Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RU-16242

Share with friends in SM

В статье "О месте Всероссийского национального союза в партийной системе России начала XX в." (Вопросы истории, 2008, N 4), И. В. Омельянчук проводит традиционную для советской историографии точку зрения на Всероссийский национальный союз как на реформаторское крыло черной сотни. Между тем, как он отмечает, среди историков, занимающихся исследованием партии русских националистов, единого мнения по вопросу о ее месте среди политических течений не существует. Одни склонны считать ВНС "умеренно-реформаторским крылом черной сотни" (Омельянчук), другие - "либеральными консерваторами" (СМ. Санькова), третьи - "национал-либералами" (Д. А. Коцюбинский), четвертые - "правыми национал-конституционалистами" (И. Е. Алексеев)1.

При этом в работах, посвященных черносотенному движению2, анализ ВНС отсутствует, поскольку их авторы не соотносят данную партию с крайне правым монархическим движением. Более того, Ю. И. Кирьянов различал понятия "правые" и "националисты" и не включил материалы о националистах в изданный им сборник документов "Правые партии"3. Так же считают Коцюбинский и Санькова: они хотя и не возражают против причисления членов ВНС к умеренному крылу правого лагеря, но определенно отделяют националистов от черной сотни4.

Кроме того, причисляя ВНС к той или иной части политического спектра, важно учитывать восприятие самими националистами своего места, отношения Союза к другим партиям и его оценки со стороны политических оппонентов.

Исходя из этого, попробуем возразить высказанному в статье и книге5 мнению Омельянчука о том, что ВНС принадлежал к черносотенству.

Националисты черносотенцами сами себя не считали и всегда отмежевывались от попыток такого определения. Идеолог русского национализма, "крестный отец" ВНС М. О. Меньшиков отмечал, что черносотенцы, афишируя свою преданность "отжившему строю" (то есть самодержавной, а не думской монархии), являются "большими католиками, чем папа", так как "старый строй, приведший страну к краху, перестал быть национальным", а "Дума гораздо более национальна, чем приказной строй с безответственностью бюрократии" (по его оценке, черносотенство было лишь "грубым черновиком" нарождающегося национального движения6.

Не считали националистов за "своих" и представители черносотенных партий (Союза русского народа, Русского народного союза им. Михаила архангела, Всероссийского дубровинского союза русского народа и др.). К примеру, вождь черносотенцев в Государственной думе, председатель Главного совета СРН Н. Е. Марков характеризовал идеологию русских националистов как "национализм без веры и царя", обвиняя их в "полном равнодушии" к православной вере и "непризнании царского самодержавия".

Касаясь мнения Омельянчука, что "в своей официальной риторике националисты стремились дистанцироваться от крайне правых, в частности от Всероссийского дубровинского СРН, но в этом они мало отличались от других представителей черносотенного лагеря"7, все же отметим одно принципиальное различие между идеологическими спорами внутри черносотенно-

стр. 171

го лагеря и его полемикой с националистами. Конфликтуя между собой, умеренное и радикальное крыло крайне правых всегда отстаивали собственное право именоваться черносотенцами, в то время как националисты, которым члены монархических союзов отказывали в праве принадлежать к их лагерю, полностью с ними в этом вопросе соглашались, не считая себя, таким образом, ни крайне правыми, ни черносотенцами.

Разбирая отношение националистов и черносотенцев к уваровской триаде "православие, самодержавие, народность", Омельянчук приходит к мнению, что оно было у тех и других сходным. Хотя все эти идеи, действительно, разделяли как националисты, так и черносотенцы, имелось и принципиальное различие в отношении к этим общим для монархического сознания начала XX в. понятиям.

Черносотенные организации придавали большое значение иерархической последовательности постулируемых принципов уваровской триады. Согласно традиционному в их среде взгляду, ценность этих принципов перетекала из одного в другой: веря в то, что православие есть христианская вера, сохраненная в чистоте, черносотенцы отводили ему первенствующее значение. При этом самодержавная монархия рассматривалась как богом установленная власть, а потому единственно законная и возможная для православного государства; народности (в интерпретации националистов - нации) отводилось третье место.

Иначе смотрели на уваровскую триаду националисты: центральное место в идеологии русского национализма заняла народность (нация). "Самодержавие в России является органическою национальною потребностью, без которой Россия существовать не может до поры до времени", - отмечал идеолог русского национализма П. И. Ковалевский8. Другой видный член партии профессор Н. О. Куплеваский в частном письме писал: "Наш теперь главнейший жизненный вопрос - это отстоять интересы и поддержать достоинство русского народа... Если русский народ не может отстоять свою национальность, свои интересы, свое достоинство при конституции, пусть будет другая форма правления - монархия неограниченная, даже военная диктатура, даже республика"9. Получается, что характер государственного строя для Ковалевского и Куплеваского не имел особого значения - главное, чтобы интересы нации были учтены, а при каком строе - дело второе. Замечание же о том, что если русский народ не может отстоять своих прав при конституции, то пусть будет самодержавие, указывает на сожаление Куплеваского о том, что до конституции народ просто еще "не дозрел".

Черносотенцам уже в самом слове "конституция" слышалась крамола, тогда как националисты в этом вопросе были более гибкими. Националист граф В. А. Бобринский как-то заявил кадетам, что, пока термин "конституция", не будет очищен "от той грязи, лжи и крови, которыми вы его покрыли, оно для нас неприемлемо"10. Но опять-таки, в этом высказывании отчетливо выступает оговорка, косвенно свидетельствующая о том, что в принципе для националистов слово "конституция" может стать приемлемым. Впрочем, были и более ясные признания. Националист В. Строганов писал: "Истинный национализм мыслим только при наличии гражданской свободы... Весь ужас нашего современного положения заключается в том, что "о свободе" у нас судят по революции, а о национализме - по черносотенству"11. Таким образом, отстаивая гражданские свободы (постулат немыслимый для черносотенцев), Строганов называл "ужасом" причисление его самого и его единомышленников-националистов к черной сотне! Сами же черносотенцы от полученного ими наименования не отказывались: "Почетное ли это название "черная сотня"? Да, очень почетное", - писал, к примеру, лидер Русской монархической партии В. А. Грингмут12. "Моя дорогая, многотысячная харьковская Черная Сотня!", - обращался к единомышленникам лидер правой фракции III Государственной думы А. С. Вязигин13. "Мы принимаем название - Черная сотня... Да, мы - Черная сотня!", - заявлял в свою очередь член Харьковского Союза русского народа священник Петр Скубачевский14.

О богоустановленности царской власти речи у националистов не шло. Самодержавие было для них лучшей формой правления для русского народа, но не абсолютно, а "на данный момент". Поэтому неудивительно, что лидер черносотенцев Н. Е. Марков сравнивал националистов с униатами, отмечая, что как в свое время адаптированный вариант католицизма отколол от православия сотни тысяч жителей Западной Руси, так и национализм, рядящийся в монархические одежды, являет собой на деле "адаптированный конституционализм": "Партия националистов не имеет своей программы, она имеет лишь искажение чужой программы - программы правых монархистов... Как униаты суть те же православные, но признающие папу римского, так и националисты суть те же правые, но признающие конституцию"15.

Существовали также различия в отношении националистов и черносотенцев к православию. Верно отмечает Омельянчук, что "все националисты считали Православную церковь основой социально-политической организации русского народа и отстаивали ее "преимущественные пра-

стр. 172

ва""16. Но подход к православию у значительной части националистов отличался от подхода черносотенцев, являясь более "утилитарным".

Для черносотенцев данный член уваровской триады стоял на первом месте и определял отношение к остальным сочленам формулы. Именно исходя из православного вероучения отстаивали черносотенцы самодержавие; отсюда вытекал и взгляд на русский народ, главным достоинством которого они считали верность православию, а значит - и монархии. Показательно в этом плане высказывание члена Главной палаты Русского народного союза имени Михаила архангела Г. А. Шечкова, отмечавшего, что "мы (черносотенцы. - А. И.) не можем... поступаться ради вящей славы отечества требованиями нашей христианской веры и нравственности, а этого стеснения не знают наши врат". Не приверженность к своему народу и даже монарху ставил на первое место Шечков, а верность церкви: "Мы, признавая кораблем спасения святую Церковь, обязаны прежде всего надеяться на ее ограду, а кони, колесницы и броневые стены - все это приложится нам. И эту истину мы теперь более чем когда-либо должны иметь мужество в слове и деле исповедовать пред лицом восставшего на нас языческого мира", - писал он17.

Если для черносотенцев было бесспорным, что русский народ как таковой сложился под влиянием православной веры, обретя благодаря ей свои положительные черты, то в трактовке националистов выходило несколько иначе.

Вот, к примеру, признание Меньшикова: "Навязать вере народной вечные установления, по-моему - кощунство (!). "Дух дышит - где хочет". Как потомок православных предков, я не могу иметь иных, более привычных и приятных (курсив мой. - А. И.) форм веры, кроме тех, которые вошли в мое сознание с родным языком и родною мыслью. Тем не менее, мне режет ухо (!), когда митинги крайних монархистов начинаются с "Царю Небесный" и оканчиваются "Спаси Господи"... Допускаю, что есть круг искренних, сильно настроенных русских людей, для которых все это и многое другое не кажется фальшивым, но я не принадлежу к этому кругу"18.

По мысли Меньшикова, триада "православие, самодержавие, народность" плохо понята предшествующими ВНС монархистами, так как если "взять три цели сразу, то результат выйдет погоней за тремя зайцами". Как полагал идеолог русского национализма, православие в свое время выковало душу народную, но при этом "могучая при варягах, ослабевшая под влиянием христианства государственность была разгромлена татарами и народ от "православия" постепенно начал переходить к "самодержавию"... то есть твердой государственности". На "самодержавном этапе", отмечал далее Меньшиков, "отошла на второй план старая культура- "православие". Теперь, мне кажется, - заключал он, - наступает третий период, эпоха третьей и окончательной нашей культуры, где основным началом должна стать народность"19.

Более близкими были позиции черносотенцев и националистов в национальном вопросе: и те и другие поддерживали лозунг "Россия для русских" (хотя в черносотенном лагере были и его критики), враждебно были настроены к евреям, практически тождественно трактовали понятие "русский" и определяли свое отношение к другим народностям, населяющим Российскую империю. Но было и отличие - для националистов народность (нация) была высшей ценностью их идеологических построений, чего нельзя сказать о черносотенцах, для которых национализм был куда менее значимым по сравнению с защитой чистоты православия и самодержавной монархии. Характерно в этом отношении такое высказывание Меньшикова, всегда различавшего понятия "черносотенцы" и "националисты": "Основной грех черносотенных союзов в том, что они не национальны"20.

Вызывает возражение утверждение Омельянчука, что традиционная разделительная линия между крайне правыми и националистами - отношение к законодательной Государственной думе - "не столь отчетлива". На деле же эта линия прослеживается довольно ясно. Как отмечает Омельянчук, значительная часть черносотенцев приняла участие в работе народного представительства, а некоторые из них, как и националисты, были убеждены в необходимости существования такого выборного органа. Но, как доказал Р. Б. Ромов, в целом для черносотенцев было характерно отрицательное отношение не только к первым двум Думам, но и к III Государственной думе, созванной по новому принципу. Как подчеркивает Ромов, опираясь на многочисленные источники, умеренной Думы монархисты опасались больше, чем революционной. Например, депутат II-IV Государственных дум, вождь Русского народного союза им. Михаила архангела В. М. Пуришкевич писал, что умеренная Дума примется "насаждать исподволь конституционный принцип в Империи, работая в этом направлении без порывистых скачков влево и тем не вызывая на открытый разрыв с собою правительственную власть, стремящуюся к закономерности и готовую поступиться многим сейчас". Черносотенцы постоянно критиковали "масонский" характер Думы, обвиняли думское большинство в стремлении превратить ее в полноценный парламент, говорили о ее малоэффективности, не соглашались со

стр. 173

"счетно-голосовочным" способом определения истины, а партийный принцип ее формирования считали ошибочным, как не оставляющий надежды на совместную работу народных избранников; отстаивали мнение о предпочтительности законосовещательной Думы по сравнению с законодательной. Депутат-черносотенец священнике. Богданович так характеризовал столыпинскую Думу: "Св. Церковь полуразрушена! Права Православного Царя оспаривают какие-то одичалые грызуны! Народ-первенец государства со всех сторон осажден тучами жаб, мышей, змей и оводов! Нечестие личное и партийное возводится в систему, в общее правило и в непреложный закон! Безбожники, развратники, предатели и нравственные тупицы коверкают законы, искажают не только настоящее, но и прошлое, и вырывают из каждого сердца последнюю надежду на отрадное будущее"21. Так говорили еще и не крайне правые монархисты-дубровинцы, которые отказались от работы в Думе, а черносотенцы, ставшие депутатами.

Для националистов же такое отношение к сформированной Столыпиным Думе было немыслимым. Как и черносотенцы жестко критикуя две первые Думы - "Думу народного гнева" и "Думу народного невежества", к реформированному народному представительству они отнеслись принципиально иначе. "Я, - писал Меньшиков, - ...склонен славить Бога за то, что у нас есть парламент и есть конституция, по крайней мере, заложены их фундаменты, на которых предстоит возвести новое государственное здание"22. Другой вождь русских националистов, граф Бобринский, назвал учреждение Государственной думы "возвратом к русской исконной правде и к старинным устоям нашей жизни". В то же время идея черносотенцев преобразовать Думу в законосовещательную не встретила у националистов поддержки. "Националисты верят в животворящие силы только законодательной Думы", - подчеркивал националист Л. В. Половцев; "мы... за народное представительство, мы за законодательную Думу", - вторил ему Бобринский23.

Что особенно показательно, в официальных документах русских националистов прослеживается их стремление показать свою близость к октябристам, а не к черносотенцам. "Имея значительное сходство в своих программах, русская национальная фракция и Союз 17 октября идут в большинстве вопросов рука об-руку. Но в тех случаях, когда предрешенное октябристами направление дела не соответствует программе националистов, последние имеют своей задачей склонить октябристов к иному разрешению вопроса, а при неуспехе, не будучи связаны никакими политическими соглашениями со своими соседями, становятся на сторону их противников (то есть черносотенцев. - А. И.), подчеркивая ошибки октябристов", - говорилось в постановлении совета думской фракции националистов и умеренно правых24. Как видно из приведенной цитаты, соглашения с черносотенцами (крайне правыми) преподносятся националистами как вынужденные, а с октябристами (то есть умеренными либералами) - как вполне естественные.

Да и Омельянчукуказывает, по сути, на сходство ВНС и крайне правых партий, но никак не на принадлежность националистов к черносотенству. Говоря о перетекании некоторых членов черносотенных организаций в ряды ВНС, автор отмечает, что "подобные переходы, на наш взгляд, лишний раз свидетельствуют об идеологической близости (курсив мой. - А. И.) ВНС и правых организаций". А в другом месте он пишет: "Многие националисты сами признавали, что идеологические отличия Всероссийского национального союза от правых партий не очень велики"25. Разве не выходит из этих логичных суждений, что крайне правые (черносотенцы) и националисты - это две близкие, но не тождественные политические силы?

Не секрет также, что черносотенцы считали национализм (в той форме, в которой его исповедовал ВНС) порождением западного либерального мира. И хотя русские националисты от подобных обвинений всячески открещивались, тем не менее в их высказываниях и программных заявлениях то и дело встречаются свидетельства того, что идеология национализма есть явление "прогрессивное" и чисто западное, пусть и приспособленное к российским традициям. Наглядным свидетельством этому стал происшедший в 1915 г. раскол думской фракции националистов, значительная часть которых под руководством Бобринского, В. В. Шульгина и А. И. Савенко образовала фракцию "прогрессивных националистов", примкнувшую к либеральной оппозиции, нисколько не изменив при этом своему национальному знамени (причем националисты, оставшиеся на более правых позициях, так и не смогли объединиться с черносотенцами в "Черный блок"). А после февральских событий 1917 г. "прогрессивные националисты" в своем программном документе заявили, что "к самодержавию, осужденному историей и народом, возврата быть не может", что "новый строй должен покоиться на основе законности и права при нерушимом соблюдении неприкосновенности личности и свободы слова. Он призван обеспечить Великой России цельность и неделимость, свято охраняя права единой русской нации"26.

Представляется, что хотя определенное родство между черносотенными союзами и парти-

стр. 174

ей русских националистов существовало, говорить об их тождественности было бы неверно. Безоговорочно причислять ВНС к либеральным партиям было бы также излишне схематично. Занимая "пограничное" положение - на стыке охранительного и реформаторского течений, ВНС был умеренно-правой (но не черносотенной) партией, сочетавшей в своей идеологии как консервативные, так и либеральные устремления. Более того, сам по себе национализм, ставивший во главу угла нацию, а не конкретную модель государственного, экономического и социального устройства, показал свою способность быть не только правым, но и либеральным, и левым. Как отмечает С. М. Сергеев, есть основания считать национализм "служебным идейно-национальным комплексом, который могут использовать любые идеологии... Национализм сам по себе не выдвигает какого-то особого, одному ему присущего проекта общественно-политического устройства, ему волей-неволей приходится вписываться в подобные проекты, содержащиеся в традиционализме, либерализме или социализме. С этой точки зрения национализм есть лишь "субидеология""27.

В условиях начала XX в. зарождавшийся русский политический национализм был проникнут монархизмом, но по мере своего развития, равно как и углубления кризиса самодержавия в России, он обретал все более оппозиционные и либеральные черты. Именно эти обстоятельства и являются причиной споров современных историков о месте ВНС среди партий, затрудняя оценку националистического движения прошлого века.

А. А. Иванов, кандидат исторических наук, доцент Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена (Санкт-Петербург).


Примечания

1. См. АЛЕКСЕЕВ И. Е. На страже империи. Вып. 2. Казань. 2007, с. 107 - 141.

2. СТЕПАНОВ С. А. Черная сотня. М. 2005; КИРЬЯНОВ Ю. И. Правые партии в России. М.2001.

3. КИРЬЯНОВ Ю. И. Предисловие. В кн.: Правые партии. Т. 1. М. 1998, с. 12.

4. См.: КОЦЮБИНСКИЙ ДА Русский национализм в начале XX столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М.2001; САНЬКОВА СМ. Русская партия в России. Орел. 2006.

5. ОМЕЛЬЯНЧУК И. В. Черносотенное движение в Российской империи (1901 - 1914). Киев. 2006.

6. Цит. по: САНЬКОВА С. М. Всероссийский национальный союз. - Русское самосознание, 2007, N 13, с. 11,12.

7. ОМЕЛЬЯНЧУК И. В. О месте Всероссийского национального союза в партийной системе России начала XX в. - Вопросы истории, 2008, N 4, с. 101.

8. Цит. по: КОЦЮБИНСКИЙ Д. А Ук. соч., с. 165.

9. Цит. по: ВОРОТЫНЦЕВА Е. А. Творческая интеллигенция из окружения пианистки В. У. Сипягиной-Лилиенфельд // http://www.booksite.ru/fulltext/5us/tyu/ zhna/5.htm. Автор ссылается на: Устюженский краеведческий музей, ф. 3, к. 11, д. 35 (57).

10. Националисты в 3-й Государственной думе. СПб. 1912, с. 166.

11. СТРОГАНОВ В. Русский национализм. Его сущность, история и задачи. СПб. 1912, с. 21,23.

12. ГРИНГМУТ В. А. Объединяйтесь, люди русские! М. 2008, с. 344.

13. ВЯЗИГИН А. С Манифест созидательного национализма. М. 2008, с. 17.

14. Там же, с. 338.

15. Цит. по: РОМОВ Р. Б. Фракция правых III Государственной думы (1907 - 1912). Канд. дисс. М. 2003, с. 184 - 185.

16. ОМЕЛЬЯНЧУК И. В. О месте Всероссийского национального союза, с. 96.

17. ШЕЧКОВ Г. А. Наше знамя. Харьков. 1905, с. 8.

18. МЕНЬШИКОВ М. О. Третья культура. В кн.: Нация и империя в русской мысли начала XX века. М. 2003, с. 40.

19. Там же.

20. МЕНЬШИКОВ М. О. Письма к ближним. Год VI. СПб. 1907, с. 283.

21. РОМОВ Р. Б. На "совете нечестивых": Государственная дума в оценке правых депутатов (1907 - 1912). В кн.: Консерватизм в России и мире. Ч. 2. Воронеж. 2004, с. 106,119.

22. Цит. по. КОЦЮБИНСКИЙ Д. А Ук. соч., с. 173.

23. Там же, с. 175,177.

24. Цит. по: Националисты в 3-й Государственной думе, с. 3 - 4.

25. ОМЕЛЬЯНЧУК И. В. О месте Всероссийского национального союза, с. 101.

26. Цит. по: САНЬКОВА С. М. Ук. соч., с. 356.

27. СЕРГЕЕВ С. М. Русский национализм и империализм начала XX века. В кн.: Нация и империя в русской мысли начала XX века, с. 9 - 10.

Orphus

© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/Были-ли-русские-националисты-черносотенцами-О-статье-И-В-Омельянчука

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. Иванов, Были ли русские националисты черносотенцами? (О статье И. В. Омельянчука) // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 17.11.2020. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/Были-ли-русские-националисты-черносотенцами-О-статье-И-В-Омельянчука (date of access: 05.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. Иванов:

А. А. Иванов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
119 views rating
17.11.2020 (18 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Проблема федеративного устройства государства в Февральской революции 1917 г.
Catalog: История 
6 hours ago · From Россия Онлайн
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
7 hours ago · From джан солонар
В статье представлена авторская модель структуры профессионального имиджа современного учителя начального образования. При создании модели, автор считает целесообразностью учитывать принцип конструктивного моделирования, который предполагает соотнесение получаемых результатов, т.е. современные положения теории с одной стороны и экспериментально-практическая деятельность - с другой. В статье представлено описание по организации и проведению экспертной оценки обобщённых индивидуально-психологических особенностей характеризующих имидж. В целях стандартизации получаемых результатов, упрощения организационных вопросов, экспертная оценка проводилась по заранее подготовленному автором экспертному опроснику. Основу опросника составляют 32 выделенных, по результатам теоретического анализа, обобщённых индивидуально-психологических особенностей - структурные составляющие, характеризующих имидж учителя начального образования.
ОРЕНБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АРА (1921 - 1923 гг.)
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
ФОРМИРОВАНИЕ ГУБЕРНАТОРСКОГО КОРПУСА В ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
В данной статье представлена структурная характеристика имиджа учителя, которая проявляется в индивидуально-психологических особенностях. Свое внимание, автор останавливает на стиле педагогической деятельности, который играет довольно значимую роль в аспекте изучаемого понятия. В статье рассматривается точка зрения, согласно которой, профессиональный имидж учителя объективизируется через язык. Самоконтроль и развитие культуры речи, способны обеспечить новый уровень профессионального имиджа учителя и т.п.
В данной статье раскрываются индивидуально-психологические особенности, характеризующие имидж учителя. В статье представлен анализ позиций различных исследователей, свидетельствующий о достаточно неоднозначной структуре профессионального имиджа учителя. Личностные особенности учителя, выделяются и подвергаются исследованию большинством ученых. Особенности профессионально-специализированного характера, которые являются сугубо специфическими в пределах педагогической деятельности, также рассматриваются учеными. Социально определенные особенности, которые являются предпосылками для внешней презентации и демонстрации профессионального имиджа учителя, тоже являются предметом исследования.
В статье показано, что утверждение А. Эйнштейна о влиянии движения часов на их показания является ошибочным, поскольку противоречит постулату о равенстве физических законов во всех инерциальных системах. Поэтому показания часов, находящихся в движущейся и покоящейся системах, при их встрече будут одинаковыми. Движущиеся часы идут медленнее чем такие же часы, покоящиеся относительно системы К только с точки зрения системы К, если показания часов будут сравниваться при помощи сигнала, распространяющегося с конечной скоростью.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Кроме того, по мнению некоторых ученых [2] время не есть понятие производное, а поэтому не может быть ни доказано, ни анализируемо. Время есть нечто всецело созданное нашим мышлением. Т. е., согласно этому высказыванию нельзя брать производную времени по координате или по времени.
Catalog: Физика 
3 days ago · From джан солонар
Астрономические объекты такие, как планеты, звёзды, галактики, имеют нейтронные ядра. В процессе своего развития нейтронные ядра распадаются и происходят сложные процессы преобразования нейтронного ядра в протон-электронную плазму или в водород. На поверхности звёзд образуется плазменная «шуба». На астрономических объектах планетарного типа образуются плотные оболочки. Это заложено в цикле расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
5 days ago · From Владимир Груздов

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
 
Наталья Свиридова·jpg·25.22 Kb·205 days ago

Actual publications:

Загрузка...

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Были ли русские националисты черносотенцами? (О статье И. В. Омельянчука)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2020, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones