Либмонстр - всемирная библиотека, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: RU-8177
Автор(ы) публикации: Н. ЛЕВИНТОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

1

Военные поселения в России существовали издавна. Еще в XVII веке восточные и южные границы Московского государства охранялись поселенными войсками, занимавшимися наряду с воинской службой земледелием. Неоднократно к созданию военных поселений для защиты окраин прибегали и в XVIII веке. Петр I, царицы Анна и Елизавета устраивали поселения на отдельных границах империи. С расширением границ такие поселения теряли свое значение и поселяне сливались с местным населением.

Военные поселения XIX века ни в какой преемственной связи с ними не стоят. Они возникли в совершенно иной обстановке и предназначены были для решения совершенно других задач.

Причины, вызвавшие возникновение военных поселений в XIX веже, начали складываться еще в царствование Павла I. Напуганный восстанием Пугачева и французской революцией гонца XVIII века, Павел I стремился усилить самодержавие путем милитаризации: страны. Введением беспощадной военной дисциплины Павел I стремился обезопасить себя от революционных выступлений.

Он ввел в армии прусскую палочную систему, изгнал из нее все живое, инициативное, связанное с именем Суворова, и пытался подчинить таким же военным порядкам и жизнь всего гражданского населения.

Идея милитаризации гражданского населения, идея мелочной регламентации частной жизни, а главное, грандиозная система муштры в дальнейшем нашли свое отражение в военных поселениях.

Еще в 1778 году, в письме к Панину, Павел I предлагал ставить полки на "неподвижные квартиры" вместе с семьями. "Поставя полки вместе, - писал он, - всегда они будут под глазами своих начальников", а когда полки разбросаны, "то происходят разные прихоти и эксцессы" ("Русская старина" за 1882 год, стр. 407).

За свое короткое царствование Павел не успел провести мероприятий по введению военных поселений. Это было частично осуществлено в царствование Александра I. Но Александр I, прикрывавший идею абсолютной власти монарха, выпячиваемую Павлом I, обещаниями создать "представительные учреждения", сохранил суровые павловские порядки только в армии.

Было одно место в России, где в масштабе поместья было осуществлено то, к чему стремился Павел I в масштабе империи: это - Грузино, усадьба графа Аракчеева с ее чисто военными порядками.

Ко всему, что существовало во владениях Аракчеева, можно было применить два эпитета: единообразие и бесправие. Дома были выстроены по одному плану, вытянуты в одну линию, с одинаковыми интервалами и одинаково выкрашены в розовый цвет. Все крестьяне были одинаково одеты. Вся их жизнь была регламентирована до мельчайших деталей, вплоть до обязанности докладывать о каждом яйце, снесенном курицей. Без ведома Аракчеева никто ничего не мог предпринять. Даже в самые интимные стороны жизни вторгался солдатский сапог Аракчеева. Он составил "Краткие правила для матерей-крестьянок грузинской отчины" и "Правила о свадьбах". Аракчеев приказом составлял брачные пары. В случае несогласия намеченных жертв вступить в брак он накладывал краткую резолюцию "согласить"... и их "соглашали". Из бельведера графского дворца Аракчеев мог видеть в подзорную трубу все свои двадцать две деревни. "Там (в Грузине. - Н. Л.) невольно приходилось вспоминать о почившем отце (о Павле. - Н. Л.), а в лице, владельца этого поместья видеть преданного слугу покойного" (Вел. князь Николай Михайлович "Александр I". Т. I. стр. 272).

Аракчеев как бы являлся живым мостом между царствованием Павла I и Александра I. Связь между этими двумя царствованиями явственным образом обнаружилась в 1810 году в организации военных поселений.

Идея военных поселений получила первое практическое разрешение в 1810 году, когда стала явственно обрисовываться неизбежность войны с Францией. Это требовало увеличения и без того значительно выросшей армии и изыскания средств на содержание ее. Военные расходы России и до этого были так непомерно велики, что привели страну к тяжелому финансовому положению.

стр. 115
Найти выход из создавшеюся положения был призван министр Сперанский. Он предложил ввести жесточайшую экономию, пересмотреть бюджеты всех, ведомств и установить контроль над государственными издержками. Но сокращений расходов по военному ведомству могло означать лишь сокращение армии, а этого Александр I допустить не мог. Следовательно, нужно была искать способов удешевить содержание армии. Таким способом, по мнению Александра I, и была организация военных поселений.

Конечно, не случайно именно в это время Александр I посетил в первый раз Грузина (7 июля 1810 года). Он пришел в восторг от "обилия и устройства", которое нашел там, и возложил руководство военными поселениями на Аракчеева.

Практическая работа по созданию поселений была поручена генералу Лаврову. Александр I специально послал его в Грузина посмотреть на тамошнее устройство. "Чтоб не терять более времени, - писал Александр I Аракчееву, - я приказал Лаврову ехать к тебе в Грузино для личного с тобою переговора... чертежи твои весьма мне понравились, и, мне кажется, лучше придумать мудрено. Лаврову покажи пожалуй - все твое сельское устройство" (Вел. князь Николай Михайлович "Александр I". Т. IV, стр. 24).

Летом 1810 года Лавров занялся подысканием подходящей для поселения местности. В Бобылецком старостве, Климовецкого повета, Могилевской губернии, найден был участок земли, предоставленный особым договором в пользование казенных крестьян на три года. Договор было решено расторгнуть, крестьян переселить в Новороссийский край, а на их место поселить солдат.

9 ноября 1810 года на имя ген. Лаврова последовал указ, предлагавший приступить к, организации поселений. Крестьяне в последнюю очередь узнали о свалившемся на них несчастье. Весь 1811 год они строились, обзаводились новыми домами и не подозревали о грозящей беде. Сообщили им об их судьбе всего за два месяца до переселения, в феврале 1812 года. 4 тысячи крестьян были переселены в Крым, причем условия переезда были таковы, что значительная часть их погибла в дороге.

В опустевшие крестьянские дома, вселили запасный батальон Елецкого мушкетерского полка, составленный из знающих земледелие солдат. Их наделили землей, скотам, инвентарем и семенами. Солдат должен был сделаться земледельцем и сам прокармливать себя.

Война 1812 года прервала этот опыт. Уже в июле 1812 года поселенный батальон выступил на фронт, а когда оставшиеся в живых вернулись назад, то нашли свое хозяйство расхищенным.

Война 1812 - 1813 - 1814 годов и связанная с нею разруха еще острее поставили вопрос о положении русской армии. Европа, в которой Александр I добился военной гегемонии, к этому времени создала армию нового типа. Ее двумя особенностями были массовость и подвижность. Предпосылки создания подобной армии заключались "...в социальной и политической эмансипации буржуазии и мелкого крестьянства. Буржуазия дает деньги, крестьяне ставят солдат; эмансипация обоих классов от феодальных и цеховых пут является необходимым условием для возникновения нынешних колоссальных армий..." (Ф. Энгельс. Избранные военные произведения. Т. I, стр. 23, 1937).

Совсем по иному принципу строилась армия в феодально-крепостнической России. Царская Россия выступала на международной арене как оплот реакции, и ее влияние на европейские дела зиждилось на военной мощи, основу которой, составляла старая, крепостническая армия. Наличие колоссальной армии неотложным образом ставило вопрос о ее финансировании. В бюджете 1816 года военные расходы составляли 54,5% всего бюджета, а общая сумма расходов возросла в два раза по сравнению с 1810 годом. Армия поглощала все доходы и ставила под угрозу финансовое положение страны. Это заставило Александра I снова вернуться к своей идее организации военных поселений. Но осуществление этой идеи встречало теперь новые затруднения. За годы войны произошли серьезные изменения в армии. Соприкосновение с буржуазными странами Европы оказало огромное влияние на солдат. Они перестали считать себя слепым орудием в руках начальства. "Солдаты, возвратившиеся из-за границы, - докладывал В. Каразин Кочубею, - а наипаче служившие в корпусе, во Франции находившемся, возвратились с мыслями совсем новыми... Люди начали больше рассуждать. Судят, что трудно служить, что большия взыскания, что они мало получают жалованья, что наказывают их строго и проч." ("История русской армии и флота", стр. 94).

Александр I, однако, был тверда убежден, что солдат не может рассуждать и если все-таки солдат заговорил, то произошло это лишь вследствие разлагающего влияния со стороны. "Народ наш плут или дурак", - презрительно отзывался царь о своих подданных. Единственным средством укрепления армии Александр I считал изоляцию ее от всех остальных слоев общества, проверку офицерства, уси-

стр. 116
ление до максимума муштровки. Осуществить это он рассчитывал "пять-таки при помощи вшитых поселений.

Сразу же после войны 1812 - 1814 годов в армии снова началась жестокая муштра. Даже Константин, брат Александра I, заядлый "гатчинец", вынужден был признать: "Я более двадцати лет служу и могу правду сказать, даже во время покойного Государя был из первых офицеров во фронте; а ныне так перемудрили, что и не наймешься... Да я таких теперь мыслей о гвардии... что вела гвардии стать на руки ногами вверх, а головою вниз и маршировать, так промаршируют" (Н. Епанчин "Тактическая подготовка русской армии перед походом 1828 - 1829 гг.", стр. 2, 3).

Рост революционных настроений среди крестьянства, вызванный войной 1812 года, также наталкивал Александра I на путь устранения всех бед путем военных поселений.

Милитаризация крестьянства, введение военных порядков в деревне должны были, по мнению Александра I, обеспечить полный порядок в стране. К выполнению своего плана Александр I приступил осенью 1816 года.

На деле военные поселения, в которых Александр I видел спасение от всех бед, поглощали огромные средства и оказались в результате убыточными.

2

В "Уложении о военных поселениях" изложены принципы организации военных поселений. Для поселяемого полка отводился участок земли, населенный государственными крестьянами. Если в него входили помещичьи земли, то они либо выкупались у помещиков вместе с крестьянам либо обменивались на другие, находившиеся вне района военных поселений. Этот участок получал название округа поселенного полка. Казенные крестьяне, проживавшие в округе, обращались в военных поселян.

Поселенный полк делился на, две части: 1) действующую, состоящую из двух батальонов, и 2) поселенную, состоящую из одного батальона. Кроме того имелся резервный батальон.

Поселенный батальоны комплектовались из солдат действующей части "беспорочного поведения", преимущественно женатых и обязательно в прошлом земледельцев, из наиболее состоятельных крестьян, в возрасте от 18 до 45 лет. Включенным в поселенный батальон присваивалось звание хозяев-поселян. Они и составляли основную часть поселений. Хозяева-поселяне должны были содержать и солдат двух действующих батальонов и их семьи. На каждого хозяина приходилось по два солдата действующих частей, которые назывались постояльцами. Казна должна была выдавать некоторый провиант постояльцам, с передачей его в руки хозяев. Постояльцы, обязаны были в свободное от военной службы время помогать хозяевам, а солдатские семьи находились в полной зависимости от последних. Хозяева-поселяне обязаны были также поставлять фураж.

Хозяева-поселяне имели свое хозяйство: землю, окот, инвентарь. Поступающих, в хозяева из солдат всем этим снабжала казна. Поселенной части была обеспечена полная оседлость, и она никогда не выступала в поход. Хозяева-поселяне, кроме земледелия, должны были заниматься и фронтовой службой: три дня в неделю отводились военным занятиям и три дня - земледельческим работам.

Та часть коренных жителей, которая по бедности не вошла в поселенный батальон, распределялась в действующие части и в нестроевые или же использовалась на казенных работах.

Дети всех военных поселян считались кантонистами. Кантонисты делились на три возраста: 1) малый - до 7 лет, 2) средний - от 7 до 12 лет и 3) большой - от 12 до 18 лет. Кантонисты старшего возраста зачислялись в резервный батальон и обучались военному делу, но жили с родителями и обязаны были помогать им в работе.

Таковы в самых общих чертах принципы организации военных поселений. Но в действительности жизнь в военных поселениях строилась совсем не по этим принципам.

Началось поселение в августе 1816 года с батальона гренадерского графа Аракчеева полка в Высоцкой волости, Новгородской губернии. Были намечены два района поселений: Новгородская и Могилевская губернии - для поселения пехотных полков - и южные - губернии (Харьковская, Херсонская, Екатеринославская) - для поселения кавалерии.

Уже к концу 1818 года имелись военные поселения в следующих местах: 6 полков 1-й гренадерской дивизии в Новгородской губернии, потки 2-й пехотной дивизии в Могилевской губ., 3-я уланская дивизия в Харьковской губ., уланская Бугская дивизия в Херсонской губ. и одна артиллерийская рота при Охтенском пороховом заводе.

В 1821 и 1824 годах количество поселений было увеличено, и к концу царствования Александра I в военных поселениях состояло: в новгородском поселении - 90 батальонов, в могилевском -

стр. 117

В военном поселении.

С гравюры М. В. Добужинского. Музей революции СССР.

12 батальонов, в слободско-украинском - 36 батальонов и 240 эскадронов, 32 фурштадтских роты, 2 саперных роты и 3 роты Охтенского горохового завода.

На 1 января 1826 гада в округах военных поселений находилось всех нижних чинов, считая и войска, назначенные для работ, 156043, кантонистов - 154062. Число всех находившихся под командованием: гр. Аракчеева доходило до 748519 человек (Отчет за 1825 год Николаю I. Приводится по книге П. П. Евстафьева "Восстание новгородских военных поселян". М. 1934).

Военные поселения представляли собою крупную организацию, охватывавшую сотни тысяч людей. Александр I твердо намеревался поселить всю армию, и Аракчеевым была 'составлена специальная карта поселения для всей армии.

Вплоть до 1831 года Николай I продолжал расширять военные поселения. Только грандиозное восстание новгородских поселян, грозившее перерасти во всероссийскую крестьянскую войну, заставило Николая I отменить военные поселения.

Уже из беглого изложения общих принципов организации поселений можно было заметить, что огромную роль в этом мероприятии играло обращение крестьян в военных поселян.

Обращению подлежали только государственные крестьяне, которые являлись наиболее свободной частью крестьянства России. Они были лично свободны и только вносили в казну определенный оброк и подати. Таким образом, у них были некоторые стимулы к развитию своего хозяйства. Превращение же в военных поселян означало жесточайшую военно-крепостническую кабалу, почти рабство, по сравнению с которым даже положение помещичьих крестьян казалось завидным.

Как уже выше указывалось, наиболее зажиточную часть крестьян обращали в хозяев-поселян. Так как чаль солдат из действительной армии также делали хозяевами-поселянами, то число хозяйств резко увеличилось, что привело к уменьшению земельной нормы. "Для прокормления одного тягла во всех степных местах, следовательно плодороднейших, определяется по меньшей мере по 6 десятин одной пахотной земли и по 3 десятины лугов. В поселениях же Новгородской губернии для прокормления семейства и 2 постояльцев назначается только 4,5 десятины пахотной земли и 1,5 десятины лугов и паств", - сообщается в записке к Николаю I ("Столетие военного министерства", т. IV, книга I, приложение N 15, стр. 57).

Положение осложнялось еще тем, что число постояльцев только в редких случа-

стр. 118
ях было законным, т. е. 2 человека, обычно же оно значительно превышало норму и доходило до 9 человек.

Очень скоро после создания поселений хозяевам-поселянам прекратили выдачу солдатского жалованья и провианта за постояльцев. Аракчеев поставил перед командирами округов задачу - "пещись об ускорения перехода продовольствия в своем округе на обязанности военных поселяй". Для поощрения он ввел сложную премиальную систему, стимулировавшую деятельность командного состава в этом направлении.

Офицеры, стремясь заслужить премии, приступили со всем пылом к осуществлен нею этого мероприятия. Образчиком такой предприимчивости может служить начальник старорусских поселении ген. Маевский. Стремясь доказать, что поселянам очень выгодно держать постояльцев, Маевский писал в своем приказе: "А если взять в пример пословицу, оправданную времянем и опытом, что при трех всегда бывает сыт четвертый, то из сего самого очевидно уже открывается существенная польза всякого хозяина, усыновляющего тактам образом: нового члена в своем семействе" ("Новгородский сборник". Вып. IV, стр. 239. Новгород. 1866).

Но это было отнюдь не единственной формой эксплуатации хозяев-поселян. Существовали еще десятки других способов грабежа.

Очень часто хозяина-поселянина отрывали для казенных работ. При этом он получал в день 10 коп., в то время как обычная поденная плата батрака составляла 50 - 60 коп., а иногда доходила до рубля.

Некоторые работы их заставляли выполнять бесплатно. Именно отказ поселян косить казенное сено в страдную пору (а его надо было выкосить 103 тысячи пудов) и послужил поводом к известному чугуевскому восстанию 1819 года.

Ведение собственного хозяйства крайне осложнялось тем, что сплошь да рядом покосы находились за 40 - 50 верст, да и выгоны подчас бывали за 10 - 12 верст. Поселянам систематически не хватало сена, и скот падал от голода. В 1824 году поселяне старорусских округов вынуждены были прикупить за свой счет громадное количество сена - 1169672 пуда.

Кажется, не было ни одного мероприятия в военных поселениях, которое не было бы направлено на ограбление поселян. Так например существовало положение:

"Для поддержания военных поселян-хозяев в непредвиденных денежных по хозяйству нуждах учреждается в поселенном баталионе денежный заемный капитал..."

Он образовывался "вычетом у каждого военного поселянина-хозяина при выдаче жалования по 1 рублю в треть" ("Учреждения о военных поселениях". Ч. 1-я, § 157).

Под таким благовидным предлогом происходило принудительное удержание весьма значительной суммы денег из жалованья поселян. Получить же ссуду поселянин почти никогда не мог, ибо комитет, ведавший выдачей ссуд, нес личную ответственность за деньги и в случае невозвращения их обязан был возмещать убытки из личных средств. Разумеется, охотников рисковать обоим карманом не находилось.

Фактически этим заемным капиталом начальство распоряжалось полностью.

Такой же грабительский характер носило учреждение запасных хлебных магазинов. Фонды этих магазинов составлялись из единовременных сборов после урожая. Вскоре этот же хлеб поселяне брали взаймы с обязательством возвратить в двойном и тройном размере.

Существовала кроме того система денежных штрафов за нарушение правил; а так как вся жизнь была мелочно регламентирована, то избегнуть их не было никакой возможности.

Вообще изобретательность Аракчеева по части выкачивания денег из поселян была неистощима. Так, он обязал всех поселян ходить каждую субботу в ротную баню, за что взималось 4 коп. с человека. На семью это составляло большую сумму.

Все эти поборы в три - четыре раза превышали сумму взимаемых раньше податей.

С особой силой крепостническая сущность военных поселений сказывалась в том, что с переходом крестьянина на положение поселянина он не владел больше своим хозяйством. В любую минуту его могли лишить всего.

"Дурные и нерадивые хозяева лишаются дома, земли, всех выгод от казны в поселении им представленных и выписываются из военных поселян-хозяев в действующие батальоны", - сказано в "Учреждении о военных поселениях" (Ч. I, § 87).

Поселянин держал хозяйство от казны и за это отбывал барщину (казенные и общественные работы), вносил оброк (заемный капитал, штрафы, взыскания), платил натурой (содержание постояльцев, поставка дров, кирпича) и выплачивал, наконец, налог крови (его дети комплектовали поселенный полк).

В отличие от помещичьего крестьянина поселянин вместо одного вида повинности отбывал все три. При всем этом он был

стр. 119
еще солдатом, совершенно лишенным личной с во боты.

Так как у мужчин большую часть времени отнимала военная служба, то вся тяжесть ведется хозяйства падала на женщин. Их жизнь была также строго регламентирована. Ни одна из них не имела права без разрешения ротного комитета продавать что-нибудь из своей собственности: ни кур, ни яиц, ни масла, ни шерсти.

Вообще Аракчеев был виртуозом в области регламентации. Но только жизнь людей, но и поведение скота было строго расписано. "Солдату и корове написан одинаковой точности маршрут ежедневных переходов... с коровой обращались как с ружьем", - вспоминает ген. Маевский.

В учебнике по истории СССР рассказывается о военной регламентации жизни поселян:

"Дважды в день унтер-офицер обходил жилища, следя за чистотой и порядком и подтертая жестоким наказаниям нарушителей их. Полевые, работы совершались под командой капрала. Вставать, идти на поле работать, обедать, ложиться спать - поселяне все делали по военным сигналам и барабанному бою. Все крестьянки в одно время должны были топить печи; ночью строго запрещалось зажигать свет... За малейшее ослушание поселенцы, их жены и дети подвергались жестоким телесным наказаниям" ("Россия в XIX веке", стр. 118. Т. II. Под редакцией проф. М. В. Нечкиной).

Таково было положение основной части крестьянства, обращенного в военных поселяя. Не лучше было положение и другой части - солдат резервных, действовавших и рабочих батальонов.

Как уже выше говорилось, неимущая часть крестьянства, негодная к строевой службе, использовалась на казенных работах.

В округах военных посещений шла огромная строительная работа: вырубали леса, осушали болота, ломали камень, делали кирпич, сносили крестьянские избы и строили экзерциргаузы, цейхгаузы, штабные дома, церкви, лазареты, магазины, конюшни. Такой размах строительства потребовал бы громадного напряжения казны, но Аракчеев нашел легкий выход, применив дешевый солдатский труд.

Поденная плата солдату в день была 25 копеек, в то время, как поденная плата у помещиков и других частных лиц колебалась от 60 копеек до 1 рубля.

Та же система обсчетов и злоупотреблений, которая применялась к хозяевам-поселянам, полностью процветала я здесь.

Бытовая сторона жизни солдат действующих частей была еще более тяжелой чем у других поселян. Жили они по 8 человек в одной комнатушке, и если кто-нибудь из них женился, то его семья селилась тут же, в этой же общей тесной каморке. Питались они очень плохо, так, как получали харчи от обнищавших поселян, которые "без соли бывают часто дней по 10-ти. Пища варится у поселян - щи с капустою, забеленные молоком, или постным маслом; с мясом же никогда..." ("Граф Аракчеев и военные поселения", стр. 205. С. -Петербург. 1871).

Исчерпывающую характеристику положения солдата дает уже цитированный автор "Взгляда на военные поселения":

"Здесь невозможно опять воздержаться, Всемилостивейший Государь, от вопроса: в чем же состоит благоденствие обещанное сему, может быть, израненному воину? Он живот в казарме, в которой требуется от него непомерная чистота, он женщин не знает, он не имеет никакой собственности, он несет все бремя строевой службы и сверх того исправляет другие тяжкие работы, как то: роет каналы, возит каменья, расчищает тюля, делает дороги, помогает хозяину в полевых работах и если пользуется хорошею пищею, то не иначе как с пожертвованием части получаемого им жалованья. Бот Государь, положение действующего солдата!" ("Столетие военного министерства". Ч. IV. Кн. I. Приложение N 15, стр. 58).

Под строгим надзором протекала и жизнь офицеров. Их всячески стремились изолировать, ограбить от всякого влияния извне.

Какое громадное значение придавал этому Александр I, видно, из его письма к Аракчееву, полученного последним 4 марта 1824 года. Александр I пишет: "Обращая бдительное внимание на все, что относится до наших военных поселений, глаза мои ныне прилежно просматривают записки о проезжающих. Все выезжающие в Старую Руссу делаются мне замечательны. 2-го марта отправилась в Старую Руссу отставной ген. -майор Веригин, 47 Егерского полка полковник Аклечеев. Может быть, они поехали и по своим делам, но в нынешнем веке осторожность не бесполезна" (Вел. князь Николай Михайлович "Александр I". Т. II, стр. 645). Письмо кончается строгим наказом: "Вообще прикажи Морковникову и военному начальству обращать бдительное и обдуманное внимание на приезжающих из Петербурга в вата край". Так сам царь осуществлял личный контроль над своим любимым детищем.

Все хоть сколько-нибудь прогрессивные элементы внутри самой армии немедленно "изымались". Даже просто образованные

стр. 120

Муштровка солдат в военном поселении.

С картины А. В. Моравова.

и культурные люди, питавшие интерес к общественным вопросам, не допускались в офицерский состав военных поселений. Ставка делалась на грубых, невежественных "фрунтовиков" - настоящих гатчинцев.

"В жизни поселенного офицера, - пишет очевидец, - не было темных или светлых сторож была одна, если так можно выразиться, сторона бесцветная, гнетущий тяжкий рутинизм, заедавший всякую человеческую способность, - решительное отсутствие всякой разумной мысли и слова. В быту наших офицеров умственной жизни, высших потребностей и тому подобного существовать почти не могло... книги считались роскошью непозволительной" (Крымов "Воспоминания офицеров Новгородского поселения", стр. 443. 1862).

Анализ положения солдат и крестьян в военных поселениях полностью подтверждает вывод о том, что поселение было дальнейшим закрепощением крестьян.

Большинство исследователей признавало, что военные поселения были грубейшей формой крепостничества. Но из этого положения они не делали того логически неизбежного вывода, что военные поселения были попыткой решения крестьянского вопроса в целом, для всей России. Решением крестьянского вопроса это было не только потому, что для поселения всей армии, к чему стремился Александр I, нужно было обратить в поселян 75% всех казенных крестьян. Это важный, но не решающий фактор. Основное заключалось в том, что существование военных поселений возможно лишь при наличии крепостного права в остальной части России. Значит, Александр I, вводя поселения, стремился укрепить и усилить крепостное право.

В "Учреждении о военных поселениях" предписание совмещать занятие земледелием с военной службой мотивируется ссылкой на помещичьих крестьян, "обязанных господскою работою в отношении к своему помещику". Здесь с полной наглядностью обнажается связь между поселением и наличием крепостного права.

Известно, что и после 1816 года, т. е. после начала массового внедрения поседении, Александр I делал вид, что интересуется проектами освобождения крестьян. Более того, в 1818 году он приказал Аракчееву составить проект освобождения крепостных. В действительности же за все время деятельности Александра I нельзя указать ни одного реального мероприятия, направленного хотя бы на ограничение крепостного права.

Александр I учитывал неоднородность дворянства, учитывал силу его прогрес-

стр. 121

Чугуевские военные поселения. XIX век.

Музей революции СССР.

сивной части, силу общественного мнения внутри страны и заграницей, вот почему он творил свое черное, крепостническое дело под прикрытием либеральных речей.

Общей ошибкой всех исследователей царствования Александра I и его времени было утверждение, что военные поселения были личным делом Александра; I и Аракчеева. Но самая идея военных поселений не вызывала возражений со стороны реакционной части дворянства, и, не будь угрозы революционного взрыва, она приветствовала бы ее; помещики, однако, слишком хорошо знали, какой 'колоссальный запас революционной энергии аккумулирован в крестьянах, и потому боялись давать им в руки оружие. Помещики не были твердо уверены в силе и могуществе солдатской муштры и в этом расходились с императором, считавшим, что крестьянин, превращенный в солдата и изолированный от "либералистов", бунтовать да может.

Можно привести сотни высказываний, подтверждающих, что лишь боязнь восстания вооруженных крестьян настраивала эту часть дворянства против военных поселений. Ярко выразил эту мысль Вигель: "Чего не могут сделать полтора миллиона людей, недовольных, измученных, выведенных из терпения с оружием в руках!" (Вигель "Записки". Ч. II, стр. 119).

"В порядке вещей, - пишет Лонгинов, секретарь императрицы, - что рано или поздно России не избегнуть революции... Пожар начнется у нас с этих пресловутых поселений" ("Русский архив 1912 года". Кн. 7-я, стр. 367).

Иначе относилась в военным поселениям прогрессивная часть дворянства и, в первую голову, декабристы.

С величайшим гневом обрушился Пестель на введение этого мероприятия: "Одна мысль о военных поселениях, прежним правительством заводимых, наполняет каждую благомыслящую душу терзанием и ужасом. Сколько пало невинных жертв для пресыщения того неслыханного зловластия, которое с яростью мучило несчастные селения, дня сего заведения отданных... Никакое правительство не может никакого права иметь отделять от общей массы народа часть оного с тем, чтобы на сию часть возложить, за исключением остальных, самую тягочайшую и жесточайшую повинность, каковая есть военная. Как можно до такой степени все чувства справедливости и совести отвергнуть, чтобы натеки некоторые семейства назначить для войны, со всеми их детьми, внуками и вообще потомством. ...Разве военные поселения не такие же чувства имеют, разве они не такие же граждане вашего отечества, разве они не те же права имеют на благоденствия, как и другие россияне, разве прочие россияне не те же имеют обязанности к отечеству, так и они, и разве защита отечества не есть священная обязанность для всех и каждого" (П. И. Пестель "Русская правда". Гл. III, § 9).

Декабристы поняли крепостническую сущность поселений, и борьба против поселений была борьбой с ненавистным крепостным правом. Больше того: они даже делали ставку на поселян в своих революционных замыслах. Об этом говорится во "Взгляде на военные поседения": "И не видели ли мы в прошедшем бунте, что намерение мятежников было, в случае неудачи, отступить в поселение".

стр. 122
3

Но лучше всех поняли сущность военных поселений сами жертвы этого грандиозного эксперимента. Крестьяне уловили связь поселений с крепостной неволей. Это яснее всего выявилось в их ожесточенной борьбе против военных поселений.

Стоит почитать письма Аракчеева в те дни, когда он насаждал военные поселения, чтобы почувствовать, каким: страхом он был об'ят, ожидая восстания крестьян. При создании старорусских поселений Аракчеев 3 ночи спал не раздеваясь, готовясь ежеминутно ускакать от расправы. Крестьяне Высоцкой волости, назначенной первой к поселению, ответили поджогом собственной деревни Аракчеева, рассчитывая таким путем; избавиться от солдатчины. Чтобы обратить в поселение деревню Ясенево (в 13 верстах от Новгорода), пришлось вызвать из столицы лейб-гвардейский Семеновский полк, который 6 недель блокировал селение. "Крестьяне, оттесненные к последней избе, измученные голодом и холодом, - покорились" ("Граф Аракчеев и военные поселения", стр. 3).

Поход Семеновского полка был в насмешку назван "ясеневской кампанией".

Крестьяне Холынской волости отказались подчиниться указу о переходе в поселение. Многие из них тут же, на сходе, где оглашался указ, были окружены войсками и загнаны во двор. Там крестьяне 12 дней без пищи и воды сопротивлялись всем предложениям о сдаче и, лишь обессиленные голодом, сдались.

Особенно остро протекала борьба против поселений на юге, где существовала традиция вольности и особых прав казачества. Сильные волнения имели место в 1817 году при переводе бугского казачьего войска на поселение. Казаки отказывались подчиниться указу о переходе. Среди них упорно держался слух о существовании какой-то грамоты Екатерины II, по которой бугское казачество не подлежит преобразованиям. Движение возглавил, капитан Бравинский, взявшийся отыскать "пропавшую грамоту". Его помощниками были казаки Бибиченко и Германенко. На подавление сопротивления было брошено 3 полка с 4 конными орудиями. Казаков приводили к присяге под дулами заряженных пушек с зажженными фитилями.

Александра I ничто не могло остановить от осуществления его плана, "Военные поселения будут во что бы то "и стало, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова" (расстояние больше чем в 100 километров. - Н. Л.), - заявил император.

Восстания не прекращались и в последующие годы. Наиболее крупными из них были восстания 1819 и 1831 годов. Первое из них вспыхнуло в округах Чугуевского и Таганрогского уланских полков. Поселяне Чугуевского полка отказались в горячую, странную пору идти косить казенное сено. К восставшем примкнули и поселенные уланы. Волнение быстро перекинулось в округ Таганрогского полка. Со всех сторон в Чугуев на помощь восставшим стремились поселяне. Восстание принимало все более угрожающий характер.

Из Петербурга спешно выехал Аракчеев. Но к его приезду ген. Лисаневич уже подавил восстание. Он арестовал 1104 человека из Чугуевского полка и 899 - из Таганрогского. Военным судом 275 человек были приговорены "к лишению живота". Лицемер Аракчеев отменил приговор суда, заменив смертную казнь шпицрутенами: "каждого через тысячу человек по двенадцати раз". Это был жесточайший вид расправы, ибо почти никто не мог вынести такой экзекуции.

Осужденным об'явили, что те из них, кто из'явит раскаяние и попросит о помиловании, будут прощены. Но царские сатрапы ошиблись в своих расчетах. Осужденные проявили исключительный героизм, и почти все решительно отказались от помилования. Большая часть подвергнутых экзекуции умерла под ударами шпицрутенов.

Самым значительным по размаху и значению было восстание новгородских военных поселян летом 1831 года.

С самого начала это восстание носит официальное; название "холерного бунта". Этим пытались скрыть классовый характер борьбы военных поселян, выдать ее за проявление варварства и невежества. Но холера послужила лишь поводом, а подлинные причины "бунта" заключались в военном, экономическом и моральном гнете, которому подвергались поселяне.

Восстание началось 11 июля 1831 года, в Старой Руссе. Мастеровые 10-го военно-рабочего батальона избили своих офицеров, заявив, что те хотят их отравить, и бросились в город. К ним присоединились городские мещане и купечество. Последнее, впрочем, вскоре покинуло восставших, попутавшись масштабов движения.

Восставшие сделались хозяевами города. Мастеровые отправились в уезд поднимать помещичьих крестьян. Вскоре восстание охватило все округа поселений (за исключением одного) и перешло за их пределы. "Набат гремел по селениям. Бунт поселенцев охватил все пространство от Новгорода до Холма и Демянска и готов был переброситься в Тверскую губернию".

Восстание бушевало на территории в 200 верст.

стр. 123

Бунт в Новгородских военных поселениях. XIX век.

Музей революции СССР.

Военные поселяне стремились уничтожить не только поселения, во и помещиков. Они отчетливо понимали причины восстания. Подполковник Панаев, участник усмирения восстания, обратился к одному поселянину с просьбой растолковать восставшим, что холеру вызывают не лекарства. На это поселянин ответил ему: "Что тут говорить! для дураков яд, да холера; а нам надобно, чтоб вашего дворянского козьяго племени не было" ("Бунт военных поселян в 1831 году", стр. 121). По существу, это было не солдатское восстание, а восстание крестьян против дворян.

Восстание привело в трепет начальство и самого Николая I. Начальник, поселенного корпуса ген. Эйлер был в панике. Солдаты отказывались повиноваться начальству и выдавали своих офицеров поселянам. Когда толпа восставших поселян вступила в Старую Руссу, солдаты не оказали им сопротивления и выдали своих офицеров.

Восстание подавили с помощью обмана. Николай I срочно выпустил манифест к, восставшим, гарантируя им прощение в случае чистосердечного раскаяния. Он даже сам выехал в район восстания. В то же время из Петербурга выступили войска под командованием ген. Самсонова и обманным путем, под предлогом высочайшего смотра, были выведены из округа поселений все резервные роты в Гатчино.

К концу июля подоспели вожжа Самсонова и началась расправа. Суду было предано около 5 тысяч человек. Все они были жестоко наказаны.

Именно это восстание было причиной отмены военных поселений. Сразу же после новгородского восстания, в том же, 1831 году Новгородские и Могилевские военные поселения были реорганизованы в округа пехотных солдат, в которых войска стояли на постое на общих основаниях. Начиная с этого момента военные поселения стали играть второстепенную роль.

Orphus

© libmonster.ru

Постоянный адрес данной публикации:

http://libmonster.ru/m/articles/view/ВОЕННЫЕ-ПОСЕЛЕНИЯ-В-РОССИИ-XIX-ВЕКА

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Анастасия КольцоКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: http://libmonster.ru/Kolco

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Н. ЛЕВИНТОВ, ВОЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ В РОССИИ XIX ВЕКА // Москва: Русский Либмонстр (LIBMONSTER.RU). Дата обновления: 30.08.2015. URL: http://libmonster.ru/m/articles/view/ВОЕННЫЕ-ПОСЕЛЕНИЯ-В-РОССИИ-XIX-ВЕКА (дата обращения: 21.11.2017).

Найденный поисковым роботом источник:


Автор(ы) публикации - Н. ЛЕВИНТОВ:

Н. ЛЕВИНТОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Анастасия Кольцо
Saint-Petersburg, Россия
3576 просмотров рейтинг
30.08.2015 (814 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
5 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
В статье представлена современная методология и эффективные методики психологической реабилитации и развития детей с ограниченными возможностями здоровья по инновационной Системе психологической координации с мотивационным эффектом обратной связи И.М.Мирошник в санаторно-курортных условиях. Эта статья представлена в Материалах научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы физиотерапии, курортологии и медицинской реабилитации», которая состоялась в ГБУЗ РК «Академический НИИ физических методов лечения, медицинской климатологии и реабилитации им. И.М. Сеченова», 2-3 октября 2017 г., г. Ялта, Республика Крым, и опубликована в журнале Вестник физиотерапии и курортологии. —2017. —№4. — С.146—154
11 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
В 2018 году исполняется ровно 20 лет с начала широкого внедрения в курортной системе Крыма инновационных методов и технологий, разработанных в Российской научной школе координационной психофизиологии и психологии развития И.М.Мирошник. В этой статье талантливого крымского журналиста Юрия Теслева освещается первый семинар кандидата психологических наук Ирины Мирошник и кандидата технических наук Евгения Гаврилина в Крыму: "Представьте, у вас все валится из рук: работы вы лишились, жена ушла, а дети выросли. В такой момент ох как нужен тот, кто готов выслушать вас. Но ты — гордый. Тебе легче вены вскрыть, чем открыть перед кем-то свою душу. Другое дело — компьютерный психотерапевт. Кто знает, окажись компьютер с программой, созданной московски¬ми учеными, в руках Сергея Есенина, Владимира Маяковского, Марины Цветаевой, может быть, не лишились бы мы так рано многих своих гениев"...
11 дней(я) назад · от Ирина Макаровна Мирошник
Новая концепция электричества необходима, прежде всего, потому, что в современной концепции электричества током проводимости принято считать движение свободных электронов при неподвижных ионах. Тогда как, ещё двести лет тому назад Фарадей в своём опыте, – который может повторить любой школьник, – показал, что ток проводимости это движение, как отрицательных, так и положительных зарядов. Кроме того, современная концепция электричества не способна объяснить, например: каким образом электрический ток генерирует магнетизм, как осуществляется сверхпроводимость, как осуществляется выпрямление тока, и т.д.
Каталог: Физика 
14 дней(я) назад · от Геннадий Твердохлебов
Из краткого анализа описаний опыта Майкельсона- Морли [1,2] видно, что в нем рассматривалось влияние только движения Земли на скорость распространения световых лучей. Причем, ожидавшееся смещение интерференционных полос, вызванное этим движением, не подтвердилось в опыте. Как показано в [3,4] отрицательный результат, т. е. несовпадение теоретических и экспериментальных данных возникло вследствие того, что распространение лучей исследовалось на основе классических законов движения материальных тел. Однако, поскольку лучи обладают волновыми свойствами, то их необходимо рассматривать как бегущие волны при неподвижном эфире.
Каталог: Физика 
14 дней(я) назад · от джан солонар
В статье показано, что вакуумная среда состоит из реликтовых частиц, создающих реликтовый фон, обнаруженный исследователями [1]. Причем, это излучение, представляющее электромагнитные волны, фотоны, можно рассматривать как волны возмущения вакуумной среды. Поэтому, если фотон является волной возмущения вакуумной среды то, очевидно, эта среда должна состоять из микроэлементарных частичек фононов, гравитонов, которые и составляют эту волну. При движении элементарных частиц фононы захватываются ими и образуют электромагнитные волны.
Каталог: Физика 
15 дней(я) назад · от джан солонар
Зримый мир, очей наших Вселенная, Пращурам был колесом на Оси, была коей Луна им. Наука дней новых слепа к тому: мир ей — без центра и края дыра, чей исток, Большой Взрыв, грянув в прошлом, НЕ СУЩ АКТУАЛЬНО, СЕЙ МИГ, — и с тем МИР ЕСТЬ РЕКА БЕЗ ИСТОКА. Поход «Аполлона-12» к Луне лишил почвы ложь эту, губящую нас.
Каталог: Философия 
17 дней(я) назад · от Олег Ермаков
По уровню прибыли, считается, этот вид бизнеса занимает место где-то между торговлей наркотиками и торговлей оружием. По оценкам социологов, в той или иной степени его клиентами являются до 20 процентов взрослого населения Украины. А во время расцвета игорного бизнеса в этой стране, в конце 2000-х, в Украине насчитывалось более 5.000 действующих казино и залов игровых автоматов.
Каталог: Лайфстайл 
22 дней(я) назад · от Россия Онлайн
БАРАКАТУЛЛА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ
Каталог: История 
23 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВОПРОСЫ РЕПАРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ. (ПО МАТЕРИАЛАМ РЕЙХСТАГА)
Каталог: Военное дело 
23 дней(я) назад · от Россия Онлайн
ВСЕСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Каталог: История 
23 дней(я) назад · от Россия Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
ВОЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ В РОССИИ XIX ВЕКА
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Русский Либмонстр ® Все права защищены.
2014-2017, LIBMONSTER.RU - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK