Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16078

Share with friends in SM

1905 г. принес в Поволжье революционный террор. Террором занимались эсеры, не отвергали его и социал-демократы. Социалисты-революционеры подразделяли террор на центральный, осуществляемый Боевой организацией (БО), и местный, проводимый местными организациями ПСР и областными комитетами.

В ноябре 1905 г. в Саратов прибыл летучий отряд БО с целью убийства генерал-адъютанта, бывшего военного министра генерал-лейтенанта В. В. Сахарова, направленного Николаем II в Саратовскую губернию для усмирения аграрных беспорядков. 22 ноября член отряда А. А. Биценко, явившись к нему на прием, несколькими выстрелами убила его.

Эсеровские организации Поволжья в 1905 г. были объединены в "область". Областной комитет не имел постоянного местонахождения, перемещаясь из города в город. Он располагал собственным летучим отрядом, в котором участвовали боевики из разных губерний Поволжья. Первый привлекший внимание теракт в Поволжье как раз и был устроен областным комитетом. 30 июля в Самаре член летучего отряда Поволжского областного комитета ПСР Марков ранил помощника пристава. 15 декабря 1905 г. областники попытались убить начальника самарского гарнизона генерала Сергеева. В Самаре в проезжавшего в пролетке генерала трижды неудачно выстрелил член местной военной организации эсеров солдат С. Власов; 27 декабря в Сызрани член областного летучего отряда рабочий Н. М. Жуков бросил в него бомбу, легко ранив генерала.

Саратовский, самарский и астраханский комитеты ПСР в 1905 г. также имели боевые дружины (в Симбирске боевая дружина была создана в июне

1906 г.), использовались и единовременные исполнители. Осенью 1905 г. в Саратове образовалась группа из 19 боевиков для убийства губернатора П. А. Столыпина и вице-губернатора И. Г. Кнолля. 18 ноября 1905 г. член группы 16-летний рабочий Бакланов бросил под ноги вице-губернатору бомбу, начиненную динамитом, но она не взорвалась.

При этом удивительно не то, что она не взорвалась, а то, что взорвалась бомба, брошенная в генерала Сергеева. Долгое время поволжские эсеры не


Кузнецов Валерий Николаевич - кандидат исторических наук, доцент, зав. кафедрой всеобщей истории Ульяновского государственного педагогического университета.

стр. 24

умели делать эффективные самодельные метательные снаряды. Социал-демократы раньше них преуспели в этом деле. В Симбирске бомбы первоначально делали из консервных коробок, начиняя их бертолетовой солью, сахарной пудрой и керосином. Однако они оказались чрезвычайно слабыми и потому непригодными. В дальнейшем на одном из заводов под видом масленок были заказаны чугунные стаканы для бомб. Друзья в Петербурге узнали состав взрывчатки (пикриновой кислоты), которой начинялись японские бомбы, "шимозы". Новые разрывные снаряды годились, но были тяжелы и дороги. Тогда "умельцы" из рядов РСДРП стали применять пироксилин и нитроглицерин. Но пироксилин от долгого хранения портился, а нитроглицерин был опасен, так как мог взорваться сам по себе. Поэтому социал-демократы решили отложить создание бомб для подходящего момента. (Опытные образцы все же испробовали. Как вспоминал член РСДРП Б. А. Кабанов, "они оказались страшной силы"1.)

Инициативу у них перехватили эсеры, с которыми социал-демократы поделились рецептом2, но собственную бомбу симбирским эсерам сделать так и не удалось. Помог их товарищ из Симбирска М. Зефиров, обучавшийся в Казани, где на съемной квартире он устроил целую мастерскую по производству бомб3. Изготовленную им бомбу привезла в Симбирск его сожительница молодая эсерка Роза. При испытании бомбы в августе 1906 г. произошел неожиданный взрыв; чтобы избежать огласки, тело погибшей революционерки похоронили на берегу Свияги, неподалеку от того места, где проходили испытания. Такая же трагедия произошла и в Саратове в 1905 г., при попытке эсеров убить Кнолля: при взрыве погиб сам террорист.

Мастерская, устроенная в Казани Зефировым, обслуживала все Поволжье. 2 августа 1906 г. полиция ликвидировала ее, обнаружив три уже готовые бомбы, но террористам удалось скрыться. Областники с помощью казанских эсеров восстановили лабораторию. 25 сентября Зефиров сам принял участие в теракте. В казанского вице-губернатора Д. Д. Кобеко были брошены две бомбы; одна не разорвалась, вторая ранила его. 13 октября 1906 г. в мастерской произошел взрыв, разрушивший лабораторию, погибли четыре человека, в том числе Зефиров. Вскоре лабораторию опять восстановили, но 3 декабря вновь произошел взрыв. Один эсер погиб, другой А. А. Петров, оказался ранен (в начале 1908 г. его арестовали в Саратове, он изобразил готовность сотрудничать с властями, и в 1909 г. в Петербурге с помощью самодельного устройства взорвал начальника столичного охранного отделения полковника Карпова).

Бомбы Зефирова и его товарищей прогремели в Самаре и в Симбирске. 21 июля 1906 г. в Самаре член летучего поволжского отряда бывший большевик столяр Г. Н. Фролов бросил бомбу в проезжавшего в экипаже губернатора И. Л. Блока. Части тела убитого находили на крыше трехэтажного дома. Экипаж разорвало пополам, кучеру повредило осколками голову, в домах выбило стекла. Фролов вспоминал: "Организационная постановка нашей боевой летучей дружины была очень слабая. Денег не было, и мы жили часто впроголодь. Были случаи, когда вместе с бомбой идешь на толкучий рынок, купишь там копейки на две поганенькой жареной колбасы, кусочек хлебца и этим заморишь червячка, а потом опять на революционную работу... Что за человек был самарский губернатор... я не знал; да это в то время было не важно: он был бы, вероятно, убит, если бы был даже самым лучшим губернатором... Для нас тогда было важно одно: он является представителем грубого монархизма и, убивая его, партия только возобновляла прежний метод борьбы, прерванный на время участия ее представителей в Государственной думе". Боевой отряд, совершивший теракт, по словам Фролова, "составлялся чрез-

стр. 25

вычайно странно и скороспешно. Я, которому было поручено самое серьезное дело и на которого не надеялся сам инструктор, как он после сознался, - я был в то время в революционном отношении совершенно неопытен... Когда я впервые увидел своих будущих соратников, запротестовал и потребовал их переизбрания. Среди них были юноши от 17 до 19 лет из рабочей среды, неразвитые и без всякого революционного воспитания, только что введенные учениками в партийный кружок"4. Еще один теракт должен был состояться на похоронах губернатора. Террорист должен был бросить бомбу в похоронную процессию, но почему-то не сделал этого, после чего застрелился. Другие боевики должны были убить жандармского ротмистра, командира полка и двух солдат, занимавшихся, по мнению эсеров, провокацией. Этому помешало то, что жандармы выследили конспиративную квартиру и на следующую после убийства губернатора ночь захватили всех боевиков и нашли паспорт Фролова, список планируемых терактов и другие улики.

По делу об убийстве Блока в феврале 1907 г. судили пятерых боевиков. Одним из двух защитников подсудимых выступил тогда молодой адвокат А. Ф. Керенский5. Суд оправдал хозяйку конспиративной квартиры, троих приговорили к высылке в Сибирь, Фролова к смертной казни с правом ходатайства перед командующим округом о замене казни двадцатилетней ссылкой. Тот удовлетворил ходатайство. На каторге убийца пробыл до февраля 1917 года. В 1923 г. он проживал в Москве.

29 июля 1906 г. в переднюю самарского губернского жандармского управления вошел молодой человек, по виду рабочий, и бросил в открытую дверь следующей комнаты бомбу. Она не взорвалась, но растерявшиеся служащие ГЖУ не сумели захватить неудачливого террориста. В ночь на 31 июля прогремели взрывы на другом берегу Волги6.

21 сентября был смертельно ранен симбирский губернатор генерал-майор К. С. Старынкевич. У входа в губернское присутствие террорист бросил под ноги губернатору бомбу, начиненную гвоздями и кусками железа. (Когда социал-демократы испытывали подобную бомбу, ее осколки рвали полутора-двухвершковые сучья на высоте 1 - 1,5 саженей. При этом на 10 саженей распространялся ядовитый желто-зеленый газ)7.

На 6 декабря 1906 г. было намечено убийство саратовского губернатора С. С. Татищева. Городские эсеры образовали группу из 9 человек, уже были расставлены махальщики, гимназист А. Э. Гиттерман ждал их сигнала, чтобы бросить бомбу в коляску губернатора8. Охранное отделение все же предотвратило убийство, произвело ряд арестов, но Гиттерману удалось скрыться (25 января 1907 г. в здании пензенского театра он застрелил пензенского губернатора С. В. Александровского; убегая, убил полицмейстера, городового, ранил декоратора, затем покончил с собой). Саратовские эсеры предполагали в тот день использовать бомбу собственного изготовления. В Саратове действовала лаборатория по производству бомб, но 30 ноября она была захвачена полицией, причем были арестованы все работавшие там.

Начальником самарского ГЖУ до начала 1906 г. был полковник Добрянский, затем его сменил генерал-майор М. И. Каратеев. Оба оказались совершенно не готовы к борьбе с террором. Каратеев начал военную службу в 1865 г., а в 1881 г. перешел в корпус жандармов. В 1894 г. был назначен начальником плоцкого ГЖУ, в 1903 г. произведен в генерал-майоры. Каратеев имел семерых детей и весьма заботился об их благополучии, рвения же на службе не проявлял, агентурного наблюдения за революционерами установить не смог.

Гибель губернатора вызвала недовольство Каратеевым самарских и столичных властей. Первоначально предполагалось перевести его в другую, бо-

стр. 26

лее спокойную губернию, но 25 июля 1906 г. начальник штаба корпуса генерал-майор С. С. Саввич в докладе по штабу писал: "Ввиду проявленной им слабости в служебной работе, мною сделано распоряжение об отчислении его от занимаемой должности, так как теперь нет такого губернского жандармского управления, начальником которого я мог бы его назначить". Да и сам он не горел желанием продолжать службу в опасной Самаре и, готовясь перебраться в Симбирск, начал распродавать кое-какое имущество. В правой газете "Самарский курьер" появилось его объявление о продаже коровы, которое вызвало в городе настоящий скандал. Начальника ГЖУ обвиняли в трусости, связывали его отъезд из Самары с боязнью покушения. Новый губернатор И. Ф. Кошко послал телеграмму Столыпину с изложением дела, подчеркивая, что это объявление усугубляет удрученное состояние жандармских чинов. Министр внутренних дел распорядился "немедленно отстранить Каратеева от должности и командировать Боброва. Об усиленной пенсии Каратеева не ходатайствовать"9.

Подполковника М. П. Боброва Столыпин хорошо знал, еще когда губернаторствовал в Саратовской губернии, где ротмистр Бобров возглавлял охранное отделение. За образцово поставленное дело он получил "вне правил и не в пример прочим" чин подполковника и был направлен начальником охранного отделения Одессы10.

Убийство Старынкевича подорвало и без того шаткую репутацию начальника симбирского ГЖУ полковника Н. Н. Ловягина, весьма напоминавшего своим отношением к службе Каратеева. Ловягин начал службу в московском жандармском дивизионе в 1873 г., а в 1903 г. был назначен начальником симбирского ГЖУ. Симбирская губерния, непромышленная, аграрная, с сильным местным дворянством, считалась спокойной. Ловягин устранился от организации сыска, а работу с секретной агентурой передоверил полицмейстеру. В декабре 1906 г. директор Департамента полиции М. И. Трусевич писал Саввичу: "Ловягин, состоя на службе 39 лет, совершенно не соответствует своему назначению и не в состоянии управляться с жандармским делом в губернии, в которой революционное движение заметно усиливается"11. Трусевич требовал не только отчислить его с должности, но и уволить со службы.

Подлежал удалению и саратовский начальник ГЖУ полковник Д. С. Померанцев, служивший в корпусе жандармов с 1880 г., с 1902 г. - начальник ГЖУ. Померанцева Столыпин тоже знал и, став министром, потребовал убрать его из Саратова. Директор Департамента полиции предлагал, уволив Ловягина, назначить начальником Симбирского ГЖУ Померанцева, а начальником Саратовского управления - полковника Арефьева, состоящего в резерве при петербургском ГЖУ и ранее заведовавшего розыском в Киеве. Саввич не согласился. Против фамилии Померанцева в письме директора Департамента полиции он написал "что хорошего", а напротив фамилии Арефьева - "плохой офицер и не трудолюбивый"12.

С увольнением Ловягина пришлось повременить. В феврале 1907 г. его перевели в еще более тихую Уфимскую губернию, а начальником Симбирского ГЖУ стал полковник М. И. Дубельт, но и он не устроил Департамент, и в июле 1907 г. был отчислен с должности и прикомандирован к виленскому ГЖУ. В Симбирскую губернию перешел из Уфы подполковник С. П. Шабельский, ранее служивший помощником начальника Кутаисского ГЖУ13.

На место Померанцева, назначенного в мае 1907 г. начальником одесского ГЖУ, в Саратов прибыл полковник кн. А. П. Микеладзе, однако его не удовлетворило такое назначение, и в октябре 1907 г. его сменил 42-летний подполковник В. К. Семигановский, окончивший военно-юридическую ака-

стр. 27

демию и до этого занимавший должности начальника костромского ГЖУ, помощника начальника самарского и саратовского ГЖУ, а в 1902 - 1907 гг. состоявший в резерве при петербургском ГЖУ. В июле 1906 г. начальником охранного отделения Саратова стал ротмистр А. П. Мартынов.

Ликвидация областной мастерской по производству бомб привела к тому, что бомбы исчезли из арсенала поволжских эсеров. Одно время в губерниях пытались делать бомбы самостоятельно, но малорезультативно. Главным орудием убийства стал пистолет.

13 мая 1906 г. в Саратове член местной боевой эсеровской дружины учащийся ремесленного училища сын делопроизводителя ремесленной управы М. А. Скутельмин смертельно ранил начальника тюрьмы Шаталова. 8 августа 1906 г. в Самаре член летучего областного отряда убил командира Борисовского полка полковника Георгиу. В декабре 1906 г. в Симбирске член местной боевой дружины В. А. Кротов застрелил помощника пристава Данилова.

Важным направлением деятельности эсеров по-прежнему оставалось проведение экспроприаций. В масштабах страны это приняло такие размеры и формы, что II съезд ПСР в феврале 1907 г. принял специальную резолюцию: "Ввиду того, что в последнее время наблюдается эпидемическое распространение всякого рода экспроприаций; ввиду того, что практика экспроприаций деморализующе действует на участников; что ее распространение позволяет множеству недоброкачественных элементов совершать в видах личной выгоды самые возмутительные деяния... - съезд постановил: экспроприации частных имуществ и капиталов абсолютно недопустимы. Участники частных экспроприаций безусловно исключаются из партии. Что касается экспроприации казенных сумм, то она допускается партией лишь под строгим контролем и руководством исключительно ЦК, причем в план организуемых таким образом экспроприаций не должны входить человеческие жертвы"14.

Эта резолюция вызвала недовольство многих эсеров в Поволжье. Уже в феврале, когда решения съезда дошли до Самары, восемь членов рабочего кружка "высшего типа" высказались за частные "эксы" и за применение террора в отношении отдельных лиц и, кроме того, потребовали пересмотра принятых решений. Одна из руководительниц организации, присутствовавшая на собрании, Р. А. Гармиза, на это заявила, что данный вопрос не может обсуждаться и что изменить тактику вправе только съезд партии.

На экстренной городской конференции 20 апреля 1907 г. в поддержку частных экспроприаций выступили члены самарского рабочего центра во главе с его руководителем переплетчиком Я. М. Кожевниковым. Они остались, однако, в меньшинстве. 12 мая Кожевников, ведавший паспортным бюро комитета и рабочей библиотекой, заявил о выходе из центра и из партии. Ситуация оказалась настолько острой, что на следующий день была назначена губернская конференция с участием представителя Поволжского областного комитета. Из-за неприбытия многих ожидавшихся состоялось лишь совещание с участием 24 человек. Преодолеть разногласия они не смогли. Представитель рабочего центра заявил, что пролетарии хотят изменения тактики в сторону террора и принятия более демократичного устава. Обстановка накалялась, и представитель области перешел на крик, доказывая, что никто не может изменить партийных правил, кроме съезда. Выступивший в защиту рабочих член самарского комитета В. Д. Пеннер с несколькими собравшимися в знак протеста покинул собрание. Экспроприации продолжались. Если провести "экс" Самарского торгово-промышленного банка не удалось, то несколько более мелких грабежей, давших организации 800 руб., все же состоялись.

стр. 28

Среди симбирских эсеров дебатов об использовании террора и "эксов" не возникло. Комитет поощрял подобные действия. В июне 1906 г. несколько боевиков напали на почтальона, ранили его и забрали бывшие при нем деньги. Когда боевой дружине потребовались деньги на оружие для организации убийства начальника ГЖУ Ловягина и нескольких полицейских чинов, было решено экспроприировать оружие у коллекционера - дворянина Теплова. Шестеро боевиков ворвались в дом Теплова и отобрали у него три охотничьих ружья и 100 шт. патронов. А затем, дабы он не путал их с обычными грабителями, Теплову было отправлено письмо, где говорилось, что ружья будут служить народной революции и будут возвращены ему после созыва Учредительного собрания15.

В 1907 г. дружинники совершили несколько ограблений, крупнейшим из которых явился захват в мае из почтового отделения с. Шумовки в Сенгилеевском уезде более 1000 рублей. Боевики, одетые в монашеские одеяния убили преследовавшего их казака, но один из них был схвачен. Ранее был ограблен и убит почтальон-ямщик близ с. Тушны того же уезда. 13 апреля 1907 г. 22-летний бывший студент Казанского университета Б. В. Репин по приговору Поволжского областного комитета четырьмя выстрелами в упор смертельно ранил карсунского исправника В. В. Шемякина.

Активность в грабежах проявили уездные эсеровские группы. Члены возникшей в начале 1907 г. курмышской группы в марте ограбили волостного старшину. Алатырская дружина во главе с А. А. Заваляевым, выродившаяся в обыкновенную банду, держала в страхе целые деревни; в ночное время они вламывались в дома, требуя денег, пытали хозяев. После убийства в мае 1907 г. урядника Заваляев был схвачен. Эсеры с. Судосева Карсунского уезда ограбили местную винную лавку, убив урядника и стражника.

12 декабря 1907 г. в Симбирске были повешены два боевика П. В. Комаров и В. Я. Ерошин, которые ограбили почту близ с. Тушны. 30 декабря 1907 г. были казнены Н. Г. Володин, А. А. Заваляев, В. А. Кротов, Б. В. Репин и В. И. Летковский.

В конце мая 1907 г. самарский комитет получил письмо ЦК с предупреждением, что в случае разгона Думы партия начинает вооруженное восстание. Его первым актом должен был стать террор против высших властей, вследствие чего ЦК просил временно приостановить его. В ответном письме самарский комитет сообщил, что теракты прекращены не будут, так как они необходимы для поддержания авторитета организации. После проведенной полицейской ликвидации в ночь на 4 июня 1907 г. комитет распался. Единственной сохранившейся структурой оказался рабочий центр, который по-прежнему находился в оппозиции к областному руководству организации из-за разногласий по вопросу о частных экспроприациях.

Запрет их обострил сепаратистские устремления рабочего центра. Член центра А. Коротков повел агитацию за выход из эсеровской организации и образование самостоятельной группы, не связанной партийной дисциплиной16. С помощью экспроприаций группа намеревалась укрепиться, после чего начать террористическую деятельность. На собрании центра 18 июля 1907 г., где присутствовало четыре человека, они решили: прежде чем отделяться, следует укрепить кружки. При этом выяснилось, что никто из собравшихся не знает устава партии, и было решено, что именно в этом причина всех неурядиц.

К концу июля 1907 г. удалось восстановить ремесленный район, начали организовываться типографы, железнодорожники. Укрепившись, самарский рабочий центр предпринял дальнейшие шаги по завоеванию независимости. На собрании центра 10 августа было решено получить в свое распоряжение

стр. 29

печать комитета, кассовые отчеты и библиотеку. Но закрепить особое положение не удалось. В начале августа по распоряжению областного комитета в Самару прибыл его представитель "Касьян". Он две недели присматривался, после чего 23 августа созвал собрание рабочего центра и объявил, что по распоряжению ЦК за "бездеятельность" центр распускается17.

Для решения тактических и организационных вопросов в августе 1907 г. был проведен Поволжский съезд ПСР. Аграрный и фабричный террор съезд признал "целесообразным, когда он направлен против помещиков и фабрикантов, которые в своей борьбе с трудящимися являются активными пособниками правых". По вопросу об экспроприациях съезд единогласно высказался за их проведение и решил просить согласия на это ЦК. Местным организациям съезд вменил в обязанность "вести широкую политику массового террора... Областной комитет должен усилить партизанские выступления в виде крупных террористических актов"18. В то же время частные экспроприации запрещались. По окончании Поволжского съезда эсеры Саратова провели свой V губернский съезд, который солидаризировался с решениями регионального. В начале января 1908 г. они организовали боевую группу, но 15 и 18 января было арестовано 18 эсеров, в том числе все боевики. Оставшиеся на свободе эсеры отошли от террористической и экспроприаторской деятельности.

Самарское ГЖУ в течение осени и зимы 1906 г. проводило одиночные аресты и ликвидации, однако разрушение правильной организации не означало полную остановку партийной деятельности. Агентура ГЖУ доносила о том, что эсеры изготовляют бомбы, запасаются оружием, готовят экспроприации, в частности ограбление самарского Торгово-промышленного банка. 1 февраля 1907 г. был схвачен пропагандист среди крестьян, проживавший на квартире местного мещанина, члена ПСР Г. Терентьева. 4 марта 1907 г. на его же квартире полиция арестовала двух боевиков, вооруженных револьверами с отравленными пулями, и нашла четыре винтовки.

30 апреля власти провели новую ликвидацию, и казалось, что с эсерами в Самаре покончено. Бобров доложил в Петербург, что "в Самаре была совершенно разбита местная партия социалистов-революционеров"19. Но 14 мая в уездном центре Николаевске ученик городского училища эсер Ярыгин, выполняя волю партийного комитета, совершил покушение на помощника исправника Трофимова. Его револьвер дал осечку, и террориста схватили; через два дня по его показаниям были арестованы еще пять человек.

Эсеры не отказались от террористических и экспроприаторских планов. Очередной жертвой был намечен самарский губернатор В. В. Якунин, но покушение не удалось. 4 октября 1907 г. пятеро боевиков (служащие губернской земской управы И. Михайлов и В. Шестаков, служащий губернского присутствия И. Г. Терентьев, сын сельского старосты К. Никитин и беглый матрос Н. Р. Козырев) ограбили почту на пути из студенецкой почтовой конторы на ст. Безенчук. Никитин ранил почтальона, экспроприаторы похитили 30 тыс. рублей. Трусевич потребовал от Боброва объяснений: "Телеграфируйте, почему при наличии агентурных сведений не была предотвращена экспроприация?"20. Тот мог сообщить только, что "агентура знала лишь Терентьева, но он не поехал на экспроприацию, а ждал". В ночь на 9 октября начальник ГЖУ провел ликвидацию местной группы эсеров, арестовав восемь человек, в том числе Терентьева.

Тем не менее с террором покончить не удавалось. В декабре с санкции областного комитета в Самаре во главе с А. Г. Жидяевым организовалась группа для убийства начальника ГЖУ Боброва21.

стр. 30

В ноябре 1907 г. ГЖУ получило агентурное сообщение: "В последнее время в тюрьме обсуждается план убийства полковника Боброва, тормозящего работу организации... Громов предложил план - получить револьвер, попроситься на допрос в ГЖУ и убить"22. Члену рабочего центра Романову удалось раздобыть браунинг, и он начал слежку за жандармским полковником.

Петр Романов родился в семье служащего, в 11 лет его отдали учеником в обойную мастерскую. Там по примеру мастеров он начал воровать хозяйские вещи, один раз был пойман, наказан розгами. В 14 лет стал подмастерьем, пристрастился к пиву, водке и, как написал его биограф, к "другим соблазнам"23. В 1904 г. в мастерской, где он работал, возник социал-демократический кружок, одним из основателей которого был Фролов, будущий убийца губернатора Блока. В 1906 г. Романов вступил в РСДРП, был арестован, в тюрьме познакомился с эсерами. Выйдя на свободу, пришел к эсерам. Накануне Рождества, 19 декабря 1907 г., в 19 часов, когда Бобров шел с женой по главной улице Самары - Дворянской с многочисленными покупками, к нему подошел Романов и застрелил его.

31 января 1908 г. Романов был схвачен в Москве и доставлен в Самару. На допросах в ГЖУ он "хранил упорное молчание"24. 5 декабря 1908 г. в военно-окружном суде при закрытых дверях слушалось его дело, и случилось непредвиденное - суд оправдал убийцу, так как обвинению не удалось собрать доказательств25. Жандармы не успели обжаловать этот вердикт, но боевика все же осудили по обвинению в принадлежности к ПСР на четыре года каторги26.

В течение всего 1907 г. проводили экспроприации симбирские эсеры, ограбив 7 почтовых отделений и 17 винных лавок, причем некоторые дважды. В июле 1907 г. был ограблен и убит врач Новоспасской больницы, в ноябре эсеры учащиеся Порецкой учительской семинарии ограбили своего директора. Два эсера напали на управляющего фабрикой в Ишеевке Симбирского уезда. Боевику П. Н. Тимофееву с сообщниками удалось ограбить крупного симбирского купца Крупенникова.

22 июля 1907 г. эсеры устроили массовый бунт в Симбирской тюрьме, был убит помощник начальника тюрьмы, ранены двое полицейских, но караул подавил беспорядки. В июле 1907 г., пытаясь освободить своего товарища СИ. Романова, боевики Б. П. Терехин и Е. Немцов бросили бомбы в конвой, но неудачно: одна не взорвалась, а другая взорвалась со значительным опозданием. Заподозрив предательство в своих рядах, эсеры попытались убить своего бывшего товарища Ф. Зысковского. В начале ноября 1907 г. симбирский комитет запретил проведение частных экспроприаций. Однако боевая дружина не согласилась с этим решением, и в ночь на 8 ноября произошло ограбление хлебной конторы Дрейфуса. Эсер В. И. Алмазов произвел взрыв в здании духовной семинарии.

Во второй половине ноября 1907 г. ГЖУ арестовало всю боевую дружину (четырех эсеров), и один из них, Тимофеев дал показания. В декабре 1907 г. оставшиеся на свободе члены партии попытались продолжить экспроприации, совершив неудачные нападения на Карамзинскую колонию душевнобольных и эконома женского епархиального училища. Более актов политического насилия разгромленные симбирские эсеры не предпринимали. В 1911 г. местные эсеры во главе с Алмазовым решили создать кружок для пропаганды среди солдат, организовать побег из тюрьмы своих товарищей, а для получения денег ограбить сборщика казенных винных лавок. Однако от этих намерений пришлось отказаться из-за явной нехватки сил27. В дальнейшем эсеры этим не занимались.

стр. 31

9 марта 1907 г. в Астрахани членом местной боевой дружины был убит начальник тюрьмы Прибыловский. К экспроприаторской деятельности астраханские эсеры относились неодобрительно. В сентябре 1907 г. в Астрахань прибыл сбежавший из Архангельска член ПСР В. М. Рымашевский. В Архангельской губернии он организовал "экс", в ходе которого был убит урядник и взято до 1000 рублей. Он попытался подбить астраханских эсеров на экспроприацию, но те дали ему денег и отправили от греха подальше на Кавказ.

Когда в ноябре 1907 г. в с. Капустин Яр Царевского уезда шесть вооруженных револьверами лиц ограбили почтово-телеграфное отделение и захватили 3562 руб. и ценные бумаги на 540 руб. (при этом они "гордо" отказались взять у начальника отделения его 10 руб., заявив, что эсеры берут только казенные деньги), астраханские социалисты-революционеры выпустили специальную прокламацию. В ней указывалось, что нападение совершили посторонние лица, а не члены партии. Но в 1908 г., когда экспроприаторская деятельность у эсеров других губерний Поволжья практически прекратилась, в Астрахани она как раз оживилась. Эсеры образовали боевой летучий отряд, члены которого 19 августа 1908 г. отняли 530 руб. у приказчика Лепилина, 20 сентября - 370 руб. - у приказчика Ларина, а затем совершили нападение на купца Фабрикантова. Видя свою безнаказанность, боевики повели себя настолько нагло, что отправили Фабрикантову письмо с требованием 5 тыс. руб. и 1 октября явились за деньгами. В перестрелке при задержании двое из них были убиты. Этот случай заставил власти поторопиться с ликвидацией организации. 2 и 3 октября 1908 г. были арестованы 19 человек. В руки жандармов попала хорошо оборудованная типография и бомба28.

В 1909 г. астраханские эсеры едва избежали провокации. В феврале 1909 г. полицейский агент "Моряк" познакомился с сыном священника эсером М. Г. Сергеевым. Тот бедствовал, жил на деньги любовницы и договорился с "Моряком" организовать экспроприацию. Они предложили участвовать еще двум товарищам по партии, у которых имелись револьверы. Те оружие дали, но в грабеже принять участие отказались. Тогда "Моряк" и Сергеев решили обратиться к местному партийному руководству в лице М. В. Евреинова, брата основателя организации ПСР в Астрахани В. В. Евреинова. Они предлагали ограбить скупщика краденого или кондуктора трамвая. М. В. Евреинов ответил, что после ликвидации октября 1908 г. на это никто не пойдет и организация совершенно разбита. "Экс" сорвался. Департамент полиции был возмущен поведением "Моряка" и официальным письмом указал начальнику ГЖУ на его неправильные действия. В июне 1909 г. нашелся еще один сторонник экспроприаций: нигде не работающий кутила, бывший плотник П. Т. Аксенов. Когда эсеры его не поддержали, он решил перейти к анархистам, но был арестован.

У социал-демократов, как и у социалистов-революционеров, боевые дружины возникли в 1905 году. В отличие от эсеровских, они изначально были организационно оформлены, существовал устав, утвержденный комитетом РСДРП. В Саратове боевая дружина состояла из рот и взводов (по 15 человек), но оружия не хватало. Как вспоминал один из боевиков, "при формировании "десятка" на 15 человек мы имели только три револьвера, остальные были вооружены самодельными кинжалами, а один даже сделал себе "мушкет" из газовой трубы полудюймового сечения". В Самаре боевая дружина делилась на десятки, каждый десяток имел своего начальника. Они различались по роду оружия: бомбисты, карабинеры, револьверисты, холодники (с холодным оружием). При дружине имелся отряд санитарок29.

Боевики РСДРП, как и эсеры, рвались в дело, и партийному руководству с трудом удавалось удерживать их от одиночных выступлений. В Сара-

стр. 32

тове большое впечатление на социал-демократических боевиков произвели убийство генерала Сахарова и покушение на вице-губернатора. 10 декабря 1905 г. Самарская боевая дружина, осажденная войсками в народном "Пушкинском" доме, попыталась дать бой. Боевики бросили в солдат две самодельные бомбы, но они не взорвались, и тогда руководитель боевой дружины меньшевик Л. А. Ильин принял решение сложить оружие.

В ночь на 20 октября 1906 г. жандармы произвели ликвидацию боевой дружины самарской окружной организации РСДРП, состоявшей тогда из 26 человек. Боевики имели склад для оружия, лабораторию и слесарную мастерскую для приготовления разрывных снарядов. 10 октября несколько дружинников во главе с В. Н. Саловским отправились в удельный лес близ с. Усолья Сызранского уезда Симбирской губернии для пробы изготовленных бомб, одна бомба самовзорвалась, Саловский получил ранения и оказался в самарской земской больнице, где и был арестован. В ночь на 20 октября 1906 г. начались обыски и аресты, боевая дружина была ликвидирована30.

В ноябре 1906 г. охранное отделение ликвидировало лабораторию взрывчатых веществ саратовской организации РСДРП, причем было найдено несколько готовых и даже заряженных бомб. Прошли аресты, и партийный комитет принял решение распустить боевую дружину.

К 1907 г. боевые дружины имелись в Симбирске и (формально) в Самаре. У социал-демократов боевой дух оставался еще силен, и не только большевики, но и меньшевики выступали сторонниками террора. В Самаре существовавшую к этому времени больше на бумаге боевую дружину возглавлял меньшевик Ильин31.

Саратовские социал-демократы ввиду нарастания репрессий распустили боевую дружину, но вскоре признали этот шаг ошибочным, и в начале 1907 г. решили ее восстановить; к весне они добыли себе 20 револьверов. Начальник местного охранного отделения ротмистр Мартынов отмечал: "Местный комитет... придерживающийся большевистского направления, как таковой, не отказывается от возможных случаев экспроприации казенного имущества, хотя и не выставляет это делом партии"32.

Положительное решение вопроса об "эксах" вело к грабежам без санкции организации, предпринимаемым боевиками на свой страх и риск и для достижения чисто корыстных целей, тем более, что среди партийцев встречались искатели наживы и приключений. В феврале 1907 г. в Саратов из Казани приехал В. И. Зайцев, сразу кооптированный в горком и ставший организатором Берегового района. Приглашая приятелей из Казани, он писал в феврале 1907 г., что предстоит два дела на 8 - 10 тыс. и что "партия помогает людьми и оружием, но дело должно делаться не от имени партии и вообще имя партии нигде не должно фигурировать"33. 12 марта 1907 г. двое: Скутельмин, сблизившийся к этому времени с социал-демократами, и член пропагандистской коллегии саратовского комитета РСДРП Б. Зенкевич попытались ограбить кондуктора конки, но были задержаны. Тот и другой вели распушенный образ жизни и нуждались в деньгах, для чего и пошли на грабеж.

Между тем отношение к актам политического насилия в РСДРП стало меняться. Меньшевики, как руководство, так и рядовые члены партии, все больше критиковали эти методы борьбы как аморальные и дискредитирующие партию. В мае 1907 г. состоялся V съезд партии, рассмотревший эту наболевшую проблему. На нем присутствовали четыре делегата от Поволжья: симбирский и самарский большевики Н. П. Брюханов и А. П. Скляренко и саратовский и астраханский меньшевики Н. А. Стрелков и Н. И. Редкозубов. По вопросу о боевых дружинах, экспроприациях и партизанских выступле-

стр. 33

ниях Стрелков и Редкозубов голосовали за запрет, Скляренко и Брюханов воздержались - при том, что В. И. Ленин голосовал против запрещения. Всего за запрет высказалось 170 делегатов, против 35, воздержалось 52. По итогам голосования была принята резолюция, в которой говорилось: "Партийные организации должны вести энергичную борьбу против партизанских действий и экспроприаций... какое бы то ни было участие в партизанских выступлениях и экспроприациях или содействие им воспрещается членам партии"34.

Решение высшего партийного органа не остановило большевиков Саратовской губернии. В уездном Царицыне образовалась собственная автономная боевая дружина РСДРП, организованная С. С. Степаньянцем, который прибыл с Кавказа. 13 сентября 1907 г. боевики неудачно пытались ограбить кассира завода Нобеля, 16 сентября - также неудачно - почту. 16 ноября при налете на часовой магазин они отобрали 122 руб. и вещи хозяина магазина. В экспроприации принимал участие и бежавший из саратовской тюрьмы член саратовского "городского" райкома РСДРП А. Большаков. После ограбления прошли значительные аресты партийных активистов в Царицыне. Саратовский губком вынес порицание своим царицынским товарищам за нарушение решений съезда.

В октябре 1907 г. в Саратов приехал член боевой дружины николаевской организации РСДРП А. С. Васильев. Он вошел в число руководителей организации и для проведения экспроприаций объединил вокруг себя несколько саратовских и царицынских большевиков. 24 октября 1907 г. эта группа ограбила ювелирный магазин Красновского. 2 января 1908 г. в один из ломбардов Саратова явилась женщина, которую тут же задержали, так как принесенные ею вещи значились в списке ограбленного. Арестованная оказалась М. И. Трацевицкой, организатором городского района РСДРП. Начались массовые обыски и аресты. Дело приобрело резонанс. ЦК потребовал от арестованных экспроприаторов, чтобы они называли себя беспартийными. "Здесь была проведена экспроприация у ювелира Красновского, - писал другу в Юрьев саратовский партиец, - тысяч на 20, и во главе ее "Маша"... Придают идейную окраску, а сами устраивают под Новый год кутеж с шампанским, навешивают на себя золотые вещи, справляют свадьбу "Маши" с миллионером и жертвуют 10 руб. на голодающих; все это факты. Очень нелестная для социал-демократов эта история. Грязно все как-то, пошло, чувствуешь себя скверно, как будто тень падает на тебя". Раскрытие экспроприации нанесло партии серьезный-удар. Мартынов докладывал в Департамент полиции: "Установленная результатами обысков причастность к грабежам... видных деятелей местной социал-демократической организации возбудила сильное неудовольствие среди лиц, работающих в этих (губернской и городской. - В. К.) организациях и верных программе партии; в организациях этих взаимные обвинения, и они совершенно этим ослаблены; деятельность сводится к нулю"35.

После этого скандала большевики Саратова более не решались на экспроприации, но в уездах не отказывались от них. 14 августа 1908 г. пятеро камышинских социал-демократов ограбили на 805 руб. сборщика казенных винных лавок, причем в кассу были сданы лишь 200 руб., а остальные между собой поделили участники экспроприации36. Все налетчики были арестованы, власти обнаружили типографию, группа распалась.

Более радикальной тактики, даже по сравнению с эсерами, придерживались эсеры-максималисты и анархисты. Организация максималистов, включавшая боевую группу, возникла в Саратове осенью 1906 г., но развернуться ей помешало охранное отделение. 14 ноября 1906 г. активисты были арестованы, при обыске были изъяты два браунинга и маузер. Опасней оказалась

стр. 34

образовавшаяся тогда же небольшая максималистская группа во главе с П. П. Гусевым, специализировавшаяся на терроре и экспроприациях. Боевики совершили несколько экспроприаций в уездах Саратовской, Самарской и Симбирской губерний. Осенью 1906 г. близ станции Беково они ограбили почтовый поезд, но некоторые из них были схвачены 13 ноября. Как показали обыски, группа имела на вооружении не только пистолеты, но и восемь бомб собственного изготовления, у них были заготовлены азотокислый аммоний, сера, селитра, пикрин, динитробертолетовая соль, уголь, оболочки для бомб37. 18 ноября оставшиеся на свободе члены группы напали на саратовский чайный магазин Крылова, забрав из кассы 25 рублей. Последовала ликвидация группы с изъятием пистолетов и еще пяти бомб.

В 1907 г. в Саратове образовалась новая боевая группа максималистов. С февраля по май 1907 г. четырьмя арестами была захвачена-почти вся группа (19 человек), тем самым была предотвращена серия грабежей и убийств. Лишь 2 мая группа экспроприаторов во главе с А. Сарбатовым успела ограбить на 200 руб. трактирщика. Оставшиеся на свободе максималисты подозревали в провокации 19-летнего Н. Ирошникова, соратник которого В. Герлиц завел его в лес и там убил38. Саратовские максималисты после проведенных арестов восстановили свою организацию в сентябре 1907 года. Группа имела обширные экспроприаторские планы, однако вскоре ее предводитель М. Груданов и еще несколько боевиков были арестованы. 1 октября Груданов бежал из тюрьмы и вновь создал группу в составе 20 - 25 человек. В ночь на 27 октября охранное отделение арестовало 20 максималистов, и в их числе Груданова. По словам Мартынова, "организация потерпела полный урон, и в рядах ее членов значилось незначительное число лиц, оружия в руках организации нет, денег также"39.

Самарские максималисты во главе с земским служащим В. М. Владимировым и бывшим социал-демократом по кличке "Пролетарий" в начале 1907 г. совершили ряд "эксов". 26 января они ограбили на 435 руб. мучную лавку, 15 февраля совершили нападение на заведующего общежитием реального училища, захватив 126 руб. и ценности. 18 февраля состоялся очередной грабеж (еще несколько сот рублей). В дальнейшем Владимиров увлекся анархизмом, группа едва не развалилась, но была возрождена бывшим эсером Головниным. Максималисты, с их разрозненными группами, в период реакции не сохранили никакого влияния на массы. Они не вели никакой агитации, все силы были брошены на проведение экспроприаций и терактов. В Самаре они готовили ограбление предположительно на 40 тыс. руб., но 7 июля 1907 г. пятеро экспроприаторов были задержаны, после чего сторонники максимализма исчезли с горизонта политической и уголовной жизни Самарской губернии.

В Саратове несколько безработных бывших эсеров с завода Беринга объединились в небольшую группу, но к концу года и она перестала существовать. В 1908 г. максималисты Саратова вели себя довольно миролюбиво. Когда в город приехал некий "Иван-солдат" и предложил убить пристава, то они его отговорили. 24 ноября 1909 г. в Самаре была арестована группа максималиста Н. С. Кузнецова в составе шести человек. После этого вплоть до Февральской революции о максималистах в Поволжье не было слышно.

Самарских анархистов возглавлял бывший максималист В. М. Владимиров, в апреле 1907 г. в их группу влились ушедшие от эсеров члены рабочего центра во главе с Кожевниковым. Цель анархизма в листовке местного анархиста Попова определялась так: "Полное освобождение человеческой личности от всякой власти, как мешающей полному проявлению воли". Для достижения этого предлагалось "в как можно больших размерах развивать террор

стр. 35

и партизанскую войну". "Централизация террора и экспроприаций в такое время, когда сама жизнь этого требует в как можно больших размерах - ничто иное, как то же самодержавие, только в другой форме... Поведение думской фракции показывает, что эсеры хороши были только на словах"40. Самарские анархисты планировали ограбить крупного предпринимателя М. Л. Бобермана и кассира пивоваренного Жигулевского завода. Арест 18 мая 13 членов группы дезорганизовал ее.

Но постоянный приток новых участников в течение всего периода поддерживал анархистскую деятельность в Самаре. В основном это были недавние эсеры. В начале лета 1907 г. за пропаганду анархизма самарские эсеры исключили из своего состава ряд членов. В июле объявил о своем переходе к анархистам местный социалист-революционер И. А. Козорез.

В Саратове организация анархистов возникла из остатков максималистской группы. Численность ее составляла 20 - 30 человек, она делилась на два района: городской и горный, во главе стоял В. И. Вдовин, бежавший из Саратовской тюрьмы. После ареста в сентябре 1907 г. трех боевиков организация распалась. В 1907 г. в городе существовали еще три анархистские группы, которые нацеливались прежде всего на экспроприации41. Одна из групп во главе с В. А. Рыковым неудачно пыталась ограбить земскую больницу, мучную лавку и коммерческое училище.

В начале января 1908 г. в Самаре небольшую группу организовал В. И. Сурудин, прибывший из Казани, в ней участвовал фальшивомонетчик И. Г. Ильясов. После ареста 12 января пяти человек во главе с Сурудиным руководство группой перешло к В. Д. Лабуцкой и А. С. Грачеву. В феврале были арестованы еще восемь человек, захвачена бомба и 300 фунтов пороха42. 22 апреля 1908 г. была ликвидирована группа В. П. Елатанцева. Летом 1908 г. довольно крупное и относительно прочное объединение анархистов организовал бывший эсер Н. И. Данчин. Под его руководством самарские анархисты ограбили кондуктора конки и намечали грабеж с убийством почтальона с. Красный Яр Самарского уезда, а также кражу иконы из Раковского женского монастыря, теракты против начальника тюрьмы, его помощника и командира Эстляндского полка. Анархисты оборудовали мастерскую по производству бомб, но полиция сорвала все эти замыслы. В ноябре-декабре было арестовано 27 человек, в январе-марте 1909 г. - еще 13.

В июле 1907 г. группа анархистов возникла в Царицыне. 28 июля восемь боевиков совершили нападение на кассира одного из лесопильных заводов. Во время перестрелки три экспроприатора были убиты, в августе группа распалась. 15 декабря 1907 г. из Петровской тюрьмы сбежал анархист А. П. Павлинов. Во время последней своей экспроприации он убил целую семью. 24 декабря он с сообщниками убил лавочника, его жену и тяжело ранил караульщика. При этом грабителям досталось лишь 8 рублей. В этот же день Павлинов и еще три преступника были арестованы. Так закончилась анархистская деятельность в Саратовской губернии.

В 1908 г. перебравшийся из Саратова в Самару Грачев организовал новую анархистскую группу. Ее руководители готовили убийство жандармского офицера Орлова, но вскоре выяснилось, что эта акция связана с интересами известной банды Лбова, и рядовые анархисты, не желая подвергать себя риску для достижения чьих-то целей, выступили против участия в нападении.

В октябре 1910 г. в Самару прибыли два члена боевого летучего отряда, ставившие целью создать в разных местах автономные, строго законспирированные группы по 3 - 4 человека. В Самаре они организовали подобную группу из шести человек и уехали в Уфу. Ведущую роль в этой группе играл

стр. 36

В. В. Анищенко, участник "эксов" и убийств в нескольких городах. ГЖУ следило за анархистами-уголовниками, в частности за Анищенко, и докладывало в Петербург, что в случае малейшей активизации он будет схвачен, но этого не потребовалось. Группа существовала чисто номинально и вскоре распалась.

В октябре 1907 г. в Астрахань из Баку прибыли анархисты Мухин и Зуев. Они установили связь с местными единомышленниками (19-летний казак А. Я. Мордвинцев, 20-летний Ф. Ф. Фомичев, 18-летний А. В. Губарев и др.) и провели серию "эксов". Попытка, предпринятая в ноябре, оказалась неудачной: они отправили письмо в магазин "Братья Гантшер" с требованием денег, но явившийся получить был арестован. После этой неудачи тактика изменилась. 16 ноября поздним вечером анархисты-экспроприаторы ограбили возвращавшихся из театра кассиршу Розанову с мужем. Добыча составила 50 рублей. 30 ноября четверо экспроприаторов совершили нападение на магазин Павлова, но старший приказчик вступил с ними в пререкания и поднял шум. Грабители несколько раз неудачно выстрелили в него и бежали. 11 декабря 1907 г. восемь боевиков ограбили винную лавку, отняв дневную выручку - 36 рублей.

В декабре 1907 г. эта группа анархистов подверглась ликвидации. Арестовали десять человек (Мухин, Фомичев, Губарев, бондарь М. Н. Букаев и др.). При попытке задержания был застрелен Зуев (самый старший в группе - 55 лет). Скрывшегося Мордвинцева убили по подозрению в провокации оставшиеся на свободе анархисты43.

В сентябре 1910 г. в Астрахань прибыли анархисты А. В. Басиладзе и Р. С. Гогоберидзе. 16 сентября при ограблении конторы они были схвачены. К этому времени Астрахань была единственным местом, где анархисты как-либо напоминали о себе. 1 марта 1911 г. шесть боевиков во главе с В. Булатовым ограбили кассира предприятия Нобеля и были арестованы. Приехавший в 1913 г. в Астрахань 23-летний Джапаридзе уже не нашел здесь анархистов. Пришлось пригласить шесть человек с Кавказа. Они задумали ограбить почту, но в марте 1913 г. был арестован Джапаридзе, затем еще один боевик - И. П. Микадзе, в ноябре 1913 г. - за хранение двух револьверов - Д. Цилосани44. На этом анархистская деятельность в регионе до 1917 г. прекратилась.

Террористам не удалось добиться поставленной стратегической цели. Существовавший общественный строй устоял под взрывами бомб и выстрелами из пистолетов. Гибель государственных служащих не привела к смягчению политического режима. Экспроприациями также не удавалось чего-либо добиться, наоборот они вызывали разрушение моральных принципов революционеров, политика скатывалась к уголовщине. Разочарование в этих методах (особенно у эсеров после разоблачения Е. Ф. Азефа), а также систематические преследования полиции привели к прекращению убийств и грабежей у эсеров и социал-демократов Поволжья в 1908 г., у максималистов - еще раньше, в 1907 году. Дольше всех "продержались" анархисты, но в 1913 г. отступились и они, а другой формы борьбы они практически и не знали.

Примечания

1. Т. БОРИС (КАБАНОВ Б. А.) Симбирская группа РСДРП. В кн.: Красная летопись. Симбирск. 1923, с. 23.

2. РЯБИКОВ В. В. Симбирские большевики в 1903 - 1906 гг. В кн.: 1905 год в Симбирске. Симбирск. 1925, с. 52.

3. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО), ф. 76, оп. 1, д. 764, л. 57.

4. ФРОЛОВ Г. Террористической акт над самарским губернатором. - Каторга и ссылка, 1924, N 1(8), с. 117.

стр. 37

5. Там же, с. 119.

6. ЛЕОНОВ М. И. Партия социалистов-революционеров в 1905 - 1907 гг. М. 1997, с. 330.

7. ГАУО, ф. 76, оп. 7, д. 309, л. 2 - 7.

8. МАРТЫНОВ А. П. Моя служба в отдельном корпусе жандармов. В кн.: "Охранка". Воспоминания руководителей политического сыска. Т. 1 М. 2004, с. 183.

9. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 110, оп. 2, д. 11296, л. 3, 47об.

10. Там же, д. 12972, л. 7.

11. Там же, д. 12275, л. 1.

12. Там же, д. 12275, л. 1об.

13. Там же, д. 11676, л. 140, 107.

14. СПИРИДОВИЧ А. И. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. Пг. 1918, с. 340.

15. ГАУО, ф. 855, оп. 1, д. 734, л. 47.

16. ГАРФ, ф. 102, оп. 237, 1907 г., д. 5, ч. 50, л. А, л. 2.

17. Там же, л. 9об.

18. Там же, д. 9, ч. 52, л. 276.

19. Там же, оп. 327, 1907 г., д. 9, ч. 50, л. 41.

20. Там же, л. 222.

21. Государственный архив Самарской области (ГАСО), ф. 468, оп. 1, д. 1076, л. 27, 29.

22. ГАРФ ф. 102, оп. 327, 1907 г., д. 9, ч. 50, л. А, л. 63об. -64.

23. Ташкентец Петр Данилович Романов. - Каторга и ссылка, 1926, N 27, с. 233.

24. ГАСО, ф. 468, оп. 1, д. 1076, л. 231.

25. ГАРФ, ф. 110, оп. 2, д. 12972, л. 51об.

26. Сосланный на поселение в Енисейскую губернию, Романов в 1913 г. бежал в Красноярск, затем в Иркутск. После Февральской революции вернулся в Самару. Осенью 1917 г. он - член губернского Совета крестьянских депутатов, противник большевистского переворота. 8 июня 1918 г. при вступлении в Самару чехословаков Романов был убит случайной пулей.

27. ГАУО, ф. 855, оп. 1, д. 1076, л. 123.

28. ГАРФ, ф. 102, оп. 238, 1908 г., д. 9, ч. 2, л. 6, 10.

29. ПЕТРОВ З. С. Партия и Совет рабочих депутатов в 1905 году. В кн.: 1905 год в Саратовской губернии. Вып. 1. Саратов. 1925, с. 81; КУЗНЕЦОВ А. Д. Из жизни подполья. В кн.: 1905 год (сб. воспоминаний участников революционного движения в бывших Самарской и Симбирской губерниях). Куйбышев. 1935, с. 97.

30. ПОПОВ Ф. Г. Хроника революционных событий в Самаре. 1902 - 1917. Куйбышев. 1936, с. 156 - 157.

31. ГАСО, ф. 468, оп. 1, д. 919, л. 38об.

32. ГАРФ, ф. 102, оп. 237, 1907 г., д. 5, ч. 52, л. 40.

33. Там же, л. 28.

34. Пятый (лондонский) съезд РСДРП. Протоколы. М. 1963, с. 583.

35. ГАРФ, ф. 102, оп. 238, 1908 г., д. 5, ч. 52, л. 25.

36. Там же, л. 119.

37. Там же, оп. 235, 1906 г., д. 20, ч. 78, л. 5об.

38. Там же, оп. 237, 1907 г., д. 10, ч. 52, л. 1 - 13об.

39. Там же, л. 100.

40. Там же, д. 9, ч. 50, л. 68об.

41. Там же, д. 10, ч. 50, л. 16об.

42. ГАСО, ф. 469, оп. 1, д. 47, л. 75.

43. ГАРФ, ф. 102, оп. 237, 1907 г., д. 12, ч. 2, л. 1 - 4.

44. Там же, оп. 243, 1913 г., д. 12, ч. 5, л. Б, л. 8, 20об., 22об., 27об., 33об.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Революционный-террор-и-акты-экспроприации-в-Поволжье-в-начале-XX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Н. Кузнецов, Революционный террор и акты экспроприации в Поволжье в начале XX в. // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 22.05.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Революционный-террор-и-акты-экспроприации-в-Поволжье-в-начале-XX-в (date of access: 26.05.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. Н. Кузнецов:

В. Н. Кузнецов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
19 views rating
22.05.2020 (4 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Рассматривается сравнительные определения гипотез Большого Взрыва и Нейтронной Вселенной. Различия заключаются в образовании и существовании нуклонов в своём развитии. Место нуклонных ядер в развитии расширяющей Вселенной. Роль гравитационного или потенциального взаимодействия между нуклонами в процессе расширения Вселенной. Синтез и распад ядер нуклонных объектов. Какие силы расширяют Вселенную.
Catalog: Физика 
3 days ago · From Владимир Груздов
Узрев себя впритык с Причиною всего, постигнем мы, прозрев, все тайны Мира. Причина эта — есть Луна. Seeing that we are standing close to the Cause of everything, we will comprehend, having seen, all the secrets of the Universe. This Cause is the Moon.
Catalog: Философия 
4 days ago · From Олег Ермаков
Лазарь Федорович Бичерахов
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
В преддверии полного раскола. Противоречия и конфликты в российской социал-демократии 1908-1912 гг.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Рекрутская повинность в России в XIX в. на примере Вологодской губернии
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Автобиография профессора В. А. Костицына
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Самоуправление в городах Центрального Черноземья в конце XVIII - начале XIX в.
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
Письмо В. М. Молотова в ЦК КПСС (1964 г.)
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. М. ВАСИЛЬЕВ. Король Фейсал: личность, эпоха, вера
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн
А. А. АХТАМЗЯН. Объединение Германии. Обстоятельства и последствия. Очерки
Catalog: История 
4 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·13 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Революционный террор и акты экспроприации в Поволжье в начале XX в.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones