятий своей философии - понятию "события". Восприятие есть познание "охватывающей унификации", другими словами - познающего многообразия, коим и выступает событие. С одной стороны, схватывание - бессознательный процесс познания реальности. С другой стороны, реальность есть единство разнообразных схватываний, или событий. Таким образом, первое толкование понятия события, данное Уайтхедом - это конкретная конечная сущность, понятая как процесс и результат схватывания миром самого себя.

Итак, природа, согласно принципу реализма, есть "совокупность охватывающих унификаций", пребывающих в связи через пространственно-временные отношения. Природа развивается, переходя от одного события к другому. "Реальность есть процесс"(5), - пишет Уайтхед. Реальность природы - это ее событийность.

Результат схватывания явления - единое в своей сущности пространственно- временное образование. Событие имеет временную отнесенность - у него есть прошлое: включенная в его контекст совокупная память его предшественников. У события есть современники - синхронные события. Оно имеет будущее, выраженное в обусловленности настоящего - грядущим. Поэтому событие способно предвосхищать свою судьбу. Согласно философии реализма, "существует мир, подлежащий познанию, память о прошлом, непосредственность осуществления и предвидение будущего"(6).

Если принять, что существует психика, сущность которой - познание тела, то это допущение с неизбежностью ведет Уайтхеда к формулировке концепции природы как организма. Критикуя научный материализм XVIII века, философ утверждает, что эта философия не дала представление о мире как целостности. Философский реализм предполагает, что весь мир - единый организм, состоящий из синтеза организмов разных уровней: органических цельностей "типа электрона, протона, молекулы и живого тела"(7). Уайтхед никогда не отрицал качественное различие уровней мирового целого. Разумеется, если в этом видеть попытку редукционизма. то идея кажется неверной. Но если рассматривать данную теорию как идею возведения низшего к высшему - то она оригинальна, плодотворна и благородна. На взгляд Уайтхеда, именно она


5 Там же. С. 130.

6 Там же. С. 131.

7 Там же. С. 132.

стр. 188


приспособлена к "требованиям науки и конкретному опыту человечества"(8).

Отрицая принцип простого местонахождения по отношению к пребыванию тел в пространстве и времени, философ развивает идею всеобщей связи событий: любое событие в любое время включает в себя аспект существования в пространстве и времени всех других событий, отражая в себе весь мир. Наше познание мира зависит от состояния нашего тела. Если человеку уготована участь проникнуть в трансцендентное, то это - потому, что "жизнь тела объединяет в себе аспекты вселенной"(9).

Уайтхед делит предметы реальности на две группы: "вечные объекты": цвета, формы звуки, запахи, "которые требуются природе и не возникают из нее"(10), и "пребывающие вещи". Что такое эти последние? "Как они возможны? Каков их статус и значение в мире?.. Каков статус текучей стабильности природного порядка?" Обычно философы при ответе на этот вопрос вводили идею более фундаментальной реальности как основания природы, будь то Абсолют или Бог. Когда дается правильный ответ на вопрос о природе вещей, почему они таковы, - природу нельзя объяснить из нее самой. Такой ответ дает философия организма, философия эволюции. Вопрос о сущности самой природы выводит мышление далеко за рамки природного процесса к идее глобальной эволюции. для которой природа - всего лишь модус бытия.

В реальности постоянно происходят перемены. Это не просто количественный, прямолинейный процесс. Он имеет качественную характеристикy: ценность как внутреннюю реальность события. События актуализируются в результате эволюции. Это - целостности, актуальные единства. Ценностный смысл события, его самодостаточность, призваны спасти вселенную от хаотического распада. Ибо она покоится на фактичных и непоколебимых конкретных сущностях, составляющих ее основу. Простой конгломерат различных предметов - это "неопределенное ничто". Введение в теорию структуры вселенной понятия "эстетической ценности события" позволяет понять мир как развитие гармонической целостности, основания которой выходят далеко за ее собственные пределы, и, с другой стороны, совершенствуют ее собственное окружение. Философии организма необходима идея Бога.

III

Уайтхед ставит перед собой задачу построения теории эволюции вселенной без обращения к понятию материи. Такая возможность представляется, в частности, открытиями в физической науке, одно из которых - закон сохранения энергии - понимает массу как определенное


8 Там же. С. 148.

9 Там же. С. 151.

10 Там же. С. 163.

стр. 189


количество энергии, придавая последней универсальный статус, отнятый у понятия материи. Опираясь на теорию атомарного организма Пастера (согласно которой бесконечно малые величины являются организмами) и биологическую идею эволюции, Уайтхед внедряет понятие организма в микромир.

Разница между физикой и биологией, по Уайтхеду, только количественна: физика изучает мельчайшие организмы, биология - более крупные. Задаваясь вопросом о том, есть ли мельчайшие неделимые образования в структуре вселенной, философ делает допущение, что да. И такими мельчайшими сущностями он называет события. Каждое событие связано с другими посредством свойств вечных объектов: "цвета, звуки, запахи, геометрические характеристики, которые требуются природе и не возникают из нее". На мой взгляд, учение Уайтхеда о вечных объектах крайне противоречиво. Если их свойства действительно таковы, то что же в них вечного? Сплошные изменения? Если же вечные объекты есть нечто, отличное от этих свойств, то что они такое, и как они могут этими свойствами обладать?

Далее Уайтхед отмечает, что "подобный вечный объект" входит в структуру события, в котором формируется другое событие (ибо все связано со всем). Первичный организм нематериалистической философии природы - это структура события, включающая в себя аспекты, свойства события, влияющие на и изменяющие другие события. Получается, что событие имеет две реальности: внутреннюю, когда оно "схватывает" само себя, и внешнюю, когда оно "схватывается" другими событиями.

Отсюда становится ясно, что ценность события формируется согласно тому, какие сущности оно включает в свою структуру, а какие - исключает. И здесь углубляется толкование понятия "вечный объект". Уайтхед говорит, что сущности, схваченные в событии - это и есть вечные объекты. Для меня очень непривычно толкование первичных и вторичных качеств Локка в виде сущностей. Тем не менее, в философии Уайтхеда именно они определяют ту или иную ценность события. Далее он использует термин "первичные вечные объекты"(11), описывая устойчивость события. Несмотря на все изменения в реальном процессе жизни, событие обладает устойчивостью, поскольку существует эмпирически фиксируемое сохранение, повтор; поскольку имеет место возврат к идентичной ценности вечных объектов в событии. Повтор структуры ценности в событии бывает тогда, когда событие повторяет свою форму. У события есть части, аспекты, структура и стремление к полной самореализации. Это стремление осуществляется, с одной стороны, как изменение, с другой - как повтор. Два этих процесса вместе дают "самодостаточную вещь". Событие как устойчивая индивидуальная сущность обладает историей своей жизни. Таким образом, с одной стороны, имеет


11 Там же. С. 165.

стр. 190


место "устойчивая сущность", с другой - "вечная энергия" как основа изменений.

Вечная энергия содержит в себе образы вечных объектов. Образы - основы мыслей о ценностях. В вечной энергии они представляют собой целокупность, которая может быть получена в результате объединения реальных вечных объектов. Реально эти образы лишены ценности, они обладают ею лишь идеально. Уайтхед пишет: "Ценность возникает в силу того, что существует реальная совместимость идеи в мышлении с актуальными аспектами в процессе возникновения событий"(12).

Интеллектуальная активность лишена ценности в отрыве от реальных событий. Напомним, что понятие ценности означает у Уайтхеда внутреннюю реальность событий(13).

В итоге получается следующее: вечная активность в отрыве от реальности имеет три типа образов. Во-первых, образы вечных объектов; во-вторых, образы возможных ценностей; и, в-третьих, образ действительности как ее (активности - С.С.) будущего. Подлинная ценность возникает лишь в реализации этих образов.

Физика рассматривает элементарные сущности (события) в отрыве от их жизненной истории и от их взаимодействия с другими событиями. Вместе с тем очевидно, что при изменении условий существования событий могут резко меняться и законы их жизни. Это наводит философа на мысль о том, что физические законы лишены универсальности, если учитывать изменения среды жизни событий. Уайтхед предлагает теорию "органического механицизма" - фактически теорию связи события и окружающей среды. Событие, входящее в структуру более общего события, имеет его свойства и меняет свои в зависимости от изменения свойств более общего события. В новых условиях происходит изменение старых сущностей.

Идея эволюции экстраполирует понятие организма на всю природу. "Организм есть единица возникающей ценности, реальное слияние признаков вечных объектов, возникающее ради себя самого"(14).

Здесь уместно вернуться к понятию вечного объекта. Если бы Уайтхед привел хоть один пример для своих рассуждений кроме примера поведения электрона, ситуация с пониманием термина "вечный объект" была бы проще. Сейчас мы знаем, что:

1. Вечные объекты необходимы для природы;

2. Вечные объекты не содержатся в природе;

3. Вечные объекты составляют сущность события;

4. Вечные объекты составляют свойства события;

5. Вечные объекты имеют идеальные образы в мышлении;


12 Там же. С. 166.

13 Там же. С. 153.

14 Там же. С. 168.

стр. 191


6. Эти идеальные образы получают ценность только в условиях своей реализации в природе;

7. Организм есть слияние признаков вечных объектов;

8. Есть вечные объекты, а есть их свойства или признаки: цвет, форма, звук, запах и т. п.

Можно ли утверждать что "вечные объекты" Уайтхеда очень напоминают универсалии старых философов? И да, и нет. Ведь ни в античности, ни в Средние века общие понятия или идеи не наделялись подобными "признаками". Сейчас понятно одно: пока Уайтхед не прояснил это, на мой взгляд, одно из ведущих понятий своей философии, как-либо интерпретировать его систему крайне затруднительно. Она не напоминает ни солипсизм, ни абстрактный идеализм. Скорее всего, философ выстраивает некую срединную систему, пытаясь не вдаваться в крайности суждений.

Однако вернемся к теории организма. Организм - это живая структура. Структура, способная к изменению. Любой организм имеет собственную историю. Но он обладает и устойчивостью. Индивидуальное и всеобщее - основные признаки организма. Каждый организм приспосабливается к окружающей среде и приспосабливает ее к себе. При этом организм, меняющий условия своего существования в худшую сторону, совершает самоубийство. Между такими организмами как молекула, или атом. или протон, с одной стороны, и бесконечными организмами существует лишь количественная разница (согласно Уайтхеду). Мы можем проследить историю большого организма, тогда как микроорганизм скрыт от нашего непосредственного наблюдения, и нам проще фиксировать в нем устойчивость, чем какие-либо перемены.

Организмы креативны: они сами творят окружающую среду. Сообщества организмов воздействуют на нее, она же, изменяя свою природу, проявляет свойство "пластичности".

Надо отметить, что в другом месте Уайтхед откажется от столь прямолинейной экстраполяции идеи организма на неживой мир. Он скажет, что за свою свободу личность платит сокращением длительности существования.

IV

С точки зрения современной физической теории, считает Уайтхед, необходимо разделять пространство и время в структуре события. Событие как единство аспектов представляет собой устойчивую структуру. Деятельность его выражается в схватывании - познании, понятом как восприятие. Аспекты данного события формируют за его пределами другие события. С одной стороны, структура события или модель, благодаря своей устойчивости, обеспечивает событию действенность. С другой стороны, событие действует так, чтобы обеспечивать историю жизни структуры. Структура обладает ценностью, и. благодаря ее устойчивости. событие воздействует на окружающую среду.

стр. 192


Уайтхед полагает, исходя из общей теории относительности, что пространственно-временные характеристики двух различных событий будут совпадать, если эти два события покоятся по отношению друг к другу, и будут различны, если события движутся в отношении друг друга. Более того, современная теория требует разделения пространства и времени не только по отношению к двум разным событиям, но и по отношению к разным частям одного и того же события. Например, палец руки будет иметь другие пространственно-временные характеристики, чем рука как целое. Потому что, согласно теории относительности, пространство и время неоднородно для различных движущихся объектов.

Уайтхед подчеркивает внутреннюю природу пространственно-временных отношений, определяющих сущность события. С их изменением данное событие перестает существовать и преобразуется в иное событие.

Есть структура события, и есть длительность ее существования. Длительность есть следование сущностей в определенном порядке. В процессе деления структура реализуется в событии. Элементами длительности являются эпохи - минимальные промежутки времени. Время атомарно или "эпохально". Событие как сущность сохраняет в себе пространственно-временное отношение в континууме своего пребывания.

Изменяющееся событие отличается от своих частей и от пребывающей, устойчивой структуры. Части устойчивой структуры формируют тело события. Жизнь самого события влияет на природу его частей. Стало быть, части события являются частью окружающей среды для самого события, в то время как целое событие, соответственно, является частью окружающей среды для собственных частей. Они влияют друг на друга. Благоприятность такого влияния обеспечивает непрерывную жизнь организма. Уайтхед подчеркивает, что это органическое соответствие между частями и целым события имеет место не только для высших организмов, но и "господствует повсюду в природе"(15) .

Событие обладает сознанием, способностью познать себя и внешний мир. Сознание есть функция познания. Мы познаем себя как совокупность чуждых нам вещей, ибо событие в своей длительности и есть организация такой совокупности.

Реальность есть не только "процесс", но и "поток"(16). Поток вещей предполагает координацию себя со стороны вечных объектов (форм, чувственных характеристик и т.п.). Когда независимый от потока вещей вечный объект входит в этот поток, он "интерпретирует" одно событие через другое. В результате, благодаря деятельности вечных объектов, в мире нет изолированных событий - все связано со всем. Каждый индивидуальный субъект находится под влиянием других субъектов.


15 Там же. С. 210.

16 Там же. С. 211.

стр. 193


Органическая концепция мира, в отличие от материалистической концепции, не постулирует наличие двух разных сущностей: материи и сознания. В теории организма эти две крайности сходятся в событии, понятом как индивидуальный субъект. События, находящиеся в системе связи с другими событиями, переживают процесс реализации, выступая единством существующих вещей. Познание, осуществляемое событием, есть возникновение в индивидуальной реальности "общего субстрата деятельности, содержащего в себе возможность, действительность и цель", - пишет Уайтхед. Очевидно, он имеет в виду идею витализма, согласно которой неодушевленного вещества не существует. Весь субстрат мира пронизан интеллектуальной активностью, имеющей индивидуальный характер в каждом конкретном событии. Психический аспект природы события задает смысл и направление его жизни, понятой как процесс.

Уайтхед вводит понятие "пустого события" - чисто физический термин. Это - событие в вакууме. Как таковое, оно может выполнять три функции: во-первых, это место нахождения и изменения энергии, что философ обозначает термином "приключение"(17). Во-вторых, пустое событие есть возможность передачи, трансляции связей между другими событиями. И, в-третьих, пустое событие есть возможность реализации изменений элементарных частиц при их деформации или перемещении. Заполненное событие отличается от пустого тем, что возможность третьей функции пустого события превращается в действительность. Пустое событие лишено индивидуальной реализации своей сущности.

Заполненное событие, несущее в себе, например, электрон, содержит его в себе как индивидуальность особого рода. Он переживает собственную жизненную историю как череду событий. Сообщество электронов образует чувственно воспринимаемое тело - молекулу, например, входящую в более крупные образования. Ту идею, что и тело, и молекула, и электрон имеют индивидуальность, Уайтхед называет "сильной стороной материалистического учения". Но какое учение конкретно он имеет в виду?

Учение об индивидуальности событий философ истолковывает в сфере теории организма. Электрический заряд отмечает порождение структуры, существующей в пространстве и времени. Она есть поток аспектов, проистекающих из жизненной истории атомного заряда. Индивидуальность этого заряда проистекает из его реализации самоидентификации и из его собственной жизненной истории.

Фактически, эти рассуждения нужны Уайтхеду для того, чтобы распространить теорию организма на микромир, изучаемый физикой. Если электрон обладает индивидуальностью и даже самоидентификацией, не говоря уже о собственной истории, то это - живое существо. Борьба с


17 Там же. С. 214.

стр. 194


механистическим материализмом, берущим начало в физике Ньютона, послужила импульсом для создания всеобщей философии организма.

Итак, цель Уайтхеда - заменить фундаментальное для истории науки, но устаревшее в связи с новыми открытиями, понятие вещества более современным и более соответствующим науке двадцатого века понятием "органического синтеза"(18).

V

Уайтхед вновь обращается к понятию вечного объекта, которое, в итоге, окончательно проясняется. Вечные объекты - это сфера сущностей, которые являются абстракциями, т. е. выходят за пределы конкретного события в том смысле, что могут в различных комбинациях принадлежать другим событиям опыта. Например: "красное" и "шарообразное". Они постигаются в своей сущности безотносительно к явлениям опыта. Философ пишет, что раньше эти сущности называли "универсалиями". Он сознательно отказывается от этого понятия по причине его историко-смысловой нагруженности. Вечные объекты составляют "неистинные суждения" по отношению к событиям, т. е. суждения моральной или эстетической оценки.

Думаю, Уайтхед зря опасался возможности отождествления вечных объектов с универсалиями. Вряд ли какому-нибудь средневековому реалисту пришло бы в голову назвать "синее" или "квадратное" универсалиями. Толкование философом этого понятия разочаровывает - оно могло быть наделено более глубоким содержанием, чем "первичные и вторичные качества" Локка. И, несмотря на то, что Уайтхед пытается вложить в этот термин смысл идеального, по существу его интерпретация сущности остается поверхностной, так как сущность, в конце концов, понимается как чувственные данные.

Итак, вечный объект, хоть он и абстрактен, имеет возможность вхождения в явление. Он обладает индивидуальностью, он соотносится с другими вечными объектами, участвующими в реализации явлений; наконец, он обладает принципом вхождения в явление.

Сущность вечного объекта - его индивидуальное существование, уникальное и неповторимое. Сущность вечного объекта - его постоянство: входя в различные явления, вечный объект не меняет своих свойств. Вечный объект как сущность представляет собой возможность для явления как действительности.

В зависимости от того, какие возможности актуализируются, мы получаем то или иное явление в действительности. Любой вечный объект являясь абстрактной сущностью, в то же время не может рассматриваться в отрыве от других вечных объектов и от реальности вообще. Его абстрактность состоит только в том, что он оторван от способа вхождения


18 Там же. С. 218.

стр. 195


в действительность. Какова же природа этого способа? Каким образом реализуется вечный объект?

Если признать, что некое А - вечный объект, то его сущность определяется внутренними отношениями с другими вечными объектами и с действительными явлениями. Для объяснения вхождения вечного объекта А в действительное явление а Уайтхед использует термин "неопределенность", указывающий на "терпимость" А к а, и термин "определенность", указывающий на готовность а принять в себя А, а как "синтетическое схватывание" есть событие. И, как таковое, оно представляет собой превращение "неопределенности А в определенность a". Отношение между А и а двояко: оно внешне для А и является внутренним для а. Истинное высказывание об А и а выражает полное вхождение А в а.

Отношения между вечными объектами формируют область возможностей для внешней реализации.

Явление а активно: оно синтезирует в себе вечные объекты, причем так, что сохраняет определенность отношений между ними. С одной стороны, есть ограничения реализации вечных объектов в a, с другой стороны, нет ограничения содержания сущности и отношений этих вечных объектов.

Если А не включено в а, то оно является для а небытием. Если некоторые свойства А включены в a, то А для а будет бытием в аспекте этих свойств. Однако А будет небытием в отношении тех своих свойств, которые не включены в а. Получается, что бытие а имеет своей обратной стороной небытие А.

Уайтхед сталкивается с проблемой: как возможна конечная истина, если все явления и объекты связаны друг с другом? Ведь если это так, то мы не можем познать нечто, пока не познаем все остальное. Из факта всеобщей взаимозависимости вырастает проблема о возможности истинного знания об одном предмете. И как возможна всеобщая взаимосвязь в условиях признания конечной истины?

Для этого надо показать, как возможно некое конечное внутреннее отношение для группы вечных объектов. Пусть Р будет таким отношением для вечных объектов A, В и С: Р(А В C)(19) .

Поскольку это отношение находится в сфере возможности, то оно ограничено "реляционной сущностью" объекта, проще говоря, возможным локальным местом объекта в данной системе отношений. Надо сказать, что реляционная сущность не уникальна для конкретного вечного объекта, - она едина для всех вечных объектов, что обеспечено их локализацией в сфере возможности. Все внутренние отношения всех вечных объектов единообразны для них. Естественно, что при этом происходит абстрагирование от индивидуальных сущностей вечных объектов. Результат абстракции - тождественность отношений между ними. Этот


19 Там же. С. 225.

стр. 196


принцип ограничивает область вечных объектов сферой возможного. Когда же один или несколько вечных объектов реализуются, в ход вступает их индивидуальная сущность. Это происходит тогда, когда налицо есть реальная совместимость индивидуальных сущностей реализуемых вечных объектов. Совместимость же возникает тогда, когда есть ценность, т. е. "внутренняя реальность события". Итак, есть форма - эйдос, "вечная отнесенность" (возможность реализации отношений - С.С.), есть явление - реализация ценности, есть ценность сама по себе в отрыве от явления, есть абстрактная материя, коей обладают все конкретные явления. Далее: налицо "синтетическая деятельность", тождественная "субстанциальной активности", реализующей возможные вечные объекты в явлениях. Субстанциальная активность как основа процесса реализации имеет своими атрибутами вышеперечисленные структуры.

Таким образом, форма реализует себя в явлении ценности в аспекте материи через субстанциальную активность.

Если вечный объект является отношением между другими вечными объектами, то он представляет собой сложный вечный объект. Уайтхед пишет: "Вечный объект, как, например, определенный оттенок зеленого, который не может быть разложим на отношения компонентов, будет называться "простым"(20). Между вечными объектами существуют пространственно-временные отношения.

Если сферу возможности расчленить как структуру, состоящую из объектов разной степени сложности, то можно получить ответ на вопрос о том, как возможна конкретная истина. Само по себе А более конкретно, чем оно же в отношении Р(А В C), ибо отношение Р исключает для А вхождение в другие отношения. Стало быть, чем сложнее вечный объект, тем более высокую степень абстракции от сферы возможности он собой представляет. Существует, как пишет Уайтхед "абстрактивная иерархия" вечных объектов. Она может быть конечной или бесконечной, но в любом случае она основана на множестве простых вечных объектов, или, как пишет философ, на ряде "объектов нулевой сложности".

Иерархия представляет собой пирамиду. В основании - конечное или бесконечное число простых объектов. Ее вершина (если иерархия конечна, а не бесконечна) - один вечный объект, обладающий максимальной степенью сложности по отношению к другим вечным объектам этой же иерархии. В иерархии вершины должен быть хотя бы один вечный объект, чья сложность на порядок ниже, чем сложность вершины. Вся эта иерархия оторвана от реальности и пребывает в сфере возможности, и это говорит о свободе вечных объектов от принципа "реальной совместимости".

Уайтхед, выстраивая классификацию вечных объектов, отказывается от членения на виды и роды, что было предложено еще Аристотелем.


20 Там же. С. 228.

стр. 197


Поскольку существует бесконечная абстрактивная иерархия вечных объектов, схваченная а, то появление а невозможно описать с помощью понятий, раз оно бесконечно. Можно говорить об иерархии понятий, описывающих явление а. Если абстрагирование в сфере вечных объектов идет от возможности, то это значит, что чем абстрактнее вечный объект, тем ближе он к действитель- ности()21.

Явление как событие в природе обладает максимальной конкретностью. Но в таком своем качестве явление представляет собой лишь абстракцию от полного действительного события. Полное событие в факте опыта обладает памятью, предвосхищением, воображением и мышлением. Фактически здесь Уайтхед отделяет явление неорганического мира от живого события. Именно через перечисленные каналы-происходит включение вечных объектов в структуру события как ценности. Но есть еще "полное конкретное вхождение", обладающее принципом "внезапности". Оно означает, что все запоминаемое, ожидаемое, воображаемое и мыслимое входит в содержание одного понятия, которое и схватывается событием. Это понятие - конечный вечный объект как вершина абстрактивной иерархии. Здесь Уайтхед и видит "разрыв с действительной безграничностью", квантуемость информации, возможность познания в мире конечной истины.

Философ предлагает принцип "прозрачности реализации", согласно которому любой вечный объект сохраняет свою индивидуальность при вхождении в любое явление. Это свойство выражает толерантность вечных объектов. Если перемена все же произошла - перед нами уже другой вечный объект. Итак. теория адекватного познания как гносеологическое учение покоится на принципе "прозрачности реализации" и на идее разнообразных способов вхождения вечных объектов в явления действительности.

VI

Уайтхед вводит понятие Бога. Именно так: понятие. Бог Уайтхеда не связан с религиозными или нравственными функциями. Так же, как и Бог Аристотеля. Наш опыт ограничен, мир же - бесконечен. Само бесконечное многообразие явлений действительности привело человеческий разум к необходимости постулата высшей Божественной сущности для отыскания общего единства мира. Философский Бог Уайтхеда необходим ему для объяснения "принципа конкретизации"(22) в процессе воплощения явлений в реальности.

Анализируя категории возможности и действительности, философ приходит к выводу о двояком понимании природы универсума. С одной стороны, вечные объекты, конкретизируясь в явлениях действительности,


21 Там же. С. 232.

22 Там же. С. 236.

стр. 198


сообщают им принцип структурной иерархии. С другой стороны, любое явление действительности есть ограничение возможности, в условиях которой существуют вечные объекты. Переход от возможности к действительности в процессе конкретизации приводит к формированию единства вещей, единства, обладающего ценностью. Итак, конкретное явление выражается в терминах возможности, а возможность - в терминах конкретного действительного явления. Однако отдельных явлений не существует: в мире господствует связь всего со всем: и вечных объектов друг с другом, и явлений между собой. Уайтхеду необходимо понятие Бога для объяснения этой связи. Если в теории вечных объектов речь шла об абстракциях, то в своей теологии философ обращается к единству конкретного многообразия.

В явлении а сосуществуют другие явления, которые конституируют его, вступая с ним в отношения. Всеобщность отношений универсальна - и среди вечных объектов, и среди явлений. Однако сами отношения включают в себя класс основных - фундаментальных отношений, определяющих природу всех остальных. Это - пространственно-временные отношения. Одни явления входят в другие по принципу реализации абстрактивных иерархий в пределах конкретных пространственно-временных отношений. Любое явление синтезирует в себе все вечные объекты, но в границах своей реализации. Следовательно, любое явление включает в себя все другие явления, но до той степени, которая задана определенным типом вхождения абстрактивных иерархий в действительность этого явления. Явления влияют на структуру иерархий через схватывание, а иерархии оформляют явления.

В мире явлений господствует свобода. Любое явление - это процесс. Как писал Уайтхед выше: "Реальность есть процесс". В своем становлении явление определяет собственное место в мире других явлений, влияющих на него. Ограниченное индивидуальное явление впитывает в себя и "безграничность вечных объектов"(23).

Любое явление обладает прошлым, настоящим и вероятным будущим. Будущее - наиболее интересная категория Уайтхеда. Когда он писал, что бытие есть небытие, он имел в виду возможность реализации тех свойств вечных объектов, которые еще не воплотились в действительность явления и есть, поэтому, небытие. Будущее явления как раз и определяется этими небытийными свойствами вечных объектов, могущих реализоваться в а в будущем.

Иногда в явлении вечные объекты реализуются "внезапно". Внезапность реализации в а синтеза вечных объектов происходит из высшей, вечной сферы, здесь предполагается, одновременно, и активность самого события.


23 Там же. С. 238.

стр. 199


Итак, Уайтхед рассматривает событие как процесс, формирующий "единство опыта". Как такое единство, событие будет являться субстанциальной активностью, синтезирующей потенциальностью, и, в итоге, результатом синтеза.

Бог Уайтхеда очень похож на субстанцию Спинозы: он определяет его как "синтезирующую деятельность", сущность не только явлений, но и вечных объектов, "метафизическую определенность", лежащую в основе мира явлений. Атрибуты этой субстанции - "вечная возможность" (объектов) и индивидуальное многообразие явлений.

Конкретные модусы атрибутов ограничены в том смысле, что они именно эти, а не другие (в реальности). Ограничения бывают логическими, каузальными, индивидуальными и смысловыми или ценностными. Ценность явления задается определенными критериями. Именно Бог дает эти критерии. Он необъясним, но все объясняет. Он иррационален, но является источником разума. Как принцип ограничения Бог отделяет добро от зла и устанавливает господство разума в мире.

В итоге кратко представим теорию организма Уайтхеда, которая воплотила в себе основные черты философии процесса.

Уайтхед писал о проявлении общемировой энергии в факте события. Однако в начале книги он называет эту энергию физиков "абстракцией". Событие же, наоборот, нуждается в конкретном выражении. И таким выражением для него служит организм. Уайтхед пытается заменить научный материализм органицизмом, т. е. найти подходящую философскую концепцию для новых физических открытий - теории относительности и квантовой теории. Уайтхед, при этом, распространяет органический принцип на весь мир, в том числе и на микромир: из факта единства мирового целого "возникают органические целостности типа электрона. протона, молекулы и живого тела"(24). Для философа, как уже было сказано, существует лишь количественная разница между физическим и биологическим мирами.

Если биология изучает более крупные организмы, то она должна обратить внимание и на более мелкие: организмы физики, входящие в состав крупных. Рассматривая событие как элементарную неделимую первичную сущность, философ полагает идею события в основание теории организма. Итак. событие - конечная единица природного явления(25). Все события связаны друг с другом. При этом налицо "внутренняя и внешняя реальность" события, т. е. событие, схватываемое самим собой и событие, схватываемое другими событиями.

Уайтхед вводит понятие "базовых организмов": электронов и атомных ядер, и организмов более высокого типа: атомов, молекул и т. д. Когда же исследование переходит к живым существам, жизнь базовых


24 Там же. С. 132.

25 Тим же. С. 163.

стр. 200


организмов отодвигается на периферию, она кажется примитивной и незаметной. Крупный организм удобен для изучения, тогда как очень трудно проследить историю жизни базовых организмов. Фактически здесь философ объясняет необычность всеобщего органицизма. Мельчайшие изменения "жизни" электрона действительно проследить очень сложно - они мгновенны. В то время, когда писалась эта книга ("Наука и современный мир". 1925 г.), научные исследования еще не могли дать полную информацию о жизнедеятельности микроэлементов. На этот факт и ссылается Уайтхед.

Организмы креативны - они сами творят свою жизненную историю и свое окружение. С другой стороны, окружающая среда проявляет "пластичность", что приводит, в итоге, к изменению эволюционного процесса.

Квантовая теория, примененная к философии организма, а также теория относительности, позволяют посмотреть на мир как на сплошной поток прерывных событий: с одной стороны, в мире господствует устойчивость событийных структур; транслируемая в пространстве и времени, повтор моментов жизни событий. С другой стороны, имеют место постоянные изменения в отношениях между организмами, непрерывный поток истории, в котором "все связано со всем" и влияет на перемены в универсуме.

Как связаны между собой понятия "организм" и "процесс"? Организм как структура устойчивых событий сам не статичен. "В процессе создания нового он всегда не завершен"(26). Процесс есть постоянное расширение вселенной, экспансия живых форм. Вселенная есть организм.

Философ пытается распространить на весь мир не только биологические, но и социальные признаки. Он утверждает, что большинство животных имеет свою собственную социальную систему, управляемую "личностным" обществом(27). Общество животных соответствует человеческому обществу по своей структуре, хотя и не обладает развитой ментальностью. Поэтому собака, например, с точки зрения биологии - личность, но с точки зрения человеческого общества она личностью не является. У низших животных и у растений нет личностного общества. "Дерево есть демократия", - пишет Уайтхед. Но общества, переживающие процесс - это "личностные" общества. Тем не менее, "нет необходимой связи между "жизнью" и "личностью". Личностное общество не обязательно должно быть "живым", а живое общество не всегда бывает личностью", - утверждает философ.


26 Там же. С. 302.

27 Там же. С. 607.

стр. 201


VII

Может показаться, что перед нами - редукционизм. Его можно понимать как сведение высших признаков организма к неживому веществу, сведение биологического к неорганическому, а социального - к биологическому. В таком виде эту идею принять нельзя.

Но, думаю, теорию Уайтхеда не следует понимать как сведение. Ее следует понимать как возведение сущностных характеристик неживого вещества к свойствам биологическим, и, одновременно, возведение биологических характеристик к социальным. Понятно, что собака может быть понята как личность, но из этого вовсе не следует, что любая личность - собака. Не думаю, что Уайтхед был настолько недалек, чтобы не видеть качественных отличий между неживой, живой природой и обществом. Более того, он все время указывает на эти отличия.

Попытка создания теории всеобщего органицизма есть интеллектуальная реакция на механистический материализм, господствовавший в науке до XX в. и устаревший в связи с новыми открытиями в физике и в биологии. Возведение микромира по сущностным характеристикам до макромира - великая идея, делающая попытки противопоставления разных уровней мира по принципу превосходства одного над другим несостоятельными. И опасность редукционизма может возникнуть только в результате неправильного толкования теории Уайтхеда.

Однако в теории Уайтхеда есть и настораживающий момент. Имеется в виду толкование вечных объектов как первичных и вторичных качеств Локка. Такое понимание сущности, для которого явлением выступает событие, само являющееся сущностью организма, ничего не может объяснить в процессе образования универсума. Потому, что для таких "вечных" объектов требуется более фундаментальное основание, являющееся источником их активности, да и их существования в целом. Поэтому Уайтхед обращается к идее Бога. Получается следующая структура универсума: Бог как перводвигатель, порождающий вечные объекты и события. Вечные объекты внедряются в события, события "схватывают" вечные объекты. В этом процессе, основанном на всеобщей связи и изменениях устойчивых структур возникает мир организмов как явленный аспект универсума. Конечной порождающей и все обосновывающей инстанцией все равно является Бог. Таким образом, мы имеем перед собой теологию организма, причудливое сочетание "реалистических" и идеалистических рассуждений.

Так или иначе, теория Уайтхеда - это не то учение, мимо которого можно пройти в философии XX в. Положительные идеи философа будут мною восприняты, правда, с необходимыми ограничениями и, иногда, с полным перетолкованием смысла ведущих понятий.

Если сопоставить идеи двух книг - "Символизм, его смысл и воздействие" и "Наука и современный мир", то мы найдем в последней место символу. Символом здесь будет вечный объект, позволяющий

стр. 202


настраивать действия человека соответственно реальности, которая его окружает. Вечный объект, вбирающий в себя такие чувственные данные, как цвет, запах, звук, форма и т. п. выполняет роль символа. При этом символическим отношением будет отношение между иерархией вечных объектов и событиями, "схватывающими" вечные объекты. Фактически, в книге "Наука и современный мир" понятие субъекта как такового еще не разбирается. Поэтому правомерно отождествить понятия "субъект" и "организм" как цель воздействия со стороны символов.

С другой стороны, такие свойства как цвет, форма и т. п. Уайтхед в "Символизме..." называет "одновременными событиями", что позволяет трактовать как символ не только вечный объект, но и событие, и организм. Скорее всего, речь должна идти о том, что вечный объект - символ Божественной энергии и символизируемое для события. Событие - символ вечного объекта и символизируемое для вещей культуры. В то время как вещи культуры - "символические формы" познания человеком окружающего мира.

Поскольку, однако, я не разделяю трактовку Уайтхедом вечных объектов - на мой взгляд, в чувственных данных нет ничего вечного - я буду использовать то старое понятие европейской метафизики, которое фиксировано в слове "идея" и восходит к античной философии. Так, в смысле "идеи" я и буду трактовать понятие события. Поскольку понятие Бога уводит философствование в религиозную сферу и, часто, к апофатическому умозрению, я буду пользоваться термином "сознание", понимая под ним идеальную субстанцию бытия.

Тогда универсальная иерархия выстраивается следующим образом: изначально существует сознание, включающее в себя свои символы - события. События продуцируют вещные неорганический, органический миры и мир культуры. Это - символизм второго порядка - символизм идеального символизма. Символом здесь выступает вещь - нерукотворная или рукотворная, вобравшая в себя стиль человеческого мышления - природа и культура.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/А-Н-УАЙТХЕД-ФИЛОСОФСКИЙ-РЕАЛИЗМ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Larisa SenchenkoContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Senchenko

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. СЫЧЕВА, А.Н. УАЙТХЕД: ФИЛОСОФСКИЙ РЕАЛИЗМ // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 08.09.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/А-Н-УАЙТХЕД-ФИЛОСОФСКИЙ-РЕАЛИЗМ (date of access: 22.09.2021).

Publication author(s) - С. СЫЧЕВА:

С. СЫЧЕВА → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Larisa Senchenko
Arkhangelsk, Russia
1420 views rating
08.09.2015 (2206 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
GREAT OAKS FROM LITTLE ACORNS GROW
Catalog: Разное 
21 hours ago · From Россия Онлайн
THE MAIN MOSCOW CATHEDRAI
21 hours ago · From Россия Онлайн
TWO HUMANISTS
Catalog: История 
21 hours ago · From Россия Онлайн
"THE NEST OF THE FIERY EAGLE"
Catalog: Геология 
21 hours ago · From Россия Онлайн
SPACE ATTACK
21 hours ago · From Россия Онлайн
Предлагается гипотеза Нейтронная Вселенная, не как противопоставление чему- то высшему. Эта гипотеза предлагает логику расширяющейся Вселенной. Построение этой логики, надо строить с вопросов, которые окружают наш мир
Catalog: Физика 
THE "MAIN STREET" OF RUSSIA: ECOLOGICAL PORTRAIT
Catalog: Экология 
2 days ago · From Россия Онлайн
MUSEUM-TOWN
2 days ago · From Россия Онлайн
THIS VARIABLE VOLGA DELTA
Catalog: География 
2 days ago · From Россия Онлайн
AT NIKOLA'S OF ZARAISK
2 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
А.Н. УАЙТХЕД: ФИЛОСОФСКИЙ РЕАЛИЗМ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones