Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-15189
Author(s) of the publication: В. И. ПОПОВ

share the publication with friends & colleagues

Англо-аргентинская война 1982 г. из-за Фолклендских (Мальвинских) островов1 была одним из наиболее крупных военных колониальных конфликтов второй половины XX столетия. Впервые после суэцкой авантюры 1956 г. Британия вновь находилась в состоянии войны, на этот раз с одним из крупнейших государств Южной Америки.

В то время автор этого очерка был на дипломатической работе в Лондоне и имел возможность наблюдать за развитием англо-аргентинского конфликта. Это и дает ему возможность осветить внутреннюю обстановку в Англии тех дней, позиции политических партий и проанализировать ход переговоров об урегулировании кризиса, которые велись при "посредничестве" США. Наряду с обычными источниками - официальными документами, заявлениями политических деятелей, прессой, мемуарами и т. д. - в очерке используются также личные впечатления и дневниковые записи автора о встречах с различными британскими деятелями.

Территория Фолклендов после их открытия в 1594 г. была на протяжении столетий предметом споров между несколькими государствами. Не вдаваясь в историю их притязаний на острова, отметим лишь, что в 1766 г. Франция уступила архипелаг Испании за 25 тыс. фунтов стерлингов. С тех пор начинается его освоение Испанией, которая поручила контроль за островами правителю Буэнос-Айреса, а практически - Аргентине. На Мальвины претендовали и США, в 1831 г. занявшие их и объявившие "своей территорией". В 1833 г. острова захватили британские войска и изгнали оттуда аргентинских поселенцев. Заявив об английском суверенитете над архипелагом, британский премьер-министр декларировал, что его страна отныне не разрешит никакому другому государству осуществлять здесь свою власть. Британия в то время расширяла свои колониальные владения, а Испания утрачивала их2 . Однако Аргентина никогда не признавала прав Англии на архипелаг3 .

Принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1965 г. резолюция N 2065 (XX) признала (94 государства проголосовали за эту резолюцию) колониальный статус Фолклендов и призывала изменить его путем переговоров, в соответствии с резолюцией N 1514 (XV), принятой в 1960 г. Генеральной Ассамблеей. В 1966 г. между Англией и Аргентиной были начаты переговоры о будущем островов, которые из-за обструкционистской политики Лондона не дали результата. В 1973 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла еще одну резолюцию о деколонизации островов, призывавшую положить "конец колониальной ситуации"4 . Несмотря на это, правительство М. Тэтчер утверждало, что вопрос о суверенитете над островами не может даже обсуждаться, а британская власть над ними совершенно бесспорна. Однако в Англии многие сомневались в законности такой постановки вопроса и считали позицию Аргентины справедливой. Во всяком случае, некоторые лондонские политики говорили мне в то время о расхождениях по этому вопросу между премьером и министерством иностранных дел, о существовавших и до конфликта


1 Англичане называют архипелаг Фолклендскими, а аргентинцы - Мальвинскими островами. В дальнейшем в тексте будут употребляться оба названия.

2 Morning Star, 22.V.1982.

3 Подробнее см.: Шейнбаум Л. С. У истоков фолклендского (мальвинского) конфликта. - Вопросы истории, 1982, N 6; Мальвины. Колониальная война XX века. М. 1984.

4 См.: The Falklands War. Boston. 1985, p. 123; Мальвины. Колониальная война. XX века, с. 112.

стр. 74


серьезных сомнениях в необходимости отстаивать британский суверенитет над архипелагом.

19 июня 1982 г. в газете "The Guardian" известный журналист М. Уокер, анализируя историю англо-аргентинских переговоров на основе своих бесед с министрами, дипломатами, другими официальными лицами, писал, что "линия Форин оффис заключалась в том, что установления аргентинского суверенитета над Фолклендами избежать было нельзя". Подтверждением этому, продолжал Уокер, являются и отчеты о переговорах, которые вел министр иностранных дел Великобритании лорд Браун в 60-х годах с министром иностранных дел Аргентины Н. Коста Мендесом. Р. Уитни, один из сотрудников Форин оффис (впоследствии советник английского посольства в Буэнос- Айресе и член парламента от консервативной партии), признавал: "Сложилось впечатление, что Великобритания не желает больше владеть территорией Мальвинских островов, но хотела бы получить гарантии и установить определенный механизм с целью сохранить образ жизни двух тысяч жителей (британских. - В. П. ) Мальвинских островов".

Газета "Sunday Times" в номерах от 12 и 19 июля 1982 г., анализируя проблему суверенитета над Мальвинскими островами, не без оснований утверждала, что начиная с 1910 г. министерство иностранных дел Великобритании серьезно сомневалось в обоснованности британских претензий на суверенитет над Фолклендскими островами. По утверждению газеты, документы Форин оффис и министерства колоний показывают, что "вплоть до начала второй мировой войны действия английского правительства формировались под влиянием сомнений относительно претензий на эти острова. И эти сомнения не были изолированным мнением лишь немногих дипломатов". Один из них писал в 1936 г.: "Трудно объяснить законность владения островами без того, чтобы не предстать перед мировым сообществом бандитами", а лорд Трефгарн, заместитель министра иностранных дел Британии признавался в 1981 г.: "Фолкленды не являются и никогда не были частью Соединенного Королевства"5 .

Политический обозреватель газеты "The Guardian" П. Дженкинс, ставя под сомнение заявление правительства о том, что вопрос о суверенитете островов не является предметом переговоров, писал в номере за 14 апреля 1982 г.: лейбористское правительство во времена, когда премьером был Д. Каллагэн, в 1978 г. приняло решение о том, что вопрос о статусе островов может быть предметом переговоров Великобритании и Аргентины, и тогда же министр иностранных дел Англии Д. Оуэн был уполномочен вести переговоры относительно соглашения о передаче Фолклендов в аренду Аргентине. Несколько ранее, в апреле 1977 г., Д. Оуэн заявил в парламенте, что правительства Англии и Аргентины "согласились начать переговоры относительно будущих политических отношений, включая суверенитет в отношении Фолклендских островов, островов Южной Георгии и Сандвичевых островов"6 .

Даже накануне конфликта английское министерство иностранных дел не сомневалось в том, что предметом переговоров являются вопросы суверенитета над Мальвинами, т. е. в какой-то степени признавало правомочность аргентинских претензий на острова. В апреле 1982 г., рассказывая о предшествующих переговорах с Аргентиной, заместитель министра иностранных дел Р. Люс признавал: "Встреча проходила в сердечном и позитивном духе. Две стороны подтвердили их решимость урегулировать спор о суверенитете"7 . Ясно, что разрешить этот спор можно было, лишь приняв во внимание аргентинскую точку зрения.

Известные расхождения между премьером и Форин оффис, вероятно, сказались и на развитии событий сразу же после высадки аргентинских войск на островах. Встал вопрос об ответственности правительства за сложившееся положение. Высказывались предположения о необходимости отставки министра обороны


5 McFadyeanM., Renn M. Thatcher's Reign. A Bad Case of the Blues. Lnd, 1984, p. 100.

6 Great Britain. House of Commons. Parliamentary Debates, (HCPD), 26 April 1977, vol. 930, col. 273.

7 Great Britain. House of Lords. Parliamentary Debates (HLPD), 14 April 1982, vol. 429, col. 38.

стр. 75


Дж. Нотта. Он сам предложил свою отставку, но премьер-министр отвергла ее на том основании, что не его департамент несет ответственность за случившееся. В этих условиях министру иностранных дел лорду Каррингтону ничего не оставалось делать, как подать в отставку, которая и была принята8 .

Расхождения между министерством иностранных дел и правительством относительно Мальвин были в то время предметом оживленного обсуждения в лондонском дипкорпусе и среди журналистов. Посол одной из латиноамериканских стран на основе своих бесед в Форин оффис говорил мне, что там многие озабочены тем, что военные действия резко осложнят отношения Англии не только с Аргентиной, крупнейшей страной этого региона, но и с другими государствами Южной Америки, прежде всего Бразилией и Венесуэлой. Британских дипломатов беспокоило то, что большинство стран континента поддерживает Аргентину как по политическим, историческим, так и географическим мотивам, и Англия должна была учитывать это. Некоторые руководители Форин оффис опасались, что антиаргентинская позиция Англии будет играть на руку Советскому Союзу и усилит его влияние в Латинской Америке. И поэтому в урегулировании конфликта отдавали приоритет дипломатическим средствам над военными.

Отдельные британские дипломаты считали необходимым решить вопрос об островах в духе рекомендаций ООН. Член парламента лейборист Д. Ломби рассказал о своем посещении британского посольства в Буэнос-Айресе в 1978 году. Он вынес впечатление, что сотрудники его "были настроены проаргентински". Они говорили ему, что жители архипелага должны уступить и забыть о суверенитете островов, став частью Аргентины9 . Такие настроения не были, разумеется, тайной для английских парламентариев. Консерватор К. Уоррен в самом начале конфликта публично потребовал: "Форин оффис должен более отчетливо солидаризироваться с британским правительством. Не должно быть разницы между МИД и британским правительством"10 .

Некоторые крупные английские бизнесмены, непосредственно не заинтересованные в обладании нефтегазоносными территориями (к их числу относились и Мальвины), считали, что было бы слишком дорогостоящим разорвать связи Фолклендов с Аргентиной и "повесить острова себе на шею". Сын известного британского военного деятеля времен второй мировой войны фельдмаршала Монтгомери Аламейнского 8 апреля 1982 г. в интервью газете "The Standard" сказал: "Мы должны быть реалистами. Мы должны быть готовы уступить суверенитет... Дроблема Фолклендов может быть проблемой номер двадцать для нашего Форин "оффис, но для аргентинцев она всегда была проблемой номер один". По-другому были, однако, настроены руководители консервативной партии и крупный бизнес.

Какое же место отводилось Мальвинам в стратегических планах Британии? В начале войны ее правительство тщательно избегало обсуждать вопрос о стратегическом значении островов. Демагогически говорилось лишь о "защите против "агрессии", обороне фолклендцев от вторжения врага и т. п. Только позднее, в ходе войны и после ее окончания, карты были раскрыты. В конце апреля 1982 г. один из членов парламента, Э. Пауэлл, открыто признал: "Владение Фолклендскими островами является составной частью наших национальных интересов и нашей обороны"11 . Но, пожалуй, наиболее открыто об этом сказал в ходе прений в парламенте известный политический деятель, в свое время член кабинета, консерватор Дж. Эмери: "Возможно, эта область (Южная Атлантика. - В. П .) больше, чем космос или какие-либо другие районы, может быть в будущем использована для развития нашей страны и человечества, - говорил он. - Для этой цели мы нуждаемся в базе, с которой можно проводить операции". Стратегическую важность островов открыто признала и премьер-министр, заявив, что "Англия понижает огромное значение Антарктики и Фолклендских островов"12 .


8 См.: Jones B. (ed.). Political Issues in Britain Today. Manchester. 1985, p. 28.

9 HCPD, 7 April 1982, vol. 21, col. 1038.

10 Ibid., col. 1029.

11 Ibid., 29 April 1982, vol. 22, col. 1004.

12 Ibid., col. 1017; The Times, 26.V.1982. О стратегическом значении района см.: Вольский Д. Пружины конфликта. - Новое время, 1982, N 20.

стр. 76


Немаловажным в решении британского правительства начать военные действия против Аргентины за Фолкленды был и экономический фактор. По многим данным, район Мальвин богат залежами нефти и газа13 . В добыче их в этом районе, как утверждали тогда, были заинтересованы такие нефтяные гиганты, как "Бритиш петролеум", "Экссон", "Галф", "Тексако" и другие14 . Но существовала и еще одна причина, по которой правительство Тэтчер, руководство консерваторов решили предпринять воинственную акцию. Экономическое положение Англии весной 1982 г., оставляло желать много лучшего. После спада выпуск продукции еще не достиг даже уровня 1977 года. Три года подряд - в 1979 - 1982 гг. - сокращались капиталовложения в промышленность. Общий объем производства в 1982 г. был значительно ниже предкризисного максимума 1979 года. Консерваторам не удалось добиться позитивного перелома в экономическом развитии страны, который Тэтчер обещала избирателям накануне выборов 1979 года.

Успешная война, в особенности вдалеке от территории собственно Британии и не опасная для нее, должна была отвлечь определенные слои населения от внутренних трудностей, укрепить позиции консервативной партии. Нет сомнения в том, что, предпринимая эту акцию, правящие круги имели в виду предстоящие выборы, которые, если бы они определялись лишь внутренними экономическими факторами, могли окончиться поражением консерваторов. Пошатнулось к тому времени и положение премьер-министра. Ее все больше упрекали за "президентский" или диктаторский стиль правления, отсутствие достаточной гибкости, излишнюю прямолинейность и т. д. Некоторые консерваторы, члены парламента признавались мне, что решение начать военные действия против Аргентины определила необходимость укрепить положение их партии внутри страны, не дать возможности лейбористам перед следующими выборами усилить свои позиции, не позволить укрепиться альянсу либеральной и социал- демократической партий, который стал отбирать голоса не только у лейбористов, но и у консерваторов.

Расчет правящих кругов Англии строился на том, что победа, конечно, связывалась бы с правительством Тэтчер и консервативной партией. Один из консультантов Банка Англии, имевший тесные связи с руководством страны, оговорившись, что он высказывает "обнаженную и даже циничную точку зрения", говорил мне в те дни: "Руководство консервативной партии считает самым главным в нынешнем конфликте не суверенитет над Фолклендскими островами и не право фолклендцев на самоопределение, а задачу обеспечить победу на будущих выборах. Ради этого будет сделано все возможное. Нам нужна победа любой ценой". Продолжая свою мысль, он пояснил, что победа в конфликте, несомненно, обеспечит успех на будущих выборах, а это особенно важно потому, что "Тэтчер является единственным политическим лидером страны, который может вывести Англию, ее экономику из спада".

Эти замыслы видели и лейбористы. Один из членов парламента заявил, что военные приготовления тори сводятся фактически к одной цели - "поддержать и спасти престиж и репутацию премьер-министра"15 . В парламенте в то время откровенно говорили, что многие в Англии имеют в виду при помощи фолклендской войны "уйти от домашнего провала"16 . Консерваторы хотели не просто восстановить суверенитет Англии над Мальвинами, им нужна была победа, которая бы показала, что правительство готово решительными мерами возродить былую славу Великобритании. "Эта провокационная политика, - писали прогрессивные британские журналисты, - имела два преимущества. В международном плане это давало бы: возможность продемонстрировать твердость, решимость и военную силу Великобритании. Во внутреннем плане это давало тэтчеристам


13 На шельфе между Антарктикой и Южной Америкой, по предположениям американских специалистов, находятся колоссальные залежи нефти. По некоторым данным, они в этом районе в 13 раз превышают запасы нефти в Северном море (см. Правда, 4.IV.1984; см. также: HCPD, 29 April 1982, vol. 22, col. 1037).

14 Титов И. Под барабанный бой. - Новое время, 1982, N 17, с. 7.

15 Правда, 15.IV.1982.

16 HCPD, 29 April, vol. 22, col. 1021.

стр. 77


возможность захватить инициативу как внутри партии, так и перехватить ее у других партий"17 .

Руководители тред-юнионов говорили в беседе со мною в разгар конфликта, что Тэтчер в результате решительной военной политики стала хозяйкой положения и сможет сохранить за собой власть на очередной срок. Они подчеркивали, что ей удалось не только сплотить вокруг себя консерваторов, но и внести, серьезный раскол в ряды лейбористской оппозиции.

2 апреля 1982 г. аргентинские войска высадились на Мальвинах и водрузили над столицей архипелага свой национальный флаг. Английское правительство немедленно заявило о своем непризнании этого акта, разорвало дипломатические отношения с Аргентиной и объявило о подготовке военной эскадры и направлении ее к Мальвинам. Какие же доводы выставляло британское правительство для обоснования своего решения послать военную армаду в Южную Атлантику, какую юридическую базу подводили консерваторы под английские претензии на суверенитет над архипелагом?

Фолкленды, заявляли они, не колония, ее жители на 99% британцы, не желающие менять своего подданства, ведущие английский образ жизни, и поэтому не стоит вопрос о деколонизации островов и передаче суверенитета над ними Аргентине. Действительно, Фолкленды, может быть, не такого рода колония, какой, скажем, была Индия или английские владения в Африке. Но эта территория была отторгнута от Аргентины силой, последняя никогда не признавала колониального захвата Англией островов, и колонизация их британскими поселенцами никак не подтверждает английских претензий на Мальвины и не делает законным провозглашение суверенитета Британии над архипелагом. Именно поэтому Комитет ООН по деколонизации призвал в свое время стороны к переговорам с целью "положить конец колониальной ситуации" на Фолклендских островах, а не стремиться узаконить там английское присутствие18 .

Английское правительство прибегало в оправдание своей политики и к другому доводу - оно, дескать, стоит на страже интересов жителей Мальвин, настаивает на необходимости уважения и соблюдения прав человека. Фолклендцы должны иметь право сами избрать себе форму правления - быть самостоятельными либо войти в состав Англии или Аргентины, говорили британские политические деятели.

Но, во-первых, о том, что жители Фолклендов настоящие британцы, вспомнили только тогда, когда возник спор с Аргентиной. До этого их даже не считали полноправными гражданами Англии. За год до конфликта, когда в парламенте обсуждался Билль о национальностях, парламент отверг обращение жителей островов о предоставлении им британского гражданства19 . Как говорил лейборист Ф. Холи, "это в высшей степени смешно, что правительство, которое так заботится об интересах жителей Фолклендов, девальвировало их национальность, и отвергло их право возвращаться в Соединенное Королевство, если они этого пожелают"20 .

Во-вторых, было заранее известно, что могли выбрать жители островов. Ведь практически английские поселенцы не составляли такого объединения, которое экономически могло бы обеспечить себе самостоятельность. Поэтому в прошлом хозяйство островов было во многом связано с Аргентиной, да и сами их жители, понимая это, не претендовали на такую самостоятельность. Немыслимо было также предположить, чтобы англичане, привыкшие, к тому же, к британскому образу жизни, которому они следовали и на островах, высказались за присоединение к Аргентине, да еще в условиях, когда там существовал диктаторский режим. Значит, оставалось одно - жители островов выскажутся за то, чтобы остаться частью Британии. Отстаивание ею принципа - "как решат сами жители островов" - было поэтому удобной ширмой для обоснования английских имперских амбиций. Разумеется, не поселенцы - несколько сотен человек, - могли решать.


17 Hall S., Jaques M. (ed.). The Politics of Thatcherism. Lnd. 1984, p. 261.

18 Morning Star, 15.IV.1982.

19 HGPD, 29 April 1982, vol. 22, col. 1034.

20 Ibid., 7 April 1982, vol. 21, col. 1018.

стр. 78


вопрос о суверенитете над островами. Как справедливо писала газета "Morning Star" 30 апреля 1982 г., вопрос этот "должен решаться с учетом незаконности захвата этой земли, а не на основе мнения тех, кто там поселился, чтобы утвердить этот захват".

Английское правительство, для того чтобы оправдать начало военных действий против Аргентины, полностью игнорировало именно колониальный характер проблемы и перевело ее в плоскость чисто территориального вопроса. Дескать, Аргентина претендует на территорию Фолклендов, принадлежащую Англии, и, следовательно, последняя защищает свою территорию, права собственных граждан. Был и еще один довод, который приводился Англией в обоснование начала военных действий. Выступая в мае 1982 г. в Эдинбурге (Шотландия), премьер-министр подчеркивала, что во время фолклендских событий на карту были поставлены сами принципы международных отношений. Она заявила, что если "агрессор" одержит победу в случае с Фолклендами, то ни одна малая страна или территория, где бы они ни находились, не смогут чувствовать себя в безопасности. Если свобода и международное право будут попираться, продолжала Тэтчер, если такие действия будут оставаться безнаказанными в этой далекой части мира, они будут попираться везде.

Газета "Morning Star" в передовой от 17 мая 1982 г. "Тэтчеровская маска лицемерия" спрашивала премьер-министра, означают ли ее слова, что отныне она будет поддерживать народ Сальвадора в его борьбе против репрессий. Можно ли теперь ожидать со стороны британского правительства осуждения расистского режима в Южной Африке, введения санкций против фашистской хунты в Чили? Означает ли это, что тори теперь будут требовать, чтобы ЮАР вывела свои войска из Намибии, и в соответствии с "вновь обретенным антифашизмом", прекратят продажу оружия кровавому режиму в Чили? Объявит ли правительство о поддержке борьбы палестинцев за их земли и выступит против израильской агрессии? "К сожалению, нет никаких шансов на то, что это произойдет", - писала газета. Лицемерие британских консерваторов высмеивал и известный политический деятель лейборист А. Бенн, который, касаясь утверждений тори о необходимости отпора "агрессии хунты", говорил: "Я сожалею об отвратительном лицемерии парламентариев-тори, которые не выступали за применение силы, когда Ян Смит захватил британскую колонию и правил ею в течение 15 лет против воли королевы и против интересов местного африканского населения"21 .

Подготовка военного флота22 и отправление его из английских портов в Южную Атлантику проходили в атмосфере нагнетания ура-патриотизма и шовинизма. Фолкленды и, следовательно, Англия изображались руководством консервативной партии и буржуазной прессой в качестве "жертвы агрессии" со стороны Аргентины. Члены правительства и премьер-министр ссылались при этом наст. 51 Устава ООН, предусматривающую неотъемлемое право члена Организации на индивидуальную или коллективную самооборону в случае вооруженного нападения на него. Все буржуазные партии практически объединились, обвиняя Аргентину в агрессии и выступая с требованием о "защите Англии". Газеты, радиопередачи были заполнены воинственными призывами дать отпор Аргентине. Парламент бурлил, и каждый парламентарий стремился перещеголять другого в обвинениях в адрес Аргентины и в требованиях решительных действий. Палата общин была настроена в пользу военной интервенции. Английские политики говорили мне, что эти настроения были даже сильнее, чем во время суэцкого кризиса. Стало модным критиковать военное министерство за то, что оно в какой-то мере сократило расходы на флот и тем самым облегчило действия Аргентины, выдвигались требования срочно приобрести у США ракеты "Трайдент-2", оснащенные ядерным оружием. Уже упоминавшийся Пауэл, в свое время министр


21 Ibid., 29 April 1982, vol. 22, col. 1019.

22 Эскадра состояла из двух авианосцев, нескольких легких крейсеров, эсминцев, сторожевых фрегатов, оснащенных ракетами, шести подводных лодок, десантных кораблей, судов снабжения общим количеством более 100 единиц, а также 200 вертолетов. В поход отправлялось 2/3 английского флота (см. McFadyean M., Renn M. Op. cit., p. 102).

стр. 79


консервативного правительства, в ходе дебатов в палате общин, обращаясь к Тэтчер, сказал, что ее репутация как "железной леди" поставлена на карту и что в ближайшую неделю или две парламент и страна увидят, сколько и какого металла будет в действиях премьер-министра. Некоторые члены парламента, в частности лорд Томас, требовали даже объявить формальное состояние войны с Аргентиной23 .

Буржуазные политики твердили о необходимости "проучить агрессора" и показать, на что способна Англия как великая держава, спасти жителей Фолклендов от тирании фашистских диктаторов Аргентины и смыть с Британии позор, показав всем другим народам, что у нее еще есть "порох в пороховницах". Образно эти имперские амбиции выразил Эмери сразу после начала конфликта: "Англия, третья морская держава в мире, вторая держава НАТО испытала унижение и поражение... Но поражение в сражении не поражение в войне. Давно говорилось, что Британия всегда выигрывает последнюю битву". Он требовал восстановления положения путем переговоров, если это возможно, силой, если это необходимо24 .

Пресса, захлебываясь от восторга, писала, что королевская семья принимает близко к сердцу "агрессию Аргентины" и необходимость отпора ей. На борту авианосца "Инвинсибл" отбыл в поход второй сын английской королевы - 22-летний принц Эндрю, пилот военного вертолета. Впоследствии средства массовой информации рассказывали о его участии в военных действиях, подчеркивая тем самым "общенациональный" характер войны. Пять лет спустя один из видных журналистов Н. Ачесон писал в "Observer" 5 апреля 1987 г., вспоминая о событиях 1982 г.: "Победоносные крики и рев, которые поднялись в Британии, были еще более омерзительны, поскольку они были подняты ничтожным меньшинством: политической элитой и прессой".

Один из руководителей тред-юнионов в беседе со мною говорил в те дни, что волна шовинизма захлестнула все слои британского населения. В стране практически не было оппозиции курсу на военное решение проблемы. Об этом свидетельствовали, в частности и конференции профсоюзов. С большим трудом их руководителям удавалось проводить резолюции, призывающие правительство к мирному решению конфликта. Значительная часть членов профсоюзов выступала за его военное решение.

В обстановке разгула шовинистических настроений опросы общественного мнения показывали, что значительное большинство населения Англии было за посылку военной армады против Аргентины. Оно поддерживало высадку на Мальвинах, хотя, как правило, выступало против перенесения военных действий на территорию собственно Аргентины25 . Когда некоторые журналисты телевидения попробовали довести до британцев аргентинскую точку зрения на события, пытались быть, пусть в незначительной степени, объективными, последовал окрик со стороны правительства, руководителей консервативной партии, членов парламента. Премьер-министр заявила в парламенте о недопустимости того, чтобы по телевидению и радио рассматривались как равные обе стороны в конфликте26 .

Как сообщала газета "Daily Telegraph" И мая 1982 г., правительство была весьма озабочено тем, что британские средства информации недостаточно противостояли аргентинской пропаганде. Группа консервативных членов парламента внесла в палату общин предложение, резко критикующее Би-Би-Си за то, что она подает сообщения о конфликте недостаточно патриотично. Сама премьер-министр, - и это отмечалось в парламенте во время прений, - "поощряла то, что может быть охарактеризовано только как военная истерия"27 . Член парламента Б. Брэн даже обвинил средства массовой информации в распространении пораженческих взглядов28 . Председатель Би-Би- Си Дж. Хоувард, чтобы избежать


23 HCPD, 3 April 1982, vol. 21, col. 644; Daily Telegraph, 5.IV.1982.

24 HCPD, 3 April 1982, vol. 21, col. 647 - 648, 649.

25 Sunday Telegraph, 25.IV.1982.

26 HCPD, 6 May 1982, vol. 23, col. 179.

27 Ibid., 20 May 1982, vol. 24, col. 495.

28 Morning Star, 12.V.1982.

стр. 80


упреков в "недостатке патриотизма", заявил после этого, что Би-Би-Си не должна быть нейтральной в конфликте между "жертвой агрессии" - Англией и "агрессором"29 . Репортажи журналистов, сопровождавших военную флотилию, подвергались в министерстве обороны строгой цензуре. Как только некоторые более трезво настроенные члены парламента - лейбористы выразили озабоченность по поводу возрастающей и отравляющей атмосферу "охоты за ведьмами"30 , их сразу же обвинили в пораженчестве31 .

Под предлогом избавления Англии от излишних потерь, уменьшения числа жертв обсуждался даже вопрос о возможности бомбардировки собственно аргентинской территории, прежде всего ее военно-воздушных и морских баз. В мае 1982 г. 30 членов парламента - консерваторов подписали обращение, подчеркивавшее, что бомбардировка воздушных баз на территории Аргентины не должна быть исключена. Наряду с рядовыми членами парламента этот документ подписал и заместитель председателя комитета консервативной партии по вопросам обороны В. Годхью. В обращении утверждалось, что возвращение Фолклендов оправдывает "любые меры, которые могут быть необходимы для того, чтобы исключить всякую возможность со стороны аргентинских сил нанести неприемлемые потери английскому флоту"32 .

Первоначально, в особенности в первые дни конфликта, британские правящие круги пытались доказать, будто решение о направлении военной эскадры к островам преследовало цель прежде всего, демонстрируя волю в ходе переговоров с Аргентиной, добиться урегулирования проблемы. Англичанам внушалась мысль, что вероятнее всего не будет необходимости использовать флот в качестве орудия вторжения. В ходу было выражение прусского короля Фридриха II о том, что дипломатия без оружия подобна музыке без инструментов33 . Эта же мысль звучала и в одном из первых выступлений премьер-министра в парламенте, когда она заявила: "Я не могу предугадать, какие приказы получат наши вооруженные силы по мере своего продвижения. Это будет зависеть от складывающейся ситуации"34 . Но уже тогда было совершенно ясно, что английское правительства взяло курс на войну.

Председатель парламентского комитета консервативной партии по иностранным делам Э. Кершоу говорил мне, что заднескамеечники-консерваторы выступают за решительные действия против Аргентины и отнесутся в высшей степени враждебно к любому "ослаблению английской позиции". Член парламентского комитета по иностранным делам У. Черчилль (внук бывшего премьер-министра) заявил: "Я надеюсь, что Британия не пойдет на полумеры. Наш ответ должен быть быстрым и опустошительным. Он должен включать военные, воздушные базы в самой Аргентине"35 . А один из ближайших помощников Тэтчер и ее единомышленник, впоследствии председатель консервативной партии Н. Тэббит решительно выступил в поддержку именно военного решения конфликта. Его коллега так комментировал эту позицию: "Норман Тэббит полагает, что мы должны были бы вступить в войну не завтра, а вчера"36 .

О стремлении развязать военные действия против Аргентины свидетельствовало и решение от 7 апреля 1982 г., когда английское правительство объявило о введении с 12 апреля 200-мильной "зоны войны" вокруг Фолклендских островов. Министр обороны Дж. Нотт заявил в палате общин, что с этого временя любые аргентинские военные или вспомогательные корабли, которые будут обнаружены внутри этой зоны, будут рассматриваться как враждебные и атакованы английскими силами.

Одним из наиболее ярких подтверждений того, что именно война, военные


29 Daily Telegraph, 8.V. 1982.

30 Morning Star, 12.V.1982.

31 HCPD, 3 April 1982, vol. 21, col. 654, 655.

32 The Times, 8.V.1982.

33 Ibid., 8.IV.1982.

34 Sunday Times, 4.IV.1982.

35 Daily Telegraph, 21.IV.1982.

36 The Guardian. 21.IV.1982.

стр. 81


действия, оккупация Мальвинских островов, а не просто демонстрация силы были целью британского правительства, является инцидент, разыгравшийся в палате общин 21 апреля. Министр иностранных дел Ф. Пим собирался в поездку в США, официальная задача которой представлялась как переговоры об урегулировании мирным путем фолклендского конфликта. Накануне отъезда, отвечая в парламенте на вопросы лейбористов, он дал понять, что английские военные силы не будут приведены в действие, пока продолжаются переговоры о мирном урегулировании фолклендского кризиса37 . Присутствовавшие на заседании парламента журналисты сообщали, что это заявление было с удивлением воспринято членами парламента - консерваторами, которые не без основания полагали, что направление флота к островам является ясным свидетельством решимости Англии начать войну, чтобы установить контроль над Мальвинами.

Но, пожалуй, не менее велико было изумление теперь уже всех членов парламента, когда 20 минут спустя после своего выступления Пим поспешно возвратился на трибуну для того, чтобы сделать новое заявление. Как многие тогда в Англии полагали, оно было сделано не без вмешательства Даунинг-стрит. Извинившись, Пим сказал, что в один из его ответов, возможно, вкралась неточность, которая может вызвать неправильное впечатление. Если это так, продолжал он, то я хотел бы внести исправление: "Как бы я ни хотел достичь мирного урегулирования, использование военной силы на любой стадии (конфликта. - В. П .) не исключено". Тем самым недвусмысленно давалось понять, что независимо от исхода переговоров военная сила может быть или будет применена. Для того чтобы подчеркнуть, что сделанное Пимом исправление не является только его личным мнением, а отражает точку зрения правительства, на следующий же день в палате общин премьер-министр, отвечая на вопросы, повторила, что любые усилия, которые будут предприняты для того, чтобы достичь мирного урегулирования, не исключают применения военной силы38 . Впоследствии в мае, возвращаясь к этому вопросу, премьер-министр заявила: "Я неоднократно повторяла здесь в палате общин, что переговоры не исключают военных операций"39 .

В середине мая возникла идея встречи лидеров двух стран - Англии и Аргентины - для обсуждения вопроса, как предотвратить вооруженный конфликт. Ввиду сложности проблемы, вероятно, именно такая встреча могла бы дать позитивный результат и помогла бы избежать военных действий. 18 мая премьер-министру был задан вопрос, не намерена ли она встретиться с аргентинским лидером, чтобы помочь мирному разрешению конфликта. Тэтчер высказалась кратко, но решительно: "Мой ответ - нет, сэр"40 .

Уже после окончания войны стало известно еще об одном факте, который убедительно свидетельствует, что именно военные действия, а не мирное урегулирование проблемы были нужны британскому правительству. Для того, чтобы полностью прояснить события, предшествовавшие войне, по настоянию оппозиционных партий была образована парламентская комиссия во главе с лордом Фрэнком. В результате изучения предоставленных в ее распоряжение материалов она установила удивительный факт, который, к сожалению, в то время не привлек сколько-нибудь пристального внимания в Англии. В § 258 доклада комиссии сообщалось, что решение кабинета о посылке военной эскадры на Мальвины было принято им в 7 час. 30 мин. утра 2 апреля, т. е. еще до начала высадки аргентинских войск на островах. В тот же день в 9 час. 45 мин. утра по лондонскому времени, опять же до того как на архипелаге высадились аргентинцы, военный министр заявил в парламенте, что ударные силы (английские. - В. П. ) приведены в состояние боевой готовности и что решение о направлении их в Южную Атлантику будет обсуждаться кабинетом позднее. Биограф Тэтчер, анализируя эти события, приходит к выводу, что премьер-министр, находясь пе-


37 HCPD, 21 April 1982, vol. 22, col. 277 - 279.

38 Ibid., 22 April 1982, vol. 22, col. 417.

39 Ibid., vol. 280; ibid., 20 May 1982, vol. 24, col. 483.

40 Ibid., 18 May 1982, vol. 24, col. 188.

стр. 82


ред выбором урегулировать конфликт мирным путем или соответственно "защитить Фолклендские острова, одобрила вторжение", т. е. войну41 .

В начале мая в ходе войны произошло событие, которое наложило свой отпечаток на развитие конфликта, обострило его, затруднило достижение его мирного разрешения и еще раз показало, что британское правительство устраивала только война. 2 мая 1982 г. второй по величине аргентинский военный корабль крейсер "Белграно" был торпедирован английской атомной подводной лодкой "Конквейер". Погибло 368 членов команды42 . Западные историки пытаются обосновать тезис о якобы "гуманном" характере войны из-за Мальвин, о том, что она носила "джентльменский характер", что английские вооруженные силы старались наносить удары только по военным объектам43 . Потопление "Белграно" начисто опровергает эти утверждения. Достаточно сказать, что крейсер находился вне 200-мильной зоны вокруг Фолклендов, объявленной англичанами запретной для аргентинских судов. Более того, он непосредственно и не угрожал британскому флоту, т. к. двигался не к Мальвинам, а в сторону от них и от английского флота.

Даже Тэтчер не смогла отрицать того, что "Белграно" не направлялся в сторону Мальвин и английских судов. На вопрос журналистки Д. Гоулд, почему премьер-министр дала приказ о потоплении "Белграно", когда он был вне объявленной Англией "эксклюзивной зоны", Тэтчер заявила, что он "не направлялся в сторону от Фолклендов". Когда же журналистка уличила ее в искажении истины, глава кабинета заявила, что крейсер "представлял опасность для наших судов"44 . Между тем британское командование хорошо понимало, что "Белграно" не может угрожать английским судам, т. к. крейсер направлялся в аргентинский порт. Он получил указание об этом еще 1 мая, и это распоряжение, как и другие, было перехвачено английской станцией слежения в Челтнхэме и расшифровано45 .

Как считали тогда в Лондоне, решение о потоплении "Белграно" было принято лично премьер-министром. Последующие события подтвердили это. Даже министр обороны не звал о решении потопить крейсер. 3 мая он проводил пресс-конференцию. Десять минут спустя после ее начала политический редактор телепрограммы Ай-Ти-Ви Г. Матиас поймал по своему радиоприемнику аргентинское сообщение о потоплении "Белграно". Он попросил у Нотта подтверждения. "Военный министр был ошеломлен моим вопросом... он не имел ни малейшего представления о том, что корабль потоплен". О том, что Нотт намеренно не был информирован о приказе потопить "Белграно", свидетельствуют и другие факты. "The Times" сообщала, что Нотт в то время выступал за переговоры с Аргентиной, и Тэтчер не могла рассчитывать на него в проведении своей жесткой военной линии. Не был информирован о решении потопить аргентинский крейсер и министр иностранных дел. В не меньшей растерянности пребывал английский посол в США Н. Гендерсон, который узнал об этом событии от А. Хейга как раз накануне своей пресс- конференции. Он выглядел расстроенным,.. испытывал трудности при ответах на вопросы. Создавалось впечатление, что произошло что-то ужасное, рассказывал один английский журналист46 .

Характерно, что потопление "Белграно" произошло после того, как правительство Перу выдвинуло план урегулирования конфликта, предоставлявший дополнительную возможность для его мирного исхода. Как теперь ясно, этот план уже


41 Arnold B. Margaret Thatcher. Lnd. 1984, pp. 212, 215, 218.

42 Sunday Times, 9.V. 1982.

43 CM. The Falklands War, pp. 70 - 71.

44 Arnold B. Op. cit., pp. 72, 73. Вопрос о местонахождении "Белграно" был предметом рассмотрения и в парламенте. Теневой министр иностранных дел лейбористов Д. Хили настойчиво добивался у министра обороны сведений относительно места, где находился крейсер. Однако Нотт отказался ответить на этот вопрос под предлогом невозможности, как он выразился "раскрыть позиции наших главных сил", на что Хили обоснованно заявил, что с тех пор прошло уже несколько дней и, конечно, флот не мог уже быть там (см. HCPD, 4 May 1982, vol. 23, col. 31, 32).

45 McFadyean M., Renn M. Op. cit, p. 105.

46 Sunday Times, 9.V.1982; The Times, 17.VI.1982; Arnold B. Op. cit., p. 79.

стр. 83


был известен в Лондоне к моменту принятия им решения об атаке на аргентинский крейсер. Это дало основание английскому исследователю П. Джонсону предположить, что Тэтчер, которая, как он писал, отчаянно хотела войны из-за Фолклендов, была напугана тем, что перуанский план может привести к урегулированию конфликта. Она и отдала приказ о потоплении "Белграно", тем самым торпедировав не только крейсер, но и мирные переговоры47 . Решение о потоплении "Белграно" имело таким образом прежде всего политический характер. Сам этот факт делал войну необратимой, а мирное разрешение конфликта практически невозможным. Как писали прогрессивные английские журналисты, "Тэтчер настаивала на ведении своей собственной войны. Войной не руководил даже кабинет. Это была война, которой верховодила М. Тэтчер и небольшая часть военного кабинета, включая председателя консервативной партии"48 .

Потопление "Белграно" повлияло на ряд аспектов как внутренней, так и внешней политики Англии. Этот явно провокационный акт вызвал бурю негодования в странах Латинской Америки и ряде государств Азии и Африки. Его постарались осудить или, во всяком случае, отказаться от его одобрения и некоторые союзники Великобритании в Европе, прежде всего Италия, Испания и Ирландия. Понять, почему британское правительство могло действовать столь решительно, не считаясь с реакцией на обострение войны как вовне, так и внутри страны, можно, если проанализировать два обстоятельства - одно внешнего, а другое внутреннего порядка - отношение к конфликту Соединенных Штатов и лейбористской оппозиции.

В англо-американской литературе всячески восхваляется миротворческая роль США во время войны за Фолкленды. В одной из книг утверждается, что прежде чем поддержать Британию, США предприняли огромные усилия по умиротворению и доказали, что "способны действовать в пользу международного права, даже если их собственные интересы могут при этом пострадать49 . Какова же на самом деле была позиция США в конфликте? Перед американской дипломатией встала тогда нелегкая проблема. Она должна была учитывать как свои связи с Аргентиной и другими странами Латинской Америки, так и то, что Великобритания является одним из наиболее важных союзников по НАТО, страной, на которую США опирались при проведении своей политики в Европе. США стремились также иметь опорные базы на Фолклендах, хотели укрепить здесь стратегические позиции, и это определило прямую поддержку и помощь Англии со стороны США в ее военных действиях.

Сразу же после того, как британский флот направился к Мальвинам, американское правительство решило вмешаться в конфликт. Оно информировало Британию и Аргентину, что госсекретарь США А. Хейг намерен нанести визит в Лондон и Буэнос- Айрес в качестве "посредника". "Челночная" дипломатия Хейга, посетившего несколько раз обе эти столицы, продолжалась около месяца, но, естественно, не дала результатов. А 30 апреля, когда английский флот уже приблизился к Мальвинам, США заявили, что, поскольку "Аргентина отказалась принять предложенный ей компромисс", Хейг прекращает свое посредничество. Одновременно сообщалось о решении президента США прекратить всякий экспорт оружия и военного снаряжения в Аргентину и предоставление ей кредитов. И в то же время Рейган заявил о намерении США положительно рассматривать все просьбы Англии о материальной поддержке британских сил "без непосредственного военного вовлечения США в конфликт"50 .

Хейг признал, что в ходе его "посредничества" США не были нейтральной стороной и их симпатии были на стороне Англии 51 . 29 апреля 1982 г. сенат США, а пять дней спустя, 4 мая, и палата представителей одобрили резолюцию, в которой говорилось, что "Соединенные Штаты не могут быть нейтральными" в англо-


47 Arnold B. Op. cit., p. 78.

48 Hall S., Jaques M. (ed.). Op. cit, p. 261.

49 The Falklands War, p. 113.

50 The Times, 1.V.1982.

51 Правда, 5.V.1982.

стр. 84


аргентинском конфликте52 . После окончания миссии Хейга США превратились в невоюющего союзника Англии.

В то время в Москве по приглашению советского руководства находилась с дружественным визитом государственная делегация Республики Никарагуа. 4 мая в Кремле состоялись переговоры, в ходе которых советской стороной было подчеркнуто, что в Вашингтоне еще живут имперскими категориями американского колониализма. В коммюнике, опубликованном 5 мая 1982 года, обе стороны согласились в том, что "империалистическая суть политики Вашингтона в отношении стран Латинской Америки получила новое наглядное подтверждение в связи с англо-аргентинским конфликтом из-за Фолклендских (Мальвинских) островов".

Уже с первых дней конфликта американская администрация стала оказывать Англии значительную военную помощь. Еще за несколько дней до высадки аргентинских войск на Мальвинах США передали Британии (и это было подтверждено Уайтхоллом) информацию, полученную с разведывательных спутников, о движении аргентинского флота к архипелагу53 .

В соответствии с англо-американским договором 1962 г. Вашингтон обязывался удовлетворять со своей военной базы на о. Вознесения любые английские обращения относительно средств обслуживания. Американские авторы признают, что бомбардировки Мальвин английской авиацией были бы невозможны без использования ею американского аэродрома на о. Вознесения54 . Кроме того, Британия через американские спутниковые средства информации поддерживала связь со своими подводными лодками и надводными кораблями55 .

В распоряжении британского флота и войск вторжения находились ракеты класса "воздух-воздух", тяжелые вертолеты и другое американское вооружение56 . Министр британских вооруженных сил П. Блейкер после встречи в Вашингтоне с руководителем Пентагона выразил уверенность, что США будут стоять на британской стороне. В то же время Хейг заверил Англию, что США не будут поставлять вооружения Аргентине57 .

Внутренним фактором, позволившим консерваторам развертывать военный конфликт, было отношение к нему оппозиционных (прежде всего лейбористской) партий. 3 апреля 1982 г. во время первых парламентских дебатов по вопросу о Мальвинах лидер лейбористской партии М. Фут в тон правительству заявил, что проблема островов не имеет ничего общего с их "колониальной зависимостью" и что при ее решении должны учитываться прежде всего права жителей Фолклендов. Квалифицируя действия Аргентины как "акт неприкрытой агрессии", он призвал к "отпору агрессору"58 . Руководство лейбористов, как подчеркнул Хили, "поддерживало все военные акции британских ударных сил", в том числе потопление крейсера "Белграно". Более того, когда в середине мая стали раздаваться голоса о необходимости найти мирный выход из создавшейся ситуации и в качестве первого шага приостановить продвижение английского флота, руководство лейбористов выступило против этого, и Хили заявил, что "отозвать... ударные силы... значит ликвидировать все усилия генерального секретаря ООН по удалению аргентинских войск с островов, как того требует резолюция 502" 59 .

Несколько дней спустя руководство лейбористов пошло еще дальше. 7 апреля Фут на митинге членов парламента от своей партии говорил, что "при определенных обстоятельствах использование военной силы (против Аргентины. - В. П. ) может быть необходимо" и что лейбористы должны быть готовы поддержать правительство. Хили во время парламентских дебатов 7 апреля практически признал совпадение позиций двух партий. А председатель лейбористского парламентского


52 The Falkland's War, p. 75.

53 The Guardian, 7.IV.1982.

54 Daily Telegraph, 15.IV, 14.V.1982; Financial Times, 15.IV.1982; The Falklands War, p. 167.

55 Daily Telegraph, 15.IV.1982.

56 По некоторым данным, США поставили тогда Англии вооружения на сумму в 100 млн. долл. (см. The Falklands War, p. 168).

57 Financial Times, 7, 23.IV.1982.

58 HCPD, 3 April 1982, vol. 21, col. 638, 641.

59 Ibid., 13 May 1982, vol. 23, col. 959.

стр. 85


комитета обороны даже призвал правительство действовать военным путем: "Мы должны ясно дать понять, что мы готовы применить силу"60 .

Позиция руководства лейбористов встретила полное одобрение со стороны консерваторов. Такой влиятельный консерватор, как председатель "Комитета 1922", т. н. комитета заднескамеечников Дю Канн "горячо одобрил" ту часть речи Фута 3 апреля, которая касалась отношения к Аргентине. "Лидер оппозиции говорил за всех нас. Он служил всей нации, - подчеркнул Дю Канн, - когда в ясных и безошибочных выражениях осудил, как он назвал ее, грубую агрессию Аргентины и когда он подтвердил право жителей Фолклендов самим решать свою судьбу". Так сошлись позиции лейбористов и наиболее воинственной части консерваторов. Как справедливо отметил один из членов парламента - консерватор, "британская политика в отношении Фолклендов была по- настоящему двухпартийной. Мы все объединились в нашей поддержке жителей Фолклендских островов"61 .

В те дни мне пришлось не раз встречаться с лейбористами. В середине апреля во время одной из таких бесед член руководства партии говорил мне, что лейбористы в основном поддерживают линию правительства, и в частности направление военного флота к Фолклендским островам. Аргентина совершила акт агрессии, и лейбористская партия выступает за претворение в жизнь резолюции 502 Совета Безопасности. Но лейбористы, несмотря на одобрение военных мер, стоят за мирное урегулирование конфликта, за то, чтобы ООН взяла в свои руки разрешение спора.

Тогда же, в апреле, у меня состоялись беседы с руководителями тред-юнионов. Они говорили мне, что большинство населения страны осуждает действия военной хунты в Аргентине и ее шаги в отношении Фолклендов. Они отмечали, что волна шовинизма захлестнула все слои английского общества. Позиция профсоюзов однозначна - они стоят на стороне правительства и поддерживают его меры по восстановлению британского суверенитета над архипелагом. Правда, признавали руководители тред-юнионов, есть в них и в лейбористской партии и по-другому настроенные деятели, которые считают, что восстановление английской власти на островах потребует больших человеческих жертв и огромных денег, которые лучше использовать на помощь безработным. Но, по их мнению (и оно было правильным), число таких людей невелико, и не они решают.

Естественно, что такая политика руководства лейбористской партии вызвала недовольство части левых лейбористов. Некоторые из них - члены национального исполнительного комитета партии - Дж. Мейнард, Ф. Аллаун, Р. Браун, Э. Хеффер и прежде всего А. Бенн, а также председатель партии Дж. Харт - заняли позицию, отличную от мнения ее руководства. Мейнард и Хеффер выступили против разрешения кризиса военными средствами и посылки английских войск62 . Член парламента, в свое время министр лейбористского правительства Бенн призвал свою партию отмежеваться от военной авантюры Тэтчер. Харт также выступала против посылки военного флота и блокады Фолклендов, назвав их "первыми шагами к войне". Лидер Совета Большого Лондона К. Ливингстон потребовал отзыва эскадры и отставки Тэтчер63 .

Международный комитет лейбористской партии под давлением левых признал необходимость поиска дипломатического разрешения конфликта64 . Член парламента лейборист лорд Милфорд, призывая к переговорам, пояснял: "В значительной части Европы наша уважаемая леди, премьер-министр, изображается как решительный и жесткий подстрекатель. В одной весьма уважаемой итальянской газете ее изобразили как "мадам Пушку". Если первая леди, премьер-министр, хочет войти в историю как великий государственный деятель, - а я полагаю и надеюсь, что она хочет этого, - она должна скорее создавать образ спасительницы мира, а не угрожающе грохочущего военного барабана"65 .


60 Financial Times, 8.IV.1982; HCPD, 7.IV.1982, vol. 21, col. 969, 1008.

61 HCPD, 3.IV.1982, vol. 21, col. 642, 644.

62 Morning Star, 6.IV.1982.

63 HCPD, 7.IV. 1982, vol. 21, col. 986; The Times, 10.IV.1982; The Standard, 15.IV.1982.

64 Morning Star, 7.IV.1982.

65 HLPD, 29 April 1982, vol. 429, col. 1007.

стр. 86


Лейбористское руководство резко обрушилось на Бенна и других левых лейбористов, призывавших заключить перемирие. Фут заявил, что Бенн и его сторонники наносят удар в спину тем, "кого страна послала на битву". Впрочем, из-за зигзагов в поведении Фута им были недовольны не только левые лейбористы. Группа правых лейбористов высказала неодобрение его "отходом" от позиции поддержки необходимости отправки английского флота к архипелагу, которую он одно время занимал66 . Позднее, после окончания кризиса, в одном из южных городов Англии у меня состоялся разговор с рядовыми лейбористами из числа правых. На их вопрос, знаю ли я лично Фута, я ответил, что знаю его давно, еще с 60-х годов как способного политического деятеля и к тому же прекрасного оратора. Один из присутствовавших сказал мне, что это уже не тот Фут, которого я знал. "Карьера Фута в партии и стране окончена. Он никогда не будет премьером и руководителем партии из-за своего предательства". Я был удивлен этим заявлением и спросил, что мой собеседник имеет в виду. Он ответил, что во время фолклендского кризиса Фут недостаточно поддерживал правительство, сомневался в победе Англии и даже препятствовал возвращению Фолклендов военным путем. Этого страна ему никогда не простит, заключил он.

Колебания руководства лейбористов были удачно использованы консервативной партией и правительством. Один из видных бизнесменов, близкий к лейбористам, говорил мне в июне 1982 г., что Тэтчер не преминет воспользоваться промашками лейбористов и лично Фута. Она и раньше очень умело использовала ошибки лейбористов, когда они были у власти, подчеркивал он. Действительно, Тэтчер пошла настолько далеко, что в ходе конфликта даже обвинила Фута в том, что отношение оппозиции к кризису может поставить под угрозу жизни британских солдат67 .

Военная авантюра по восстановлению английской власти над Фолклендами была бы невозможна или по крайней мере затруднена, если бы не поддержка оппозиционных партий, и прежде всего лейбористов. Легко себе представить, при наличии некоторых разногласий в самой консервативной партии, что произошло бы, если бы к этому еще присоединился единый фронт оппозиционных партий (располагавших 279 голосами в парламенте из 635). Как писала 3 мая 1982 г. "Morning Star", "без согласия М. Фута на посылку флотилии, г-жа Тэтчер, несомненно, встретила бы значительно более серьезную оппозицию своей безрассудной авантюре".

Принципиально отличную позицию занимала в отношении конфликта Компартия Великобритании (КПВ). В условиях, когда все буржуазные партии, тред-юнионы, средства массовой информации выступали за его военное решение, нужно было большое мужество, чтобы пойти "против течения" и в условиях военного психоза последовательно проводить антивоенную политику.

С первых же дней конфликта КПВ заявила, что не оправдывает Аргентину, которая прибегла к военным действиям для решения вопроса. Вместе с тем компартия считала, что это обстоятельство не дает никаких оснований и прав английскому правительству прибегать к силе. Она квалифицировала решение кабинета направить флот к островам как "безумную авантюру"68 .

При моей встрече с Г. Макленнаном, Генеральным секретарем КПВ 15 апреля, когда речь зашла о Мальвинах, он рассказал о письме Исполкома своей партии премьер-министру. В нем компартия рекомендовала правительству отозвать флот и отменить 200-мильную зону вокруг Фолклендов, начать переговоры через посредство ООН, поскольку только они могут гарантировать жизнь и права жителей островов69 . Характеризуя позицию Фута, Макленнан сказал: "Он вел себя во время кризиса неуверенно и в значительной степени растерял тот политический капитал, который имел".

21 мая после интенсивного артиллерийского обстрела с моря и бомбардировки аргентинских позиций с воздуха на Фолклендские (Мальвинские) острова


66 Financial Times, 21.V.1982; Daily Telegraph, 30.IV, 21.V.1982.

67 The Guardian, 28.IV.1982.

68 Morning Star, 6.IV.1982.

69 Morning Star, 16.VI.1982.

стр. 87


одновременно в различных пунктах были высажены отряды английских десантников и завязались бои. Принимая окончательное решение о высадке на архипелаге, военный кабинет решил, что необходимо установить британский контроль над ним как можно быстрее70 . Однако, несмотря на огромные преимущества англичан в военной технике, количестве войск, военные действия продолжались еще почти три недели.

14 июня во время нашей встречи с руководством либералов в Реформ клубе царила атмосфера ожидания решающих событий. Примерно около 10 часов вечера лидера либералов Д. Стила позвали к телефону. По возвращении он сказал, что поступили сведения о прекращении огня между английскими и аргентинскими войсками. В тот же день, поздно вечером, Стил поздравил в парламенте правительство и вооруженные силы с победой. Лидеры других оппозиционных партий также поздравили премьер-министра. Фут, поблагодарив Тэтчер за заявление, сказал, что сообщенная ею новость была хорошей. Лидер социал-демократов Д. Оуэн, не ограничиваясь поздравлением премьер- министра и вооруженных сил, поблагодарил тех министров, "которые играли решающую роль в достижении исключительно успешного завершения войны". Министр обороны обещал, что через несколько часов юнион-джек (государственный флаг Великобритании) будет развеваться над Порт-Стэнли71 .

15 июня военные действия были окончены. Докладывая об этом в парламенте, Тэтчер не жалела слов по поводу "исключительно умело проведенной военной операции, смело спланированной, храбро осуществленной и блестяще завершившейся". Было сообщено, что в плен взято около 15 тыс. аргентинских солдат и офицеров72 (правда, впоследствии эта цифра была уменьшена до 10660 человек)73 . Премьер-министр полностью отвергла возможность обсуждения вопроса о суверенитете Мальвин и о передаче островов под опеку ООН (предложение Фута), заявив: "Я не могу согласиться с тем, что британские солдаты рисковали своей жизнью, чтобы обеспечить опеку ООН над Фолклендами". Заседание парламента вылилось в восхваление вооруженных сил. Консерватор П. Эмери сказал, выступая в парламенте, что была одержана, "возможно, величайшая победа в истории армии"74 . 10 мая 1982 г. консервативная "Daily Mail" писала: "В лице М. Тэтчер Британия нашла наиболее стойкого лидера, какого могла бы желать. Она не сделала ни одного неправильного шага с самого начала кризиса". Выступивший в прениях внук У. Черчилля говорил: "Нация обязана этой победе искусству и мужеству английских вооруженных сил и решительному руководству премьер-министра"75 . Заместитель премьер-министра лорд Уайтлоу отмечал, что Тэтчер проявила "фантастическую смелость"76 .

Чего достигла Англия в результате войны и каким было внутреннее положение в стране после войны? Победа в ней и возврат Мальвин позволили консервативной партии не только восстановить свои пошатнувшиеся позиции, но из значительной степени расширить свое влияние. Руководство тори теперь представляло консервативную партию как единственную силу, которая может восстановить былое величие Британии. В день захвата Порт-Стэнли перед толпой англичан, собравшихся у резиденции премьер- министра, Тэтчер, обращаясь к присутствовавшим, заявила: "Сегодняшний день вернул Британии величие"77 .

1982 год прошел в Англии под знаком "фолклендской победы". Торжественно возвращались войска, награждались участники войны, восхвалялись британские военные и руководство страной. Популярность правительства возросла. Если в январе 1982 г., по данным опросов общественного мнения, его поддерживали лишь 27,5% опрошенных, то в июне того же года - уже 45% 78 . В начале 1983 г. Тэт-


70 Sunday Times, 23.V.1982.

71 Daily Telegraph, 15.VI.1982.

72 IICPD, 15.VI.1982, vol. 25, col. 729, 731.

73 Morning Star, 18.VI.1982.

74 HCPD, 15.VI.1982, vol. 25, col. 732, 739.

75 Ibid., col. 734.

76 Daily Telegraph, 16.VI.1982.

77 Jones M. Thatcher's Kingdom. Sydney. 1984, p. 223.

78 Mc Fadyean M., Renn M. Op. cit., pp. 107 - 108.

стр. 88


чер предпринимает визит на Мальвины, и весной того же года в условиях роста популярности консерваторов принимается решение назначить досрочные выборы в парламент. В предвыборном обращении консервативной партии говорилось: "Меньше чем пять лет назад мы в Британии больше не верили, что имеем право думать о себе как о мировом лидере. Но все изменилось. Из-за одной женщины"79 . На выборах 1983 г. "фолклендский фактор" играл первостепенную роль и принес консерваторам внушительную победу. Они завоевали 397 мест в парламенте, обеспечив себе преимущество над остальными партиями в 144 депутатских места80 .

Волна шовинизма, охватившая Британию, способствовала поправению ряда слоев британского населения. Начались кампании против тех, кто выступал с осуждением войны, против левых лейбористов и коммунистов, против движения за ядерное разоружение, которое не поддержало фолклендской войны. Встал вопрос о дальнейшем укреплении британских вооруженных сил, особенно морских, усилилась гонка вооружений. В стране подогревался культ армии. На одном из зданий военно-морской базы в Портсмуте можно было увидеть плакат: "Слава богу, самые профессиональные вооруженные силы в мире - британские"81 .

Еще одним следствием фолклендского конфликта стало дальнейшее укрепление связей правительств Англии и США, лично Тэтчер и Рейгана. Руководство консервативной партии не уставало повторять, что США и их президент проявили себя лучшими друзьями Англии. Характерно, что когда в 1986 г. американские самолеты бомбили Ливию, используя английские аэродромы и базы, британское правительство ссылалось на то, что Англия в долгу перед США еще со времени фолклендской войны и теперь ее очередь "отплатить добром за добро".

Какова же была цена победы Англии в войне? Она потеряла, согласно заявлению министра вооруженных сил Блейкера, 255 человек убитыми, 777 было ранено. Это значительно превосходило потери страны во время ряда предыдущих колониальных авантюр, в том числе во время суэцкого конфликта. Были потоплены два современных фрегата - "Шеффилд" и "Арданит", потоплены или повреждены еще 12 кораблей, уничтожено много вертолетов и самолетов82 . "Morning Star" в передовой "Как много англичан должно еще погибнуть?" писала 31 мая 1982 г.: "Могут ли быть оправданы эти человеческие жертвы? Мы не занимаем пацифистской позиции, но это война, которой можно было избежать. Конечно, аргентинская хунта была не права, когда прибегла к силе для занятия островов. Хотя притязания Аргентины на суверенитет были совершенно справедливыми, возвращение суверенитета могло быть достигнуто через ООН... дипломатическими средствами. Но М. Тэтчер никогда не собиралась идти этим путем".

Левые лейбористы не без основания называли войну "трагической и ненужной". Эту же оценку разделял и Дж. Каллагэн, бывший премьер лейбористского правительства, который также назвал войну ненужной, возложив ответственность за нее на Тэтчер83 . Известный журналист Г. Янг озаглавил свою статью в "Sunday Times" от 23 мая 1982 г. "Герои негероической войны".

Итак, результатом войны внутри Англии было поправение и усиление натиска на прогрессивные силы, выступающие за разоружение. Война не укрепила и международных позиций Британии, показав еще раз, что ее правящие круги не отказались от империалистической политики "с позиции силы". Война, естественно, не могла решить и не разрешила конфликта вокруг Мальвинских островов, а лишь обострила отношения Англии с Аргентиной и другими латиноамериканскими государствами, добавив к предыдущим новые осложнения в районе Южной Атлантики.


79 Jones M. Op. cit., p. 223.

80 Britain. 1984. An Official Handbook. Lnd. 1984, p. 37.

81 Hall S., Jaques M. (ed.). Op. cit., p. 275.

82 Morning Star, 7.VII.1982; The Times, 6, 24.V.1982; Junor P. Margaret Thatcher. Lnd. 1983, p. 165.

83 The Times, 16.VI.1982; Daily Telegraph. 9.VI.1982.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/АНГЛИЯ-В-ВОЙНЕ-ЗА-ФОЛКЛЕНДЫ-МАЛЬВИНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. И. ПОПОВ, АНГЛИЯ В ВОЙНЕ ЗА ФОЛКЛЕНДЫ (МАЛЬВИНЫ) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 09.02.2019. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/АНГЛИЯ-В-ВОЙНЕ-ЗА-ФОЛКЛЕНДЫ-МАЛЬВИНЫ (date of access: 26.04.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. И. ПОПОВ:

В. И. ПОПОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes

Related Articles
Мистический корень победы Владимира Зеленского на выборах Президента Украины. The mystical root of the victory of Vladimir Zelensky in the election of the President of Ukraine.
Catalog: Философия 
3 days ago · From Олег Ермаков
Революция Коперника, поставившая Землю в безличный ряд небесных тел, лишив ее исключительности, порвала тем в лохмотья исконную слитность Вселенной и Зрящего. В час этот в наших очах рухнул Мир.
Catalog: Философия 
9 days ago · From Олег Ермаков
Мы и звездные Братья в едином строю. We and our star Brothers are in one line. The Anthrops of the Universe, to which belong the anthrops of the Earth humans, constitute a single order. This article of mine tells about principles of its composition.
Catalog: Философия 
15 days ago · From Олег Ермаков
Рецензии. Е. В. АНИСИМОВ. РОССИЯ В СЕРЕДИНЕ XVIII ВЕКА. БОРЬБА ЗА НАСЛЕДИЕ ПЕТРА
Catalog: История 
17 days ago · From Россия Онлайн
400-ЛЕТИЕ ПЕРВОГО РУССКО-ГРУЗИНСКОГО ДОГОВОРА
17 days ago · From Россия Онлайн
ПРАВДА ОБ А. Г. ШЛЯПНИКОВЕ
Catalog: История 
17 days ago · From Россия Онлайн
ДОБРОВОЛЬНЫЕ ОБЩЕСТВА ЛЕНИНГРАДА 1920-Х ГОДОВ
17 days ago · From Россия Онлайн
Рецензии. Ю. А. ПОЛЯКОВ. СОВЕТСКАЯ СТРАНА ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ: ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ
Catalog: История 
17 days ago · From Россия Онлайн
Металлы как слуги землян в их возврате в Луну, Лоно их. Metals as servants of earthlings in their return to the moon, their Bosom.
Catalog: Философия 
18 days ago · From Олег Ермаков
В. И. ПЕТУХОВ. У истоков борьбы за единство и независимость Кореи. М. Наука. 1987. 236 с.
23 days ago · From Россия Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
АНГЛИЯ В ВОЙНЕ ЗА ФОЛКЛЕНДЫ (МАЛЬВИНЫ)
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster($)

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2019, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Germany China India Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Uzbekistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones