Libmonster ID: RU-17076
Author(s) of the publication: Э. ШЕРСТЯНОЙ

(ФРГ)

В последнее время российские историки проявляют повышенный интерес к одной из наиболее острых проблем истории ГДР - событиям 17 июня 1953 г.1 Основное внимание они уделяют рассмотрению самих событий и тому, как был преодолен кризис. Как и многих немецких исследователей, их интересует, прежде всего, вопрос о характере случившегося 17 июня 1953 г. (что это было: бунт, мятеж, путч или народное восстание?) и о том, какую роль сыграли события в ГДР в "борьбе против тоталитаризма". Ставится вопрос: "почему развитие ситуации в ГДР вышло из-под контроля", сочетанием каких факторов это было вызвано2 ? Отвечая на него, некоторые российские историки причины кризиса и динамику его вызревания выводят лишь из курса на "ускоренное строительство социализма" в ГДР. Причем сам этот курс связывается только с решениями 2-й конференции Социалистической Единой партии Германии (СЕПГ), состоявшейся в июле 1952 г., на которой, в частности, как утверждается, было принято решение о национализации мелких и средних частных предприятий, что не соответствует действительности3 .

Такая трактовка объясняется, на наш взгляд, двумя обстоятельствами: во-первых, слабым знанием российскими коллегами проблем политического, социального развития и специфики национального вопроса в ГДР и, во-вторых, некритическим отношением к источникам. Связь между первым и вторым очевидна. Без знания всех исторических фактов и причинно-следственных связей вряд ли можно правильно оценить и использовать то или иное свидетельство. Многие документы и высказывания, раскрывающие причины кризиса в ГДР и показывающие, как происходило его вызревание, не принимаются во внимание, поскольку они не вписываются в принятую схему.

Введенные в научный оборот несколько лет назад выдержки из сообщений представителя МВД СССР в Берлине о ситуации в ГДР и служебные документы советских инстанций, датируемые маем 1953 г.4 , не дают представления ни о действительном поло-


Шерстяной Эльке - доктор, научный сотрудник Института современной истории (Мюнхен - Берлин, ФРГ).

1 Германия, июнь 1953 года. Уроки прошлого для будущего. Материалы круглого стола. М., 2003; Документы Центрального архива ФСБ о событиях 17 июня 1953 г. - Новая и новейшая история, 2004, N 1, с. 73 - 124; Хавкин Б. Л. Берлинское жаркое лето 1953 года. - Там же, 2004, N 2, с. 159 - 174; Chavkin B. Moskau und der Volksaufstand in der DDR im Juni 1953. - Forum fur osteuropaische Ideen- und Zeitgeschichte. Berlin, 2004, S. 139 - 165.

2 Германия, июнь 1953 года, с. 11, 13.

3 См.: Chavkin B. Op. cit., S. 152.

4 Bailey G., Kondraschow S.A., Murphy D.E. Die unsichtbare Front. Der Krieg der Geheimdienste im geteilten Berlin. Berlin, 1997, S. 203 - 204; Scherstjanoi E. Die sowjetische Deutschlandpolitik nach Stalins Tod 1953. Neue Dokumente aus dem Archiv des Moskauer AuBenministeriums. - Vierteljahrshefte fur Zeitgeschichte, 1998, H. 3, S. 497 - 549; Uprising in East Germany 1953. The Cold War, the German Question and the First Major Upheaval behind the Iron Curtain. Ed. by Ch. F. Ostermann. Budapest, New York, 2001.

стр. 34


жении в ГДР весной 1953 г., ни о причинах кризиса, ни о мероприятиях советской стороны. Вряд ли можно назвать объективными и документы, составленные сразу же после событий. У Верховного комиссара СССР в Германии В. С. Семенова были, на наш взгляд, в общем-то, личные основания для того, чтобы представить происходившее в ГДР осенью 1952 - весной 1953 гг. только как плод поспешных, самовольных и не согласованных с Советской Контрольной Комиссией в Германии (СКК) действий В. Ульбрихта, добившегося в июле 1952 г. в обход СКК одобрения Москвой курса на построение социализма в ГДР5 . В донесении В. М. Молотову и Н. А. Булганину от 24 июня 1953 г. он постарался снять с себя ответственность за случившееся и возложить всю вину на Ульбрихта и руководство ГДР6 . Некоторые российские исследователи, в частности С. А. Кондрашов, признают, что события в ГДР в июне 1953 г. являлись результатом "развития, происходившего в значительной степени под нашим влиянием", однако донесение Семенова они почему-то (в полном противоречии с заявленной позицией) характеризуют как "наиболее обстоятельный анализ причин и самих июньских событий"7 .

В настоящий момент главной, по нашему мнению, исследовательской задачей является изучение предыстории кризиса. И здесь российские историки, опираясь на документы московских архивов, вполне могли бы сказать свое слово. Они могли бы, например, дать ответ на уже давно поставленный вопрос о том, какие экономические (прежде всего военно-экономические) ожидания связывало советское руководство с ГДР. Объяснить, почему Москва с осени 1952 г. не реагировала на просьбы руководства СЕПГ об обсуждении экономических проблем. Была ли во время похорон И. В. Сталина у делегации ГДР возможность провести переговоры с советским руководством? Чем было продиктовано решение правительства СССР от 13 апреля 1953 г. о снижении нагрузки на экономику ГДР в вопросе о репарациях и товарных поставках? Они могли бы, наконец, документально обосновать свои утверждения о том, что еще до кризиса в ГДР "политика Ульбрихта все чаще подвергалась критике в Москве"8 .

Данной статьей мы надеемся стимулировать рассмотрение вышеназванных проблем, которые, пользуясь терминологией недавнего прошлого, можно было бы назвать "белыми пятнами" предыстории событий 17 июня 1953 г. в ГДР. Мы попытаемся проанализировать решения по экономическим вопросам, которые были приняты руководством СЕПГ и советскими оккупационными властями с конца 1952 г., когда стало ясно, что ситуация серьезно осложнилась. Рассмотрим, как оценивались возникшие проблемы, какими виделись возможности и способы их решения, что осложняло принятие политических решений и их претворение в жизнь, как эти решения сочетались с курсом на "ускоренное строительство социализма" в ГДР. Мы попытаемся выяснить, почему ГДР в конце 1952 - начале 1953 гг. оказалась в крайне тяжелом экономическом положении, как возникли производственный кризис и сбои в денежном обращении, почему в условиях нараставшей политической дестабилизации длительное время не принималось никаких мер по нормализации обстановки.

Особое внимание будет уделено освещению действий советской стороны в период вызревания кризиса. Хотя многие документы российских архивов по-прежнему остаются недоступными для исследователей, но и того, что открыто, а также немецких документов и материалов экономического отдела СКК, на наш взгляд, вполне достаточно, чтобы сделать вывод о несостоятельности тезиса, согласно которому Москва якобы задолго до кризиса предостерегала руководство ГДР об опасности курса на "ускоренное строительство социализма". Эти документы показывают, насколько сложным было в


5 См.: Scherstjanoi E., Semmelmann R. Die Gesprache Stalins mit der SED-Fuhrung im Dezember 1948 und im April 1952 (Teil 2, Einleitung). - Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft, 2004, H. 3, S. 238 - 246. О роли В. С. Семенова в этих вопросах см.: Scherstjanoi E. "In 14 Tagen werden Sie vielleicht schon keinen Staat mehr haben". Vladimir Semenov und der 17. Juni 1953 in der DDR. - Deutschland Archiv, 1998, H. 6, S. 903 - 937.

6 В полном объеме этот документ до сих пор не опубликован.

7 Германия, июнь 1953 года, с. 19.

8 Хавкин Б. Л. Берлинское жаркое лето, с. 168.

стр. 35


действительности сотрудничество между СЕПГ, с одной стороны, КПСС и советскими оккупационными властями - с другой, в кризисный период 1952 - 1953 гг.

Мы не будем касаться методологических подходов к изучению кризиса в ГДР9 , а сосредоточимся на рассмотрении событий в их хронологической последовательности и в первую очередь на экономических вопросах. Условно можно выделить несколько этапов вызревания кризиса:

1-й этап (начало лета - конец октября 1952 г.) - возникновение первых серьезных проблем в финансовой сфере;

2-й этап (ноябрь 1952 г. - начало февраля 1953 г.) - обострение экономических проблем; поиск правительством ГДР выхода из создавшегося положения на путях достижения договоренностей с руководством СССР об изменении ассортимента товарных поставок из ГДР в счет репараций, а также о дополнительных поставках в ГДР сырья; увязывание решения проблем с выработкой нового стратегического курса в вопросах общественного строительства на 10-м (ноябрьском) Пленуме ЦК СЕПГ;10

3-й этап (начало февраля - середина апреля 1953 г.) - полное осознание серьезности складывающегося экономического положения; подтверждение необходимости проведения стратегического курса, выработанного ноябрьским пленумом; очередные попытки добиться помощи от Москвы, но получение в ответ новых требований и, как следствие этого, вынужденное сокращение расходов на социальные нужды и повышение цен;

4-й этап (апрель - начало июня 1953 г.) - неудачная попытка "вынужденной приостановки" курса на "ускоренное строительство социализма" при его принципиальном сохранении в уверенности, что этот курс одобряется трудящимися ГДР;

5-й этап (начало июня - 16 - 17 июня 1953 г.) - спешная и недостаточно продуманная корректировка курса и эскалация внутриполитического кризиса.

Рассмотрим подробно экономические предпосылки июньского кризиса 1953 г. в ГДР.

НАЧАЛО ЛЕТА - КОНЕЦ ОКТЯБРЯ 1952 г.: ПРОБЛЕМЫ СБАЛАНСИРОВАНИЯ БЮДЖЕТА

10 июня 1952 г. Политбюро ЦК СЕПГ утвердило проект бюджета на 1952 г.11 19 июня 1952 г. его одобрила Народная палата ГДР, после чего он приобрел силу закона12 . В бюджете предусматривалось, что в народные предприятия будет инвестировано 4,02 млрд. марок, а теми перечислено в бюджет 3,93 млрд. марок. Позднее Политбюро ЦК СЕПГ признало, что бюджет не был в полной мере увязан с планом развития народного хозяйства ГДР на 1952 г., принятым четырьмя месяцами раньше. Несогласованность планов привела к тому, что уже летом 1952 г. республика оказалась перед лицом серьезных финансовых проблем. Средств явно не хватало. "Расходование инвалюты не упорядочено", в результате чего "ГДР не имеет никаких валютных резервов", отмечалось в одной из памятных записок СКК на имя председателя Совета Министров ГДР О. Гротеволя13 .

Уже 10 июня при утверждении проекта бюджета на 1952 г. Политбюро ЦК СЕПГ исходило из того, что снижение цен в 1952 г. будет минимальным, взносы крестьян на нужды социального страхования не уменьшатся, как это первоначально планировалось,


9 По этому вопросу см.: Scherstjanoi E., Sowart R. Vergleichende Betrachtungen zu Krisenverlauf, Krisen-wahrnehmung und Krisenmanagement 1952/53 und 1960/61. - Hoffmann D., Schwartz M,. Wentker H. Vor dem Mauerbau. Politik und Gesellschaft in der DDR der funfziger Jahre. Miinchen, 2003, S. 265 - 283.

10 Первые два этапа вызревания кризиса более подробно рассмотрены в статье: Scherstjanoi E. Der Weg in die Krise. - Das Jahr 1952: Europa am Scheideweg. Vergebliche Suche nach Alternativen in Ost und West. Jena, 2002, S. 265 - 283.

11 Stiftung Archiv der Parteien und Massenorganisationen der DDR beim Bundesarchiv (далее - SAPMO BArch), DY 30, IV 2/2 - 215, Bl. 25 - 34.

12 Gesetzblatt der DDR (далее - GB1.) 1952, S. 483 - 486.

13 Документ не датирован. Предположительно он был получен Гротеволем между 20 и 26 июня 1952 г. - SAPMO BArch, NY 4090/316, Bl. 45.

стр. 36


а от рождественских выплат лицам, занятым на народных предприятиях, скорее всего, придется отказаться.14 Некоторое повышение размера пенсий представлялось возможным, но в то же время планировалось резко сократить не только расходы на содержание управленческого аппарата, но и дотации организациям, а также уменьшить объем оборотных средств государственных предприятий розничной торговли и суммы, выделяемые на их поддержку15 . 16 июля 1952 г. начальник финансового отдела СКК В. К. Ситнин и госсекретарь министерства финансов ГДР В. Румпф обсуждали, как увеличить доходную часть бюджета ГДР16 . 19 августа Политбюро рассмотрело "Мероприятия по докладу о выполнении государственного бюджетного плана в первом полугодии 1952 г."17 Их составной частью являлся проект постановления Совета Министров ГДР о повышении финансовой дисциплины. Позднее - 21 августа 1952 г. - правительство приняло его с некоторыми изменениями18 . В документе поднимался вопрос об увеличении налоговых отчислений предприятиями всех форм собственности по мере роста их прибылей и ликвидации ("в значительной мере") к концу 1952 г. отставания в вопросе о налоговых сборах с частных предприятий. Не менее 88 млн. марок планировалось сэкономить на снижении управленческих расходов в госаппарате и почти столько же в управлениях народных предприятий. Руководство ГДР вынуждено было перераспределить инвестиции между отдельными отраслями и потребовало строжайшего соблюдения платежной дисциплины в народном хозяйстве. Настоятельно необходимой представлялась ликвидация задолженности населения по взносам в фонд социального страхования в размере 50,6 млн. марок и дотаций организациям19 . Рассматривался также вопрос о наращивании производства пива и алкогольной продукции в расчете на то, что акцизные сборы позволят пополнить казну20 .

Однако руководство СЕПГ не считало одобренный проект бюджета окончательным, так как еще в апреле 1952 г. оно получило из Москвы указание о создании национальной армии и развитии оборонной промышленности. Сколько средств потребуется выделить на это в 1952 г., ясности на момент утверждения проекта бюджета не было. Этот вопрос оставался открытым и позднее, после того как 29 июля 1952 г. на заседании Политбюро ЦК СЕПГ обсуждались вопросы перестройки промышленности и принималось решение о создании оборонного производства21 . С начала 1952 г. по указанию из Москвы в ГДР велась разработка планов развития авиационной промышленности. Того, что ГДР это обойдется в 1952 г. приблизительно в 27 млн. марок, а в 1953 г. сумма возрастет в десять раз22 , руководство СЕПГ, вплоть до осени 1952 г., не предполагало.

Серьезные проблемы существовали с планированием расходов на развитие национальных вооруженных сил ГДР23 . Уточнения требовал вопрос, сколько средств необходимо вложить в изготовление и ремонт военной техники, строительство казарм. Только поздней осенью стало ясно, что на развитие вооруженных сил из бюджета 1952 г. придется выделить сумму в шесть раз большую, чем первоначально планировалось - вместо 200 млн. 1,26 млрд. марок24 . 6 мая 1952 г. Политбюро ЦК СЕПГ, а 24 июля 1952 г.


14 SARMO BArch., DY 30, IV 2/2 - 215, В1. 25 - 34.

15 Ibidem.

16 Архив внешней политики РФ (далее - АВП РФ), ф. 082, оп. 40, п. 261, д. 52, л. 150 - 154.

17 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 227, Bl. 10 - 22.

18 Ibid., DC 20,1/3 - 126, Bl. 19 - 25.

19 Ibidem.

20 Ibidem.

21 Ibid., DY 30, IV 2/2 - 223. См. также: Dietrich T., Wenzke R. Getarnte Armee. Die Geschichte der Kasernierten Volkspolizei der DDR 1952 - 1965. Berlin, 2001, S. 287.

22 Dietrich T., Wenzke R. Op. cit., S. 292.

23 Иногда встречаются утверждения, что СКК в апреле 1952 г. представила смету расходов на создание национальной армии ГДР в размере 1,5 млрд. марок и, чтобы изыскать средства на эти цели, предложила правительству ГДР сократить расходы на социальные нужды (Ibid., S. 274). Однако документального подтверждения эти данные не имеют.

24 Dietrich T., Wenzke R. Op. cit., S. 307.

стр. 37


правительство ГДР приняли решение о развитии молодежной военно-патриотической программы "Служу Германии" ("Dienst fur Deutschland"), в рамках которой молодые люди на добровольных началах, проживая в трудовых лагерях, должны были строить казармы и квартиры для казарменной полиции ГДР25 . На реализацию этой программы планировалось израсходовать в течение года свыше 600 млн. марок26 и уже во втором полугодии 1952 г. необходимо было выделить 120 млн. марок.

Неясность при составлении бюджета у руководства СЕПГ вызывала и сделка с СССР по покупке 66 предприятий, принадлежавших советским акционерным обществам в Германии. Предложение на этот счет было сделано Сталиным в начале апреля 1952 г.27 3 июня 1952 г. в Берлине было подписано межправительственное соглашение о расчетах по сделке28 , которым предусматривалось, что СССР предоставит ГДР банковский кредит, а ГДР рассчитается по нему в течение трех лет, причем половина продажной стоимости предприятий будет оплачена товарными поставками. Сумма сделки при подписании соглашения не была зафиксирована (и, следовательно, не могла быть учтена при планировании бюджета), поскольку должна была быть рассчитана, исходя из реальной стоимости предприятий по состоянию на 1 апреля 1952 г.29 В июне 1952 г. работа по оценке их стоимости все еще не была завершена. Забегая вперед, отметим, что ежегодные выплаты по этой сделке окажутся сопоставимыми с расходами ГДР на производство товаров в счет погашения репарационных платежей и лягут тяжелым бременем на бюджет республики.

Наличие невыясненных вопросов серьезно осложняло и выработку контрольных цифр к народнохозяйственному и бюджетному планам на 1953 г., чем руководство СЕПГ занималось одновременно с утверждением бюджета 1952 г.30 Трудностей добавляло отсутствие ясности в вопросе о том, какой объем капиталовложений в отрасли промышленности, обслуживающие репарационные поставки (судостроение, общее машиностроение, металлургия), должен быть запланирован на 1953 г. Советская сторона еще не сверстала планы, а без этого решить вопрос не представлялось возможным. 10 июня Политбюро ЦК СЕПГ приняло решение контрольные цифры на 1953 г. в правительство не вносить, а "в подходящей форме" проинформировать о них лишь министров31 . О том, что контрольные цифры утверждаться не будут, 2 июля 1952 г. в беседе с руководителем экономического отдела СКК Б. А. Хомяковым сообщил председатель Государственной комиссии по планированию ГДР Б. Лейшнер32 .

Фактически сразу же после принятия бюджета на 1952 г. руководство СЕПГ было вынуждено поставить вопрос об увеличении его расходной части и заняться поиском дополнительных источников финансирования как на 1952, так и на 1953 годы. Выяснилось, что срочно требуются дополнительные капиталовложения в энергетику. 24 июня


25 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 210, В1. 2; DC 20,1/3 - 119.

26 17 июля 1952 г. Секретариат ЦК СЕПГ утвердил расходы на ее осуществление в размере около 653 млн. марок. - SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/3 - 308, Bl. 102.

27 См.: Источник, 2003, N 3, с. 115 - 128. Не датированная памятная записка с предложением о сделке, полученная в Берлине до 16 апреля 1952 г., сохранилась в немецком переводе: BArch, DC 20/607, Bl. 214. Сохранились также протоколы передачи предприятий (их 68). Оригинал договора исследователям не известен.

28 Косвенные данные об этом соглашении см.: BArch, DC 20/133.

29 Расчеты, произведенные на основании немецких документов, позволяют заключить, что сумма сделки составила 1,75 млрд. марок (Karlsch R. Allein bezahlt? Die Reparationsleistungen der SBZ/DDR 1945 - 53. Berlin, 1993, S.131). Согласно документу от мая 1953, хранящемуся в АВП РФ, эта цифра составляла около 1,55 млрд. марок. - АВП РФ, ф. 082, оп. 41, п. 271, д. 19, л. 31 - 38. Ее называют и российские историки: Новик Ф. И. "Оттепель" и инерция холодной войны. Германская политика СССР в 1953 - 1955 гг. М., 2001, с. 53.

30 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 215, Bl. 3, 15 - 19; IV 2/2 - 218, Bl. 30 - 33.

31 Ibid., IV 2/2 - 215, Bl. 3.

32 АВП РФ, ф. 082, on. 40, п. 261, д. 52, л. 133.

стр. 38


1952 г. немецкие и советские эксперты признали, что в снабжении народного хозяйства ГДР электроэнергией возникли серьезные проблемы. Если не принять срочных мер, то прирост производства электроэнергии в 1953 г. не достигнет и половины запланированного на 1952 г.33 К осени 1952 г. финансовая ситуация еще больше осложнилась. Новые расходы (свыше 35 млн. марок) повлекла за собой перестройка государственного заготовительного и закупочного аппарата34 , вызванная изменением территориально-политического деления ГДР на основании решения Народной палаты от июля 1952 г. В сентябре 1952 г. министерству машиностроения были выделены дополнительные средства35 . Но в октябре-ноябре оно вновь потребовало ассигнований из бюджета, теперь уже на погашение понесенных им убытков, вызванных, главным образом, запоздалым размещением заказов в счет репараций и сокращением производства экспортной продукции36 . Незапланированные убытки имелись и в судостроении37 . Возникли трудности с выполнением репарационных поставок. Для их преодоления также потребовались капиталовложения. 19 сентября 1952 г. на заседании Президиума Совета Министров ГДР второй заместитель председателя Совета Министров Г. Рау (в то время он исполнял обязанности председателя Совета Министров) отмечал: "Налицо значительное отставание в выполнении важнейших договорных обязательств по репарациям; чтобы поправить положение, необходимы решительные меры". Москва начала выражать недовольство сбоями репарационных поставок. В конце сентября главе дипломатической миссии ГДР в СССР Р. Аппельту была вручена памятная записка, в которой жестко критиковалось "невыполнение торгового договора"38 .

В СЕПГ понимали, что решение проблемы сбалансирования бюджета путем сокращения его социальных статей может привести к политической дестабилизации. "Экономить, но не за счет населения!" - подчеркивала 21 июня 1952 г. газета "Нойес Дойчланд" - центральный орган СЕПГ. Трудности, связанные с нехваткой бюджетных средств, еще казались преодолимыми. Выйти из положения руководство ГДР надеялось за счет урезания некоторых менее важных статей бюджета, повышения финансовой дисциплины, улучшения собираемости налогов и изыскания новых источников доходов. 17 июля 1952 г. Совет Министров ГДР принял решение о сокращении строительных программ в ряде крупных городов и объемов общественного строительства39 .

Советская Контрольная Комиссия в Германии с лета 1952 г. выражала озабоченность положением, складывающимся в экономике ГДР. СКК все чаще критиковала не согласованное с ней выделение Советом Министров ГДР дополнительных средств министерствам40 . Финансовый отдел СКК одобрял точку зрения экспертов СЕПГ о необходимости строго наказывать частных предпринимателей за неуплату налогов41 .

В конце августа - начале сентября 1952 г. председатель СКК В. И. Чуйков направил заместителю премьер-министра ГДР Г. Рау ряд меморандумов по текущим вопросам финансовой и социальной политики. То, что Чуйков высказывался на этот счет сразу в нескольких официальных документах, само по себе необычно. Это свидетельствует о том,


33 Там же, л. 123 - 128.

34 BArch, DC 20,1/3 - 117, Bl. 9 - 10.

35 Ibid., DC 20,1/4 - 1, Bl. 22; DC 20/133, Bl. 240.

36 В результате изменения ассортимента продукции, выпускаемой в счет репараций, 121 предприятие ГДР после 30 июня 1952 г. понесло убытки в размере 56,9 млн. марок. Совет Министров ГДР отмечал: "Ради выполнения заказов по репарациям, которые с большим опозданием были размещены на предприятиях, и ради выполнения заказов, связанных с защитой мира, производство экспортной продукции было отложено", в том числе экспортной продукции для Советского Союза. - Ibid., DC 20, 1/3 - 150, Bl. 45 - 46, 153 - 157.

37 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 227, Bl. 15.

38 АВП РФ, ф. 458, on. 365, д. 1, л. 180 - 182.

39 BArch, DC 20,1/3 - 117, Bl. 167 - 179; GB1. 1952, S. 615 - 616.

40 См.: SAPMO BArch, NY 4090/316, Bl. 42, 47^8, 121 - 122.

41 АВП РФ, ф. 082, on. 40, п. 261, д. 52, л. 150 - 154.

стр. 39


что, с точки зрения СКК, в решении вопросов, связанных с регулированием экономики ГДР и планированием ее дальнейшего развития, возникли серьезные проблемы, а руководство СЕПГ заняло нерешительную позицию. В первом меморандуме Чуйков указывал на необходимость соблюдения финансовой дисциплины и строгого контроля над ростом заработной платы42 . Во втором (с учетом того, что 1 июля 1952 г. зарплата в некоторых отраслях уже была повышена) он предложил произвести сокращение выплат по социальному вспомоществованию и социальному страхованию43 . В третьем Чуйков советовал скорректировать кредитную и налоговую политику по отношению к крупным крестьянским хозяйствам: взыскать с них задолженность по налогам и по возможности более не предоставлять им долгосрочные кредиты44 . В четвертом меморандуме Чуйков излагал свое отношение к решению руководства СЕПГ о повышении заработной платы на частных предприятиях, которое планировалось провести в ближайшее время45 . СКК возражал против решения Политбюро ЦК СЕПГ от 12 августа 1952 г. о допустимости недоплаты частным сектором налогов на сумму до 10 млн. марок в связи с планируемым повышением зарплаты занятым в нем работникам46 . В начале сентября 1952 г. СКК в очередной раз призвал правительство ГДР выполнить переданные ему ранее предписания47 , повысить налоги на частных предпринимателей (это предложение было новым) и утвердить соответствующие планы министерства финансов ГДР48 .

В первых числах октября 1952 г. Ситнин представил развернутый план мероприятий по укреплению бюджета ГДР. Он назывался "О сокращении дотаций и других мерах по обеспечению режима экономии в ГДР"49 . План исходил из наличия в ГДР "крупных скрытых резервов" и сводился к следующему. Из года в год все более истощающийся, перенапряженный бюджет ГДР необходимо в короткий срок разгрузить путем:

1) корректировки основных финансовых установок (изменения структуры цен и снижения дотаций, в частности на сырье и энергоносители, а также изменения политики в вопросах заработной платы, формирования и использования премиальных фондов);

2) повышения эффективности функционирования важных сфер производства и управления (введение хозрасчета, изменение системы расчета себестоимости продукции народных предприятий, снижение расходов на содержание управленческого аппарата, введение технически обоснованных норм выработки, пересмотр системы профессиональной подготовки);

3) приведения политики в вопросах заработной платы и социальной политики в соответствие с реальной производительностью труда (в предшествующие годы темпы роста заработной платы и социальных выплат в ГДР обгоняли темпы роста производства).

План Ситнина ориентировался на решение текущих финансовых проблем и принципиальных вопросов, связанных с налаживанием функционирования планового хозяйства ГДР. Он не содержал рекомендаций по преодолению трудностей в вопросе о выполнении репарационных поставок, создании оборонного производства и развитии национальных вооруженных сил ГДР. Эти вопросы не входили в сферу компетенции СКК. Рекомендации по их решению передавались из Москвы напрямую соответствующим правительственным инстанциям в Восточном Берлине.


42 SAPMO BArch, NY 4090/316, Bl. 103 - 105.

43 Ibid., Bl. 123 - 125.

44 Ibid., Bl. 110 - 111.

45 Ibid., Bl. 121.

46 Ibid., DY 30, IV 2/2 - 225, Bl. 3.

47 Ibid., NY 4090/316, Bl. 158 - 160.

48 В записи президента ГДР и председателя СЕПГ В. Пика от 1 сентября 1952 г. о встрече с представителями СКК также говорится о повышении налогов. - См.: Wilhelm Pieck - Aufzeichnungen zur Deut-schlandpolitik 1945 - 1953. Hrsg. von R. Badstiibner, W. Zoth. Berlin, 1994, S. 405.

49 Российский государственный архив социальной и политической истории (далее - РГАСПИ), ф. 17, оп. 137, д. 891, л. 138 - 160.

стр. 40


До конца октября 1952 г. никаких важных решений, в том числе учитывающих рекомендации СКК, правительство ГДР не принимало. Его первые лица отсутствовали. О. Гротеволь с конца августа, а его первый заместитель В. Ульбрихт еще с конца июля, находились на лечении и отдыхе в СССР. Без них ни Г. Рау, ни В. Штоф, как руководитель Бюро по экономическим вопросам при председателе Совета Министров ГДР (это бюро занималось вопросами военно-экономического планирования), не осмеливались принимать ответственных решений. Кроме того, все ждали, что Гротеволь и Ульбрихт вернутся из Москвы, где в октябре должен был состояться первый послевоенный съезд советских коммунистов, с новыми руководящими указаниями.

НОЯБРЬ 1952 г. - НАЧАЛО ФЕВРАЛЯ 1953 г.: НОВАЯ СТРАТЕГИЯ СЕПГ И ПРИНЯТИЕ ПЛАНА РАЗВИТИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА ГДР НА 1953 г.

5 - 14 октября 1952 г. президент ГДР Пик, Гротеволь и Ульбрихт на правах гостей приняли участие в работе XIX съезда КПСС. Они надеялись получить в Москве инструкции о том, какой стратегии им следует придерживаться в вопросах общественного строительства и как преодолеть возникшие экономические трудности. Но никаких инструкций им не дали.

СКК, по-видимому, тоже не имел никаких указаний на этот счет. Перестановки в советском партийном и государственном аппарате и организационная перестройка внутри самой ГДР после введения нового территориально-политического деления республики негативно повлияли на деятельность СКК, как контролирующего органа50 . Работа над планом развития народного хозяйства ГДР на 1953 г. вступала в решающую фазу без должной кооперации между СКК и немецкими правительственными инстанциями.

Составляя план развития народного хозяйства, руководство СЕПГ надеялось, что большинство проблем будет решено с помощью СССР. 20 октября 1952 г. оно подготовило письмо советскому правительству с просьбой увеличить поставки в ГДР металлопроката, труб, чугуна, цветных металлов, хлопка, фуражного зерна и растительного масла51 . Некоторые вопросы планировалось решить собственными силами, например, увеличить на 50% объем производства техники для сельскохозяйственных кооперативов.

Во время работы над планом развития народного хозяйства на 1953 г. руководство СЕПГ приняло решение о развертывании наступления на частный сектор экономики ГДР. Это решение имело тяжелые экономические и политические последствия. С декабря 1948 г. Сталин удерживал СЕПГ от курса на углубление "народной демократии". Во время последней встречи в Кремле в апреле 1952 г. он вновь советовал Пику, Гротеволю и Ульбрихту укреплять политическое лидерство СЕПГ, но не трогать социальную структуру, т.е. сохранить многоукладный характер экономики ГДР. На Второй конференции СЕПГ в июле 1952 г. Ульбрихт выступил против "экспроприации мелких частных предпринимателей". Но на 10-м пленуме ЦК СЕПГ (20 - 22 ноября 1952 г.) он внезапно объявил об "ограничении капиталистических элементов", в частности о "покупке" частных предприятий государством52 . К середине декабря 1952 г. "устранение эксплуататорского класса" в городе и на селе стало уже рассматриваться как первоочередная задача партии53 . Принимается решение о создании в срочном порядке во всех районах сельскохозяйственных кооперативов и их укреплении с тем, чтобы они могли


50 См.: Das SKK-Statut. Zur Geschichte der Sowjetischen Kontrollkommission in Deutschland 1949 bis 1953. Eine Dokumentation. Zusammengestellt u. eingeleitet von E. Scherstjanoi. Miinchen, 1998.

51 SAPMO BArch, NY 4090/316, Bl. 147 - 148.

52 Lehren des XIX. Parteitags der KPdSU fur den Aufbau des Sozialismus in der Deutschen Demokratischen Re-publik. Referat und Diskussionsreden auf der 10. Tagung des Zentralkomitees der SED vom 20. bis 22. November 1952. Berlin, 1952, S. 23, 50.

53 О том, что партия ставит перед собой такую задачу, заявил, в частности, на одной из теоретических конференций секретарь ЦК СЕПГ Ф. Эльснер. - Neues Deutschland, 9.1.1953.

стр. 41


взять на себя производство большей части сельхозпродукции. Отметим, что первые сельскохозяйственные кооперативы появились в ГДР лишь во втором полугодии 1952 г.

Ульбрихт представил новую стратегию партии, которая позднее получила название "ускоренное строительство социализма", как вывод из работы XIX съезда КПСС. В действительности, он опирался на труд Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР", который незадолго до этого вышел в свет. О том, что размышления Сталина имеют какое-то отношение к ГДР, никто из советских партийных лидеров не говорил ни слова. Но руководство СЕПГ восприняло подытоженный Сталиным опыт социалистического строительства в СССР как нечто универсальное, как руководство к действию. Расчетов, во что обойдутся и какую выгоду принесут огосударствление и коллективизация в ГДР, не делалось. К тому же лидеры СЕПГ были твердо убеждены в том, что Москва в любом случае окажет им помощь.

Переходя к новой стратегии, руководство СЕПГ ожидало, что кулаки и остатки буржуазии либо сбегут за границу, либо окажут активное сопротивление и перейдут к актам саботажа, в результате чего непременно обострится классовая борьба. В принципе, для лидеров СЕПГ было более предпочтительным, чтобы "эксплуататоры" покинули ГДР, бросив свою собственность. Но если в результате усиления политической напряженности дело все же дойдет до столкновения, трудящиеся, полагали руководители СЕПГ, поддержат курс на расширение и укрепление социалистического сектора.

Лидеры СЕПГ пока что не видели признаков надвигающейся политической дестабилизации. Они не предпринимали шагов по предотвращению возможного конфликта и сосредоточивали свое внимание исключительно на пропагандистских акциях в рамках "мероприятий по противодействию бегству из республики"54 , обращенных (в соответствии с рекомендациями из Москвы), прежде всего, к интеллигенции. Трудящихся призывали к бдительности. Начался поиск вредителей. Такой настрой усилили процесс по делу Р. Сланского в Чехословакии и подготовка процесса по "делу врачей" в СССР.

В октябре 1952 г. СКК не подал руководству СЕПГ никаких сигналов о необходимости перехода в наступление на капиталистические элементы. До сих пор никем не приведены также документальные доказательства того, что курс на ликвидацию многоукладного характера экономики ГДР вообще одобрялся Москвой. По всей видимости, руководство СЕПГ действовало по собственной инициативе, руководствуясь мыслью: раз СКК не поправляет, значит, избранный нами курс возражений с советской стороны не вызывает. Складывалась ситуация, во многом схожая с той, что была в середине 1948 г., когда лидеры СЕПГ тоже вынашивали планы экспроприации частных предприятий. Но тогда Сталин сказал: нет! Теперь все молчат, хотя намерения СЕПГ куда более решительные55 . Молчание, в общем-то, объяснимо. Возражать против курса, авторы которого апеллируют к высказываниям Сталина, невозможно, если молчит сам Сталин.

В экономической сфере в это время СЕПГ предприняла ряд шагов сразу на нескольких направлениях. Руководство партии приступило к рассмотрению возражений и пожеланий, высказанных СКК осенью 1952 г. 14 октября и 14 ноября 1952 г. Политбюро ЦК СЕПГ приняло решение о проведении некоторых мероприятий по обеспечению режима экономии и объявило о сокращении расходов56 . В целях экономии бюджетных средств


54 См. протокол заседания Политбюро ЦК СЕПГ от 6 января 1953 г. - SAPMO B Arch, DY 30, J IV 2/2 - 256, В1. 2, 30 - 40.

55 Ф. И. Новик пишет: "Советское руководство не одобряло курс властей ГДР на ускоренное строительство социализма и еще в конце 1952 - первой половине 1953 г. пыталось повлиять на В. Ульбрихта и О. Гротеволя". - Новик Ф. И. Указ. соч., с 57. С таким высказыванием нельзя согласиться. Нет доказательств того, что курс на "ускоренное строительство социализма" в ГДР одобрялся Москвой, как нет и доказательств обратного. Если рассматривать политику СССР в ГДР в начале 1953 г., то напрашивается вывод, что Москва считала скорее необходимой ликвидацию частного сектора в экономике ГДР, нежели его сохранение. Версия о том, что СКК пыталась отговорить руководство СЕПГ от ошибочного курса, появилась в записках и отчетах представителей СКК, подготовленных не раньше июня 1953 г.

56 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 238, Bl. 5, 33 - 41; DY 30, IV 2/2 - 245, Bl. 1 - 2.

стр. 42


2 декабря оно постановило отменить рождественские выплаты рабочим и служащим и сократить дотации на развитие культуры. Объявлено и о сокращении выплат по социальному страхованию57 . На заседаниях 2 и 9 декабря 1952 г. решено сократить кредитование крестьян-единоличников58 . Руководство партии приняло предложение СКК о повышении цен на отдельные виды сырья в целях сокращения дотаций59 . На заседаниях 11 и 14 ноября, 4 и 9 декабря 1952 г. оно подтвердило некоторые принятые им ранее решения60 . Руководство СЕПТ объявило о расширении государственной помощи сельскохозяйственным кооперативам (их к тому времени насчитывалось уже 1300), не предполагая, однако, как сильно возрастет их число в ближайшем будущем.

Вторым направлением экономической деятельности СЕПГ являлось преодоление узких мест в обеспечении населения продовольствием, возникших вследствие недостаточного объема импорта и проволочек при заготовке сельскохозяйственной продукции, в частности продуктов животноводства61 . Негативные последствия снижения товарного предложения руководство СЕПГ пыталось предотвратить путем установления ограничений на продажи и регулирования снабжения. Если начнут пустеть прилавки магазинов, считало оно, то рабочие, прежде всего, крупных предприятий должны быть обеспечены всеми необходимыми товарами. К Рождеству на валюту за границей дополнительно закупались некоторые продукты питания, а вывоз продуктов из страны ограничивался. Решением Совета Министров ГДР от 6 ноября 1952 г. хозяйственный аппарат мобилизовывали на сбор обязательных поставок сельхозпродукции. В рамках новой стратегии это привело к усилению нажима, в частности на срывающих обязательные поставки кулаков62 . К началу декабря положение стало очень затруднительным. 5 декабря 1952 г. состоялось заседание Президиума Совета Министров и совещание у председателя Совета Министров ГДР. На них было принято решение предоставить право органам управления округов устанавливать ограничения на реализацию отдельных видов товаров через систему розничной торговли63 . После более внимательного изучения положения Совет Министров ГДР распорядился ограничить продажу масла, животных жиров и сахара64 .

Одновременно руководство СЕПГ стремилось ускорить принятие плана развития народного хозяйства на 1953 г. На внеочередном заседании Политбюро ЦК СЕПГ 31 октября 1952 г. решено создать комиссию из высокопоставленных должностных лиц, которая должна выяснить, что сдерживает работу над планом65 . 14 ноября утвержден текст нового письма в ЦК КПСС с просьбой об увеличении поставок сырья, более рациональном использовании и определенной разгрузке производственных мощностей (в ча-


57 Stellungnahme des Politbiiros zur Gewahrung von Sonderpramien zum Jahresende, 2.12.1952. - Dokumente der SED. Beschliisse und Erklarungen des Zentralkomitees sowie seines Politbiiros und seines Sekretariats (далее -Dokumente der SED), Bd. IV. Berlin, 1954, S. 193 - 195. Вместо годовых премий всем без исключения работникам теперь предусматривалась выплата повышенных премий только дисциплинированным, имеющим хорошие производственные показатели рабочим и служащим предприятий, выполнившим план. Руководитель экономического отдела СКК Хомяков в записке от 15 декабря 1952 г. отметил, что это решение вызывает недовольство рабочих (АВП РФ, ф. 458, оп. 73 не, п. 261, д. 8, л. 387 - 389). СКК, однако, не предложила никакой альтернативы своему плану обеспечения режима экономии.

58 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 250, В1. 14 - 17, 67 - 68; DY 30, IV 2/2 - 252, В1. 9, 61 - 62.

59 Ibid., DY 30, IV 2/2 - 250, Bl. 5; Stellungnahme des Politburos zur Preispolitik, 2. 12. 1952. - Dokumente der SED, Bd. IV, S. 196 - 198.

60 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 244, Bl. 3; DY 30, IV 2/2 - 245, Bl. 3; DY 30, IV 2/2 - 251, Bl. 2; DY 30, IV 2/2 - 252, Bl. 6.

61 Вина за возникновение этих трудностей была возложена на функционеров центральных органов управления торговлей. Против них была начата политическая кампания.

62 BArch, DC 20,1/3 - 151, Bl. 11 - 14.

63 Ibid., DC 20,1/4 - 3, Bl. 2 - 3, 11 - 12.

64 См.: Bartel H. Die Versorgungskrise. - In: Briiche, Krisen, Wendepunkte. Neubefragung von DDR-Geschich-te. Hrsg. von J. Cerny. Leipzig etc., 1990, S. 110 - 117.

65 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 242, Bl. 1.

стр. 43


стности, в судостроении), обслуживающих репарационные поставки, а также о скорейшем предоставлении ГДР оборудования для металлургической промышленности. Руководство СЕПГ дало понять Москве, что ГДР испытывает большие трудности, выполняя ее требования о наращивании государственных резервов, развитии внешней торговли, преодолении отставания в выпуске некоторых видов продукции при одновременной перестройке промышленного производства на выпуск изделий, имеющих оборонное назначение66 . Но эти сигналы, по всей видимости, до Сталина не дошли. Тем временем СКК в послании Совету Министров ГДР констатировала, что проект плана развития народного хозяйства ГДР на 1953 г. расходится с показателями пятилетнего плана. Она потребовала, невзирая на дополнительные нагрузки, связанные с налаживанием выпуска оборонной продукции (что конкретно должно выпускаться, все еще не определено, и самой СКК до конца не известно), учесть в плане на 1953 г. показатели пятилетнего плана, в частности, в том, что касается промышленности основных материалов67 .

17 декабря 1952 г. был принят план развития народного хозяйства ГДР на 1953 г.68 Незадолго до этого, 11 декабря, на заседании Совета Министров говорилось о "наличии серьезной угрозы государственному плану"69 . Поскольку по-прежнему оставалось много неясностей, то при обнародовании плана в разделе, касающемся промышленного производства, приводились лишь самые общие показатели. Планом предусматривалось, что электроэнергетика и металлургическая промышленность будут расти приблизительно теми же темпами, что и в 1952 г., тогда как производство отдельных видов продукции машиностроения и транспортного машиностроения резко возрастет (за счет перераспределения средств на эти нужды из легкой промышленности). По сравнению с планами предшествующих лет план 1953 г. оказался задачей со многими неизвестными.

Руководство СЕПГ понимало, какие опасности таил в себе столь напряженный план. Оно, например, не выполняло требование СКК опубликовать конкретные показатели производства определенных товаров массового потребления, поскольку не хотело связывать себя цифрами, которые легко поддаются проверке. На принятие плана в том виде, в каком он существовал на начало декабря 1952 г., оно соглашалось лишь при условии увеличения советских поставок и в надежде, что в результате введения новых норм выработки ему удастся сэкономить средства по фонду заработной платы. СКК также понимала, что, по меньшей мере, часть плана не выполнима. Она настаивала на дальнейшем снижении себестоимости производимой продукции, прежде всего за счет экономии по фонду заработной платы70 . По мнению СКК, для целого ряда отраслей производственные задания на 1953 г. являлись чересчур напряженными. Но поскольку против плана в Москве никто не возражал, то он был принят и приобрел силу закона.

Руководство СЕПГ согласилось с требованием политического отдела СКК об энергичном воздействии на лиц, срывающих обязательные поставки сельхозпродукции и не уплачивающих налоги. Оно решило оказать давление на "капиталистов", повысить налоги, распустить промышленные и торговые палаты. Предполагалось, что это укрепит государственный бюджет. 9 января 1953 г. сложное финансовое положение ГДР стало предметом обсуждения на встрече руководства СЕПГ и представителей СКК в Карлс-хорсте. Ситнин вновь говорил о наличии больших резервов. Немецкой стороне обещали, что в вопросах, касающихся судостроения, ее пожелания будут в определенной степени учтены. В то же время СКК критиковало руководство СЕПГ за то, что меры по обеспечению режима экономии в ГДР, рекомендованные осенью 1952 г., все еще не полностью претворены в жизнь. Его упрекали за недостаточно последовательную налоговую политику в отношении "капиталистических элементов". Отмечалось, что по-


66 Ibid., DY 30, J IV 2/2 - 245, В1. 4 - 18; DE-1, 12226, Bl. 36 - 40.

67 Ibid., DE-1, 12226, Bl. 47 - 58.

68 GB1. 1952, S. 1319 - 1331.

69 В Arch, DC 20,1/3 - 159, Bl. 9 - 31.

70 Ibid., DE-1, 12226, Bl. 59 - 60.

стр. 44


прежнему сохраняется дисбаланс между заработной платой и производительностью труда и не введены повсеместно новые нормы выработки. СКК отговаривала руководство СЕПГ от осуществления программы "Служу Германии", подчеркивая, что она может иметь тяжелые экономические и политические последствия71 .

Учитывая позицию советской стороны, Политбюро ЦК СЕПГ 20 января 1953 г. конкретизировало принципы своей финансовой политики и сформулировало более радикальные предложения по обеспечению режима экономии: принято решение об отмене налоговых льгот для частных предпринимателей и взыскании с них невыплаченных налогов. Предполагалось, что в кратчайший срок это даст 363 млн. марок. Кроме того, предусматривалось на 10 - 20% снизить расходы на содержание управленческого аппарата. Отменялись дотации на поддержание цен на удобрения и их транспортировку (экономия 31 млн. марок), а также цен на корм для скота (экономия 7 млн. марок)72 . Экономить планировалось на всем: на работе почты, театра, высших школ, на медицинском обслуживании, на отмене льготных тарифов на транспорт и бюджетных дотаций на поддержание экспортных цен. Все эти меры должны были пополнить бюджет приблизительно на 1,5 млрд. марок.

Мероприятия по усилению режима экономии СЕПГ пыталась представить общественности не как результат нарастания экономических трудностей, а как нечто закономерное, само собой разумеющееся. 3 февраля 1953 г. Политбюро ЦК СЕПГ утвердило для публикации в прессе текст статьи "Поход за бережливость". В ней, в частности, говорилось: "Установление строгого режима экономии - это ... не временная мера, вызванная нуждой, а постоянный, разумный принцип социалистического хозяйствования в интересах народа"73 .

НАЧАЛО ФЕВРАЛЯ - СЕРЕДИНА АПРЕЛЯ 1953 г.: НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ В ОДИНОЧКУ НЕ РЕШИТЬ

После событий 17 июня 1953 г. Гротеволь сказал: в феврале руководство СЕПГ пришло "к выводу, что своими силами необходимого, быстрого изменения положения мы не добьемся"74 . Но он ни словом не обмолвился о том, что вплоть до середины апреля 1953 г. попытки лидеров ГДР достичь договоренностей с Москвой успеха не имели.

Согласно записям Пика, примерно 16 января 1953 г. руководство СЕПГ получило новые требования советской стороны. От ГДР ожидали дальнейшего увеличения поставок по так называемому "счету Т" (специальные торговые соглашения о поставках машин и оборудования в СССР). Кроме того, советская сторона изменила условия расчетов по договору о продаже ГДР 66 предприятий, принадлежавших советским акционерным обществам в Германии. Она требовала, чтобы в 1953 г. в порядке расчета за эти предприятия было поставлено приблизительно в два раза больше товаров, чем предусматривалось первоначально75 . На проведении жесткой линии в вопросе о репарациях, развитии оборонного производства и поставках из ГДР по торговым соглашениям, настаивал, прежде всего, руководитель советских акционерных обществ в Германии Б. З. Кобулов, являвшийся доверенным лицом Л. П. Берии. Он полагал, что нагрузка на народное хозяйство ГДР может быть даже увеличена.

Руководство СЕПГ в этой связи очень опасалось, что к крайней перегрузке бюджета и возникшим трудностям со снабжением населения продовольствием и товарами первой


71 Немецкая запись беседы 9 января 1953 г. опубликована в кн.: Wilhelm Pieck - Aufzeichnungen zur Deut-schlandpolitik 1945 - 1953, S. 407-411. Русскую запись см.: АВП РФ, ф. 082, оп. 41, п. 275, д. 52, л. 128 - 138.

72 SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/2 - 258, Bl. 16 - 25.

73 Ibid., DY 30, JIV 2/2 - 260, Bl. 14 - 18.

74 Grotewohl O. Die gegenwartige Lage und der neue Kurs der Partei. Referat. - Der neue Kurs und die Aufgaben der Partei. 15. Tagung des ZK der SED, 24. -26.7.1953. Berlin, 1953, S. 9.

75 Запись беседы 6 февраля 1953 г. см.: Wilhelm Pieck - Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945 - 1953, S. 414 - 416.

стр. 45


необходимости теперь добавятся значительные нарушения товарооборота в целом, а лишь недавно принятый план развития народного хозяйства попросту превратится в макулатуру. Ему было ясно, что без Москвы возникшие проблемы не решить. В своих записях Пик отметил: "Сверхплановые нагрузки - как с ними справиться? Своими силами невозможно - вид[имо, надо] решать в М[оскве] - через кредит + обеспечение материалами"76 .

Руководство СЕПГ подготовило подробную аналитическую записку под названием "Обеспечение выполнения пятилетнего плана и создания национальных вооруженных сил в ГДР", которую намеревалось подать правительству СССР. В ней подчеркивалось, что для выполнения принятого на 1953 г. плана потребуется мобилизация всего потенциала народного хозяйства ГДР, в котором и без того сложилось "серьезное положение"77 . Тем самым давалось понять: новые требования советской стороны окончательно перегружают ГДР.

6 февраля 1953 г. Пик, Гротеволь, Ульбрихт и Лейшнер в ходе встречи с Чуйковым сообщили ему о своей озабоченности и предупредили о том, что складывается ситуация, которая может иметь для народного хозяйства ГДР очень тяжелые последствия78 . Председатель СКК внимательно выслушал руководителей ГДР. И хотя его сотрудники постоянно сообщали, что ГДР располагает большими резервами, ему стало ясно, что ситуация очень непростая. Он заявил, что "не допустит блокирования народного хозяйства" республики. Видимо, участники встречи договорились о том, что надо отправиться в Москву и, действуя "осторожно", попытаться решить там все вопросы79 . Политбюро СЕПГ дополнило свою аналитическую записку (её объем достиг теперь почти 60 страниц) подробным описанием ситуации в аграрном секторе ГДР.

Индикатором резкого ухудшения экономической ситуации и в целом внутриполитического положения в ГДР являлось в тот период усиление бегства ее граждан в Западную Германию. Еще в декабре 1952 г. СКК констатировала, что республику покидают не только "частнокапиталистические элементы" и интеллигенция, но и все чаще рабочие и служащие промышленных предприятий80 . Ей и руководству СЕПГ стало ясно, что необходимо срочно принимать серьезные меры по улучшению социально-экономического положения населения ГДР, изменению ситуации со снабжением и розничной торговлей.

СКК старалась, насколько это было в ее силах, оказать помощь ГДР. Со складов советских войск в Германии выделялось топливо для населения. 27 февраля 1953 г. Чуйков проинформировал Гротеволя о решении правительства СССР досрочно предоставить ГДР 300 тыс. тонн зерна в рамках соглашения о зерновых поставках81 . СКК полагала также, что позитивные результаты может дать улучшение снабжения рабочих и служащих продуктами через заводские столовые82 . Изыскать средства на это она пред-


76 Ibidem.

77 Полная окончательная редакция этой записки не сохранилась. Не датированные первоначальные черновые наброски см.: SAPMO BArch, NY 4090/473, Bl. 35 - 68, NY 4062/83, Bl. 99 - 132; более позднюю редакцию см.: Ibid., DY 30, IV 2/2.01/1. В протоколах заседаний Политбюро ЦК СЕПГ от 3 и 22 февраля 1953 г. содержатся упоминания о некоем докладе, в разработке которого принимают участие члены Политбюро Ульбрихт, Рау, Лейшнер, статс-секретарь министерства иностранных дел ГДР А. Аккерман и председатель Центральной партийной контрольной комиссии (ЦПКК) Г. Матерн. Видимо, эти упоминания касаются выработки окончательной редакции текста обращения к руководству КПСС.

78 Запись беседы 6 февраля 1953 г. см.: Wilhelm Pieck - Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945 - 1953, S. 414 - 416.

79 Ibidem.

80 SAPMO BArch, NY 4090/316, Bl. 181 - 186.

81 АВП РФ, ф. 458, оп. 366, д. 1, л. 199; SAPMO BArch, NY 4090/316, Bl. 231. Информацией о том, была ли осуществлена эта поставка, автор не располагает.

82 Запись беседы 2 февраля 1953 г. см.: Wilhelm Pieck - Aufzeichnungen zur Deutschlandpolitik 1945 - 1953, S. 411 - 413.

стр. 46


лагала за счет снижения закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию при одновременном повышении розничных цен на нее, чтобы не ущемлять интересы крестьянства.

В феврале 1953 г. эксперты СКК разработали комплекс мероприятий по поэтапному (до конца текущего года) снижению дотаций на поддержание розничных цен на продукты питания в ГДР и полной отмене продуктовых карточек. Основные тяготы по отмене карточной системы они предложили возложить на "частнокапиталистические элементы" и "мелкобуржуазный слой" (в общей сложности свыше 600 тыс. человек), продуктовые карточки которых рекомендовали аннулировать немедленно. Предложено было отменить дополнительные карточки для 2 млн. человек. По карточкам на мясо рекомендовалось выдавать больше рыбы и яиц, карточки на сахар частично покрывать кондитерскими товарами, а раздачу масла ограничить. Эксперты СКК советовали также ввести лимиты на выделение муки частным пекарням и вообще ограничить ее продажу. Если все эти мероприятия провести быстро, считали они, и по-прежнему проводить твердую политику в вопросе об обязательных поставках сельхозпродукции крестьянами, то в течение девяти месяцев можно создать государственный резерв в объеме 90 тыс. тонн мяса, 35 тыс. тонн жиров (включая 14 тыс. тонн масла), 80 тыс. тонн сахара и поставить вопрос о полной ликвидации карточной системы83 . Карточки на текстильные товары можно отменить уже сейчас, повысив, однако, цены на качественный текстиль.

Руководство СЕПГ скептически восприняло предложения СКК об ограничении снабжения по карточкам. В принципе планы ликвидации карточной системы вынашивались уже давно. Об ее отмене объявлялось еще на рубеже 1949 - 1950 гг., но тогда для этого не было в достаточном количестве товаров. Их не хватало и сейчас. Руководство СЕПГ сомневалось в правильности выбора момента для такого шага и распорядилось произвести собственные расчеты. Сомнения у него вызывала также целесообразность усиления нажима на крестьян, не выполняющих обязательные поставки. Многие из них, считало оно, если на них надавить еще сильнее, скорее откажутся от своих хозяйств, чем попытаются рассчитаться с долгами и войти в кооперативы. Поэтому Политбюро ЦК СЕПГ 3 февраля 1953 г. отдало распоряжение взыскать задолженность по налогам и кредитам лишь с крестьян, имеющих 50 и более гектаров земли84 .

19 февраля 1953 г. правительство ГДР по рекомендации СКК приняло решение о внесении существенных изменений в земельное право и применении к крестьянам, подозреваемым в саботаже выполнения распоряжений правительства, меры наказания в виде скрытой конфискации собственности. Правительство распорядилось охватить весенней посевной все площади, в том числе пустующие частные земельные владения. Местные власти наделялись чрезвычайными полномочиями по "принятию в управление" земель, строений и инвентаря"85 . Параллельно с этим были утверждены "Меры по обеспечению быстрого погашения задолженности по обязательным поставкам". Прокурорам дано указание строго наказывать саботажников86 . На кулаков, а также все чаще на середняков, имеющих задолженности, заводились уголовные дела. Эти решения привели к сгону с земли крестьян, имеющих задолженности, и к резкому ухудшению политических настроений сельского населения.

Экономические трудности и осложнение внутриполитической обстановки создали почву для усиления разногласий в руководстве СЕПГ. После того как СКК рекомендовала обратить внимание на "опыт процесса по делу Сланского" и сделать из него практические выводы, отношения между отдельными его представителями накалились. Не


83 АВП РФ, ф. 457а, оп. 15, п. 79, д. 30, л. 28 - 32, 37 - 43. Решение Политбюро ЦК СЕПГ по этим вопросам см.: SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/2 - 265, Bl. 4, 20 - 26.

84 SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/2 - 260, Bl. 12.

85 Ibid., DC 20,1/3 - 174, Bl. 11 - 12, 41 - 45; GBl, 1953, S. 329 - 330.

86 SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/2 - 265, Bl. 4, 32 - 34.

стр. 47


все в руководстве СЕПГ были согласны с тем, что классовая борьба в ГДР должна обостряться и что виновниками сбоев в денежном обращении являются частные розничные торговцы. Тем временем бегство граждан ГДР в Западную Германию продолжало усиливаться. Руководство СЕПГ заявило, что бегство граждан ГДР - результат кампании "вербовки" и "клеветы" и вознамерилось дать ей идеологический отпор87 . По настоятельной рекомендации СКК было подготовлено постановление Политбюро ЦК СЕПГ о повышении норм выработки88 .

Смерть Сталина 5 марта 1953 г. поначалу ничего не изменила в ГДР, поскольку "германская политика" Москвы осталась прежней89 . Однако обеспокоенность в СЕПГ и СКК явно усилилась. Руководство СЕПГ волновали вопросы, примет ли во внимание новое советское руководство трудности, возникшие в народном хозяйстве ГДР и какими могут быть последствия персональных перестановок в руководстве КПСС. Гротеволь, видимо, надеялся использовать траурные мероприятия в Москве для того, чтобы дать там понять, что ГДР рассчитывает на материальную поддержку со стороны СССР, в частности на сокращение объема поставок продукции, имеющей оборонное значение. Однако переговорить с советскими руководителями ему очевидно не удалось. 27 марта 1953 г. на заседании Совета Министров ГДР в присутствии представителей Управления по репарациям СКК и Управления советским имуществом в Германии (УСИГ) он вынужден был указать своим подчиненным на необходимость строгого выполнения плана репараций на 1953 г. в объеме 641,3 млн. марок. Он напомнил им, что налицо серьезное отставание в выполнении плана (он пока что выполнен лишь на 10% вместо 19%), а главными виновниками задержек являлись судостроительная промышленность и тяжелое машиностроение90 .

Предположительно, в начале апреля 1953 г. руководство ГДР начало подготавливать поездку в Москву. 8 апреля Секретариат Политбюро ЦК СЕПГ утвердил делегацию в составе Гротеволя, Ульбрихта, Рау, Аккермана и Лейшнера, которым поручалось в недельный срок сформулировать вопросы, требующие обсуждения91 . Однако потребность в такой поездке отпадала. 13 апреля 1953 г. Чуйков передал руководству СЕПГ послание советского правительства. В нем сообщалось, что "после ознакомления с вопросами, поставленными в послании ЦК СЕПГ"92 , правительство СССР приняло решение уменьшить для ГДР сумму репарационных платежей и изменить состав ее товарных поставок в СССР по договорам, "чтобы помочь немецкому народу в деле дальнейшего развития народного хозяйства" ГДР, "вставшей на путь строительства социализма"93 . Советское правительство сократило на 20% некоторые репарационные поставки при эквивалентном увеличении других поставок. На 50% уменьшились поставки товаров, производимых советскими акционерными обществами в Германии, и остаточные платежи за проданные ГДР предприятия. Кроме того, советское правительство согласилось


87 Ibid., DY 30, IV 2/13 - 394, Bl. 92 - 96.

88 Ibid., DY 30, J IV 2/2 - 264, Bl. 2.

89 См.: Scherstjanoi E. Die sowjetische Deutschlandpolitik nach Stalins Tod 1953. - Vierteljahrshefte fur Zeitge-schichte 46 (1998), H. 3, S. 497 - 549.

90 SAPMO BArch, DY 30, NL 4090/340, Bl. 12 - 121. Сумма 641,3 млн. марок составляла лишь часть репарационных выплат, которые в 1953 г. должна была произвести ГДР. Согласно советским данным от 5 мая 1953 г., их общий объем равнялся приблизительно 1,8 млрд. марок. К этому добавлялись 4 млн. марок на покрытие внутренних и внешних оккупационных расходов, а также свыше 1 млрд. марок платежей за 66 предприятий, приобретенных у СССР в 1952 г. - АВП РФ, ф.082, оп. 41, п. 271, д. 19, л. 31 - 38.

91 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/3 - 274, Bl. 2. В последующих решениях Политбюро ЦК СЕПГ упоминаний об этой делегации нет.

92 Из текста письма советского правительства не ясно, о каком послании идет речь.

93 SAPMO BArch, DY 30, NL 4090/473, Bl. 74 - 76. 14 апреля 1953 г. состоялось заседание Политбюро ЦК СЕПГ, посвященное рассмотрению послания советского правительства. - Ibid., DY 30, J IV 2/2 - 275, Bl. 2.

стр. 48


снизить нагрузку на судостроительную промышленность ГДР, производителей оборудования и предприятия промышленности основных материалов.

Тем самым Москва, по сути дела, откликнулась на просьбы о помощи, поступавшие от руководства ГДР с осени 1952 г. Однако к этому времени народнохозяйственные проблемы ГДР приобрели новое качество. Требовалась уже такая помощь, которая позволила бы быстро и радикально улучшить снабжение населения. Разгрузить промышленность основных материалов и машиностроение, конечно, следовало, но необходимо было, прежде всего, разрешить использовать имеющиеся в наличии у правительства ГДР резервы продовольствия, дать республике потребительские товары и сделать ощутимые "финансовые вливания" в ее экономику. Необходимости в этом в апреле 1953 г. в Москве, к сожалению, не видели. СЕПГ, со своей стороны, не решалось заводить об этом речь. 16 апреля 1953 г. на заседании Совета Министров ГДР Гротеволь поблагодарил правительство СССР за "широкие дружеские меры по поддержанию мирной созидательной работы" в ГДР94 . Его помощники подготовили текст официального послания советскому руководству с выражением благодарности за "великодушную помощь"95 . На следующий день, 17 апреля, Гротеволь провел совещание, на котором рассматривались вопросы, связанные с выработкой директивы по обеспечению в республике режима строжайшей экономии96 .

В общественно-политических вопросах между руководством СЕПГ и СКК в тот период принципиальных разногласий не возникало. СЕПГ твердо проводило линию на выполнение народнохозяйственного плана 1953 г. СКК положительно оценивала повышенное внимание СЕПГ к кадровым вопросам. Политический отдел СКК рекомендовал, а руководство СЕПГ принимало к рассмотрению, новые ограничительные мероприятия. В частности на территории ГДР планировалось закрыть частные предприятия, владельцы которых проживали в Западном Берлине, и запретить переход границы между Восточным и Западным Берлином для лиц, проживавших в одной, но работавших в другой части города. Эти мероприятия, наряду с жесткими административными мерами в аграрном секторе, грозили еще больше осложнить обстановку в республике.

СЕРЕДИНА АПРЕЛЯ - НАЧАЛО ИЮНЯ 1953 г.: НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ КОРРЕКТИРОВКИ КУРСА УСПЕХА НЕ ПРИНОСЯТ

К апрелю 1953 г. руководство СЕПГ все яснее понимало, что инициативы СКК, особенно касающиеся снабжения населения продовольствием и товарами первой необходимости, не учитывают реальное положение вещей. Стало также очевидным, что ускоренное огосударствление частного сектора в условиях перестройки промышленности и отвлечения средств на выплаты репараций ляжет тяжким бременем не только на бюджет, но и на государственный сектор экономики. После того как 14 февраля 1953 г. было оглашено решение Совета Министров ГДР о принципах ценовой политики (принято 6 февраля 1953 г.), число лиц, покидающих республику, резко увеличилось. Только в феврале зарегистрировано 22289 нелегальных переходов границы. В марте ГДР покинули уже 30845 человек97 . Доля трудящихся среди беглецов была очень высока. Рабочие и служащие покидали ГДР, прежде всего, по причине тяжелого материального положения и плохого снабжения. Они опасались также, что предстоящее повышение норм выработки приведет к значительному сокращению как номинальной, так и реальной заработной платы98 . На некоторых крупных предприятиях начались забастовки. По сообщениям руководства профсоюзов, рабочие все чаще связывали введение системы


94 Ibid., DC 20,1/3 - 184, Bl. 7.

95 Ibid., DY 30, NL 4090/473, Bl. 84 - 88.

96 АВП РФ, ф. 458, оп. 366, д. 1, л. 308 - 317. В конце апреля текст этой директивы одобрила СКК. Там же, л. 277.

97 SAPMO B Arch, DY 30, 2/13 - 394.

98 Roesler J. Der 17. Juni 1953. Aufstand gegen die Norm? Berlin, 2003, S. 29 - 31.

стр. 49


"аккордной оплаты" с созданием национальных вооруженных сил и развитием оборонного производства. Они пытались также найти связь между провалами в снабжении и более высокими нормами выработки, заявляя при этом, что не могут "быть революционерами на пустой желудок"99 .

В конце марта 1953 г. руководство СЕПГ решило предпринять шаги с целью разрядить обстановку. Оно взяло курс на замедление темпов социальных преобразований. Прежде всего, оно приостановило наступление на частный сектор, а, проводя реформу системы снабжения, постаралось действовать более осторожно, чем предлагала СКК, и даже вопреки ее рекомендациям.

25 марта 1953 г. на расширенном заседании Политбюро ЦК СЕПГ Ульбрихт объяснил, почему в данный момент следует сосредоточить внимание на укреплении уже существующих сельскохозяйственных кооперативов, а не создавать новые. Если на рубеже 1952 - 1953 гг. он настаивал на высоких темпах коллективизации, то теперь открыто советовал замедлить этот процесс. Он указал на необходимость соблюдения принципа добровольности при создании кооперативов, выступил против установления партийным руководством каких бы то ни было разнарядок100 . Он также заявил: "Мы не ограничиваем ... местную частную промышленность, наоборот, мы заинтересованы в том, чтобы она в настоящее время производила как можно больше". С апреля 1953 г. эта точка зрения разделялась всеми в руководстве СЕПГ.

Придя к выводу о необходимости замедления темпа социальных преобразований, руководство СЕПГ, однако, не знало, как ему справиться с джинном, выпущенным из бутылки. Особенно сложна была ситуация в сельском хозяйстве. Земли осужденных и покидающих республику крестьян переходили в управление местных органов власти. Создавать на этих землях кооперативы, а не госхозы, с экономической точки зрения, представлялось лучшим решением. Поэтому число сельскохозяйственных товариществ продолжало расти. К концу апреля 1953 г. их насчитывалось свыше 4 тыс., а к концу мая того же года уже 4,6 тыс.

Предпринимая шаги, направленные на преодоление "перегибов" и замедление темпов социалистического строительства, руководство СЕПГ еще не понимало, что имеет дело не просто с "трудностями", а с кризисной ситуацией, создающей угрозу существующей политической системе, и что нужны не отдельные корректировки ранее избранного курса, а решительные меры по перестройке экономической политики и внутренней политики в целом.

СКК не возражала против курса на приостановку коллективизации и наступления на мелких частных производителей. Но она и не заявляла о поддержке мер СЕПГ по снижению напряженности в обществе. СКК разделяла мнение, что следует удерживать местные органы власти от немедленной ликвидации всех кулацких хозяйств. В то же время она считала необходимым продолжать политику ограничения и вытеснения "капиталистических элементов". Этой точки зрения сельскохозяйственный отдел СКК придерживался вплоть до начала мая 1953 г.101 СКК настойчиво требовала поэтапной отмены карточной системы и скорейшего проведения ценовой реформы. Эти рекомендации, которые в других условиях были бы верны, в складывающейся ситуации носили явно ошибочный характер и свидетельствовали о том, что СКК не видела возникшей политической угрозы.

Руководство СЕПГ не решалось открыто отклонить рекомендации СКК. Однако, по его мнению, главная задача тогда состояла не в том, чтобы с помощью регулирования цен сэкономить 300 млн. марок102 , а в том, чтобы получить товары для удовлетворения


99 Цит. по: Otto W. "Die Bauarbeiter [...] erkennen die ihnen diktierte lOprozentige Normenerhohung nicht an" (Dokumentation). - Jahrbuch fur Forschungen zur Geschichte der Arbeiterbewegung, 2003Д1, S. 151.

100 SAPMO BArch, DY 30, IV 2/2 - 270, IV 2/201 - 302.

101 АВП РФ, ф. 04576, on. 14a, n. 168, д. 37, л. 203 - 206.

102 SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/2 - 273, Bl. 3.

стр. 50


спроса населения, покупательная способность которого, как выяснилось, на 6 - 7 млн. марок превышала имеющиеся товарные ресурсы103 . Внутри СЕПГ предложение СКК отпустить цены на продукты, в частности отменить карточки на сахар, подвергалось резкой критике. Некоторые ведущие деятели партии считали, что такое решение может иметь серьезные политические последствия. Эльснер, Матерн и Аккерман, например, заявляли, что увеличение цен на сахар является ошибочным и ущемляет интересы трудящихся, и что повышенную покупательную способность следует устранить иным путем. Вопреки рекомендациям СКК Политбюро ЦК СЕПГ приняло решение продолжить рационирование сахара. Министр торговли и обеспечения ГДР К. Вах и Эльснер принципиально выступили против отмены карточек для предпринимателей, деятелей искусства, ремесленников и врачей. Ульбрихт решение руководства аргументировал тем, что сейчас нет возможности предложить высококачественные потребительские товары и, если бы перед глазами не было Западного Берлина, то можно было бы подождать до тех пор, пока товарное предложение само собой не улучшится104 .

Политбюро ЦК СЕПГ видело, что трудности со снабжением населения все более обостряют политическую обстановку в стране. Однако оно не располагало достаточными данными о реальных товарных резервах и не знало, как стратегически правильно ими распорядиться. Ведомства не имели ясного представления о размерах продовольственных резервов и о том, использование какой их части СКК готова санкционировать105 . Поэтому руководство ГДР вынуждено было осуществлять снабжение населения в соответствии с предложениями СКК. Позднее, 22 июня 1953 г., когда распоряжения о ценах будут отменены и карточки станут распределять так, как это было до апреля 1953 г., когда размер обязательных поставок для крестьян будет снижен, а принудительные меры в сельском хозяйстве запрещены, Ульбрихт, выступая перед партийным активом, один-единственный раз намекнул на то, что у руководства ГДР были связаны руки. Он сказал: "Некоторые задавали нам вопрос: если у вас есть средства сейчас, чтобы обеспечить население так, как это предусматривается планом, то разве у вас не было этих средств раньше? Я говорю совершенно открыто: нет, средств раньше у нас не было. Если бы они у нас были, неужели бы мы их не использовали"106 . Отметим, что это было сказано в условиях, когда план народнохозяйственного развития ГДР и объемы импорта оставались теми же, что и весной 1953 г. Вывод напрашивается сам собой: ухудшение экономического положения в ГДР в первом полугодии 1953 г. являлось результатом не только перенапряжения бюджета и промышленности республики, о чем уже говорилось выше, но и ошибочных подходов и нерасторопности в распоряжении товарными резервами. Ответственность за это в немалой степени лежит на советской стороне.

Вопрос о том, возможен ли был в рамках курса на "ускоренное строительство социализма" иной, чем предлагал Чуйков, вариант отмены карточной системы, еще предстоит изучить. Заметим лишь, что руководство ГДР под предлогом проведения необходимых расчетов попыталось отсрочить на целый месяц - с 1 апреля до 1 мая 1953 г. - исполнение соответствующих рекомендаций СКК107 . Но это ему не удалось. 9 апреля 1953 г. без всяких объяснений и дебатов (что, как можно предполагать, свидетельствует о давлении со стороны СКК) правительство ГДР приняло постановление под названием "Меры по обеспечению снабжения населения важнейшими продуктами питания" и с 1 мая того же года исключило предпринимателей, лиц свободных профессий, домовладель-


103 Ibid., DY 30, J IV 2/2 - 271, В1. 2.

104 Документы СЕПГ не содержат данных о разногласиях в руководстве СЕПГ. Они отражены в советских документах, в частности в записях бесед деятелей СКК с представителями руководства ГДР. - АВП РФ, ф. 547а, оп. 15, п. 79, д. 30, л. 79 - 81, 95 - 100.

105 Там же, л. 113 - 116. См. также Bartel H. Op. cit., S. 113.

106 Неотредактированная стенограмма собрания партактива СЕПГ 22 июня 1953 г. в Берлине. - SAP-MO BArch, NY 4182/425, Bl. 36.

107 АВП РФ, ф. 547а, оп. 15, п. 79, д. 30, л. 68 - 71.

стр. 51


цев, а также оптовых и розничных торговцев из системы снабжения продовольствием по карточкам108 . Отменялись карточки на текстильные товары и обувь109 . Спустя несколько дней правительство повысило на 10 - 15% цены на некоторые виды мясной продукции и на 12 - 50% цены на продукты, содержащие сахар110 . Помощь советского правительства, о которой сообщалось руководству ГДР 13 апреля 1953 г., к улучшению обеспечения населения продовольствием, как уже отмечалось, не привела.

В эти дни все внимание советского руководства было сосредоточено на подготовке новой инициативы в "германском вопросе", развивающей и уточняющей положения ноты от 10 марта 1952 г., в которой делалось предложение союзникам немедленно вступить в переговоры о мирном договоре с Германией. Лишь в начале мая в Москве заговорили о серьезности ситуации, складывающейся в ГДР. 6 мая 1953 г. Берия представил Президиуму ЦК КПСС доклад, в котором приводились данные о бегстве населения ГДР в Западную Германию111 . Они совпадали со статистикой министерства внутренних дел ГДР. Берия сообщил, что с января по март 1953 г. включительно из ГДР бежало 84034 человека.

Рекомендации по нормализации положения в ГДР, которые дал Берия, не отличались радикальностью. Он предложил произвести лишь косметическую корректировку курса и предпринять организационные и политико-воспитательные шаги по укреплению государственного аппарата ГДР. О снижении нагрузки на экономику республики, в том числе в вопросах, касающихся производства вооружений, в докладе Берии ничего не говорилось, хотя именно эти вопросы находились в его компетенции.

В министерстве иностранных дел СССР пришли к мысли о том, что для подкрепления советской внешнеполитической инициативы целесообразно вновь, как это уже делалось в 1950 г., сократить в два раза объем репараций, выплачиваемых ГДР. Кроме того, было принято решение о роспуске СКК и создании в Германии советского контрольного органа, аналогичного тем, что образованы западными державами. В целях выполнения рекомендаций, содержащихся в докладе Берии, был разработан план мероприятий по предотвращению массового бегства граждан ГДР112 . От Чуйкова, как председателя СКК, потребовали представить доклад о положении в ГДР.

18 мая 1953 г. Чуйков, политический советник СКК П. Ф. Юдин и его заместитель И. И. Ильичев направили председателю Совета Министров СССР Г. М. Маленкову подробное сообщение о ситуации в ГДР, в котором приводились новые данные о бегстве жителей ГДР в Западную Германию113 . Советские представители сообщали, что в течение первых четырех месяцев 1953 г. ГДР нелегально покинуло 120109 человек. Это, по


108 SAPMO BArch, DY 30, JIV 2/2 - 265, В1. 4, 20 - 26; J IV 2/2 - 271, Bl. 2, 6; J IV 2/2 - 272, Bl. 1, 2 - 6; JIV 2/2 - 273, В1. 3; J IV 2/2 - 274, Bl. 4, 47; GBl. 1953, S. 537, 540, 543.

109 GB1. 1953, S. 538.

110 BArch, DC 20,1/3 - 184, Bl. 10 - 11, 82 - 87; GB1. 1953, S. 569.

111 См.: Германия, июнь 1953 г., с. 18 - 19. Выдержки из доклада были опубликованы еще в кн.: Bailey G., Kondraschow S.A., Murphy D.E. Op. cit., S. 203 - 204. Доклад Берии датирован 6 мая 1953 г., но предположительно был представлен на заседании Президиума ЦК КПСС днем раньше. Бейли, Кондратов и Мэрфи считают, что Берия подготовил его, чтобы иметь возможность впоследствии обосновать необходимость "чистки" советского разведывательного аппарата в Германии. Отметим, что доклад свидетельствует о том, что Берия не был достаточно хорошо информирован о ситуации в ГДР. Сам по себе этот документ вряд ли может считаться доказательством того, что у Берии был некий особый взгляд на решение "германского вопроса", и что он проводил какую-то свою линию.

112 См. документ по вопросу о противодействии бегству жителей ГДР в Западную Германию: АВП РФ, ф. 0742, оп. 41, п. 271, д. 92, л. 99 - 102. Он датирован 5 мая 1953 г. и содержит рукописные исправления, помеченные июнем 1953 г. Опубликован в переводе на англ. яз.: Uprising in East Germany 1953, p. 97 - 99.

113 См.: Архив Президента РФ, ф. 3, оп. 64, д. 802, л. 124 - 144. Документ опубликован в переводе на англ. яз.: Uprising in East Germany 1953, p. 100 - 109. См. также: Ostermann Ch.F. "This is not a Politburo, but a Madhouse". The Post-Stalin Succession Struggle, Soviet Deutschlandpolitik and the SED: New Evidence from Russian, German and Hungarian Archives. Documentation. - Cold War International History Project, Bulletin 10, Washington DC, march 1998, p. 74 - 78.

стр. 52


их мнению, вызвано политикой вытеснения "капиталистических элементов' в промышленности, торговле и сельском хозяйстве, которая проводилась на основании решений 2-й конференции СЕПГ. Отмечалось, что вытеснение осуществлялось без необходимой политической и экономической подготовки и фактически не получило поддержки со стороны населения. Чуйков и его сотрудники подвергли также критике политику СЕПГ в отношении церкви. Они считали, что не нужно было разворачивать преследование религиозной молодежной организации "Юнге гемейнде", поскольку это привело к многочисленным арестам и судебным процессам. Кампания, развернутая СЕПГ в прессе, в ходе которой все участники "Юнге гемейнде" были представлены в качестве членов западногерманской террористической организации, крайне осложнила отношения между государством и церковью.

Представители СКК сообщали о жестоких преследованиях и фактах противоправного содержания людей под стражей на основании законов о борьбе с экономическими преступлениями114 , об арестах по одному лишь подозрению. Правовая основа для борьбы с экономическими преступлениями, полагали они, правильная, однако на практике имели место серьезные перегибы.

В сообщении затрагивался вопрос и о снабжении населения. Чуйков, Юдин и Ильичев считали правильными шаги, направленные на отмену карточной системы и изменение цен. Однако к среднему сословию, по их мнению, следовало подходить более дифференцированно. Вопрос о причинах крайнего перенапряжения народного хозяйства ГДР советские представители не затрагивали. Всю ответственность за возникшее положение они целиком возложили на СЕПГ. Указывая, что среди бежавших из ГДР в первом квартале 1953 г. было 2718 членов и кандидатов в члены СЕПГ, они упрекнули партийное руководство за то, что оно до сих пор не квалифицировало эти действия как антипартийные.

Сообщение СКК о причинах бегства жителей ГДР, подготовленное по требованию советского руководства, можно считать первым подробным критическим освещением ситуации в ГДР. Однако оно не содержит и намека на готовность СКК признать свою долю ответственности или ответственности других советских инстанций за возникшее положение. Предложения по корректировке курса, которые делают авторы сообщения, носят половинчатый характер. Говорится о судебных преследованиях и конфликте с церковью, признается наличие опасной напряженности в обществе. Но по-прежнему не называются главные причины дестабилизации политической системы и общества ГДР, лежащие в сфере экономики. Чуйков и его сотрудники отстаивали все тот же тезис о неукоснительном выполнении плана на 1953 г. и пятилетнего плана и о необходимости отмены к осени 1953 г. карточной системы. Они считали, что благодаря импорту сырья, продовольствия и потребительских товаров ситуация с обеспечением населения ГДР улучшится, и предлагали в течение месяца (!) разработать план увеличения производства потребительских товаров, что, по их мнению, в свою очередь позволит оживить местную промышленность и ремесленное производство. Предложения СКК об изменении политики в отношении крестьянства ненамного радикальнее тех решений, которые к тому времени были выработаны СЕПГ. Кое-что из того, о чем СЕПГ уже самостоятельно приняла решения, например, об исправлении положения в животноводстве, преподносилось в списке мероприятий СКК как задача, которую следует поставить перед руководством ГДР. Кроме того, СКК предлагала амнистировать бывших нацистов, не совершивших серьезных преступлений, а правоохранительные органы обязать строго придерживаться буквы закона.

В целом план, разработанный СКК, был нацелен на преодоление лишь наиболее явных перегибов политики "ускоренного строительства социализма", проводившейся


114 Интересен факт, что закон о защите социалистической собственности, принятый Народной палатой ГДР 2 октября 1952 г., в документе не упоминается, говорится лишь о "Постановлении о преследовании за экономические преступления" от 23 сентября 1948 г.

стр. 53


СЕПГ с осени 1952 г. Как и руководство СЕПГ, СКК рассчитывала решить возникшие проблемы путем незначительной корректировки ранее избранного курса, не отказываясь от него в принципе. Лишь в некоторых вопросах она шла дальше СЕПГ, предлагая, например, снизить размер налогов в сельском хозяйстве. Как и СЕПГ, СКК не видела, что ситуация уже стала критической, и полагала, что еще располагает резервом времени, чтобы поправить положение.

Согласно документам, опубликованным в последнее время Р. Г. Пихоя, в тот же день - 18 мая 1953 г. Берия представил проект постановления Президиума Совета Министров СССР под названием "Вопросы ГДР". Его планировалось рассмотреть и принять на заседании 28 мая того же года. В проекте рекомендовалось "отказаться в настоящее время от курса на строительство социализма в ГДР", от создания там сельскохозяйственных кооперативов, от вытеснения и ограничения капиталистических элементов и снизить нагрузку на экономику республики115 .

Эти предложения выходили далеко за рамки корректив, выработанных руководством СЕПГ и - отдельно от него - СКК. Они, по сути дела, нацеливали на возвращение к курсу, который проводился до 10-го (ноябрьского) пленума ЦК СЕПГ, и продолжали линию сталинской политики в ГДР 1948 - 1952 гг. Но проект, предложенный Берией, не приняли. Советские руководители и, в частности, министр иностранных дел СССР В. М. Молотов придерживались иного мнения. Да и сам Берия не видел пока что особой срочности в принятии предлагаемых им мер. Поэтому руководство СЕПГ никаких ясных указаний от советских лидеров не получило116 .

Еще до получения указаний из Москвы, СКК начала очень осторожно менять свою политику в духе предложений, сформулированных ею 18 мая 1953 г. Политбюро ЦК СЕПГ под руководством Гротеволя и Ульбрихта (Пик находился на медицинском обследовании в СССР) без возражений приняло к исполнению указания СКК по аграрным вопросам, поскольку до этого само пришло к тем же выводам. В середине мая оно подтвердило свое решение о том, что следует временно воздержаться от образования новых кооперативов. Приостанавливается взимание недоимок с крестьян. Следуя указаниям СКК, СЕПГ объявило о запрете на реквизицию техники у крестьян в период уборочнои кампании117 .

Политика СКК в вопросах снабжения населения также начала меняться. 12 мая 1953 г. один из представителей СКК впервые осторожно дал понять, что нельзя лишать продуктовых карточек всех без разбора представителей средних слоев118 . Спустя неделю СКК уже прямо заявила, что в настоящий момент "нецелесообразно" аннулировать карточки для "частнокапиталистических элементов" и что для определенных категорий


115 Пихоя Р. Медленно тающий лед (1953 - 1958 гг.). - Международный исторический журнал, 2000, N 7. Б. Л. Хавкин ошибочно объединяет эти даты. - Chavkin B. Op. cit, S. 154 - 155.

116 Детали дискуссии по проекту постановления, предложенному Берией, до сих пор до конца не известны (см. Scherstjanoi E. Die sowjetische Deutschlandpolitik; Scherstjanoi E. In 14 Tagen...). Если верить документам, опубликованным Р. Пихоя, она началась не раньше 18 мая 1953 г. Относительно встречающихся в литературе высказываний о том, что "в апреле-мае 1953 г. вопрос о политической и экономической обстановке в ГДР неоднократно обсуждался на заседаниях Президиума ЦК КПСС и Совета Министров СССР" (Германия, июнь 1953 года, с. 25), отметим, что документальных подтверждений этому пока что не приведено.

117 См. письмо Чуйкова Ульбрихту от 18 мая 1953 г. о проекте постановления правительства ГДР о подготовке и проведении уборочной кампании и заготовке сельхозпродукции в 1953 г. - АВП РФ, ф. 458, оп. 366, д. 1, л. 30 - 31; проект письма без даты см.: Там же, оп.356, д. 9, л. 100 - 102; переработанный проект постановления, датированный 21 мая 1953 г. и содержащий рукописную помету: "Вручено Ульбрихту 22.5.1953 г.", см.: Там же, л. 97 - 99. Постановление правительства ГДР в начальной редакции см.: SAPMO BArch, DY 30, IV 2/7 - 94, В1. 116; протоколы заседаний Секретариата ЦК СЕПГ от 18 и 21 мая 1953 г. см.: Ibid, DY 30, О IV 2/3 - 382, В1. 2 - 3, 23 - 30; DY 30 О IV 2/3 - 383, В1. 52 - 54; протокол заседания Политбюро ЦК СЕПГ по этому вопросу от 19.5.1953 г. см.: Ibid., О IV 2/2 - 281, Bl. 2. Окончательную редакцию постановления см.: GB1. 1953, S. 737 - 743.

118 АВП РФ, ф. 457а, оп. 15, п. 79, д. 30, л. 127 - 131.

стр. 54


их следует восстановить119 . Однако советские представители действовали непоследовательно. Они то говорили, что ГДР может преодолеть трудности со снабжением, не перекладывая тяготы решения этого вопроса на плечи той или иной категории населения, то вдруг, когда доходило до дела, занимали жесткую позицию. Выделив, например, дополнительно 40 тыс. тонн муки, они требовали установить строгий контроль над ее продажей. СКК фактически признала необходимость изменения позиции лишь в вопросе о предоставлении продуктовых карточек "частнокапиталистическим элементам" и не поставила перед собой цель добиться коренного пересмотра решений по вопросам обеспечения населения, принятых 9 апреля 1953 г. Причем, пытаясь снять недовольство важных для народного хозяйства ГДР производителей, представляющих средние городские слои, СКК оставила без внимания крестьянство.

26 мая 1953 г. Политбюро ЦК СЕПГ рассмотрело часть предложений СКК и решило восстановить с 1 июля продуктовые карточки для всех предпринимателей и ремесленников, имеющих договоры с государственными организациями и кооперативами120 . 28 мая, одновременно с принятием решения о введении в административном порядке новых норм выработки, правительство ГДР приняло постановление об изменении системы обеспечения по карточкам121 . 30 мая руководитель экономического отдела СКК Матвеев направил политическому советнику СКК Юдину сообщение, в котором отметил, что новое постановление правительства ГДР устраняет ошибки, допущенные при изменении карточной системы в апреле 1953 г., и должно положительно повлиять на настроения населения ГДР122 .

Однако постановление правительства ГДР от 28 мая 1953 г. об изменении системы обеспечения по карточкам так и не было обнародовано по причине резкого поворота в "германской политике" Москвы, происшедшего в эти дни. Именно в последних числах мая 1953 г. в советском правительстве началось активное обсуждение германских проблем. Руководство СЕПГ не было посвящено в эти дебаты. Оно с удивлением узнало, что 28 мая в Москве приняли решение о роспуске СКК и введении в Германии поста Верховного Комиссара123 . 2 июня 1953 г. руководству ГДР неожиданно предложили срочно направить в Москву высокопоставленную делегацию124 .

По крайней мере, в аппарате Берии в то время уже поняли, что СКК не всегда давала правильные ориентировки. 18 мая Берия отметил, что "с советской стороны ... были даны в свое время неправильные указания"125 . 31 мая 1953 г. представитель МВД СССР в Германии М. К. Каверзнев не без доли самокритики (от нее, правда, МВД в дальнейшем откажется) указал на ошибочные решения, принятые в Карлсхорсте: "Не совсем вер-


119 Там же, л. 132 - 138.

120 Политбюро ЦК СЕПГ приняло не все рекомендации СКК о восстановлении карточек для представителей средних слоев. Оно отклонило предложение СКК отоваривать карточки в системе государственной коммерческой торговли, поскольку это могло привести к уменьшению оборотов частных торговцев и лишь усилить их недовольство. - АВП РФ, ф. 457а, оп. 15, п. 79, д. 30, л. 159 - 162; SAPMO BArch, DY 30, J IV 2/2 - 282, Bl. 3 - 4.

121 BArch, DC 20,1/3 - 190.

122 АВП РФ, ф. 457а, оп. 15, п. 79, д. 30, л. 163 - 165.

123 Протокол внеочередного заседания Совета Министров ГДР, состоявшегося 30 мая 1953 г., см.: BArch, DC 20,1/3 - 191, Bl. 2, 9 - 11.

124 Этот визит в Москву руководства СЕПГ подробно освещен в литературе. См., например, Stockigt R. Ein Dokument von groBer historischer Bedeutung vom Mai 1953. - Beitrage zur Geschichte der Arbeiterbewegung, 1990, H. 5, S. 648 - 654; Otto W. Die SED im Juni 1953. Interne Dokumente. Berlin, 2003; Uprising in East Germany 1953; Scherstjanoi E. Die sowjetische Deutschlandpolitik nach Stalins Tod 1953; idem. "In 14 Tagen werden Sie vielleicht schon keinen Staat mehr haben". Хотя изменение позиции советского руководства по целому ряду вопросов, касающихся внутренней политики ГДР, наметилось, как уже говорилось, еще до 2 июня 1953 г., тем не менее, нельзя согласиться с тезисом о том, что уже в мае в Москве в полном объеме осознали остроту ситуации, сложившейся в ГДР. О повороте в политике советского руководства можно говорить только применительно к началу июня 1953 г.

125 См.: Пихоя Р. Г. Указ. соч.

стр. 55


ный шаг СКК состоит в том, что она рекомендовала правительству ГДР лишить продуктовых карточек частных предпринимателей"126 . Каверзнев считал, что ситуация в ГДР осложнилась из-за того, что правительство республики не выполнило или выполнило лишь частично ряд рекомендаций СКК по изменению ценовой политики. Вину за некорректную реализацию советского требования об отмене карточек на сахар и содержащие сахар продукты Каверзнев возложил на председателя СКК Чуйкова, который якобы позволил руководству ГДР действовать по собственному усмотрению, в результате чего бюджет ГДР лишился 220 млн. марок дополнительных доходов. Не было, по мнению Каверзнева, последовательно государственного подхода и при решении вопросов социального страхования. Представитель МВД настаивал на правильности требования о повышении норм выработки и указал на необходимость соответствующей "разъяснительной работы". В целом он выступил за дальнейшее ужесточение социальной политики.

Содержание записки Каверзнева свидетельствует о том, что и у сотрудников аппарата Берии еще не было понимания того, что кризис в ГДР назрел и необходимо принимать срочные меры для предотвращения политического взрыва и что для этого необходимо прежде всего серьезно снизить экономическую нагрузку на ГДР извне. В записке прослеживается стремление переложить ответственность за создавшееся положение на других, не останавливаясь при этом даже перед надуманными обвинениями127 .

Сообщение Каверзнева изучалось в правительственных кругах в Москве. Хотя оно не совсем верно отражало причины кризиса в ГДР, однако, по всей видимости, заставило советское руководство задуматься о том, как будет выглядеть планируемая им внешнеполитическая инициатива в условиях дестабилизации ГДР. В день приезда делегации СЕПГ решение о том, как следует действовать, в Москве еще не было принято.

Проект постановления Совета Министров СССР "О мерах по оздоровлению политического положения в ГДР", врученный для ознакомления руководителям СЕПГ 2 июня 1953 г. в Москве, и содержание их бесед с представителями советского правительства подробно освещены в научной литературе128 . Считается, что они стали отправной точкой нового курса СЕПГ. Первоначальный вариант постановления Совета Министров СССР был подготовлен В. С. Семеновым, как Верховным Комиссаром СССР в Германии, после 27 мая 1953 г. и имел заголовок "О положении в ГДР"129 . Основное внимание в документе уделялось экономическим проблемам, причем анализировались они глубже, чем в сообщении Чуйкова.

Семенов считал, что главной причиной осложнения положения в ГДР являлся курс на "ускоренное строительство социализма" и "ликвидацию капиталистических элементов". Он сообщил о чересчур высоких темпах роста промышленности и непомерных инвестициях. "Немецкие друзья", полагал он, должны пересмотреть решения о вытеснении капиталистических элементов и вновь начать оказывать поддержку частному сектору. В своих предложениях об изменении внутриполитического курса в ГДР Семенов шел значительно дальше, чем СКК и руководство СЕПГ.


126 Документы Центрального Архива ФСБ России о событиях 17 июня 1953 г. в ГДР, с. 78.

127 В документе содержится утверждение, что "в марте ... Гротеволь лично дал письменное распоряжение о дополнительном выпуске бумажных денег на сумму 200 млн. марок. Только своевременное вмешательство СКК предотвратило этот явно ошибочный шаг" (там же). Немецким историкам ничего не известно о таком распоряжении Гротеволя. Документальные подтверждения этому в германских архивах отсутствуют. "Факт", сообщаемый Каверзневым, настолько противоречит всем известным распоряжениям руководства ГДР того периода и его позиции в финансовых вопросах, что невольно напрашивается вывод о том, что он является плодом какого-то недоразумения или попросту выдумкой.

128 Stockigt R. Op. cit.; Otto W. Die SED im Juni 1953; Scherstjanoi E. "Wollen wir den Sozialismus?" Doku-mente aus der Sitzung des Politbtiros des ZK der SED am 6. Juni 1953. - Beitrage zur Geschichte der Arbeiterbewe-gung, 1991, H. 5, S. 658 - 680.

129 АВП РФ, ф. 06, оп. 12, п. 16, д. 263, л. 9 - 15. Согласно косвенным данным, содержащимся в документах, постановление Совета Министров СССР было принято лишь 24 июня 1953 г.

стр. 56


Обращает на себя внимание то, как быстро в конце мая 1953 г. росла в Москве тревога по поводу развития ситуации в ГДР. Если 27 мая Семенов еще не настаивает на принятии срочных и решительных мер, то несколькими днями позже на встрече с руководителями СЕПГ Г. М. Маленков уже подчеркивает: "Если мы сейчас не поправим положение, то наступит катастрофа... Нужно действовать быстро"130 . То, что ГДР переживает глубокий кризис, создающий реальную угрозу ее общественному строю, и необходимо срочно принимать меры, теперь стали понимать и в Москве.

Однако предложения советского руководства повергают делегацию СЕПГ в шок. Непонимание вызывают как тезис о том, что главной целью текущей политики СССР является объединение Германии (с точки зрения руководства СЕПГ, в свое время от этого отказались по весьма веским причинам)131 , так и некоторые критические замечания в адрес правительства ГДР132 и неясные, противоречивые рекомендации, касающиеся, в частности, будущего сельскохозяйственных кооперативов. Обескураживало делегацию СЕПГ и то, что советские руководители вели себя так, будто им ничего не было известно о предпринимаемых правительством ГДР в течение уже нескольких месяцев попытках достичь договоренностей с Москвой по экономическим вопросам. Успокаивало ее лишь то, что в руководстве СССР, наконец, признали необходимость значительно снизить нагрузку извне на народное хозяйство ГДР.

Таким образом, в начале июня 1953 г. был взят последовательный курс на корректировку внутренней политики ГДР. Этот курс пока что был намечен лишь в самых общих чертах и не проработан всесторонне. Без внимания осталась проблема, которая в последующие дни сыграет ключевую роль в развитии событий в ГДР, - облегчение положения трудящихся. Руководители ГДР и СССР не рассматривали вопрос о снижении норм выработки и повышении заработной платы рабочим. 16 июня 1953 г. в ГДР начались стихийные выступления населения.


130 Это высказывание содержится в записи беседы, сделанной Гротеволем 3 июня 1953 г. - См.: SAP-MO BArch, NY 4090/699. Документ опубликован в кн.: Otto W. Die SED im Juni 1953, S. 51 - 53.

131 См.: Черновик речи Г. М. Маленкова перед делегацией СЕПГ 2 июня 1953. Опубликован на немецком языке В. Лотом в кн.: Die Kirchen im Umfeld des 17. Juni 1953. Hrsg. Von M. Greschat und J. -Ch. Kaiser. Stuttgart, 2003, S. 49 - 51.

132 Опираясь на сообщение Чуйкова от 18 мая 1953 г., советские руководители заявили, например, что в ГДР дело дошло до того, что крестьянами брошено 500 тыс. га земли, и теперь эти площади не обрабатываются. Эти данные не соответствовали действительности. Во время бесед в Москве Ульбрихт отверг это обвинение. Большая часть земель, "принятых в управление" после того, как они оказались без владельцев, обрабатывается не хуже, чем раньше, подчеркнул он. В случае же роспуска кооперативов эти 500 тыс. га на какое-то время, действительно, останутся бесхозными.


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЫЗРЕВАНИЕ-ПОЛИТИЧЕСКОГО-КРИЗИСА-В-ГДР-В-1953-ГОДУ-По-материалам-высших-партийных-и-государственных-органов-ГДР-и-Советской-Контрольной-Комиссии-в-Германии

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Россия ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://libmonster.ru/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Э. ШЕРСТЯНОЙ, ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии // Moscow: Russian Libmonster (LIBMONSTER.RU). Updated: 21.07.2021. URL: https://libmonster.ru/m/articles/view/ВЫЗРЕВАНИЕ-ПОЛИТИЧЕСКОГО-КРИЗИСА-В-ГДР-В-1953-ГОДУ-По-материалам-высших-партийных-и-государственных-органов-ГДР-и-Советской-Контрольной-Комиссии-в-Германии (date of access: 24.09.2021).

Publication author(s) - Э. ШЕРСТЯНОЙ:

Э. ШЕРСТЯНОЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Россия Онлайн
Москва, Russia
57 views rating
21.07.2021 (65 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
"HONOR OF RUSSIAN PEOPLE REQUIRES ITS TALENT AND PUNGENCY TO BE SHOWN IN SCIENCES..."
Yesterday · From Россия Онлайн
HE SAW THROUGH AGES
Yesterday · From Россия Онлайн
DACHA OF RUSSIAN INTELLIGENTSIA
Yesterday · From Россия Онлайн
URAL KNOW-HOW FOR OUTER SPACE
Yesterday · From Россия Онлайн
Чтобы выделить энергию при распаде ядра, её надо накопить при синтезе. При любом распаде структурная масса частицы дочернего ядра увеличивается. Это заложено в основе расширения Вселенной. При любом распаде структурная масса частиц распада увеличивается. Уменьшается структурная энергия частицы, которая является энергией расширения Вселенной. Это следует из закона сохранения полной энергии частицы при любых процессах расширения Вселенной.
Catalog: Физика 
2 days ago · From Владимир Груздов
A DIAMOND IN THE CRYSTAL EMPIRE
Catalog: История 
2 days ago · From Россия Онлайн
RUSSIAN DEMAND FOR SWISS OUALITY
Catalog: Экономика 
2 days ago · From Россия Онлайн
GREAT OAKS FROM LITTLE ACORNS GROW
Catalog: Разное 
3 days ago · From Россия Онлайн
THE MAIN MOSCOW CATHEDRAI
3 days ago · From Россия Онлайн
TWO HUMANISTS
Catalog: История 
3 days ago · From Россия Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Russian Libmonster ® All rights reserved.
2014-2021, LIBMONSTER.RU is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Russia


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones