Libmonster ID: RU-10584
Author(s) of the publication: А. Ю. МИНАКОВ

Феномен нечаевщины должен быть переосмыслен

Появление статьи Ю. А. Бера "Страницы биографии революционера (С. Г. Нечаев)" в N 4 "Вопросов истории" за 1989 г. - факт сам по себе отрадный, ибо впервые за многие годы делается попытка не просто осветить какой-либо эпизод нечаевского дела, а дать картину этого чрезвычайно противоречивого явления в русском революционном движении. Но, к сожалению, далеко не во всем можно согласиться с автором. Явно прослеживается его стремление оспорить тех историков, у которых личность Нечаева "до сих пор не вызывает симпатий", поскольку они "делают упор на негативных фактах его жизни и прежде всего на следовании принципу "цель оправдывает средства" (с. 138). Судя по всему, автор явно не считает это достаточным для того, чтобы признать справедливость устоявшейся в историографии оценки Нечаева и нечаевщины.

Если исходить из содержания статьи Бера, то отдельные цитаты из произведений В. Фигнер, В. Бонч-Бруевича или М. Гернета призваны "подкрепить" авторскую версию нечаевского дела. Но ведь можно взять и взаимоисключающие друг друга высказывания Ф. М. Достоевского и А. И. Успенской, П. Н. Ткачева и Александра И, Л. Тихомирова и Н. К. Михайловского. Едва ли можно дать объективную оценку нечаевского дела, даже если суммировать все высказывания современников о Нечаеве, а тем более если ограничиться рассмотрением лишь двух-трех свидетельств определенного рода.

Кроме того, не в оценке личности Нечаева заключается основная проблема. Необходим принципиально иной подход к исследуемой теме. Нечаевщина должна быть понята как достаточно устойчивая и непрерывная авторитарно- деспотическая традиция русского революционного движения, носителями которой могли выступать как отдельные личности, так и целые организации (например, П. Заичневский, ишутинский "Ад", "Общество народного освобождения" и "Набат" Ткачева и ряд других). Нечаевское дело, таким образом, не может быть сведено к деятельности одного Нечаева и его окружения, напротив, сама эта деятельность может быть объективно исследована лишь как яркое проявление вышеупомянутой политической традиции.

Только на основе такого подхода можно объяснить то обстоятельство, что многие программные установки Нечаева, сформулированные в "Катехизисе революционера" и в статье "Главные основы будущего общественного строя", в той или иной степени реализовались в качестве сущностных черт таких масштабных явлений, как "военный коммунизм" и сталинщина. Кроме того, исходя из такого понимания нечаевщины можно решить вопрос о социальных и гносеологических корнях тех оценок деятельности Нечаева, которые утвердились в советской науке в 20 - 30-е годы, согласно которым Нечаев являлся "предтечей большевизма", "гениальным сверхреволюционером" и т. д.

Новая трактовка нечаевщины наметилась в недавних публикациях Г. Водолазова, Е. Плимака и ряда других исследователей истории русского революционного движения1 . Согласно этой трактовке нечаевское дело выступает лишь как одна из начальных стадий становления авторитарно- деспотической революционной традиции, реализация и расцвет которой пришлись на гораздо более позднее время. К примеру, Плимак видит в сталинском режиме "чудовищную смесь якобинизма с бонапартизмом и неча- евщиной"2 . Теоретический анализ "военного коммунизма" и сталинщины выступает в данном случае как своего рода методологический ключ при анализе нечаевского дела. При таком подходе проблема оценки личности Нечаева не имеет особого значения.

Русское революционное движение второй половины XIX в. предпочло не заметить тех проблем, которые поставил перед ним своей деятельностью создатель "Народной расправы". От кровавого опыта нечаевщины дружно отмахнулись представители и революционного и либерального лагеря, представившие нечаевское дело как некий случайный, изолированный и малозначащий эпизод русского революционного движения. Почему произошла такая аберрация зрения у революционеров и либералов - проблема особая.

Бер вроде бы собирался "оценивать деятельность Нечаева... учитывая всю его жизнь" (с. 138). Но мы не найдем в его статье ни одного упоминания о таких программных для Нечаева документах, как "Катехизис революционера", содержащий развернутое обоснование принципа "цель оправдывает средства", который определял всю его политическую деятельность. Ни разу не упомянул Бер и о другом, не менее важном документе, вышедшем из-под пера Нечаева - статье "Главные основы будущего общественного строя", появившейся в N 2 "Народной расправы" за 1870 г., которая была в свое время охарактеризована основоположниками марксизма как "прекрасный образчик военного коммунизма"3 . Статья эта выделяется в истории русской революционной мысли тем, что представляет собой, пожалуй, первое и притом весьма яркое изложение исходных принципов авторитарно-деспотического строя, долженствующего установиться в России в результате кровавой и "повсюдной" революции. Многие совре-


1 См. Социализм: между прошлым и будущим. М. 1989, с. 125 - 126; Пантин И. К., Плимак Е. Г., Хорос В Г. Революционная традиция в России. М. 1986, с. 204 - 224.

2 К двухсотлетию Великой Французской революции. - Знание - сила, 1989, с. 35.

3 Гаагский конгресс первого Интернационала. Протоколы и документы. М. 1970, с. 530.

стр. 186


менные исследователи, занимающиеся изучением "реального социализма", характеризуют его именно как разновидность "казарменного коммунизма", причем связывают возникновение последнего в основном с попыткой реализации марксовой модели нетоварной экономики. Анализ же писаний Нечаева позволил бы между тем взглянуть на проблему несколько глубже.

Большая часть статьи Бера представляет собой описание бесспорно мужественного поведения Нечаева на суде и в заключении. Эта страница биографии Нечаева была исследована еще в 20-е годы П. Щеголевым в его книге "Алексеевский равелин". Поведение Нечаева не имело аналогов в истории русского революционного движения: будучи заключенным в одиночную камеру, он распропагандировал почти всех солдат караульного гарнизона и связался с их помощью с народовольцами. Но в отличие от Щеголева. Бер не пишет о тех специфических приемах, какими Нечаев пользовался для того, чтобы привлечь на свою сторону караульных солдат равелина. Щеголев, например, отмечал: "Пользуясь исключительностью своего положения, наводившего солдат на мысль, что перед ними находился какой-то очень важный человек, Нечаев намекал на своих товарищей, на свои связи, говорил о царе, о дворе, намекал на то, что наследник за него"4 . Успех пропаганды Нечаева, таким образом, зиждился прежде всего на мистификации. Не упоминает также Бер и об авантюристических планах, вынашиваемых в заключении Нечаевым, который собирался при помощи лично преданных ему солдат караульного гарнизона овладеть Петропавловским собором, "заключить в тюрьму царя и провозгласить царем наследника"5 . Не говорит Бер и о предложении Нечаева, которое он сделал народовольцам: пустить в ход подложные царские манифесты с тем, чтобы вызвать всенародное восстание. В основе всех этих действий и намерении Нечаева лежал как раз принцип "цель оправдывает средства".

Бер стремится во что бы то ни стало доказать, что "характеристика Нечаева частью русских революционеров была неправильной" (с. 146). Этими словами В. Бонч-Бруевича заканчивается статья. Апелляция к авторитету одного из соратников В. И. Ленина достаточно ясно показывает, что Бер разделяет в самом общем виде ту оценку деятельности Нечаева, которая сложилась в 20-е годы в исторической науке. Именно в те годы, одновременно с преодолением точки зрения дореволюционной историографии, согласно которой нечаевское дело рассматривалось как некий изолированный эпизод революционного движения, во многом была неправомерно пересмотрена оценка нечаевского дела как "монстра" (выражение Михайловского), был утрачен пафос морального неприятия нечаевщины.

Не случайно вопрос о реабилитации Нечаева был поставлен сразу же после Октябрьского переворота, ознаменовавшего значительный сдвиг в системе традиционных нравственных ценностей. Для историографии 20 - 30-х годов характерна "размытость" нравственных оценок нечаевщины, а то и оправдание ее ссылками на объективные условия, в которых приемы Нечаева становились якобы необходимыми и неизбежными. Это, конечно, можно объяснить лишь тем, что историки 20 - 30-х годов были детьми своего времени, "эпохи двадцатых", в лоне которой стремительно вызревал тот период в жизни страны, когда принцип "цель оправдывает средства" реализовался на уровне государственной политики с невиданным еще в истории размахом.

Хотя оценка деятельности Нечаева, которая характерна для первых послереволюционных лет, была затем преодолена в советской исторической науке, обращение журнала к этой теме можно лишь приветствовать. Другое дело, что феномен нечаевщины должен быть переосмыслен с учетом прежде всего того нового концептуального подхода к истории русского революционного движения, который за последние годы в основных чертах достаточно четко выявился (пока в основном на уровне публицистики).

Воронеж


4 Щеголев П. Алексеевский равелин. М. 1989, с. 233.

5 Там же, с. 247.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕНОМЕН-НЕЧАЕВЩИНЫ-ДОЛЖЕН-БЫТЬ-ПЕРЕОСМЫСЛЕН

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

German IvanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Ivanov

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Ю. МИНАКОВ, ФЕНОМЕН НЕЧАЕВЩИНЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПЕРЕОСМЫСЛЕН // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 15.11.2015. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ФЕНОМЕН-НЕЧАЕВЩИНЫ-ДОЛЖЕН-БЫТЬ-ПЕРЕОСМЫСЛЕН (date of access: 04.08.2021).

Publication author(s) - А. Ю. МИНАКОВ:

А. Ю. МИНАКОВ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
German Ivanov
Moscow, Russia
3193 views rating
15.11.2015 (2089 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Творцы Сфинкса и Пирамид, его свиты — Атланты, Луны древний люд.
Catalog: Философия 
3 hours ago · From Олег Ермаков
КРУГЛЫЙ СТОЛ" НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ МГУ
Catalog: История 
Yesterday · From Россия Онлайн
Р. В. Долгилевич. СОВЕТСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ И ЗАПАДНЫЙ БЕРЛИН (1963-1964 гг.)
Catalog: Право 
Yesterday · From Россия Онлайн
Анонс Изучение новой теории электричества, пожалуй, нужно начинать с анекдота, который актуален до сих пор. Профессор задаёт вопрос студенту: что такое электрический ток. Студент, я знал, но забыл. Профессор, какая потеря для человечества, никто не знает что такое электрический ток, один человек знал, и тот забыл. А ларчик просто открывался. Загадка электрического тока разгадывается, во-первых, тем что, свободные электроны проводника не способны
Catalog: Физика 
Как нам без всякой мистики побеседовать с человеческой душой и узнать у нее тайны Мира.
Catalog: Философия 
5 days ago · From Олег Ермаков
АВГУСТ ФОН КОЦЕБУ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО УБИЙСТВА
5 days ago · From Россия Онлайн
ОТТО-МАГНУС ШТАКЕЛЬБЕРГ - ДИПЛОМАТ ЕКАТЕРИНИНСКОЙ ЭПОХИ
Catalog: Право 
5 days ago · From Россия Онлайн
ПРОТИВОБОРСТВО СТРАТЕГИЙ: КРАСНАЯ АРМИЯ И ВЕРМАХТ В 1942 году
5 days ago · From Россия Онлайн
ИСТОРИЯ ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИИ РОССИИ И БОЛГАРИИ В XVIII-XXI веках
Catalog: История 
5 days ago · From Россия Онлайн
Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопов. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ВЕЛИКОБРИТАНИИ XX - начала XXI века.
Catalog: История 
6 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ФЕНОМЕН НЕЧАЕВЩИНЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПЕРЕОСМЫСЛЕН
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones